Главная / О Китае и китайском политике / НЕСАНКЦИОНИРОВАННОЕ НАЧАЛО ДИСКУССИИ О СУДЬБЕ ЦИНСКОГО ВЛАДЫЧЕСТВА В СИНЬЦЗЯНЕ

НЕСАНКЦИОНИРОВАННОЕ НАЧАЛО ДИСКУССИИ О СУДЬБЕ ЦИНСКОГО ВЛАДЫЧЕСТВА В СИНЬЦЗЯНЕ

Как можно видеть, восстания охватили за два года большую часть территории Синьцзяна, на которой происходили столкновения между маньчжуро-китайскими войсками и местным населением. Уже в это время, как выяснилось, маньчжурские чиновники в Синьцзяне не были едины в своем мнении о дальнейшей судьбе этого владения Цинов.  1864-1866 гг. характеризовались успешным развитием национальноосвободительного движения в Джунгарии и Восточном Туркестане: были отбиты единичные города и уже в середине 1866 г. Джунгария (за исключением Баркюля) и Восточный Туркестан практически полностью отделились от Цинской империи. Таким образом, этот этап противоборства восставших с маньчжурами завершился практически полной победой освободительного движения.  Именно в свете описанных событий, как говорилось во введении, перед цинской администрацией как в Пекине, так и в Синьцзяне, со всей остротой встал вопрос о характере дальнейшей политики в отношении отпавших от Китая централизованных районов. Решение этой проблемы вызвало оживленные споры.  Некоторые высшие сановники и военачальники предлагали остановиться на решении вопроса о возвращении утерянных территорий мирным, дипломатическим путем, через признание независимости Джунгарии и Восточного Туркестана (образовавшихся там государств). Сторонники такой позиции ссылались на переживаемые цинским Китаем трудности политического и экономического характера. Другая часть официальных лиц в цинском правительстве выступала за самые решительные военные действия и подавления восстаний.  Основными доводами сторонников мирного разрешения синьцзянского вопроса были ссылки на организационную и финансовую сложность подготовки карательного похода в Синьцзян. Среди влиятельных лиц, поддерживавших эту точку зрения, по свидетельству Ли Хунчжана, был даже влиятельнейший китайский политический деятель при тогдашнем правительстве Цзэн Гофань (1811-1872), командующий Хунаньской китайской армией, выдвинувший предложение “отказаться от территорий к западу от Цзяюйгуаня”9. Что же касается чиновников, осуществлявших командование цинскими войсками в Синьцзяне, то они оказались в наиболее сложном положении и, естественно, опасаясь непосредственно грозившей им опасности и ответственности, выступали за свертывание военных действий в Джунгарии и Восточном Туркестане. В частности, после того, как Урумчи попал в руки восставших (1865), а Или оказался в изоляции, наиболее важные события происходили в Баркюле.  Линдуй дачэнь (комендант) Баркюля Нарцзи (Наэрцзи), как и чжэньдидао (интендант) Баркюля и Урумчи Вэнь Линь, отвечал за оборону района. Эти два чиновника одними из первых выразили озабоченность будущим маньчжурской власти в Синьцзяне, имея в своем активе бои с повстанцами с декабря 1864 г. В 1865 г. они докладывали двору следующее: “Подавление мусульман и возвращение Синьцзяна потребует сотен тысяч хороших солдат и десятки миллионов лянов, войны в течение нескольких лет и /повлечет за собой/ нестабильность до тех пор, пока мир и порядок не смогут быть со временем восстановлены. И все же это будет временно и ненадежно. Мы предлагаем Вашему Величеству попросить гунов, чжухоу, членов Военного совета (Цзюньцзичу), глав департаментов, так же, как и цензоров, обсудить то, что следует сделать и объявить решение в специальном указе, которому мы и подчинимся”. (12, цз. 108. лл. 8, 9).  Так впервые уже в ходе восстания правительству был высказан недвусмысленный совет отказаться от Синьцзяна.  Однако, как и следовало ожидать, двору такая идея не могла понравиться, и в ответ последовали решительные указания: “Восстание мусульман в Синьцзяне определенно должно быть немедленно подавлено. Что еще можно предпринять? О чем вы думаете, когда предлагаете подобное? Ваши решения просто опрометчивы и глупы. Отныне, если вы оставите хотя бы один камень нетронутым в /деле/ решения проблемы, Его Величество накажет вас за уклонение от исполнения своих обязанностей и привлечет вас к ответственности за неблагоприятный /для нас/ ход событий”. (12, цз. 108, л.15).  