Государственный сектор в экономике

Цель изучения темы состоит в том, чтобы узнать:

  • причины несостоятельности рынка как регулятора предложения ряда благ;
  • как недостатки рыночного регулирования могут быть исправлены в результате действий правительства;
  • различия между позитивным и нормативным анализом экономического поведения государства;
  • сущность проблемы общественного выбора;
  • различия между частными и общественными благами;
  • решение проблемы «безбилетника»;
  • причины существования и совершенствования экономических функций государства;
  • что такое правило большинства, кто такой рациональный невежественный избиратель;
  • почему мы голосуем за перераспределение дохода и богатства;
  • в чем состоит теорема Эрроу;
  • что такое политическое равновесие;
  • в чем заключаются причины несостоятельности государственного сектора;
  • что такое основные налоговые системы, концепции налогового равенства, избыточное бремя;
  • в чем заключается принцип второго наилучшего.

Вопрос об экономической роли государства, т. е. роли властей различных уровней, является одним из старейших в экономической науке. Назревший и выдвинутый еще в начале XVIII в., затем образно сформулированный А. Смитом («государство — ночной сторож») принцип невмешательства государства в экономику вплоть до 30-х гг. XX столетия разделялся практически всеми странами и экономическими школами, исключая, конечно, Россию, ставшую тоталитарным государством после 1917 г.

Этот принцип, получивший французское обозначение laissez-faire («оставьте нас в покое»), и сегодня имеет некоторое число сторонников. И все-таки абсолютно подавляющей теоретической точкой зрения и практикой стала концепция совмещения рыночного регулирования и государственного вмешательства в экономику. Но, во-первых, серьезно нигде не идет речь о совмещении рыночной и централизованной плановой командной экономики. Во-вторых, степень вмешательства властей (пропорции «смешанной» экономики) не имеет каких-либо универсальных значений. Сколько стран — столько пропорций сочетания свободного рыночного регулирования и государственного вмешательства.

Свободные рынки через систему цен, прибылей и убытков координируют поведение тех, кто принимает экономические решения.

Вследствие того, что они отвечают на сигналы, отражающие реальные рыночные условия, их решения координируются без участия какого-либо сознательного вмешательства. На свободных рынках относительные цены отражают относительные затраты. Поэтому производители и потребители используют ограниченные ресурсы в соответствии с эффективностью распределения. Ценовая система рынка обладает способностью создавать силы, преодолевающие не равновесие.

Когда мы говорим о несостоятельности рынка, мы вовсе не имеем в виду в первую очередь, что рыночная система не обеспечивает эффективности распределения ресурсов общества. Речь идет о том, что рыночная система плохо служит другим (отличным от эффективности распределения ресурсов) социальным целям — таким, как желаемое распределение совокупного дохода, охрана природы, обеспечение населения общественными благами.

2. СОЦИАЛЬНЫЕ ЦЕЛИ, НЕ ДОСТИГАЕМЫЕ УСИЛИЯМИ РЫНОЧНОЙ СИСТЕМЫ

Есть несколько создаваемых рыночной системой причин, которые могут вести к неэффективности. Первая из них — монополия, которая осуществляет производство, если цена превышает предельные затраты, что ведет к неэффективной. Мы знаем, что есть разные причины возникновения монополий, но ясно также и то, что регулировать их деятельность в нужном для общества направлении рынок не может. Это функция властей, государства.

Вторая причина — наличие внешних факторов (экстерналий), т. е. затрат или выгод от операций, когда действия того (или нескольких) субъектов влияют на положение того, никак не связанного с первым. Внешние факторы, или экстерналии, могут быть отрицательными и положительными, что зависит от характера указанного влияния (отрицательного или положительного). Если химические заводы в г. N загрязняют Оку и Волгу на многие сотни километров вниз по течению, то это, конечно, отрицательный внешний фактор для жителей, живущих по берегам этих рек. Концепция внешних факторов позволяет рассматривать соотношение частных и социальных (общественных) затрат. Различие между ними ведет к несостоятельности рынка. Частные затраты измеряют наилучшее альтернативное использование ресурсов, доступных частному субъекту. Общественные затраты включают частные, а также вызванные наилучшим использованием всех ресурсов, доступных обществу в целом.

Рис. 15-1

В этом случае в общественные затраты входят затраты, навязанные заводами г. N жителям на берегах Оки и Волги.

На рис. 15-1 показано, что конкурентная фирма будет выпускать продукцию, если частные предельные затраты равны рыночной цене. Но в таком случае (как и в случае с заводами г. N) каждая единица этой продукции создает «внешние», или экстернальные, затраты, которые равны расстоянию между кривой частных предельных затрат (МСр) и кривой общественных предельных затрат (МСs).

