СНГ в поисках коллективной безопасности

Договор о коллективной безопасности был подписан 15 мая 1992 г. в Ташкенте шестью пост-советскими республиками – Арменией, Казахстаном, Кыргызстаном, Россией, Таджикистаном и Узбекистаном. Позднее, в 1993 г. к договору присоединились Азербайджан, Грузия и Беларусь В 1999 г. Узбекистан, Грузия и Азербайджан не пролонгировали договор, то есть фактически покинули ДКБ. Договор о коллективной безопасности, который часто еще называли Ташкентским договором, что стало неактуальным после выхода Узбекистана, был ратифицирован всеми участниками только 20 апреля 1994 г., а срок его действия рассчитан только на 5 лет. В апреле 1999 г. лидеры шести государств продлили его в Москве.

Главной несущей конструкцией ДКБ является статья 4, согласно которой агрессия против одной из сторон договора будет рассматриваться всеми участниками как агрессия против всех участников соглашения. Другой важной составляющей ДКБ является обязательство, зафиксированное в статье 1, накладывающее запрет на вступление в другие военные союзы и группировки. В тоже время договор оставляет возможность для участия в системах коллективной безопасности в Европе и Азии. ДКБ также апеллирует к международному праву и уставу ООН. Статья 10 оставляла открытой возможность для присоединения к договору других государств (подразумевались в первую очередь страны СНГ). Таким образом, с момента своего появления ДКБ нес на себе явственный отпечаток той международной ситуации, в которой он создавался: ощущение утраты безопасности после ликвидации СССР, чрезмерные надежды на международное право и раскол среди пост-советских государств: первоначально договор подписала только треть из 15 бывших советских республик; позднее ДКБ объединил лишь половину из участников СНГ.

Через несколько месяцев после распада СССР наследники военной супердержавы стали понимать, что вместе с империей они утратили и ее военную мощь, обеспечивавшую стопроцентную безопасность в эпоху холодной войны. Весной следующего года уже стало ясно, что все страны Содружества вступили на путь создания собственных вооруженных сил, в первую очередь Россия, которая еще некоторое время по инерции рассматривалась как наследница прежней советской мощи и, следовательно, как гарант безопасности своих партнеров по СНГ. Особенно сильными были такие настроения в Казахстане.

С точки зрения силы геополитического масштаба ДКБ, хотя и претендовал выступить в качестве таковой, что обеспечивалось участием ядерной державы – России, имел ряд существенных изъянов: отсутствовала Украина, представлявшая собой один из крупнейших военно-индустриальных центров Советского Союза и располагавшая собственной ракетной и авиационной инфраструктурой; к договору не сразу присоединились имевшие важное стратегическое значение на Кавказе Азербайджан и Грузия, которые потом все-таки покинули его. Потеря военно-стратегических баз в Прибалтике, антироссийский курс балтийских государств и их ориентация на Запад резко ухудшили геополитическое положение евразийских государств. Все это лишь частично компенсировалось участием в ДКБ таких важных с точки зрения стратегического расположения республик как Беларусь и Казахстан.

В первой половине 1990-х годов угрозы безопасности постсоветским государствам не ощущались в полной мере, так как шел процесс снижения ядерной угрозы, активно развивались отношения со странами НАТО, Европейским Союзом, ОБСЕ, улучшились отношения с КНР. Страны Центральной Азии активно наращивали сотрудничество с азиатскими и мусульманскими соседями и выступали с инициативами в области безопасности, в частности – по созданию азиатской системы безопасности (СВМДА). Единственное, что внушало тревогу в то время, были локальные и региональные конфликты на периферии бывшего Союза (Таджикистан, Кавказ, Приднестровье), резкое ухудшение экономического положения во всех новых независимых государствах (ННГ) и, как следствие, повсеместное падение жизненного уровня населения, обострение межнациональных отношений. В этих условиях ДКБ практически не проявил себя как организация, способная проводить миротворческие операции, осуществлять превентивную политику и ликвидировать конфликты. В Абхазию были введены российские миротворцы, но они имели мандат СНГ. В Приднестровье присутствие российской армии с правовой точки зрения вообще было малопонятным.