Однако эти два чиновника не были одиноки в своих колебаниях относительно целесообразности удержания Синьцзяна под властью Цин. Их точку рения поддерживал, в частности, тарбагатайский цаньцзань дачэнь Ли Юньлин, который после падения Или в 1866 г. в докладе трону сформулировал альтернативу, стоявшую перед правительством: “касательно проблемы Синьцзяна сегодня, мы должны знать, что отдать, а что оставить… Сейчас страна (Китай – Д.Д.) опустошена как в военном, так и в финансовом отношении. Вместо того чтобы дать людям отдых, хотят вести войну в районе пустынной границы. Это не метод управления государством. Надо решить, как быть дальше – признать самостоятельность Синьцзяна – или покорить его. Лучше отказаться от Синьцзяна. Иначе будут только разговоры и бездействие” (12, цз.127, лл. 19-20).  Двор вновь отклонил это предложение на том основании, что отказ от Синьцзяна представил бы “угрозу государственной безопасности”.  Что касается приверженцев идеи о необходимости кардинального решения синьцзянской проблемы путем военного похода, то основным их аргументом было соображение, что “потеря” Джунгарии и Восточного Туркестана создаст постоянную угрозу безопасности западных границ Цинской империи.  Так, Цзо Цзунтан писал в своем докладе, что до того, как вести войска в Шэньси, где происходили значительные волнения мусульманского населения, необходимо “усмирить бунтовщиков во внутреннем Китае”, потом усмирить Шэньси, и только потом – Синьцзян, лишь таким образом, утверждал он, можно будет обеспечить перевозки продовольствия, беспрепятственное продвижение войск и, вообще, “уничтожить всяческие нежелательные последствия” (12, цз.146, л.2).  Лидером группировки, разделявшей мнение Цзо Цзунтана, был сводный брат императора Сяньфэна (1851 -1861 гг. правления), великий князь (гун) Чунь (И Хуань), который даже предложил лично возглавить карательную экспедицию на Запад.  В меморандуме трону князь Чунь писал, что в последние годы “военные дела в собственно Китае подходят к концу”, имея в виду подавление восстаний в Срединном государстве. Он высказывал мнение, что в настоящее время наиболее важной заботой для всех, кто печется о безопасности окраин Цинской империи являлись так называемые “оба пути на Северо-Западе” (т.е. Джунгария и Восточный Туркестан). “Если положение дел на периферии нашей империи не будет урегулировано, – писал князь Чунь, – то, как указывал в своем декрете Вэньцзун Сяньхуанди (император Сяньфэн – Д.Д.), скоро Внутренний Китай останется незащищенным, как зубы, не закрытые губами. Это всегда считалось трудной задачей еще основателями нашей династии из-за /сложных/ географических условий, но история многократно подтверждала правильность /владения территорией Синьцзяна/. Нижайше прошу приказания Вашего величества разрешить мне отбыть на Запад с войсками и начать поход, чтобы я мог победой ответить на Ваше благорасположение” (12, цз. 134, лл.  21-24).  К началу 1966 г., в результате подавления Тайпинского восстания (1864), внутреннее положение Цинской империи несколько стабилизировалось. В это время цинское правительство уже могло начать широкую кампанию по ликвидации остальных очагов возмущения цинским режимом – восстаний нянцзюней, дунган Шэньси и Ганьсу, а также по ликвидации независимых государств в Джунгарии и Восточном Туркестане.

Об L-BRO Admin

Проверьте также

ЦЗО ЦЗУНТАН ЗА ВОЙНУ В ИЛИЙСКОМ КРАЕ

ЦЗО ЦЗУНТАН ЗА ВОЙНУ В ИЛИЙСКОМ КРАЕ.  26 мая Цзо выехал в Хами, взяв с …

КИТАЙСКИЙ ВЕКТОР. ВЗГЛЯД ИЗ ПЕКИНА И СИНЬЦЗЯНА

  Между тем в цинском Китае возобладали сторонники Цзо Цзунтана, выступавшие за военную экспедицию в …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *