Возникновение денег и первые монеты

Домонетные средства обмена. Первоначальный обмен, возникший в результате разделения труда еще в рамках первобытнообщинного строя, имел нерегулярный характер и выражался в форме непосредственного обмена одного продукта на другой. Стоимость одного товара приравнивалась к стоимости другого товара, если на изготовление обоих товаров затрачивалось приблизительно одинаковое количество труда.» Например, 1 топор может быть обменен на 20 кг зерна. В данном случае посредством зерна выражается стоимость топора. Товар, выражающий свою стоимость посредством другого товара, называется относительной формой стоимости. А товар, посредством которого выражается стоимость другого товара, называется эквивалентной формой стоимости. Так, в нашем примере зерно является эквивалентной формой стоимости. С ростом торговых связей, с включением в торговый обмен все новых продуктов, при производстве излишков продуктов в товарный обмен включается одновременно несколько продуктов производства, каждый из которых может быть приравнен к стоимости одного предмета. Например, стоимость 40 кг зерна, 20 м ткани, 2 топоров, 3 г золота может быть приравнена к стоимости 1 овцы. С развитием торговли возникает потребность обменивать не непосредственно один товар на другой, а при помощи какого-либо одного товара,, обычно имеющего наибольшее распространение и постоянно участвующего в обмене. Так возникает всеобщая форма стоимости. Обычно всеобщей формой стоимости является скот, имеющий приблизительно равную стоимость в самых различных областях, населенных скотоводческими племенами. На скот обмениваются все другие товары. Скот (иногда эту роль играют и другие ценности— мех, соль и т. д.) становится всеобщим эквивалентом стоимости.
Постепенно, с развитием внешней и внутренней торговли, роль всеобщего эквивалента переходит к драгоценным металлам — золоту и серебру. Возникает денежная форма стоимости, при которой деньги представляют собой товар, являющийся эквивалентной стоимостью всех товаров. Такова общая картина развития денег, данная К. Марксом. Эта схема целиком подтверждается историческими фактами. Действительность показывает, что длительный период примитивного обмена самими излишками продуктов, как сельскохозяйственных, так и ремесленных, предшествует появлению монеты. Из общей массы товаров постепенно выделяются наиболее ходовые и в то же время ценные предметы, становящиеся первоначальной мерой стоимости. Основными предметами, представляющими постоянную ценность для большинства народов, был

скот и металлические изделия. Выше всего ценился народами древности крупный рогатый скот 1.
Такую стадию развития торговли мы застаем в гомеровском обществе. В «Илиаде» и «Одиссее» к стоимости быка постоянно приравнивается стоимость различных товаров. Например, рабыня стоила 4 быка. У греков неслучайно существовало особое выражение— βους έπι γλώσση 2 — относительно человека, молчание которого куплено ценой денег. Как воспоминание о времени, когда мерой стоимости являлся скот, можно рассматривать рассказ Плутарха о том, что Тезей якобы ввел в обращение монету с изображением быка, и упоминание о том, что с этого момента стал производиться счет на быки—έκατόμβοιον, έικοσάβοιον, δεκάβοιον— стобыковый и т. д.3. Отражением этого явления можно считать распространение у некоторых народов весовых гирь в форме головы быка или фигурок животных (первое встречается на о. Крите в позднеминойскую эпоху). Солон при введении новой монетной системы приравнял штраф в одного быка пяти драхмам, а в одного барана — 1 драхме. В древней Италии стоимость быка равнялась ста ассам, стоимость овцы — десяти ассам. Однако, в гомеровском обществе высоко ценился и чистый металл —золото и медь. Так, Ахилл должен был получить от Агамемнона большое количество золота в награду за участие в сражениях. В поэмах Гомера имеются три категории награды, даваемой победителю в спортивных состязаниях: 1) конь, 2) медный котел, 3) золото (по весу).
Большую ценность в древности имели изделия из металла, в частности котлы и треножники из бронзы, имевшие культовое значение и употреблявшиеся для приготовления пищи. Например, на острове Крите, согласно данным архаического законодательства, роль первоначального эквивалента стоимости (играли Именно котлы и треножники (λέβητεσ и τρίποδες). В Гортине до появления денег исчисление штрафов и денежный счет производится на котлы и треножники. Однако, в данном случае котлы и треножники являются лишь мерой стоимости, но не средством обмена 4. Котлы и треножники были показателем богатства и гостеприимства хозяина. Они были разной величины, обычно стоимость большого котла равнялась цене быка, а стоимость треножника приравнивалась к 20 быкам.
В Спарте, по сообщению Плутарха, долгое время имели хождение железные прутья— оболы. Это сообщение подтверждается и документальными данными. Так, недавно в Ар гол ид е в погребении, датирующемся VIII в. до н. э., были обнаружены вместе с метал-