С середины 1990-х гг. геополитическая ситуация вокруг участников ДКБ и в целом стран СНГ начала ухудшаться, а уровень безопасности – катастрофически падать. НАТО приблизило свои границы непосредственно к рубежам СНГ. Крайне неспокойно было на Кавказе: с конца 1994 г. Россия была вынуждена вступить в войну против сепаратистов в Чечне, в 1999 г. угроза исламского радикализма уже затронула Дагестан, началась вторая война в Чечне. С победой талибов в 1996 г. и особенно их военным выдвижением к границам СНГ в 1998 г. положение Центральной Азии стало принимать критические формы. Распространение терроризма, наркотиков, неконтролируемой миграции, подрывной литературы приняло в конце 1990-х гг. форму эпидемии. Баткенские события 1999 г., повторившиеся и в 2000 г., когда вооруженные группировки исламистов сумели беспрепятственно вторгнуться через Таджикистан на территории Кыргызстана и Узбекистана, показали, что в Центральной Азии практически отсутствует эффективная система безопасности. Положение еще более ухудшилось, когда Узбекистан отказался пролонгировать ДКБ в 1999 г., то есть вышел из договора. С этого времени Ташкент стремился обеспечивать свою безопасность собственными силами (поддержка Дустума в Северном Афганистане) или на двусторонней основе (российско-узбекские соглашения). Как представляется, главной причиной решения И.Каримова, пережившего незадолго до этого драматическое покушение в феврале 1999 г., выйти из ДКБ, было недовольство политикой руководства Таджикистана, неспособного контролировать ситуацию в своей стране, и даже более того, по словам узбекского лидера, поощрявшего и покрывавшего исламских боевиков.

Однако следует отметить, что помимо нарастания угрозы безопасности с 1996 г. имел место и другой процесс, связанный со снижением военного противостояния на восточных рубежах СНГ и развитием мер доверия на границах участников ДКБ с Китаем. Этот процесс известен как Шанхайский. Так называемая «Шанхайская пятерка» в составе Казахстана, Китая, Кыргызстана, Таджикистана и России с присоединением Узбекистана превратилась в прошлом году в «шестерку», а организация стала официально называться Шанхайской Организацией Сотрудничества (ШОС). Этот процесс сопровождался наращиванием военноторгового и военно-политического (концепция многополярного мира) сотрудничества между Москвой и Пекином и постепенно захватывал центральноазиатские государства. На фоне роста угрозы безопасности в Центральной Азии со стороны религиозного терроризма из Афганистана было отчетливо заметно и беспокойство Пекина, поскольку Китай не мог игнорировать угрозу своим западным провинциям.

Другой проблемой, ставшей перед участниками ДКБ в этот период, была тенденция к формированию нового, противостоящего ему блока в рамках СНГ – так называемого ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдова). Эта тенденция активно поощрялась Западом. На горизонте в качестве отдаленной перспективы возникла реальная угроза возникновения на территории бывшего Союза из прежних «братских» республик двух противостоящих друг другу военно-политических блоков – ДКБ и ГУУАМ. Более того, некоторые участники ГУУАМ стали открыто заявлять о своем намерении предоставить военные базы силам НАТО и даже самим вступить в Северо-Атлантический альянс. События в Югославии в 1999 г. поставили участников ДКБ и Китай перед новым фактом международной реальности – т.н. концепцией гуманитарной интервенции. Этот новый термин международных отношений расшифровывался следующим образом: Запад самовольно брал на себя право проводить «гуманитарные интервенции» против тех государств, где, по его мнению, имели место нарушения прав человека и национальных меньшинств, возникала угроза геноцида, отсутствовала демократия и т.д. Новая доктрина была явно направлена против ряда бывших соцстран и пост-советских республик, а также Китая, которые являются основными объектами нападок Запада по вопросу о нарушении прав человека и демократии.

test

Добавить комментарий