Международная торговля и сравнительное преимущество

Цель изучения темы состоит в том, чтобы узнать:

  • причины особого значения международной торговли для микроэкономического благополучия нации;
  • в чем заключается закон сравнительного (компаративного) преимущества;
  • как определяются цены в международной торговле;
  • как власти вмешиваются во внутреннюю торговлю, с тем, чтобы защитить национальные отрасли от иностранной конкуренции.

Земля и другие природные ресурсы распределены на нашей планете весьма неравномерно. Россия имеет, за редкими исключениями, практически все необходимое для производства товаров и услуг. Зато Япония испытывает огромный дефицит минеральных ресурсов и земли. Саудовская Аравия почти лишена пригодной для земледелия земли, но обладает впечатляющими запасами нефти. Но даже если у страны есть все необходимые ресурсы, как, например, у России, всегда имеются какие-то важные природные отличия, которые вынуждают эту страну вступать в торговые отношения с другими странами. Так, российский климат не позволяет нам самим получать кофе, какао, тропические плоды и фрукты и т. д. Существенную роль в развитии торговли играет общий квалификационный уровень нации, ее особенности в сфере развития различных профессий. Мастерство новозеландского фермера подсказывает и страновую специализацию Новой Зеландии — фермерство.

Если бы маленькая страна пыталась сама производить каждое необходимое благо, создавая весь спектр отраслей, то ни одна из этих отраслей не смогла бы достичь масштаба, который позволял бы использовать технологию массового производства. Но, несмотря на экономические противопоказания, и сегодня есть немало примеров, когда маленькие страны по каким-либо политическим мотивам организуют собственные международные авиалинии или даже металлургические заводы. Эти предприятия, как правило, выживают за счет государственных субсидий, т. е. истощают, а не пополняют бюджет своей страны.

Все сказанное позволяет сделать вывод о том, что международная торговля является следствием стремления стран использовать многочисленные преимущества специализации. Международная специализация — применение трудовых и других факторных ресурсов нации для того, чтобы производить такие товары и услуги, которые наилучшим образом адаптированы к использованию этих факторных ресурсов.

2. ИСТОЧНИКИ ВЫГОД, КОТОРЫЕ ДАЕТ МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ

Почти 200 лет назад А. Смит выступал с жесткой критикой властей, пытавшихся в интересах узких групп лендлордов ввести ограничения во внешней торговле. Д. Рикардо тоже внес огромный вклад в эту борьбу. Отмена тарифов на импорт зерна в Англию и постепенная эволюция этой страны свободной торговле — результат публицистической и научной деятельности великих английских экономистов. Выгоды от торговли в целом сводятся к увеличению объема впускаемой продукции. Это происходит на всех уровнях — вследствие торговли между индивидами, между регионами и между странами. Без торговли отдельный человек должен сам производить все, но производить чрезвычайно мало, испытывая крайнюю нужду. С торговлей он удовлетворяет все свои нужды. Эта же логика относится и к региону, и к нации.

К сожалению, многие люди верят в то, что нация может выиграть от торговли только за счет другой нации. Это очень старое заблуждение. Сторонники протекционизма (которых и сегодня немало везде, включая Россию) всегда доказывали, что набор благ не увеличивается вследствие торговли и после обмена остается тем же, что и до него. Поэтому, дескать, если одна нация выигрывает от обмена, то другая должна обязательно потерять.

А как же все-таки могут возникнуть выгоды для обеих сторон в обмене, если объем благ от этого не увеличивается? Они возникнут потому, что каждая из сторон получает в ходе обмена блага, необходимые именно ей. Конечно, когда Россия продает Украине природный газ, а покупает сахарный песок, то ни того, ни другого в результате этого обмена не становится больше, но каждая страна получает то, что она ценит больше, а отдает то, что она ценит меньше. Добровольная торговля является взаимовыгодной деятельностью.