Максимизируя прибыль, эта фирма выберет объем производства Q0 где ее МСр = Р. А если учесть полные общественные затраты, то объем производства должен при той же цене составить Q1 (либо придется увеличить Р до Р1). Для каждой единицы продукции между Q0 и Q1 затраты для всех членов общества превышают стоимость, полученную потребителями и составляющую Р. Общественные затраты в интервале Q0 Q1, превышают частную выручку, что и составляет неэффективность распределения ресурсов. Другими словами, заводы г. N производят слишком много продукции и по слишком низкой цене.

Этот же вывод относится и к положительным внешним факторам. Рекордные темпы роста Японии в 60—70-е гг., Сингапура, Тайваня, Южной Кореи в 70—80-е гг. во многом связаны с тем, что эти страны, пользуясь незащищенностью интеллектуальной собственности, бесплатно внедряли и применяли чужие технологии, в основном американские. Но в данном случае это означало, что американцы производили слишком мало и по слишком высокой цене. То есть если бы американцы допроизвели и продали то, что фактически у них было изъято бесплатно, объем их продукции был бы больше, а цены ниже.

В обоих случаях возникает очевидная проблема с низкой эффективностью распределения ресурсов. Продолжение деятельности, создающей внешний фактор, сопровождается созданием предельного ущерба — дополнительного ущерба, возникающего в результате повышения уровня создающей внешний фактор деятельности на одну единицу. Если производство товара А загрязняет атмосферу, предельный ущерб составляет дополнительные затраты, которые навязываются жителям данной местности благодаря дополнительному загрязнению воздуха, возникающему вследствие увеличения производства на одну единицу (в течение времени t).

Еще один, третий источник несостоятельности рынка — его неспособность обеспечить население общественными благами — товарами и услугами, которые обеспечивают коллективное потребление. Общественные блага радикально отличаются от частных благ, успешно обеспечиваемых рынком, во-первых, тем, что они не конкурируют в потреблении, во-вторых, тем, что никто не может быть исключен из процесса потребления этих благ. Это относится к оборонным услугам, школьному Образованию, созданию и применению законов и т.д.

Рынок не может обеспечить все эти блага вследствие так называемой проблемы «безбилетника», являющейся одним из открытий теории игр. Суть ее сводится к тому, что, имея свободный выбор в решении платить или не платить, потребитель, скорее всего, платить не будет. Следовательно, рынок не будет обеспечивать население такими благами. Поэтому государство должно аккумулировать через налоговую систему необходимые средства на производство или обеспечение общественных благ.

Общественным благом может с известными оговорками считаться распределение и перераспределение совокупного дохода. Подавляющая часть россиян, вероятно, готова заплатить какую-то сумму через налоговую систему, чтобы полностью устранить нищету. Достижение такой цели принесет облегчение не только тем, кто нищенствует, но и всем членам общества, снизив общественные расходы, которые необходимо нести в связи с последствиями нищеты. Но для этого нужно, чтобы была преодолена проблема «безбилетника», т. е. нужно вмешательство властей.

Мы уже знаем, что есть два типа общественных благ:

  1. неконкурирующие в потреблении и не исключаемые из потребления любого гражданина;
  2. неконкурирующие, но исключаемые из потребления части граждан (например, школьные завтраки).

Когда исключение невозможно, то частное (рыночное) обеспечение общественными благами будет несостоятельным. Когда они не конкурируют в потреблении, предельные затраты обеспечения общественными благами равны нулю, а эффективность требует свободного доступа к ним. Рыночное (частное) обеспечение общественными благами возможно, но неэффективно.

3. ТЕОРЕМА П. САМУЭЛЬСОНА

Возможность исключения из потребления имеет принципиальное значение, основанное на микроэкономических принципах. Эффективная экономика — экономика, которая производит то, что нужно людям. Рыночный спрос на частное благо — просто сумма того, что домашние хозяйства решают приобрести. При одной цене эта сумма равна А. При более высокой цене она будет ниже А. То есть рыночный механизм заставляет людей определить эту сумму, а фирмы произвести товаров на нее. Но данный механизм работает только потому, что возможно исключение из потребления.

Теперь представим себе, что индивид 1, если бы благо обеспечивалось рынком, при цене А купил бы его X1, единиц, а индивид 2 хотел бы получить X1 единиц этого блага за цену 1/2 А. Но благо является общественным, т. е. не конкурирующим в потреблении. Это значит, что его одновременно получают все. Следовательно, количество блага будет строго определенным. Если на каждого будет произведено X1 единиц, то и индивид 1, и индивид 2 получают по X1. Но если их будет произведено по X2 на каждого при цене 1/2 А за единицу, то каждый получит по X2 единиц.

Чтобы определить рыночный спрос на общественные блага, мы должны не суммировать количества, а прибавить сумму, которую индивиды готовы платить за каждый потенциальный уровень производства этих благ. Если индивид 1 готов платить А, а индивид 2 готов платить 1/2 А за единицу X1, то общество, состоящее только из этих двух индивидов, готово платить А + 1/2 А за единицу при объеме, равном X1. За X2 они готовы платить 1/2 А + 1/2 А = А.

Для частных благ рыночный спрос — горизонтальная сумма индивидуальных кривых спроса, т. е. сумма различных количеств, которые потребляются индивидами. Для общественных благ рыночный спрос — вертикальная сумма индивидуальных кривых спроса (мы складываем индивидуальные суммы, которые индивиды хотят заплатить за каждый уровень производства блага).

Выдающийся американский экономист П. Самуэльсон полагает, что, если мы знаем, сколько общество хочет заплатить за общественное благо, нужно лишь сравнить эту сумму с затратами на производство. Пока общество (индивид 1 + индивид 2) готово платить больше МС, данное общественное благо следует производить. Ресурсы, отнятые от производства других благ, будут использованы только в том объеме, при котором население хочет получить данное количество общественных благ и платить за них. Тогда общество получает, по мнению Самуэльсона, оптимальный уровень обеспечения общественных благ.

Рис. 15-2

Но для производства оптимального количества каждого из общественных благ власти должны иметь информацию об индивидуальных предпочтениях. Однако, поскольку исключаемость из потребления отсутствует, индивиды не выявляют своих предпочтений. Их выявляет только рынок. Это противоречие остается нерешенным.

Другой причиной несостоятельности рынка является то, что рыночное регулирование способно реализовать настолько глубокую дифференциацию богатства, что возникающая при этом проблема бедности становится неприемлемой в целом для общества. Если вновь представить, что общество состоит из двух индивидов (1 и 2) и каждый пытается максимизировать полезность, то на рис. 15-2 представлены комбинации полезностей индивидов 1 и 2. Ось Х отражает полезность индивида 1, а ось У— индивида 2. Любая точка внутри ОАЕ является эффективной, так как полезность обоих индивидов может быть улучшена. Но общество в целом предпочитает вместо точки С точки на самой кривой АЕ. Однако любая конкретная точка на АЕ дает конкретное соотношение полезностей для разных индивидов. Точка D отдает предпочтение индивиду 1, а точка В — индивиду 2. Хотя все точки на АЕ эффективны и индивиды вместе предпочитают точку F точке А, но при этом любая точка на кривой АЕ не может быть равно желательной для 1 и 2. Рыночная система точно укажет лишь одну возможную точку на АЕ. Она будет зависеть от способностей того или иного индивида зарабатывать доход, от его наследственной факторной наделённости, умения, здоровья и т.д. Но рыночное решение всегда оставляет кого-то «за бортом». Что же делать с ними? Отдельный потребитель делает выбор на основе своей личной функции полезности, а общество делает выбор на основе социальной функции полезности, которая воплощает этику данного конкретного общества. Этот выбор различен для разных обществ, но все они учитывают проблему бедности и осуществляют программы помощи.

Однако проблема бедности не так проста, как кажется. Бедность в Эфиопии и бедность в Швеции — далеко не одно и то же. Поэтому во многих странах с полным учетом их конкретных особенностей определяют официальную черту бедности — официально устанавливаемый уровень дохода, отличающий бедных от небедных. В США, например, этот уровень устанавливается в 3 раза выше официального минимального продовольственного бюджета. Вы сами можете сравнить официальные российские оценки такого бюджета (стоимость 19 продуктов) и минимальные уровни зарплаты и пенсии.

Едва ли не главной функцией государства в XX в. стала функция социальной защиты населения. Все последние десятилетия эта функция укрепляется, обеспечивая все более эффективные технологии социальной поддержки населения, в том числе ветеранов, молодежи, многодетных семей и т. д.

Наконец, еще одной причиной несостоятельности рынка и необходимости государственного вмешательства является циклический характер экономической динамики и необходимость макроэкономической стабилизации. Эта проблема подробнее освещается в темах о фискальной и денежно-кредитной политике.

4. ОБЩЕСТВЕННЫЙ (СОЦИАЛЬНЫЙ) ВЫБОР

Общество — это множество индивидов, каждый из которых имеет свой набор предпочтений. Определение того, что следует считать предпочтениями общества в целом, нужно рассматривать как проблему общественного выбора. Эта проблема прямо связана с существованием правительства (властей), которое тоже состоит из индивидов (политиков и чиновников), имеющих свои собственные цели и предпочтения. Чтобы понять цели и действия правительства, нам нужно сначала понять те стимулы, с которыми сталкиваются политики и чиновники, а также сложности агрегирования предпочтений граждан в предпочтения общества.

Принятый во всех демократических странах способ агрегирования предпочтений связан с механизмом голосования. Если бы все избиратели были единодушны, то это, бесспорно, вело бы к эффективным решениям. К сожалению, единодушия иногда трудно добиться среди двух человек и почти невозможно среди шести, ибо предпочтения каждого различны. Поэтому распространенным механизмом принятия решений является правило большинства. Хотя и в этом вопросе есть скептические мнения, выразившиеся в известной теореме Эрроу[1]*. В соответствии с этой теоремой, названной теоремой невероятности (невозможности), ни одна система агрегирования индивидуальных предпочтений в социальные (общественные) решения не создает адекватных непроизвольных результатов.

Экономисты любят приводить один известный пример, связанный с правилом голосующего большинства. Допустим, что, столкнувшись с необходимостью принять решение о будущем факультета, ректор университета предложил трем проректорам проголосовать следующий набор решений:

Рис. 15-3

а) увеличить число студентов и нанять дополнительный персонал;

б) сохранить существующее число сотрудников и студентов;

в) сократить персонал и число студентов.

Рис. 15-3 демонстрирует предпочтения этих трех проректоров. Проректор-1 (Пр.-1) выбирает стратегию роста. Он предает А в сравнении с Б и Б в сравнении с В. Проректор-2 (Пр.2) выбирает стабильность и предпочитает Б в сравнении с А и В. Только если стабильность разрушится, Пр.-2 выберет В. Проректор-3 (Пр.-3) выбирает радикальное изменении предпочитает В в сравнении с А и А в сравнении с Б. Таблица 15-1 суммирует результаты проректорского голосования. Как мы видим, после двух голосований А имеет предпочтение в сравнении с Б, а Б имеет предпочтение в сравнении с В. Вроде бы все идет правильно. Но вот после голосования третьего выбора оказывается, что Пр.-2 и Пр.-3 предпочитают B в сравнении с А. Теперь получается, что А побеждает Б, Б побеждает В, а В(!) побеждает А(?). Итог является абсолютно Парадоксальным.

Таблица 15-1

Голосование

Пр.-1

Пр.-2

Пр.-3.

Результат

А против Б

А

Б

А

А выигрывает: А > Б

Б против В

Б

Б

В

Б выигрывает: Б > В

В против А

А

В

В

В выигрывает: В > А

Полученный в данном примере порядок голосования показал один из вариантов неадекватности и описан в теореме Эрроу. Он иллюстрирует тот факт, что любая система агрегирования индивидуальных предпочтений ведет к неадекватности. Но он иллюстрирует также и важность того, в чьих руках находится установление правил процедуры, в том числе порядка голосования вопросов. Если бы сначала голосовали выбор А и выбор В, то результаты были бы иными. Изменение порядка обеспечивает фабрикацию оценок. Опытные политики знают истинную огромную цену правил процедур и регламентов, а также людей, которые проводят в жизнь эти правила. Это означает, что такие заявления многих политиков-демагогов, как «такая-то политика нужна народу» (выбор В вместо А?!), являются абсолютно бессмысленными. Подобные заявления основаны на сфабрикованных оценках.

Пытаясь понять поведение властей, экономисты применяют теорию общественного выбора, которая анализирует, как принимаются решения в государственном секторе. Чтобы понять сущность общественного выбора, следует сравнить его с выбором в частном секторе. Оба сектора совпадают в том, что они: 1) мотивированы собственными интересами; 2) сталкиваются с необходимостью конкурентного выбора в связи с ограниченностью ресурсов; 3) действуют в условиях конкуренции (политические партии конкурируют в борьбе за власть, чиновники — за долю их ведомства в госбюджете).

Но у обоих секторов есть существенное отличие: 1) большинство предоставляемых государством благ являются бесплатными для получателей; 2) оплата этих благ осуществляется через налоговую систему, обязывающую нас платить независимо от того, нравится нам это или нет; 3) выбор благ, предоставляемых государством, в демократических странах определяется в основном голосованием.

