Пекинский двор как высшая инстанция

Вопрос о дотациях и займах.  Необходимо учесть, что после 1861 г., когда умер император Сяньфэн (на 11м году своего правления), в Китае в течение 40 лет регентствовала легендарная вдовствующая императрица Цы Си (Си Тайхоу), принявшая на себя этот неженский труд в 27 лет (хотя существовала и вторая вдова Цы Ань), когда маленькому императору Тунчжи (личное имя Цзай Чунь, 1862-1875 гг. правления) было всего 6 лет и, естественно, мало смыслила в государственных делах. Более того, по традиции женщина во дворце не должна была показываться мужчинам, и “Великая Будда” управляла по старинной китайской формуле “цуйлян тинчжэн” (“из-за занавески”). Цы Си опиралась на гуна Циньвана (Исиня), который также был не особенно силен в государственных премудростях и, в свою очередь, ждал подсказок от сановников11. Таким образом, принятие того или иного решения во многом зависело в тот период от весьма субъективного фактора попадания в фавор того или иного государственного деятеля, т.к. императорское правление осуществлялось по принципу “юцин бисин” (“как доложат, так и поступят”). Поэтому доклады региональных чиновников – сюньфу и цзунду, особенно важны для периода после опиумных войн.  Среди тех сановников, чьи доклады имеют наибольшее значение, а, соответственно и влияние на политику двора, необходимо выделить Линь Цзэсюя (для периода опиумных войн), а после смерти Сяньфэна, в годы Тунчжи, и, практически, все последние годы существования империи в Китае (в порядке убывания влияния) это Цзэн Гофань, Ли Хунчжан, Цзо Цзунтан, Чжан Чжидун и, наконец, Юань Шикай.  В 1874 г. Гун Циньван (Исинь) и Вэнь Сян, один из наиболее влиятельных лиц при дворе, предложили Цзунли ямыню представить на обсуждение двора шесть пунктов по этому вопросу. Предполагалось, что все известные политические деятели страны так или иначе примут участие в дискуссии. Несомненно, что одним из наиболее важных был вопрос о распределении денежных средств. Ведь Цзо Цзунтан говорил, что расходы на проведение “западного похода” должны были превысить 8 млн. лянов, а на 1874 г., после демобилизации 20 000 человек – 7 млн. лянов (40, цз.7, л. 31).  Как бы то ни было, правительство имело “задолженность” по переводу ему платежей из казны более чем за год. Расчеты Цзо Цзунтана основывались на необходимости содержать 141 батальон в течение 1874 г. и, если бы (как, вероятно, и произошло), добавилось еще три батальона (под командованием Цзин Сюна, Чан Юэ и Сю Чаньляо), то общее количество затрат для проведения кампании на северо-западе увеличилось бы примерно на 150 000 лянов. Для армии Цзо Цзунтана эти расходы были непомерными. Однако Цзо Цзунтан уже сэкономил на армии в Ганьсу значительные суммы, сделав ее в большой мере самоокупаемой, а сбережения от этих мероприятий пошли не только в его карман, но и на вооружение, транспорт и т.п.. Тем не менее, полностью восполнить недостаток средств таким образом не представлялось возможным, и он обратился к помощи шэньсийских банкиров (575, р. 213).  Таким образом, вопрос о дотациях гласно и негласно являлся одним из наиболее острых в рассматриваемой дискуссии.  Вполне естественно, что именно недовыплата запланированных средств являлась серьезной помехой для организации боевых действий. Исходя из этого, в целях более успешного финансирования “Западного похода” Цзо Цзунтан выступил за получение иностранного займа в сумме нескольких миллионов лянов. Несмотря на то, что подобные займы считались весьма невыгодными, так как предоставлялись под весьма высокие проценты (14,4% годовых), цинское правительство пошло на них, убежденное в необходимости возвращения утраченных территорий Джунгарии и Восточного Туркестана. Осуществлялись займы в основном у английских фирм и банков; цинское правительство пошло на это, т.к. испытывало хронические финансовые затруднения и не могло полностью субсидировать западный поход.  В первую очередь за займами обратились к иностранцам в Китае. Первый заем на 300 тыс. лянов был взят в 1861 г. в целях преодоления кризиса, доставшегося от времен подавления крестьянской войны тайпинов. В целом до 1895 г. цинская администрация делала займы у иностранных (особенно английских) фирм в Китае на военные цели – береговую оборону, походы против мусульман на Северо-Запад, противодействие французам и т.д. Западный поход Цзо Цзунтана с 1867 по 1882 г. привел к заключению новой серии договоров о займах с западными компаниями в Китае, а именно – с Британским банком и банковскими корпорациями Гонконга и Шанхая. Эти договоры были заключены на более крупные суммы и более долгие сроки, чем предыдущие: самый солидный заем составил 5 млн. лянов (1,5 млн. фунтов стерлингов) и был оговорен в 1877 г. (575, р.178).  Согласие английского капитала на предоставление займов диктовалось не только явными ростовщическими выгодами, но и, в частности, расчетом использовать “западный поход” как акцию, направленную на ослабление влияния России в Центральной Азии (321, с. 246). В итоге за западный поход английские банки и фирмы в Шанхае предоставили займы в сумме 11, 5 млн. лянов (общие затраты Цзо Цзунтана на подавление восстаний в Джунгарии и Восточном Туркестане составляли около 26, 5 млн. лянов серебра) (421, с. 43). Полученные деньги шли на закупки оружия и продовольствия, т.к., по свидетельству, в частности, Ю.А. Сосновского в 1875 г., “у Цзо Цзунтана нет хлеба, войска задерживаются, увеличиваются расходы, и это волнует китайских правителей…” (92; 67, 11-3, д. 7, л.5).

test

Добавить комментарий