Но если логика торговли одинакова как в обмене между регионами, так и между странами, то почему мы должны специально изучать международную торговлю? Для этого есть несколько причин. Во-первых, внутренняя торговля происходит при наличии лишь одного правительства, а внешняя торговля вовлекает в политику два и более правительств. При этом каждое из них обеспокоено благосостоянием своих граждан, но отнюдь не обеспокоено благосостоянием граждан других стран. Внутренняя торговля, по определению, должна быть свободной (хотя в постсоветской России мы знаем много примеров самодурства местных властей, запрещающих, например, картофель из «своей» области А везти в «чужую» область Б). Международная торговля до сих пор идет под знаком противоборств, создающих постоянные препятствия для свободной международной торговли. Во-вторых, вся внутренняя торговля идет с применением только национальной валюты. Но международная торговля неизбежно вовлекает применение двух и более валют в обслуживание торговых операций, что требует определенных регулирующих мер. В-третьих, для трудовых и капитальных ресурсов не составляет трудностей передвигаться внутри страны (правда, в России миграция населения крайне затруднена вследствие острого дефицита жилья). Однако такие передвижения между двумя и более странами до сих пор подвергаются существенным ограничивающим мерам.

3. ЗАКОН СРАВНИТЕЛЬНОГО (КОМПАРАТИВНОГО) ПРЕИМУЩЕСТВА

Выгоды от международной специализации и торговли совершенно понятны во всех случаях, когда страны-партнеры имеют явные преимущества в каком-либо виде производства. Например, всем известно, что Бразилия производит кофе и обеспечивает им едва ли не весь мир. Но она импортирует платформы для освоения шельфовых месторождений. Здесь все правильно: в Бразилии кофе производится при меньших затратах факторных ресурсов, чем в Канаде или в США, но зато Бразилия не смогла бы произвести платформу при тех затратах, которые осуществляют в этих целях в США. Таким образом, у Бразилии имеется абсолютное преимущество в производстве кофе, а у США — в производстве платформ. Совершенно очевидно, что обе страны только выиграют, если сосредоточатся на производстве продукции, по которой у них есть абсолютное преимущество, а затем будут продавать эту продукцию в другие страны. Абсолютное преимущество в международной торговле — способность страны А производить благо более эффективно (т. е. с большей продукцией на единицу применяемых факторных ресурсов), чем это делает страна В. Обладание такой способностью вовсе не означает» что страна А может успешно экспортировать данное благо в страну В. При этой ситуации страна В все еще может иметь сравнительное преимущество по этому же виду блага.

Последнее замечание означает, что две страны могут в целом получать выгоду от торговли даже в том случае, если одна из них более эффективна, чем другая, в производстве всех товаров и услуг. Эта идея впервые была высказана почти 175 лет назад Д. Рикардо. Допустим, что в двух странах для производства компьютеров и телевизоров применяется только один факторный ресурс — труд. При этом страна А имеет абсолютное преимущество в производстве обоих товаров. Она может производить либо 50 компьютеров, либо 50 телевизоров в год. Но вторая страна (В) может производить только 10 компьютеров или 40 телевизоров в год. Может ли страна А при этих первоначальных условиях торговать со страной В этими товарами?

Да, может. Несмотря на то что страна А имеет абсолютное преимущество и производит оба товара более эффективно, чем страна В, она имеет сравнительное преимущество в производстве компьютеров, но сравнительное преимущество в производстве телевизоров принадлежит стране В. Страна А может производить 50 телевизоров, в то время как страна В может производить только 40 телевизоров. Это означает, что страна А на 25% эффективнее, чем страна В в производстве телевизоров. Но вместе с тем страна А в 5 раз эффективнее в производстве компьютеров, чем страна В. Таким образом, конкурентные возможности страны А более значительны в производстве компьютеров, чем телевизоров. Страна А имеет очевидное сравнительное преимущество по компьютерам. Страна А, для того чтобы произвести один лишний компьютер, должна пожертвовать одним телевизором (1 : 1). Но страна В, для того чтобы произвести один лишний компьютер, должна пожертвовать 4 телевизорами (1 : 4). Зато страна А, для того чтобы произвести один дополнительный телевизор, должна отказаться от одного компьютера (1 : 1), а страна В — лишь от 0,25 компьютера (4 : 1).

Следовательно, у страны В есть сравнительное преимущество по телевизорам. Поэтому обе страны должны сконцентрировать свои усилия: одна на компьютерах, а другая на телевизорах.

Как видно из табл. 27-1, благодаря специализации и торговле обе страны вместе теперь производят больше и компьютеров, и телевизоров. Когда каждая страна создает то, что она может производить лучше других, все страны получают выгоды, потому что больший объем каждого из благ может быть достигнут без увеличения применяемых факторных ресурсов.

Таблица 27-1

 

Страна А

Страна Б

Всего

До специализации

Компьютеры

25

5

30

Телевизоры

25

20

45

После специализации

Компьютеры

40

0

40

Телевизоры

10

40

50

Выигрыш от международной торговли вполне может быть выражен графически. На рис. 27-1 показаны две кривые производственных возможностей — А и В. Допустим, что каждая страна имеет 1000 чел.-лет факторного ресурса. Следовательно, на каждую 1000 чел.-лет страна А может производить 50 телевизоров и ни одного компьютера (точка A1), либо 50 компьютеров и ни одного телевизора (точка A2), либо любую комбинацию на кривой A1 A2. Тот факт, что кривая А1А2 расположена

Рис. 27-1

выше В1В2 говорит нам об абсолютном преимуществе страны А, т. е. о способности страны А при том же объеме факторных ресурсов (1000 чел.-лет) производить больше и телевизоров, и компьютеров, чем страна В. Но сравнительное преимущество страны А в производстве компьютеров и сравнительное преимущество страны В в производстве телевизоров показано различными наклонами кривых A1A2 и В1В2. Наклон кривой В равен 4 (0В1 : 0В2 = 4). Это означает, что в стране В альтернативные затраты на производство одного компьютера равны затратам на четыре телевизора. Наклон кривой A1A2 равен 1, так что в стране А альтернативные затраты на 1 компьютер равны затратам на 1 телевизор (и наоборот).

Вследствие того, что альтернативные затраты в двух странах отличаются друг от друга, становится реальной торговля между ними. Позднее мы обсудим вопрос о том, как распределяются выгоды от торговли между этими двумя странами. А пока мы можем отметить, что из международной торговли будет исключен компьютер, если он будет стоить меньше, чем один телевизор, и больше, чем четыре. Если компьютер на мировом рынке будет стоить меньше, чем один телевизор (альтернативные затраты на компьютер в стране А), то страна А будет производить свои собственные телевизоры.

Рис.27-2

Но если на мировом рынке компьютер стоит больше, чем 4 телевизора, то страна В будет производить собственные компьютеры. Иными словами, для осуществления взаимной торговли норма обмена между телевизорами и компьютерами должна быть между 4 и 1.

А теперь допустим, что обмен пойдет по норме 1 компьютер за 2 телевизора. Что же в этом случае выиграют страны А и В? На рис. 27-1 кривые A1A2 и B1B2 — те же самые, что и на рис. 27-2. Но страна А может действовать эффективнее в условиях обмена. Если пропорция обмена равна 2:1, то страна А будет производить только компьютеры и покупать телевизоры в стране В. При этом кривая потребительских возможностей в стране А будет РA2. Эта кривая имеет наклон, равный 2 (т. е. каждый проданный компьютер дает стране два телевизора). Поскольку страна А теперь может выбрать точку на кривой РA2 а не на кривой A1A2, то ясно, что торговля создает для этой страны новые производственные возможности.

Аналогично выгодная ситуация возникает и для страны В. Если она будет производить только телевизоры, то сможет получить за них 20 компьютеров, и ее кривая потребительских возможностей В1Р будет существенно выше ее кривой производственных возможностей B1B2. Наклон кривой B1P тоже составляет 2. Рис. 27-2 показывает нам, что выгоды от внешней торговли прямо зависят от того, до какой степени мировые цены (2 телевизора за 1 компьютер) отличаются от внутренних альтернативных издержек (4 : 1,1 : 1).

4. ПРОБЛЕМА УСТАНОВЛЕНИЯ МИРОВЫХ ЦЕН

Пример, проиллюстрированный на рис. 27-2, показывает нам, что работники в обеих странах при наличии торговли между ними могут зарабатывать более высокую реальную заработную плату, чем при отсутствии торговли. Не только страна А, где работники более эффективны и обеспечивают абсолютное преимущество, но и страна В, где работники менее эффективны, получают выгоду от торговли. В результате торговли страна В может производить больше телевизоров и получать больше компьютеров, повышая тем самым свой жизненный уровень через увеличение реальной (неденежной) зарплаты.

Раздел выгод от торговли между странами зависит от цен этой торговли. Как мы знаем, на свободных рынках установление цены зависит от соотношения спроса и предложения. Но в применении к международной торговле модель спрос-предложение требует ряда усложнений. Во-первых, она должна учитывать две кривые спроса (страны-экспортера и страны-импортера) и две кривые предложения. Во-вторых, точка равновесия не может быть точкой пересечения любой из пар кривых D и S, потому что при наличии торговли величина

Рис. 27-3

предложения в любой из экспортирующих стран должна быть больше величины спроса, а величина предложения в импортирующей стране должна быть меньше величины спроса.

Эти особенности показаны на рис. 27-3. На рис. 27-3, а мы видим кривые D и S для страны, которая экспортирует, например, хлопок, а на рис. 27-3, б — кривые D и S страны, которая импортирует хлопок. Мы исходим из предположения, что у этих стран нет торговли хлопком ни с какой иной страной. Нам нужно найти рыночное равновесие, а вместе с ним равновесную цену. Равновесная цена на свободном рынке должна удовлетворять двум условиям: 1) цены на хлопок должны быть одинаковы в обеих странах; 2) величина экспорта должна быть равна величине импорта. На рис. 27-3, о при цене Р, отрезок АВ между точкой В, где данная страна производит, и точкой А, где она потребляет, должен быть равен отрезку CD, расположенному между величиной спроса импортирующей страны (точка D) и величиной предложения (точка С).

При любой более высокой цене (например, Р2) производители в обеих странах захотят продать больше, а потребители — купить меньше. При цене Р2 величина предложения поднимется с точки В до точки F. Теперь объем экспорта мог бы быть равен EF, а не АВ. По той же причине рост цены приведет к большему производству и меньшим продажам в импортирующей стране, в результате импорт сократится с CD до GH. Следовательно, цена Р2 не может удержаться, если международный рынок является свободным и конкурентным. Однако, несмотря на выгоды международной торговли, многие страны постоянно вмешиваются в торговые операции.

5. ОГРАНИЧЕНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОЙ ТОРГОВЛЕ

До А. Смита и Д. Рикардо, начавших борьбу за свободную торговлю, жесткая защита национальных производителей считалась первейшей обязанностью политиков, которые должны были стимулировать экспорт и подрывать импорт. В XX в. понимание необходимости более свободной торговли становилось доминирующим. Наиболее последовательно эта линия поддерживалась в США. И лишь в 80-е гг. США частично вернулись к протекционистским мерам в ответ на массированные попытки Западной Европы и Японии отгородиться высокой стеной от конкуренции американских товаров и особенно услуг.

Среди инструментов современного контроля и регулирования внешней торговли следует выделить три главных. Во-первых, это тарифы, т. е. налог на импорт. Наиболее низкие тарифные ставки существуют в России и США. Во-вторых, страны активно применяют квоты — определяемые законом ограничения на количество импортируемого товара (например, в месяц, квартал или год). И вновь — по квотам наиболее свободные рынки представляют Россия и США. Наконец, третий инструмент контроля — экспортная субсидия — государственные платежи экспортеру, с тем чтобы он мог снизить продажную цену на свою продукцию и она стала бы более конкурентоспособной на международных рынках.

Рис.27-4

И по этому инструменту Россия и США минимизируют его применение. Но другие страны, особенно западноевропейские, применяют его весьма интенсивно, что привело к обвинениям этих стран в том, что они проводят политику «несправедливой конкуренции». Одним из известнейших примеров практики «несправедливой конкуренции» являются субсидии консорциуму «Европейский Аэробус», которые обеспечили ему перехват у американских авиастроительных компаний значительной части мирового рынка.

Тарифы и квоты ограничивают предложение продукции из-за рубежа и повышают цену на экспортируемую продукцию. Рост цен снижает спрос на импорт. Разница лишь в том, что тарифы снижают спрос, а квоты, сокращая предложение, повышают цены. На рис. 27-4 равновесная цена — Р2. При этой цене страна-экспортер производит объем продукции, равный Q4 (точка В на рис. 27-4, а) и потребляет Q1 (точка А). Таким образом, ее экспорт составляет АВ. Точно так же страна-импортер потребляет объем Q4 (точка D на рис. 27-4, б), а производит лишь Q1 (точка С), так что ее импорт составляет CD.