29

лическими предметами, кубками и украшениями шесть железных прутьев длиной в 1,5 м. Эти железные прутья (όβελοι) играли роль домонетного средства обмена, в них выражалась стоимость других товаров5. Определенное количество прутьев (όβελός или οβελίσκος) приравнивалось по стоимости слитку железа (πέλανορ или πέλανος). Большой железный слиток весил 182,5 г и равнялся 1/2 фейдоновской весовой мины. Связка железных прутьев (оболов) весила 181,35 г и делилась на «горсти» (драхмы) из 6 железных прутьев — оболов. Такая «драхма» весила 6,03 г и равнялась 1 фейдоновской весовой драхме.
В коллекции Государственного Эрмитажа имеется целый набор таких домонетных средств обмена или первоначальных эквивалентов стоимости — брусок соли из Абиссинии, плитка кирпичного чая из Монголии, куски материи с островов Малайского архипелага, наконечник копья из Центральной Африки, различного рода украшения, употреблявшиеся вместо денег до недавнего времени. Особое значение имели так называемые раковины каури, распространенные на побережье Индийского океана, в Индии, Индокитае, Океании и Западной Африке и игравшие также роль первоначального эквивалента стоимости. Эти раковины через Иран попадали даже в Закавказье6. В могильниках первой половины 1 тысячелетия до н. э. на территории Азербайджана были найдены бронзовые браслеты, имевшие определенный, кратный друг другу вес, также игравшие роль примитивных денег 7.
Однако, непосредственный обмен предметов ремесла на скот или иные ценные предметы имел много неудобств, вызывая затруднения при перевозке, трудности при хранении и т. д. Кроме того, не всегда одни и те же предметы имели постоянную ценность в различных районах и областях, втянутых в ареал торговых связей. Расчет на скот не мог служить целям более развитых торговых отношений, так как не мог детализировать расценку товаров.
Драгоценные металлы, обладавшие постоянной ценностью, удобные для хранения и перевозки, прочные, легкоплавкие и не подвергающиеся порче, оказались более удобным материалом, вытеснившим из обращения первоначальные средства обмена —товаро-деньги.
Постепенно бесформенным кускам металла стали придавать определенную форму. В обращение поступили сначала слитки драгоценных металлов определенной формы и веса.,Такой стадии обмена и развития денег достигли государства древнего Востока — Вавилон эпохи Хаммурапи, Ассирия, Египет. Из Египта времени

