Исламинтерн

В 1994 г. лондонские эксперты вводят новый политический жаргонизм – «исламинтерн» по аналогии с существовавшей некогда под руководством Москвы всемирной организации (Коминтерн), преследовавшей глобальные цели и действовавшей в рамках четко организованной и контролировавшейся стратегии. Естественно, что авторы употребили этот термин весьма условно. Искать аналогии между Коминтерном и т.н. исламским фундаментализмом можно было только с точки зрения той опасности, который последний может представлять для безопасности Запада. С политической, социальной, культурно-религиозной и экономической точек зрения исламский мир представляет собой настолько многоплановый и разнообразный мир, что модный термин «исламский фундаментализм» является не более чем попыткой одной дефиницией охватить различные и многообразные процессы.

Историческим прототипом современного исламского фундаментализма была созданная в 1928 г. в Египте организация Братьев-мусульман. С тех пор мусульманские движения в различных странах приняли разнообразные и зачастую политически противоположные формы: от крайне радикальных (Ливан, Египет) до вполне умеренных (Тунис), от официальных (Иран, Саудовская Аравия) до подпольных (Алжир). В разное время ислам в зависимости от конкретной социально-политической ситуации замешивался на других идеологиях; в 1940-50-е гг. это был арабский национализм; в 196070-е гг. – социализм. В конце 1970-х и в 1980-е гг. появился феномен исламской революции в Иране, оказавший мощное воздействие на международные отношения. И наконец, талибы в Афганистане показали всему миру, что ислам может принять формы, которых не было даже в средневековье.

Не секрет, что различные радикальные исламские движения и группировки поддерживаются за счет внешних доноров. С 1979 гг. началось открытое соперничество за лидерство в мусульманском мире между Саудовской Аравией и Ираном. Эр-Рийад традиционно поддерживал миссионерскую деятельность, строительство мечетей, различные медицинские, социальные, финансовые и экономические программы. Исключением были афганские муджахеддины, которым Саудовская Аравия оказывала существенную помощь в военных целях. Иран с первых дней существования исламской республики взял курс на распространение идей исламской революции посредством прямой поддержки и руководства экстремистскими группировками, в первую очередь на Ближнем Востоке, самые известные среди которых Хезболлах и Хамас. Именно такая деятельность Ирана, а также активность других, несвязанных с Тегераном групп, осуществляющих террористическую деятельность целенаправленно против западных представителей и объектов, способствовала появлению мифологизированных представлений об «исламском фундаментализме», «Исламинтерне» как о новом вызове Западу после коммунизма. Тем не менее, боевики, сражавшиеся под знаменами джихада в Афганистане, стали в 1990-е гг. частью военно-политической игры на Ближнем Востоке, на Балканах и Кавказе.

Демонизации исламистов во многом способствовали сами правящие элиты во многих странах ислама, считают авторы «Стратегического обозрения»[1]. Это было связано, как правило, с нежеланием правящих классов идти на политические уступки и тем более расставаться с властью, проводить своевременные социально-экономические реформы и т.д. В результате «демоны» насилия действительно выпускаются из бутылки, как это произошло в Алжире. Другие «демоны» терроризма сознательно готовились самим Западом для борьбы со своим геополитическим противником – Советским Союзом. Для того, чтобы загнать джина обратно, Соединенным Штатам пришлось прибегнуть в 1998 г. к ракетным ударам, а в 2001 г. – к прямому вторжению.


[1] Strategic Survey. 1993-1994. – London: IISS, 1994, рр.16-24.

add

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.