А теперь допустим, что страна-импортер вводит квоту, позволяющую импортировать лишь объем, равный Q3— Q2 (рис. 27-4, б). В этом случае равновесие рынка свободной торговли невозможно, рынок должен уравновеситься в точке, где импорт и экспорт равны Q3Q2 (QT).

Но из рис. 27-4 видно, что это потребует установления совершенно разных цен в двух странах. Импорт будет равен QT, только если цена импортируемого товара равна Р3 потому что только при этой цене величина спроса превысит величину внутреннего предложения на величину QT. Точно так же экспорт составит RS (рис. 27-4, а), только если цена в стране-экспортере будет равна P1. Ведь при этой цене величина предложения превысит величину внутреннего спроса на RS. Таким образом, квоты повышают цену на внутреннем рынке страны-импортера (до Р3) и понижают цену в стране-экспортере (до Р1).

Однако в то время как тарифы и квоты могут осуществлять одинаковое сокращение в международной торговле и вести к одинаковым ценам в двух торгующих странах, существуют важные различия между этими двумя типами ограничений. Когда вводится квота, то прибыль от роста цены в импортирующей стране обычно попадает к зарубежным и внутренним продавцам этого продукта. Так как поставщики ограничены квотой, покупатели в стране-импортере должны платить за данный товар больше. Поэтому поставщики (иностранные и собственные) выручают больше за каждую проданную единицу.

Но когда вводится тариф, часть прибыли попадает властям страны-импортера через налоговую систему. Правительство этой страны получает более высокие налоговые поступления частично за счет собственных граждан — потребителей данного товара, а частично за счет зарубежного экспортера, который вынужден сократить свою прибыль, чтобы удержать от падения величину спроса, снижающуюся при введении тарифа. При этом вновь выигрывают внутренние производители, поскольку они от тарифа освобождены. Поэтому весьма часто оказывается, что для интересов страны-импортера введение тарифа лучше, чем введение квот.

Другим важным различием между тарифами и квотами являются различные долговременные последствия их применения для эффективности отечественного производства и цен в стране-импортере. Тариф депрессирует всех иностранных поставщиков одинаково. Поэтому он сохраняет преимущества тех зарубежных поставщиков, кто наиболее конкурентоспособен и эффективен. Квота действует более избирательно, поскольку в очереди зарубежных поставщиков лучшие могут оказаться позади, а некоторых поставщиков зачастую отбирает сама страна-импортер по политическим критериям, а не критериям экономической эффективности. Поэтому в квоту весьма часто не попадают наиболее эффективные из поставщиков.

Таким образом, выбирая между тарифами и квотами, страна-импортер чаще предпочитает тарифы, потому что, во-первых, от применения тарифов власти этой страны получают больше, чем зарубежные и собственные поставщики, и, во-вторых, тарифы не могут содержать специальных преимуществ для неэффективных поставщиков.

6. ПРИЧИНЫ СУЩЕСТВОВАНИЯ ОГРАНИЧЕНИЙ ВО ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛЕ

Среди множества таких причин следует выделить две основные: а) ограничительные меры помогают стране-импортеру получить более выгодные цены на свою продукцию; б) эти меры способны защитить некоторые отечественные отрасли от иностранной конкуренции. Каким образом тарифы делают цены на рынке страны-импортера более выгодными для нее? Тариф вынуждает иностранного поставщика продавать свою продукцию по более дешевым ценам. Если он сделает этого, то ему не удастся продать свою продукцию. Еще раз обратимся к рис. 27-4, б, где тариф повышает цену P2 на Р3. Это повышение цены понижает импорт с величины CD до величины QT, что автоматически означает такое же снижение экспорта (с АВ до RS в левой части рис. 27-4). Теперь иностранный экспортер обречен продавать свою продукцию по цене Р1 (плюс тариф), в то время как отечественный поставщик — по P3 (тариф его не затрагивает). Внутренняя цена, таким образом, поднялась в пользу отечественного производителя.