30

XVIII династии до нас дошло изображение сцены продажи товара, где на одной из чашек весов лежат кольцеобразные слитки золота, а на другой — гири8, т. е. производится подсчет веса золота, необходимого для уплаты стоимости товара. В Египте уже существовала денежно-весовая система, в основе которой лежала единица — утен, весом в 94 г, делившийся на 10 более мелких частей9. Золото и серебро употреблялось в кольцах, медь — прутьями. В Законодательстве Хаммурапи отражено употребление весового серебра в качестве меры стоимости. Имеются весовые единицы в талант, мину, сикл.
Соотношение этих единиц устанавливалось согласно шестидесятиричной системе:
1 талант—60 минам; 1 мина = 60 сиклам. По своей весовой норме и номинальной стоимости египетские золотые кольца соответствовали 1/6; 2/15; 1/10; 1/12; 1/15 и 1/20 вавилонского сикл а золотой мины, что облегчало обмен между этими государствами.
Раскопки в Микенах также дали богатый материал о первоначальных средствах обмена. Там были найдены многочисленные изделия из металла — золота, электра, серебра, меди. Особенно интересны найденные еще во время раскопок Шлимана золотые бруски, имеющие 20 отверстий, очевидно, обозначавшие их стоимость, а также несколько электровых брусков с насечками в количестве 52—60. На Крите раскопками Эванса были обнаружены гирьки с цифровыми обозначениями их веса или кратности денежным единицам (такие находки были сделаны в Агиа-Триаде, Кноссе, Тилиссе). А. Эвансом обнаружены таблички с различными изображениями, в частности, с изображением денежного слитка в виде бычьей шкуры, сопровождаемой 6 черточками, очевидно, обозначавшими число 60. После этого шло изображение весов и числа 52 1/2 (в виде 5 черточек и 1/2). Эванс заключил, что в этой табличке стоимость 60 слитков металла приравнивалась к стоимости 52 1/2 весовых талантов.
Особого распространения в слитках достигли, естественно, драгоценные металлы. О причинах этого явления писал К. Маркс: «Как средства обращения, золото и серебро по сравнению с другими товарами обладают тем преимуществом, что их большому удельному весу — они представляют относительно большую тяжесть в малом объеме — соответствует их экономический удельный вес — они в малом объеме заключают относительно много рабочего времени, т. е. большую меновую стоимость. Благодаря этому обеспечивается легкость транспортировки, перехода из одних рук в другие и из одной страны в другую, способность так же быстро появляться, как и исчезать,—словом, материальная подвижность, это

sine qua non (необходимое условие. Ред.) товара, который должен служить perpetuum mobile процесса обращения» 10.
Таким образом, первоначально при обмене деньги выступают непосредственно в форме слитков драгоценного металла. Но металлические слитки не могли в достаточно постоянной и точной степени гарантировать определенный вес металла и чистоту состава металла (пробу), что могло повлечь различные злоупотребления и затрудняло процесс обмена. Самым обременительным было постоянное употребление в торговых сделках весов, так как чтобы установить определенную денежную единицу, ее нужно было взвесить. Особенно неудобной была необходимость дробить слитки металла на части, чтобы точнее определить стоимость товара. Развитие мелкой торговли и внутреннего рынка часто требовало довольно мелкого дробления металлических слитков.
Необходимость постоянно взвешивать денежный металл, дробить его на части, устанавливать доброкачественность состава слитка (пробу) —все эти недостатки денежных слитков привели к тому, что они постепенно были вытеснены из обращения новым более совершенным средством — монетой.
«Вместе с ним (купечеством. — Л. К.) появляются металлические деньги, чеканная монета, и с металлическими деньгами — новое средство господства непроизводителя над производителем и его производством. Был открыт товар товаров, который в скрытом виде содержит в себе все другие товары, волшебное средство, способное, если это угодно, превращаться /в любую заманчивую и желанную вещь» 11.

Появление монеты. С развитием внешней и внутренней торговли примитивные формы денег в ряде греческих полисов на рубеже VIII—VII вв. до н. э. сменяются монетой, которая облегчала мелкую торговлю. Если крупные торговцы (έμποροι) могли пользоваться металлическими слитками для крупных расчетов, то мелкие потребители и розничные торговцы (κάπελοι) оказывались в затруднительном положении, из которого их вывело появление монеты. Монета представляет собой развитую форму денег. Металлический слиток становится монетой, когда выпускающая его государственная власть гарантирует его точный вес и доброкачественность. Для этого поверхность слитка покрывается изображением, своего рода клеимом, которое, занимая весь монетный кружок, не допускает хищения металла без повреждения этого клейма. Таким образом, монетой мы можем назвать слиток металла определенной формы, веса и достоинства, который служит узаконенным средством обращения. Чеканка монеты, как правило, является прерогативой государственной власти. Ценность монеты, как и всякого