В частном секторе каждый из нас голосует своими рублями за благо, которое нам нужно. В случае с общественными благами каждый избиратель выбирает не благо, а сначала партию. Покупая частное благо, мы получаем его сразу, а производитель делает именно то, что нам нужно. Но с общественными благами, которые предлагают разные партии, все не очень ясно. Например, вы голосуете за кандидата А, а выигрывает выборы кандидат Б. Кто теперь будет выражать ваши предпочтения?

Функционирование политической жизни, как и функционирование рынка, имеет свои правила и своих игроков. Игроки включают избирателей, политиков и чиновников. В последние два десятилетия проведено немало экономических исследований поведения политиков и чиновников, мотивационных структур, в которых они действуют.

Политики выполняют функции, схожие с функциями менеджеров фирм в частном секторе. Но в фирмах менеджер знает, что фирма разорится, если она будет производить то, что не нужно покупателю. Однако чиновник не мотивирован на такое поведение.

Предприниматель или менеджер за неэффективную работу расплатится прибылью, благополучием, банкротством. Чиновнику в ГАИ это не грозит, его продукт (например, ежегодную отметку в техническом талоне) обязан получить каждый водитель, и водитель стоит к нему в очереди за этой отметкой и ждет любых форм недобросовестных услуг. Такие услуги не ведут к ухудшению карьеры или благосостояния этого капитана или лейтенанта (скорее наоборот). Если бюджетные ассигнования министерству Х предоставляются на основе сумм, выделявшихся год назад, то это министерство имеет стимул тратить больше и доказывать необходимость затрат, хотя эти затраты и неэффективны.

Мотивации политиков несколько сложнее. На их поведение воздействует идеология, желание быть на «капитанском мостике». Но главное в их поведении — максимизация шансов быть переизбранными. Между политиками и избирателями стоят группы интересов. Они хорошо известны россиянам. Аккумулируя вокруг себя некоторую часть электората, это абсолютное меньшинство общества способно взять под контроль целые стороны деятельности правительства. Такие ситуации называют ситуациями с непредставительным правительством.

Теперь несколько слов нужно сказать о главном игроке — избирателях. Решение избирателя состоит в выборе кандидата, за которого (и его программу) он проголосует. Для этого избирателю нужна информация о кандидате, которая не является бесплатным благом. Поведение избирателя в отношении такой информации определяется известным нам уже из первой темы принципом рационального поведения: избиратель будет искать информацию, пока выигрыш от его поисков станет превышать затраты на них. К сожалению, в этой сфере выигрыш быстро исчерпывается, а затраты растут. Поэтому (и это отчетливо видно по поведению российского избирателя), избиратель останавливает поиски информации и решает не голосовать вообще. Экономисты называют такого избирателя рациональным невежественным избирателем. Это явление — абсолютно неизбежное следствие функционирования представительной демократии как формы политической организации общества.

Тем не менее, несмотря на все указанные особенности, процесс принятия решений на политической сцене осуществляется.

Общественный выбор — процесс, в котором так или иначе индивидуальные предпочтения должны быть скомбинированы в коллективное решение. В демократическом обществе главный механизм общественного выбора — демократический избирательный. Если рынок демонстрирует объективное неравенство предельного продукта труда, предельного продукта других факторов, доходов и т.д., то избирательный механизм на поверхности воплощает равенство, поскольку действует принцип «один человек — один голос». Как бы ни действовал этот механизм, в конечном счете, калейдоскоп предпочтений будет сведен к единственному решению, главной особенностью которого будет его неделимость для всего населения.

Мы еще вернемся к спорным и трудным проблемам общественного выбора. Тем не менее, даже при наличии таких проблем государственный сектор признается абсолютно необходимым, поскольку считается, что с ним экономика действует на кривой производственных возможностей (КПВ), а без него (т.е. только как частная экономика) — внутри КПВ. Государственный сектор обеспечивает законы, оборону, дороги, здравоохранение, образование, финансовую систему, общественный порядок и безопасность и т.д.

С точки зрения эффективности решения госсектора могут стать вредными, просто перераспределительными и эффективными. В демократических странах первый сценарий встречается реже, второй является нормальным (он ведет к увеличению расходов одних за счет других), третий сценарий имеет высокую вероятность. Этот третий сценарий обеспечивает улучшения по Парето. Такие улучшения означают увеличение полезности для всех без ущерба для кого бы то ни было. Обязательная вакцинация, поддержка научных исследований, улучшение общего образования дают выигрыш всем.