Но вся описанная выше технология действует только в том случае, если экспортер ведет себя пассивно. В реальной жизни тариф, введенный в стране А на продукцию страны В, немедленно ведет к тому, что страна В вводит не менее жесткие меры в отношении продукции страны А. Если «обмен ударами» не прекращается, он может быстро привести к торговой войне. В ходе Великой депрессии 1929—1933 гг. в мировой торговле случилось нечто подобное, что стало причиной продолжения этого тяжелейшего кризиса.

Другой и наиболее частой причиной торговых ограничений является защита ряда отраслей страны-импортера от конкуренции иностранных поставщиков. Конечно, при этом потребители в данной стране лишаются выгод, которые дает им международная специализация. Защита своих отраслей в стране А ведет к ответным действиям в других странах, и в результате потери несут потребители во всех странах. Весьма часто аргументом в пользу защиты своей отрасли является утверждение о необходимости не допустить потери рабочих мест. Возможно, что это утверждение верно, однако в любом случае рабочие места будут сохранены за счет роста цен и снижения реальных доходов всех потребителей, к тому же «защищенные» ресурсы отраслей будут по-прежнему применяться неэффективно.

Вместе с тем во многих странах импорт зарубежной продукции действительно создает проблемы с рабочими местами либо ведет к существенному снижению доходов в ряде отраслей. В западных странах такие ситуации вынуждают правительства проводить политику помощи по торговой перестройке. Она обеспечивает специальные пособия по безработице, займы, программы переподготовки и другие формы помощи работникам и фирмам, которые пострадали от конкуренции иностранных поставщиков. В России подобная политика была бы сегодня весьма актуальна, особенно для гражданских отраслей, производящих потребительскую продукцию. В течение многих десятилетий эти отрасли были лишены серьезных инвестиционных ресурсов и в итоге оказались неконкурентоспособными на мировых рынках. Сегодня они испытывают тяжелое давление качественных импортных товаров, но не имеют ни собственных ресурсов для перестройки, ни помощи со стороны государства.

Иногда введение торговых ограничений может аргументироваться неэкономическими причинами. Например, страна посчитает, что она должна быть готова к военному нападению на нее и поэтому обязана иметь и поддерживать отрасли, продукцию которых дешевле и проще купить за рубежом, но поставки, которых могут быть полностью прерваны войной. В этом случае данные отрасли защищаются от иностранной конкуренции. Другим примером являются жесткие ограничительные меры на торговлю с определенными странами по политическим причинам. Так, в США были запрещены любые торговые операции с Кубой и Ливией.

Еще одним аргументом протекционистов является защита от внешней конкуренции вновь создаваемых отраслей, которые в «детском» возрасте нуждаются в помощи. Этот аргумент может быть принят только в том случае, если будущие выгоды такой отрасли достаточны, чтобы оплатить общественные потери, которые общество станет нести все время, пока данная отрасль будет под защитой ограничительных мер на внешнюю торговлю. Строго говоря, аргумент о необходимости защищать молодую отрасль имеет какой-то смысл, если отрасль, несмотря на ее перспективность, испытывает острую нехватку ресурсов и вынуждена прибегать к истощающим займам. Но и в этом случае, вероятно, полезнее было бы предоставить ей государственный заем под низкий процент, чем осуществлять торговый протекционизм. К сожалению, есть немало примеров того, как молодая отрасль, получив торговую защиту, затем становилась старой, но так и не могла существовать, не выдерживала конкуренции без этой защиты.

Но наиболее частым случаем, вызывающим протекционистские меры, являются сами эти меры, т. е. так называемый «протекционистский ответ». В последние годы, например, США постоянно угрожают жесткими мерами Японии, Южной Корее, Бразилии. Делается это, как часто бывает, в целях защиты принципа свободной торговли. Вероятно, до какого-то определенного предела этот метод срабатывает. Однако он, безусловно, несет в себе существенный элемент риска. Обычно этот метод оправдывают тем, что американские компании ставятся в такие условия, при которых они конкурируют не с компаниями других стран (это они считают нормальным и правильным), а с правительствами других стран (что уже ненормально и неправильно). Но в любом случае можно сказать, что традиционная приверженность, например, США принципу свободной торговли принесла им выгод гораздо больше, чем другим странам приверженность протекционизму, особенно если речь идет о выгодах рядовых потребителей и выгодах, связанных с эффективным производством.