другого «произведения трудовой деятельности человека, определялась и определяется количеством затраченного на нее труда, производительной деятельностью человека. В эту деятельность входит добыча металла, обработка руды, выплавка, чекан, изготовление монетных штемпелей и т. д. Рынок стихийно регулировал цены на товары, приравнивая к определенному количеству денег такое количество товаров или продуктов, на изготовление которых затрачивалось приблизительно одинаковое количество рабочего времени. Монеты быстро вытесняют другие более примитивные средства обмена. Однако некоторое время наряду с появлением монеты в ряде районов продолжают обращаться и товаро-деньги. Так, в V в. до н. э. на о. Кипре в награду за труд врача полагалась плата в 4 пелека (двухсторонних топорика) и 2 драхмы. Изображение таких топориков сохранилось на монетах о. Тенедоса. В погребениях XIII в. до н. э. около г. Саламина на о. Кипре были найдены слитки определенного веса и формы, но не имеющие еще изображений, которые являлись последним переходным звеном от металлических слитков к монете. С появлением монеты исчезает постоянный атрибут торговли — весы. Монеты принимаются не по весу, а на счет, так как их постоянный вес гарантируется государством. Порча монеты и особенно изготовление фальшивой монеты считались тягчайшим преступлением с точки зрения греческого и римского законодательства.
Необходимо постоянно помнить, что с появлением денег даже в их развитой монетной форме, в древнем мире долгое время сохранялся также и натуральный обмен, обмен товара на товар без участия денег. Имущественный ценз по реформе Солона в Аттике начала VI в. до н. э. еще определялся в натуральной, а не денежной форме, хотя монета в это время уже существовала. Обратный процесс натурализации хозяйства происходит при развитой монетной системе в Римской империи времен Диоклетиана и связан с обесценением самих денег. Таким образом, в соответствии с развитием торговли проходят определенную эволюцию и деньги. Охотничьи, земледельческие и скотоводческие племена сначала обменивались излишками своих продуктов. Затем последовала эпоха обращения металлических изделий (рыболовные крючки, топоры, котлы-треножники), которые уступили место обращению весовых металлических слитков. Последним этапом развития денег явились монеты.

Сведения о происхождении монет. Вопрос о месте, где впервые появилась чеканная монета, является достаточно спорным. Этот вопрос усиленно обсуждался еще греческими писателями, сохранившими нам немало легенд и версий о месте возникновения или «изобретения» монеты. Усиленно он обсуждался и в современной буржуазной науке. Многие нумизматические труды общего характера начинаются с вопроса, какой из греческих городов начал

33

впервые чеканить монету. Однако, эти усилия буржуазных исследователей, отрывающих развитие монетного дела от общего состояния экономики, остаются тщетными. Да и проблема «приоритета» того или иного города в чеканке монеты вряд ли сама по себе имеет какое-либо принципиальное значение. Установив первоначальное место чекана монеты в Лидии или на о. Эгине, мы не решим вопроса о процессах, вызвавших появление монеты. Необходимо иметь в виду, что уровень социально-экономического развития Греции в VII в. до н. э. был достаточно высок, чтобы первая монета не оказалась случайным или локальным явлением и не стала средством чисто внутреннего обмена, а почти одновременно распространилась на большой территории Материковой, Островной и Малоазийской Греции. Вполне подготовленное экономически появление монеты в ряде греческих городов было закономерным явлением. Большинство районов Греции, хотя и не сразу, начало чеканить собственную монету, но в достаточной мере было подготовлено к тому, чтобы принять на своем рынке «иностранную» монету. Поэтому эгинские статеры быстро оказались «международной» монетой, широко обращавшейся в ряде областей Северной и Центральной Греции. Поэтому и противоречивый характер сообщений античных авторов о месте первоначального чекана монеты не является случайным, а скорее отражает факт более или менее одновременного появления монеты в различных районах греческого мира.
Древние греки и римляне многие полезные для человечества открытия приписывали изобретательности легендарных героев или богов. Вспомним легенду о Прометее, давшем людям огонь. «Изобретение» монеты, по представлению древних важное и полезное нововведение, также приписывалось зачастую мифическим героям или богам. Самый момент появления монеты греки и римляне относят к очень далеким временам. Уже Эврипид не знал времени появления монеты, утверждая в трагедии «Киклоп», что Одиссей расплачивается монетой (νόμισμα), в то время, как гомеровским грекам были известны только примитивные товаро-деньги. По легенде, в Аттике монету с изображением быка ввел Тезей 12, а эвбейский герой Паламед вместе с другими нововведениями (алфавит, военное искусство) ввел также и употребление монеты.
Римляне «изобретение» монет приписывали Сатурну или Янусу, очевидно, таким образом стараясь объяснить причину появления изображений этих богов на ранних римских монетах — литых медных ассах. Некоторые римские писатели приписывают введение монеты Нуме Помпилию, от имени которого якобы и получила название первая монета — numus. Достоверным свидетельством являются лишь сообщения Тита Ливия и Плиния Старшего о том, что римляне до 269/68 гг. до н. э. не чеканили серебряной монеты (имеется в виду собственно римская чеканка), с этих пор консулы