Избирательный процесс теоретически имеет, как мы уже знаем, два контекста. Один — единодушное решение избирателей. Основанные на нем решения властей полностью отражают единообразные предпочтения населения. Другой контекст — появление большинства (правило большинства нам уже известно). Единодушие избирателей гарантирует решения властей по сценарию улучшений по Парето. К сожалению, единодушие — чисто теоретическая схема. Даже если систему решений по консенсусу (решение считается принятым, если нет официальных возражений) принять не для всего населения, а только для правительства, то такое правительство сможет лишь поддерживать статус-кво, каким бы оно ни было — плохим или хорошим.

Правило большинства как основа принятия решений не гарантирует сценарий с улучшениями по Парето. Скорее, большинство сдвигает точку на КПВ в свою пользу, создавая проблемы для меньшинства. Поэтому одним из средств против диктатуры большинства является применение правила супербольшинства, т. е. решение проблемы двумя третями, тремя четвертями и более высокой пропорцией.

В заключение следует сказать, что описанные выше трудности общественного выбора снижают эффективность госсектора, а в решении чисто экономических вопросов делают его совершенно неконкурентоспособным в сравнении с частным сектором. Решение этой проблемы (хотя бы в существенной степени) фактически означает достижение политического равновесия — ситуации, в которой предпочтения избирателей, политиков и чиновников будут в основном совместимыми. Центральной, следовательно, является проблема адекватного агрегирования индивидуальных предпочтений. Если 50% избирателей становятся рационально невежественными избирателями и не голосуют вообще, то это означает, что власти не получают информации о предпочтениях половины всех потенциальных избирателей. Если вдобавок существенную часть оставшихся 50% избирателей мобилизуют в свою пользу группы давления, то в целом избирательный процесс может давать чрезвычайно искаженную картину предпочтений населения. В России «лобби красных помещиков» — типичная группа интересов, целью которой является, во-первых, сохранение монополистических форм отраслевой организации и, во-вторых, перераспределение совокупного дохода в пользу своей в целом убыточной отрасли.

6. НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ

Государственный сектор в любой развитой рыночной экономике в первую очередь включает государственные финансы. Их важнейшим источником являются налоги. Налоги можно взимать с чего угодно — с операций, институций, имущества, деятельности, с очага и трубы, — но, в конечном счете, их платят домашние хозяйства. Налоговая база — мера, ценность, которая подлежит налогообложению. Для современной развитой страны налоговая база — выраженный в денежной форме объем осуществляемой экономической деятельности (совокупный доход), подлежащий обложению, налогами. Структура налоговой ставки — процент налоговой базы, который должен быть выплачен в форме налога.

Налоги на объем (богатство) и на поток (доход) отличают две формы налоговой базы — объем, запас (богатство в форме недвижимости) и поток (доход — это поток наличности). Домовладельцы платят налог на недвижимость как процент от текущей оценочной стоимости их домов, которая оценивается на данный момент времени.

Существуют три главные налоговые системы:

  • пропорциональная, при которой взимается одна и та же доля дохода со всех домашних хозяйств (например, 10%, т. е. 10 тыс. р. со 100 тыс. р., 100 тыс. р. с 1 млн р., 1 млн р. с 10 млн р. и т. д.);
  • прогрессивная, при которой налоговая ставка повышается по мере роста дохода;
  • регрессивная, при которой налоговая ставка понижается по мере роста дохода. В России, как и во многих других странах, действует прогрессивная система. В США — прогрессивно-регрессивная (налоговая ставка сначала повышается по мере роста дохода, а затем понижается). Однако следует знать, что, например, налог на покупки в розничной торговле является типичным примером регрессивного налога. Если, например, он равен 5% со стоимости покупки, то семьи с более высокими доходами платят существенно меньшую часть своего дохода на этот налог, чем семьи с низкими доходами.

Следует также проводить различие между средней налоговой и предельной налоговой ставками. Средняя ставка — общий объем уплачиваемых вами налогов, деленный на ваш валовой доход. Предельная ставка — ставка, которую вы платите за любой дополнительный доход, зарабатываемый вами. Предельная ставка имеет особое значение для поведения индивида и фирмы. От ее величины зависит, во-первых, решение индивида о том, сколько он будет дополнительно работать, и, во-вторых, решение фирмы об инвестициях, которые дадут дополнительный (предельный) доход, облагающийся предельной ставкой.

В теории налогообложения существенную роль играют концепции равенства и справедливости. Трудно представить, что эти концепции весьма противоречат друг другу и здравому смыслу. Концепция, основанная на принципе получаемой выгоды (налоги больше платит тот, кто больше получает из государственных расходов), предполагает, что богатый получает от государства больше, так как оно при помощи дорогих правоохранительных органов защищает его богатство. Но, с другой стороны, почему бы тогда и безработному, получающему приличное пособие по безработице, не платить больше других? Он-то пропорционально своим доходам получает от государства все 100% доходов!

