Главная / Фанни Геополитика / Исламистская угроза Европе

Исламистская угроза Европе

Несмотря на очевидую решающую роль, которую сыграли США в ликвидации террористического режима талибов в Афганистане военным путем, влияние Европейского Союза на политические процессы, развивавшиеся вокруг афганской проблемы на протяжении последнего года, нельзя не недооценивать. ЕС первым на Западе выразил поддержку Северному альянсу; европейские политики постоянно поднимали вопрос о необходимости борьбы с угрозами терроризма и наркоторговли, исходившими из Афганистана и дестабилизировавшими регион Центральной Азии; ЕС делал попытки сформировать нечто вроде единого политического блока под эгидой ОБСЕ и с участием стран СНГ, прежде всего России и центрально-азиатских государств. Наконец, именно Европейскому Союзу предстояло внести решающий финансовый вклад в восстановление Афганистана.

Особенно остро начали понимать угрозу со стороны исламистов в ФРГ. В начале апреля 2001 г. в Германии резко возросло внимание политических кругов к угрозе террористических актов со стороны исламских боевиков. 4 апреля спецслужбы ФРГ и Италии в ходе одновременной акции арестовали группы исламских террористов, связанных с бен Ладеном. Франкфуртская ячейка созданной им террористической организации Аль-Каида состояла из пяти человек и планировала ряд терактов. По сведениям немецких спецслужб, все террористические группы в Германии, Италии и Великобритании были связаны между собой и управлялись из единого центра.

Руководство ФРГ во главе с канцлером Г.Шредерем было чрезвычайно озабочено фактами террористической активности исламистов в стране и потребовало тесной координации и сотрудничества всех заинтересованных ведомств – МВД, Федеральной криминальной службы, разведки БНД и Ведомства по охране конституции – между собой и с соответствующими службами других западных государств. У немецких спецслужб вызывал тревогу тот факт, что исламисты свободно ведут свою пропаганду и рекрутируют боевиков среди мусульманского населения в странах ЕС. Крупным успехом германской полиции является арест в сентябре 1998 г. казначея Аль-Каиды М.М.Салима и передача его американским властям. Немецкие спецслужбы представили также информацию о деятельности террористов итальянским и британским коллегам. Таким образом, правительство ФРГ первым в Европе пришло к пониманию того, что страны ЕС в настоящее время сталкиваются с серьезной угрозой со стороны международного исламского терроризма. Эта проблема обсуждалась на встрече Большой Восьмерки в Генуе в июле 2001 г. с целью выработки комплекса совместных мер против этой угрозы[1].

Другим фактором была взаимосвязь между ситуацией в Афганистане и широкой сетью международного терроризма, контролируемого и координируемого У.бен Ладеном. Немецкие спецслужбы обратили внимание на прямую связь между Аль-Каидой, режимом талибов, Исламским движением Узбекистана, сепаратистскими уйгурскими организациями в Синьцзяне и исламистами в Индонезии и на Филиппинах. В лагерях талибов проходили подготовку боевики из 20 стран, в том числе алжирцы, суданцы, пакистанцы, филиппинцы, боснийцы, курды, чеченцы, кашмирцы и бенгальцы. Не исключалось также, что У.бен Ладен и его организация, которые, как утвержда-

лось, в начале 1990-х гг. стремились завладеть ядерным оружием в бывшем СССР, не оставляют попыток закупить обогащенный уран и компоненты для химического и биологического оружия. Этими факторами во многом объяснялось резко возросшее внимание ЕС к ситуации в Афганистане. Германия, в частности, дала согласие на финансирование неформальных встреч по Афганистану специалистов из числа афганской эмиграции, Пакистана, Ирана, России и США. Данная группа должна была встречаться каждые три месяца в Берлине и искать пути для преодоления застоя в процессе мирного урегулирования по формуле «шесть плюс два». Но из-за позиции талибов этот переговорный процесс был сорван.

В течение ряда лет группа немецких аналитиков и представители германских спецслужб выражали открытую обеспокоенность развитием ситуации в Афганистане и ростом угрозы Европе со стороны международного терроризма и наркобизнеса, связанных с Афганистаном. Первые проявления обеспокоенности в ФРГ относятся к 1996 г., когда Б.Шмидбауер, координатор деятельности спецслужб в правительстве Г.Коля, впервые затронул вопрос об исламских экстремистах на территории Германии. С 1997 г. Ведомство по охране конституции ФРГ начинает самым внимательным образом следить за деятельностью турецких исламских и националистических и арабских фундаменталистских организаций. В июне 2000 г. немецкая разведка БНД в своем докладе отмечала, что международные террористические группы создали свои филиалы в ФРГ. В мае 2001 г. Э.Урлау, координатор деятельности спецслужб в правительстве Г.Шредера, заявил, что терроризм в XXI-м веке будет носить религиозный характер.