Огульний и Фабий стали выпускать серебряные денарии. Несмотря на большое количество мифических сведений, некоторые сообщения античных писателей имеют под собой реальную почву. Однако только в том случае, если письменные свидетельства подтверждаются находками древних монет, можно считать их достоверными. При такой проверке традиции фактическими источниками наиболее правдоподобными оказываются две версии. Одна версия приписывает первое употребление чеканной монеты малоазийскому государству Лидии. Об этом сообщает Геродот, сведения которого все чаще и чаще подтверждаются другими источниками, а также Ксенофан из Колофона 13 (табл. I, № 1, 3, 4, 5). По второй версии монету впервые стали употреблять жители острова Эгины, где ее ввел аргосский царь Фейдон, которому была подчинена в то время Эгина. Эти сведения сообщает нам Эфор, историк IV в. до н. э., труд которого часто цитирует Страбон 14, а также Поллукс (табл. 1,№8, 9, 10).
Действительно, лидийские электровые и эгинские серебряные статеры являются самыми ранними монетами, появившимися на грани VIII—VII вв. до н. э. Третья версия указывает на «изобретение» монет царицей города Кимы в Эол ид е Гермодикой, женой мифического царя Мидаса во Фригии. Статеры города Ким по фактуре являются также одними из наиболее архаических греческих монет.

Первые монеты. Дать точную датировку первым монетам Лидии и Эгины очень трудно, так как конкретные сведения о времени появления монет у древних авторов отсутствуют, а свои монеты греки в это время не датировали. Самыми ранними монетами Лидии считают монеты, приписываемые достоверному историческому лицу — царю Лидии Гигесу из династии Мермнадов. Эти электровые монеты, чеканенные в правление Гигеса в начале VII века до н. э. (685—652 гг. до н. э.), имели на лицевой стороне очень примитивные желобки, заменяющие собой изображение (табл. I, № 1). Более точно датируются монеты царя той же династии Алиатта (617—560 гг. до н. э.). Это — электровые статеры (вес 14,71 г), имеющие на лицевой стороне надпись крайне архаического вида, обозначающую имя царя — FαλFεi [ατές] и изображение головы льва (табл. I, № 3). Появляются подразделения статеров Алиатта (фракции) —гекты и гемигекты (весом в 2,40 и 1,16 г) с тем же изображением и надписью. Монеты имеют еще примитивный вид и массивную, бобовидную форму. Оборотная сторона у лидийских монет не имеет сложившегося изображения, на ней заметны