Другой концепцией равенства является концепция «способности платить». То есть налогоплательщик обязан платить столько, сколько он способен. Но кто должен определять меры этой «способности»? Вероятно, государство, власти. Если согласиться с идеей о том, что способность платить должна быть основой распределения налогового бремени, то из этого следуют еще две концепции. Первая — концепция горизонтального равенства, по которой те, у кого одинаковая способность платить, должны платить одинаковые налоги. Вторая — концепция вертикального равенства, по которой те, у кого способность платить больше, должны платить больше.

Теоретически существуют три конкретные категории, претендующие на «должность» налоговой базы: доход, потребление и богатство. Доход, точнее, экономический доход, — это сумма потребительских расходов плюс изменение в богатстве. Потребление — это доход минус сбережения. Богатство — все, что имеет домашнее хозяйство за вычетом его обязательств. Все три налоговые базы имеют свои преимущества и свои недостатки. Однако абсолютно явного предпочтения экономисты не дают ни одному варианту (может быть, чуть больше симпатий в качестве налоговой базы вызывает потребление).

Налоговое бремя в конечном счете несут домашние хозяйства. Налоги не всегда платят те, кто первоначально должен быть ответствен за их уплату. Косвенно или иначе, но это бремя часто перекладывается на других. Домашние хозяйства платят налоги или в форме сокращения их прямых доходов, или в форме увеличения их расходов.

Когда налоги искажают экономические решения, они представляют для общества бремя, которое превышает налоговые поступления, получаемые правительством. Величина этого превышения называется избыточным бременем или чистой социальной потерей. Эта величина зависит от пределов, до которых искажаются экономические решения. Общим принципом, вытекающим из анализа избыточного бремени, является принцип нейтральности, который утверждает, что налог, нейтральный по отношению к экономическим решениям, является более предпочтительным, чем налог, который искажает эти решения.

Размер избыточного бремени, который порождается искажающим решения налогом, зависит от того, в какой степени изменяются решения в ответ на налог. В случаях с акцизными налогами поведение потребителей отражается на эластичности спроса. Чем эластичнее кривая спроса, тем больше искажение, вызываемое любой данной налоговой ставкой. Если спрос абсолютно неэластичен, то не будет и искажения, а следовательно, не возникнет избыточного бремени. Налог будет просто изменять часть излишка, зарабатываемого потребителями. Кстати, именно поэтому экономисты предпочитают единый налог на землю всем другим налогам. Предложение земли абсолютно неэластично, и единый налог на все виды ее использования искажает экономические решения меньше, чем налоги на другие факторы производства, предложение которых эластично.

После того как нам стали известны проблемы искажения избыточного бремени, можно сказать, что иногда нейтральные (по отношению к экономическим решениям) налоги желательны. Это происходит в том случае, если в экономике уже существуют другие искажения. Экономисты назвали это явление принципом второго наилучшего. По крайней мере, два фактора стимулируют не нейтральные налоги: а) наличие внешних факторов (экстерналий) и б) наличие других искажающих налогов.

Мы уже знаем, что в случае отрицательного внешнего фактора фирма или домашнее хозяйство может сделать экономически неэффективный выбор. Эффективное распределение ресурсов в этом случае может быть восстановлено введением такого налога на деятельность, являющуюся источником внешнего фактора, который точно равен стоимости ущерба, причиненного этой деятельностью. Так как введение налога на внешний фактор меняет решения, оно тем самым имеет целью заставить источник внешнего фактора рассмотреть реальные издержки своей деятельности. В этом смысле искажение экономического решения, причиняемого введением налога, становится полезным, так как оно улучшает экономическое благосостояние. Вместо возникновения избыточного бремени происходит повышение эффективности.

Искажающий налог полезен и тогда, когда такие налоги уже существуют. Допустим, что в экономике имеется лишь три товара — А, В, С и что уже введен 5%-ный акцизный налог на В и С. Он искажает решения потребителей, и те снижают покупки В и С в пользу А. Вводя аналогичный налог на А, правительство снижает искажение от действующей системы налогов. Когда потребитель сталкивается с равными налогами на все блага, он не может избежать уплаты налогов, меняя структуру покупок. В этом случае не нейтральный налог улучшает экономическую эффективность.