В 1996 г. в Лондоне планировалось проведение учредительной конференции, на которой должен был быть создан «Исламский Интернационал» – международная подпольная организация, которая координировала бы и руководила деятельностью многочисленных и разнообразных групп исламистов по всему миру. Подобная попытка была повторена в сентябре 1998 г. Но оба раза британская разведка Ми-5 предотвращала объединение находящихся в подполье сторонников У.бен Ладена с другими официально действующими исламскими организациями, такими как Верхов ный Совет Исламской Революции в Ираке, Алжирская Исламская Священная Партия, а также запрещенными группировками типа Хамас. Британская разведка располагала информацией о том, что Англия стала центром исламистов по ведению т.н. кибер-джихада, т.е. информационного террора.

Подпольная штаб-квартира исламистов находилась во Франкфурте-на-Майне, а также имелось одно конспиративное отделение в

Берлине. К концу 2000 г. исламисты планировали взрыв в Страсбурге (вероятнее всего, против Европейского Парламента). В декабре 2000 г. немецкие спецслужбы обезвредили склад с взрывчаткой и арестовали группу террористов. В целом западные спецслужбы пытались осуществлять скоординированную работу по выявлению и обезвреживанию исламских террористов. Так, совместными усилиями ЦРУ США, Моссад Израиля, германской, британской, французской и итальянской спецслужб были обезврежены террористические группы в Албании (1998, 1999 гг.), Великобритании (1998 г.), Германии (1998, 2000, 2001 гг.), Франции (1999 г.), Турции (1999 г.), Италии (2001 г.) и Испании (2001 г.).

Следует обратить внимание еще на один факт: буквально за несколько дней до терактов 11 сентября в Нью-Йорке и Вашингтоне европейские спецслужбы начали подавать сигналы американцам, что исламистами готовятся крупные террористические операции против американских объектов. Однако был сделан ложный вывод, что теракты будут проведены в Европе (против посольства США в Риме). Дальнейшие события достаточно хорошо известны: реакция политических кругов и общественности Германии и других европейских стран на террористические акты в Нью-Йорке и Вашингтоне была чрезвычайно болезненной и драматичной. Федеральный канцлер Г.Шредер выступил в Бундестаге перед руководителями фракций и заявил, что Германия выражает «неограниченную солидарность» с США. По его словам, теракты являются «нападением на весь цивилизованный мир». Немецкий народ, заявил далее Г.Шредер, выступает на стороне американского народа. В тот же день Г.Шредер направил письмо Президенту США Дж.Бушу, в котором заверил последнего, что ФРГ будет полностью выполнять свои союзнические обязательства перед Америкой и НАТО. Аналогичные шаги предприняли другие европейские лидеры, в первую очередь самый близкий союзник США – Великобритания.

На повестку дня встал вопрос об оказании прямой военной помощи Соединенным Штатам со стороны европейских союзников. Эта проблема стала основным содержанием внешней политики ЕС с сентября по декабрь 2001 г. Европейские страны впервые за много десятилетий вновь почувствовали себя прифронтовыми государствами. Так, министр внутренних дел ФРГ О.Шили официально заявил, что в Германии не существует угрозы нападения на какие-либо конкретные объекты. Однако, данные Ведомства по охране конституции произвели шокирующее действие на немецкую общественность: численность исламистов в стране оценивалась в 31 450 чел., которые входили в 17 организаций, считающихся радикально-исламскими. Число участников арабских радикальных группировок составляло 3 100 чел., а 800 являлись членами террористической группировки Хезболла.