Одна из интересных особенностей протекционизма — страх перед низкими ценами иностранных поставщиков. Сторонники протекционизма любят апеллировать к публике, обвиняя ту или иную страну-экспортера в поставках товаров по низким ценам. Казалось бы, что низкая цена — как раз то, что и нужно населению. Тем не менее, какая-то его часть постоянно реагирует на указанную апелляцию, поддерживая протекционистов. Обвинения в демпинге — частая практика многих протекционистов. Демпинг — продажа товаров на зарубежных рынках по более низким ценам, чем цены этих же товаров на внутреннем рынке. В 1996 г. в США несколько раз пытались возбудить торговые расследования против поставщиков женских пальто из России. При этом ссылались на баснословно низкие цены (70—100 долл. за единицу). Однако в действительности и эта цена в несколько раз превышала затраты и, следовательно, демпинговой не являлась. Низкий уровень и затрат, и продажной цены объяснялись прежде всего низкими трудовыми затратами на российских швейных фабриках. Это вновь дало в США пищу так называемому аргументу о «дешевой иностранной рабочей силе».

Суть этого аргумента состоит, во-первых, в том, что импорт сокращает рабочие места в США и, во-вторых, заставляет американских производителей снижать зарплату своим рабочим, чтобы выдержать конкуренцию, и тем самым снижать их уровень жизни. Начнем со второго утверждения. Если рабочие за рубежом принимают свою низкую (относительно США) зарплату, то, продавая свой продукт в США, они, вероятно, повышают жизненный уровень всех американских потребителей, а не понижают его. А теперь о первом утверждении: если международная торговля сокращает в какой-либо стране рабочие места в отрасли А, то она же должна создавать эти места в отрасли В. Вопрос о рабочих местах относится к общей эффективности политики занятости в стране. Если эта политика эффективна, то занятость не пострадает, а выиграет от внешней торговли. В долгосрочном периоде труд является «дешевым фактором производства», только если его производительность низка. Наивысшая зарплата удерживается в тех странах, где высока производительность труда. Высокая производительность понижает затраты и позволяет экспортерам успешно конкурировать, несмотря на низкую зарплату работников у конкурентов. Таким образом, высокая зарплата в развитых странах вела к высокой производительности и низким затратам на производство продукции. Это преимущество является абсолютным: страна, которая наиболее эффективна в производстве любой продукции, может платить своим работникам более высокую зарплату в любой отрасли.

Ключевые слова и понятия

  • Абсолютное преимущество
  • Демпинг
  • Импорт
  • Квоты
  • Международная специализация
  • Помощь по торговой перестройке
  • Специализация
  • Сравнительное преимущество
  • Тарифы
  • Экспорт
  • Экспортная субсидия

ИТОГИ ИЗУЧЕНИЯ ТЕМЫ

  1. Источником выгод от международной торговли является сравнительное преимущество, различия в альтернативных затратах производства товаров и услуг разных стран. Специализация осуществляется в форме концентрации ресурсов у производителя, действующего с низкими альтернативными затратами.
  2. Международная конкуренция перераспределяет ресурсы стран в те отрасли, где эти страны имеют сравнительное преимущество. Международный обмен и специализация ведут к более низким ценам на импортируемую продукцию и к более высоким внутренним ценам на продукцию, которую экспортируют. Для всего мирового сообщества чистым итогом международной торговли является рост мирового совокупного производства и потребления, а следовательно, рост благосостояния народов стран, участвующих в мировой торговле.
  3. Применение тарифов, квот и других ограничений сокращает объем иностранной продукции на внутренних рынках. Потребители (все население) платят за это высокую цену. Протекционизм — это субсидии тем компаниям (и рабочим, работающим в них), чьи интересы защищаются торговыми ограничениями.
  4. В долговременном плане торговые ограничения не сохраняют рабочие места, так как снижение импорта неминуемо затем ведет к снижению экспорта. Относительное оправдание могут иметь лишь те аргументы в пользу торговых ограничений, которые связаны с оборонными интересами или интересами новых отраслей. Но чаще всего торговые интересы — дело рук тех политиков, которые поддаются давлению групп специальных интересов.

О MUHAMMAD SALOH

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.