Изучая возможности создания оптимальной налоговой системы, экономисты связали реакции потребителей на налоги со знанием эластичности спроса в отношении различных товаров и услуг. Идея состоит в том, чтобы ввести акцизы, которые были бы наиболее значительными для товаров и услуг с относительно низкой эластичностью спроса и наиболее легкими для товаров и услуг с относительно высокой эластичностью спроса.

Ключевые слова и понятия

  • Вертикальное равенство
  • Внешние факторы (экстерналий)
  • Горизонтальное равенство
  • Избыточное бремя
  • Налоговая база
  • Общественные блага
  • Официальная черта бедности
  • Порядок голосования
  • Правило супербольшинства
  • Правило большинства
  • Предельная налоговая ставка
  • Предельный ущерб
  • Принцип второго наилучшего
  • Принцип нейтральности
  • Принцип получаемой выгоды
  • Прогрессивная система налогов
  • Пропорциональная система налогов
  • Рациональный невежественный избиратель
  • Регрессивная система налогов
  • Социальная функция полезности
  • Социальные (общественные) затраты
  • Способность платить (налоги)
  • Средняя налоговая ставка
  • Структура налоговой ставки
  • Теорема Эрроу
  • Теория общественного выбора
  • Улучшения по Парето
  • Частные затраты

ИТОГИ ИЗУЧЕНИЯ ТЕМЫ

    1. Рыночная система регулирования, эффективно обеспечивая рост производства товаров и услуг, оказывается несостоятельной в решении ряда крупных проблем жизнедеятельности общества. Рыночная система постоянно продуцирует монополистические тенденции, для подавления которых нужно государственное вмешательство. Рыночная система создает внешние факторы, ведущие к высоким социальным (общественным) затратам. Устранение этих факторов или их последствий возможно при вмешательстве государства. Рынок не может обеспечить население общественными благами — неделимыми, не конкурирующими в потреблении и не исключающими снабжения потребителей товарами и услугами. Рынок не может решить проблему «безбилетника». Государство обеспечивает предложение общественных товаров.
    2. Рынок распределяет факторные доходы в соответствии с производительностью факторов, что создает существенную объективную дифференциацию доходов, в том числе проблему бедности. А решать эту проблему должно государство на основе конкретных представлений о социальной функции полезности. Решая проблему бедности, государство устанавливает официальную черту бедности, принимает и проводит в жизнь программы помощи. Государство в XX в. взяло на себя функции социальной защиты населения.
    3. Рыночная экономика развивается циклически, создавая разрывы ВНП и снижая эффективность распределения ресурсов. Государство осуществляет макроэкономическую стабилизационную политику, сглаживая циклические последствия.
    4. Теория общественного выбора позволяет изучать поведение избирателей, политиков и государственных служащих, с тем чтобы найти более эффективные пути агрегирования индивидуальных и групповых предпочтений и добиться более устойчивого политического равновесия. Общепринятым в демократических странах механизмом агрегирования предпочтений через принятие решений на национальном уровне стало правило большинства. Это правило действует не идеально, что подтверждает множество принятых теорем и концепций. К ним относятся: теорема Эрроу, теорема о парадоксе голосования, концепция группы интересов и возможности непредставительного правительства, концепция о рациональном невежественном избирателе и др.
    5. Существенная часть государственной экономической деятельности состоит в управлении государственным бюджетом. Для того чтобы устранить или компенсировать многие негативные последствия функционирования рыночной системы и удерживать эффективный уровень распределения ресурсов общества (на кривой производственных возможностей), государство должно создавать и поддерживать налоговую систему. Существуют три главных вида налоговых систем: пропорциональная, прогрессивная, регрессивная. Налоговая база включает выраженный в деньгах объем национальной экономической деятельности. Распределение налогового бремени зависит от принятой в стране концепции распределения (принцип получаемой выгоды, способность платить, горизонтальное или вертикальное равенство). Инструментом налогообложения является средняя (объем налогов, деленный на валовой доход) и предельная (доля налогов в дополнительно заработанном доходе) налоговые ставки.
    6. Налоги могут искажать принимаемые экономические решения. Поэтому из всех налогов экономисты предпочитают нейтральные налоги, не влияющие на экономические решения. Иногда искажающие налоги полезны и могут повысить эффективность принимаемых решений. Это явление экономисты назвали вторым наилучшим. Условием оптимального налогообложения является введение более жестких налогов (акцизов) на товары и услуги с низкой эластичностью спроса и менее жестких налогов — на блага с высокой.
  1. *Кеннет Эрроу — выдающийся американский экономист, лауреат Нобелевской премии.

О MUHAMMAD SALOH

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.