следы от металлического стержня, служившего первоначально верхним штемпелем или штемпелем оборотной стороны. Следы имеют форму трех вдавленных прямоугольников. Лидийские электровые статеры уже в архаическую эпоху имели 5 фракций — ι/2 статера (гемистатер), 1/3 статера (трите) (табл. I, № 5), 1/6 статера (гекта), 1/12 статера (гемигекта), 1/24 статера (мисгемигекта). Вес лидийских архаических статеров колебался от 13,93 г до 14,29 г, средний вес — 14,25 г. В дальнейшем с развитием этой системы появляются более мелкие фракции, доходящие до 1/96 части статера.
Труднее установить время появления первых монет на о. Эгине, так как время правления Фейдона в Аргосе датируется относительно (середина VII века до н. э.). Важно в данном случае отметить, что эгинская весовая система и эгинские статеры были уже широко распространены в конце VII в. до н. э. Известно, что Аттика до реформы Солона чеканила монеты на основе эгинской денежно-весовой системы (до 594 г. до н. э.). Ранние эгинские статеры (дидрахмы) по форме также очень далеки от той монеты, которую мы привыкли видеть. Это грубые, неправильные кусочки металла, на лицевой стороне которых изображена сухопутная черепаха (герб или παράσημον города Эгины). Черепаха изображена сверху так, что отчетливо виден ее панцирь. Черепаха являлась священным животным Аполлона Дельфиния, покровителя торговцев и мореплавателей, почитавшегося на острове. По изображению черепахи (χελώνη) эти эгинские монеты в просторечии назывались «черепахами». Древнейшие эгинские статеры крайне редки, они имеются в коллекциях Берлинского и Британского музеев. Средний вес эгинского статера — 14,55 г, а гемистатера — 7,27 г.15. Довольно резко бросается в глаза существенное различие этих двух первых монетных систем. Основное различие проходит по трем линиям: 1) Металл. В Лидии — сплав золота и серебра, электр; на о. Эгине — серебро. 2) Форма. Электровые лидийские монеты невысокие, овальные, поверхность имеют сравнительно плоскую. Рельеф эгинских монет очень высок, монета приближается к шарообразной форме. 3) Вес (табл. I, № 8, 9, 10).
Это сравнение двух систем свидетельствует о несостоятельности мнения некоторых буржуазных нумизматов о заимствовании о. Эгиной монетного чекана из Лидии. Несмотря на то, что лидийские статеры начали чеканиться несколькими десятилетиями раньше эгинских, этот факт еще не дает оснований говорить о заимствовании. Против заимствования говорит более раннее существование эгинской весовой системы. Почти одновременное возникновение монетного чекана в М. Азии и на о. Эгине является вполне законо-

15 Поллукс сообщает, что эгинская драхма (полустатер) равна по весу десяти аттическим оболам, каждый из которых имел вес 0,76 г. Такое соответствие монетных единиц различных систем облегчало торговые отношения между различными греческими центрами, позволяя производить перерасчеты с одной системы на другую.

мерным и самостоятельным фактом, вызванным достаточно (высоким развитием экономики в этих областях.
Распространение монет. Очагом распространения первых монет и образования монетных весовых систем был бассейн Эгейского моря. Однако быстрое распространение монет, появление новых монетных систем в различных областях Греции свидетельствует о том что монета была насущной экономической потребностью для греческих полисов VII в. до н. э. Быстрее всего укореняется монетное обращение в приморских торговых центрах, из которых каждый начинает чеканить собственную монету. Уже к VII — началу VI в. до н. э. резко возрастает количество городов, имевших свои монеты и даже свои монетные системы, которые оформляются уже к концу VII века до н. э. Большинство городов М. Азии чеканит монеты по типу древнейших монет Лидии и Ионии (табл. I, № 2), а острова Эгейского моря, Коринф, Мегары тяготеют к эгинской монетной системе.
Вскоре начинает чеканить монету древневосточное государство Персия —VI в. до н. э. (табл. I, № 6, 7), позже Карфаген —IV в. до н. э. К VI в. монета имелась на севере Греции — до Македонии и Фракии, на западе —через Коринф — до Великой Греции, Сицилии и Этрурии, на востоке —в Лидии, Киликии, Памфилии. Под влиянием греков у этрусков развивается монетный чекан, своеобразие которою состоит в необычной технике изготовления монет. По типу же изображений первые этрусские монеты были греческими, близка к греческой была у них и весовая основа монет. Этрусскими были лишь надписи на многих монетах16.
В VI в. до н. э. стали выпускать свою монету некоторые города Северного Причерноморья, например Ольвия и Пантикапей. А после походов Александра Македонского весь известный в то время культурный мир был связан обращением тетрадрахм и драхм, чеканенных в единой монетной системе.

test

Добавить комментарий