В начале октября 2001 г., когда началась военная операция США против режима талибов в Афганистане, окончательно оформились позиции европейских союзников. Стало ясно, что Великобритания примет участие в антитеррористической операции в любом случае – в рамках НАТО или вне ее. Ее вклад оценивался в 8,5 тыс. чел. элитных войск и 20 тыс. вспомогательных; кроме того соединения ВВС и ВМФ. Франция была готова оказать Соединенным Штатам прежде всего материально-техническую помощь. В то же время Париж в случае необходимости мог направить спецконтингент из Джибути численностью 2 600 чел. Наиболее сложный внутри- и внешнеполитический характер имел процесс принятия решения об участии ФРГ в операции в Афганистане. немецкие военные могли быть задействованы в трех областях: 500 военнослужащих для систем АВАКС; два фрегата и одно вспомогательное судно с 550 военнослужащими; 2 минных тральщика. Конкретная помощь со стороны ФРГ могла также состоять в предоставлении союзникам транспортных самолетов стратегического радиуса действия, танков с защитой от оружия массового поражения и морской разведывательной авиации. США рассчитывали на немецкие самолеты-лазареты и системы воздушного слежения, которые должны были быть пере брошены из Европы в США на замену американских, используемых для операции в Афганистане. По мнению Вашингтона, Германия должна была сыграть главную роль в предоставлении Афганистану гуманитарной помощи со стороны ЕС.

Окончательное решение ЕС об участии в военной операции в Афганистане стало во многом результатом совещания глав ряда государств Евросоюза в Лондоне, которое состоялось в начале ноября 2001 г. В нем приняли участие главы государств и правительств ФРГ, Великобритании, Франции, Италии, Испании, Нидерландов, Бельгии и Уполномоченный ЕС по внешней и оборонной политике Х.Солана.

Последним аккордом в участии Германии в афганской драме стало окончательное решение об отправке немецкого контингента в Афганистан. 22 декабря 2001 г. состоялось экстренное заседание Бундестага, на котором рассматривался данный вопрос. Его численность составила 1200 чел. Он вошел наряду с силами Великобритании (1500 чел.), Испании (700), Аргентины (600), Франции (300-400), Италии (300), Чехии (200), Греции (150) и Турции (300) в состав сил ООН, направляемых в Афганистан в рамках миротворческой операции. Важным моментом является то, что Берлин настоял на неподчинении своего контингента американскому командованию. После продолжительных и напряженных переговоров между ФРГ, Францией, Великобританией и США европейские государства пришли к единой точке зрения о том, что миротворческие силы не должны подчиняться общему американскому руководству военной операцией[2].

В ноябре 2001 года состоялось совещание германского правительства под председательством канцлера Г.Шредера, который призвал все заинтересованные ведомства «повернуться лицом к Центральной Азии». Это означает, что афганскую политику ФРГ и ЕС следовало рассматривать в контексте европейской озабоченности безопасностью центрально-азиатского региона, входящего в сферу стратегических и геополитических интересов Евросоюза.

Таким образом, Европе приходилось сталкиваться с угрозой воинствующего исламизма на трех направлениях: у себя дома, на ближних подступах к Евросоюзу (Ближний Восток) и в отдаленных от Европы регионах – в Афганистане и Центральной Азии. Центральноазиатский регион рассматривается в Европе как зона ответственности ОБСЕ и, следовательно, как часть европейского геополитического пространства. Следует отметить, что антиисламистская политика Европы не всегда была последовательной и зачастую страдала двойственностью и чрезмерным либерализмом. Лишь экстраординарные события, такие как атака 11 сентября в США, и непосредственная угроза (рост наркоторговли и незаконной иммиграции) заставили европейских политиков проявить активность. Однако, в силу ряда причин исторического и геополитического характера европейские страны ведут крайне сдержанную политику в отношении оценки угрозы исламизма на Ближнем Востоке.

В перспективе проблема адаптации, инкорпорирования исламских общин в Европе в демократическое общество, их деидеологизация и аккультуризация встанет крайне остро. К сожалению, нет оснований для оптимистических выводов касательно того, что эти процессы завершатся успешно. С учетом демографического роста мусульманского населения в Европе, системы воспроизводства у него культурных стереотипов и его восприимчивости к международной политике, касающейся отношений Запада с исламским миром, можно прогнозировать, что эта проблема еще долгое время не найдет решения, если найдет вообще. Таким образом, вопрос об исламизме в Европе и против Европы как системе, альтернативной европейским цивилизационным, культурным и демократическим ценностям не был снят с повестки дня.


[1] Müller Th. Der Kampf gegen den Terror Eine Herausforderung für Europa // Internationale Politik. 2001. Nr 12. S. 47-53.

[2] Rühe V. Der 11. September 2001. Neues Selbstverständnis amerikanischer Außenpolitik // Internationale Politik. 2001. Nr 12. S. 37-42.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *