Рождение и кризис разрядки (1969 – 1976 гг.)

На волне критики политики Л. Джонсона победу на президентских выборах 1968 года одержал Ричард Никсон (1969 – 1974 гг.). Его советником по государственной безопасности стал Генри Киссинджер – историк, специалист в области международных отношений. Впоследствии Г. Киссинджер займет пост Государственного секретаря США при преемнике Никсона Джеральде Форде (1974 – 1977 гг.) и, таким образом, он во многом будет определять курс американской внешней политики в течение восьми лет.

Р. Никсон получил в наследство гигантскую военную и экономическую мощь. Валовой национальный продукт США составил в 1969 году 930 миллиардов долларов. В распоряжении президента были мощные вооруженные силы, располагающие к тому же многочисленными военными базами за пределами страны. США были участниками и лидерами многочисленных военных блоков и соглашений. На военные нужды выделялись огромные средства (на 1968 – 1969 финансовый год – 75 миллиардов долларов).

И все же главной проблемой, унаследованной Никсоном, была проблема утраты Америкой ее лидирующей роли – СССР сумел во многом обеспечить преодоление былого гигантского отставания от США в ядерных вооружениях, и речь шла уже о достижении паритета двух великих держав; во Вьетнаме США явно терпели поражение, и вопрос стоял только о том, как уйти из этой страны с минимальной потерей престижа и авторитета; в самой Америке нарастало понимание, что роль мирового полицейского для США явно не по силам; более того, зациклившись на Вьетнаме и потеряв там свой авторитет, американцы начали сдавать свои позиции и в Европе, все чаще открыто выражавшей свои претензии на более самостоятельную политику, и в Латинской Америке, где от «Союза ради прогресса» остались одни воспоминания, а процесс движения к независимости стал поистине всеобщим, где к тому же начали заметно усиливаться позиции левых партий и движений, где даже армия, выращенная и выпестованная Соединенными Штатами, стала явно склоняться к реформам социального характера; нарастали проблемы на Ближнем Востоке, где все больше укреплялся Советский Союз и росли антиамериканские настроения.

Новые реалии заставляли искать новые подходы. Первое, к чему пришли Никсон и Киссинджер, это отказ США от намерения вмешиваться везде, где возникали какие-то проблемы. Двадцать пятого июля 1969 года была опубликована «гуамская доктрина» Никсона. Суть новой доктрины заключалась в следующем: отныне США делили ориентирующиеся на них страны на две категории: а) «союз­ные и жизненно важные», куда входили Западная Европа, Япония, Австралия, Новая Зеландия и Израиль – США готовы были обеспечивать их безопасность своим ядерным щитом; б) прочие страны американской орбиты влияния, куда входили азиатские союзники США, страны Африки и (в меньшей степени) Латинской Америки, где была высокой опасность развития внутренних конфликтов и гражданских войн – США готовы были обеспечивать им помощь, но защищать себя они должны были в первую очередь сами. Другими словами, эти страны должны были жить по концепции «азиаты воюют руками самих азиатов». Главной целью здесь было – избежать новых вьетнамов.

Сразу же началась реализация новой доктрины – США пошли на сокращение численности своих сухопутных войск во Вьетнаме, что снизило уровень американских потерь, но зато увеличили поставки военного снаряжения для южновьетнамских вооруженных сил, а также расширили масштабы воздушной войны против ДРВ. Правда, этого оказалось недостаточно для победы. Попытка же прекратить подвоз вьетнамских войск и снаряжения через Камбоджу путем интервенции в эту страну вызвала взрыв возмущения в США и в мире, и Никсон был вынужден пойти на переговоры с вьетнамскими коммунистами. Двадцать седьмого января 1973 года в Париже соглашение о прекращении войны во Вьетнаме было подписано, и США с огромной радостью освободились от этого тяжкого бремени.

Уход из Вьетнама отнюдь не означал, что США решили распрощаться со своими позициями в этом регионе. Реализуя «гуамскую доктрину», США стали развивать свою «океанскую стратегию», т.е. строительство военно-морского флота, расширение сети баз на просторах мирового океана. В то же время было увеличено американское военное присутствие в Таиланде, на Филиппинах, росла военная помощь Южной Корее.

Стремясь снять с себя бремя вмешательства в горячих точках земного шара, именно в этот период США взяли курс на создание так называемых опорных пунктов своего влияния, которые должны были играть роль своеобразных локальных жандармов, естественно, под эгидой США. Это были Япония и Южная Корея на Дальнем Востоке, Иран – на Среднем, Израиль – на Ближнем Востоке, ЮАР – на юге Африки, Никарагуа в Центральной Америке и Бразилия в Южной. Эти страны стали основными получателями американской военной помощи и проводниками ее политики в своих регионах.

Изменилось и глобальное видение мира. Г. Киссинджер пришел к логичному выводу о том, что старая двухполюсная система устарела, она стала чрезмерно накладной для Соединенных Штатов. Поэтому он заявил о переходе к пятиполюсному миру – своеобразное возвращение к рузвельтовской концепции пяти мировых полицейских. При одном, правда, условии: США ни в коей мере не собирались отказываться от своей роли мирового гегемона. Они просто стремились переложить больше ответственности на плечи своих союзников и использовать их возможности для реализации основной цели – сокращения влияния на мировые дела Советского Союза. Концепция Никсона-Киссинджера не являлась стратегическим поворотом, а представляла собой, скорее, тактическую уловку, позволяющую получить передышку и обеспечить сохранение статус-кво в мире.

Советский Союз по-прежнему находился в центре внимания американских политиков. Их беспокоило бурное наращивание СССР ядерного оружия, рост его авторитета и влияния, они понимали невозможность прямого ядерного конфликта, грозящего самоубийством, и хотели путем переговоров остановить его продвижение. Отсюда и обращение к политике «разрядки». Была разработана новая доктрина – не «гибкое реагирование», но концепция «достаточности» в области вооружений. В 1969 году в Хельсинки начались закрытые переговоры представителей двух стран, ставшие базой будущих соглашений. Был организован канал прямой связи Г. Киссинджера с советским послом в Вашингтоне А. Добрыниным. США начали все активнее демонстрировать свое стремление к нормализации отношений с СССР.

Одновременно шел поиск возможностей усиления давления на советских представителей. Такую возможность предоставил Китай, отношения которого с СССР дошли до точки замерзания. Ощущая беспокойство советских лидеров из-за возможного сближения США и Китая на антисоветской платформе, Никсон и Киссинджер пошли на расширение контактов с Пекином. Не случайно визиту Никсона в Советский Союз предшествовал его визит в Китай.

1972 – 1974 годы – пик «разрядки». Произошел обмен делегациями на самом высоком уровне, был подписан ряд договоров и соглашений, необходимых для нормализации взаимоотношений великих держав и обеспечения мира, в том числе «Об основах взаимоотношений между США и СССР», Договор о противоракетной обороне, Соглашение об ограничении стратегических вооружений, соглашения о развитии торговли, культурных связей и т.д., включая Договор о мерах по предотвращению ядерной войны.

В Европе США попытались восстановить свои пошатнувшиеся позиции, в первую очередь через НАТО. Была выдвинута идея «зре­лого партнерства» США и Западной Европы. США добились от своих союзников решения о принятии новой программы роста вооружений. В 1973 году они выдвинули идею «новой атлантической хартии», призванной закрепить их ведущие позиции в союзе. Но неудач здесь было, пожалуй, все же больше, чем успехов. В 1971 году рухнул золотой паритет доллара, США не получили поддержки по проблеме Ближнего Востока. Европейцы все более открыто вели самостоятельную политику, все менее оглядываясь на Вашингтон. Было расширено Европейское экономическое сообщество, его лидеры заговорили о перерастании экономического союза в политический, пошли на увеличение таможенных пошлин, явно закрывая свой рынок для американских товаров.

Серьезные проблемы для США создавали события в Латинской Америке, где появились левые военные правительства в Перу, Эквадоре, Панаме, где в Чили в результате свободных выборов к власти пришел президент Альенде, опиравшийся на блок левых сил, включая коммунистов. Вмешательство США было быстрым и жестким. Чили была подвергнута экономической блокаде, противники Альенде получили широкую материальную помощь, использовались подрывные операции по линии ЦРУ, в сентябре 1973 года Альенде был свергнут и убит. К власти пришло военное правительство во главе с Пиночетом. Произошел переворот в Уругвае, было свергнуто левое военное правительство Эквадора, расширена борьба против партизан в Никарагуа, Сальвадоре.

На Ближнем Востоке хорошие возможности для США открыла новая арабо-израильская война 1973 года. Она показала слабость арабских режимов, опиравшихся на советскую помощь, и была использована Соединенными Штатами для развертывания кропотливой работы по постепенному вытеснению Советского Союза из региона. Одновременно эта война показала всю хрупкость достигнутого решения о нормализации советско-американских отношений. Во время войны на Ближнем Востоке США продемонстрировали мускулы, объявив боевую готовность своих вооруженных сил.

Деятельность Никсона на посту президента, его курс на нормализацию отношений с Советским Союзом при всей его противоречивости вызвал растущую критику со стороны консервативных кругов США. Уже в 1974 году со стороны нового министра обороны Дж. Шлессинджера прозвучала идея возможности ограниченной ядерной войны. Началось строительство военно-морской базы в Индийском океане на острове Диего-Гарсиа, было торпедировано подписание договора ОСВ-2, уже подписанные документы во время обсуждения в конгрессе дополнялись множеством увязок, выхолащивавших суть соглашения или представлявших собой явное вмешательство во внутренние дела Советского Союза. Образчиком такой поправки стала «поправка Джексона-Вэника» к договору о развитии торговли, согласно которой режим наибольшего благоприятствования в торговле предоставлялся Советскому Союзу только в случае изменения им своего эмиграционного законодательства.

И все же метания и колебания Никсона не спасли. Он стал не нужен, и в 1974 году под угрозой импичмента и судебного разбирательства был вынужден подать в отставку. Его преемник – Джеральд Форд – один из первых своих визитов нанес в Советский Союз, где во время встречи с советским лидером подтвердил стремление США продолжать курс нормализации отношений. И действительно, в 1975 году прошла встреча в Хельсинки, итогом которой было подписание Хельсинского акта о безопасности и сотрудничестве в Европе.

Но в 1975 году рухнул проамериканский режим в Южном Вьетнаме, правые в США хором высказали свое глубокое недовольство «очередной капитуляцией перед коммунистами», и последовали соответствующие шаги правительства. В июле 1975 года Дж. Шлессинджер заявил о возможности применения первыми ядерного оружия в случае возникновения такой необходимости, в декабре того же года был разработан и принят единый интегрированный план НАТО, предусматривавший распределение ядерных сил США и их союзников для поражения 25 тысяч целей на территории СССР и его союзников, началось новое наращивание военных расходов. В 1976 году, в ходе предвыборной гонки, уступая мощному давлению со стороны правого крыла собственной партии, Дж. Форд заявил об отказе от термина «разрядка», а Г. Киссинджер провозгласил возрождение политики «сдерживания» Советского Союза.

США активизировали свою деятельность против левых сил в мире. В 1975 году они постарались сделать все для свертывания революции в Португалии, активно воздействовали на политические процессы в Италии.

Не считая этого достаточным, оказавшись перед лицом острейшего экономического кризиса, вызванного стремлением развивающихся стран обеспечить более справедливые цены на добываемые у них сырье и энергоносители, США пошли на создание особого органа, способного координировать экономическую политику ведущих стран капиталистического мира. В ноябре 1975 года в Рамбуйе (близ Парижа) прошла первая встреча глав семи государств (США, ФРГ, Франции, Великобритании, Италии, Канады и Японии), положившая начало регулярному обмену мнений и выработке совместных действий в обеспечении экономических интересов этих стран в мире. Сначала эти встречи носили чрезвычайный характер, но идея оказалась плодотворной, «большая семерка» превратилась в своеобразный постоянно действующий мировой штаб.

Однако все эти шаги не удовлетворили в США никого – ни либералов, ни консерваторов. Противоречивая политика Дж. Форда обер­нулась в конце концов против него, и на выборах 1976 года он уступил своему сопернику – кандидату от демократической партии Джеймсу Картеру.

* * *

Место США в мире

«Начиная с 1946 года США вступили в более чем 5000 международных соглашений – от незначительных конвенций о рыболовных правах до Североатлантического военного союза. Из этих соглашений 245 были заключены на основе договоров, подлежащих одобрению сенатом двумя третями голосов. Все остальные были исполнительными соглашениями, обходящими полномочия конгресса.

США являются членом 70 международных организаций и участвуют в 700 международных конференциях.

Американские войска численностью в 1,1 млн. солдат расквартированы в 2171 пункте по всему земному шару. В дополнение к этому около 300 тыс. американцев находятся на корабельной службе в военно-морском флоте.

США имеют 400 военных баз, квалифицированных как «круп­ные», расквартированных от одной в Эфиопии до 146 в Западной Германии» (U.S. News and World Report. 1969, July 21. P. 38).

США имели 2000 носителей ядерного оружия, в том числе:

– 1054 межконтинентальных баллистических ракет;

– 656 ракет на подводных лодках;

– 540 бомбардировщиков стратегической авиации (58, 154).

А.Ф. Добрынин, посол СССР в США, о Р. Никсоне и Г. Киссинджере

«…Оба они – крупные личности в истории внешней политики США. Сильной стороной у них было умение подходить к проблемам концептуально, во всем объеме, не сбиваясь на второстепенные вопросы и детали. Им обоим импонировала дипломатическая игра в глобальном масштабе, проведение «реальной политики»… В целом администрация Никсона сделала немало для улучшения советско-американских отношений в период «холодной войны», не забывая, разумеется, о своих интересах.

Однако… они не мыслили категориями, ставящими целью крупный поворот в советско-американских отношениях, прекращение «холодной войны» и гонки вооружений.

Их курс в отношении СССР основывался на сочетании политики сдерживания и сотрудничества, на мозаике конъюнктурных элементов…

По существу, и президент, и его ближайший помощник так и не вышли из-под влияния доктрины «холодной войны», хотя и занимали более прагматические и более реалистические позиции, чем многие другие последователи этой доктрины, в том числе и в самом Белом доме» (20, 183-184).

Президент Р. Никсон – гуамская доктрина

«…Мы должны предоставить нашим друзьям оружие и оказать им необходимую экономическую помощь, чтобы они могли противостоять агрессору, но сражаться они должны сами. Если же хорошо обученная и вооруженная армия союзников не обладает достаточной волей и способностью бороться и побеждать, то и ввод американских войск сможет обеспечить лишь временный успех. И как только мы уйдем, противник тут же добьется победы» (21, 401).

Президент Р. Никсон о системе союзов США

«Противоборство с Москвой требует от нас временных союзов со странами, которые по своему демократическому развитию отстают от наших стандартов и норм. Конечно, в более совершенном мире мы никогда не прибегли бы к применению военной силы и не стали бы сотрудничать со странами, нарушающими права человека. Однако мир, в котором мы живем, пока далек от совершенства» (21, 374).

Государственный секретарь Г. Киссинджер

о «доктрине Никсона»

«Соединенные Штаты будут верны своим договорным обязательствам.

Соединенные Штаты «обеспечат щит на случай, если одна из ядерных держав будет угрожать свободе союзной нам нации или нации, чье выживание жизненно важно с точки зрения нашей безопасности».

В случае неядерной агрессии Соединенные Штаты «позаботятся о нации, испытывающей непосредственную угрозу, и примут на себя основную ответственность по обеспечению живой силы для организации обороны…».

«Доктрина Никсона также требует от находящихся под угрозой стран принимать на себя большее бремя применительно к защите при помощи обычных вооружений» (41, 643).

Г. Брэндон, английский аналитик, о «стратегии синей воды»

«Если война во Вьетнаме доказала что-либо, то это то, что Азия – для азиатов, а не для американцев и что глупо было бы думать, будто Соединенные Штаты могли развертывать свою армию на таком географическом отдалении или даже сохранять серьезное политическое и военное влияние на этом огромном континенте…

«Стратегия синей воды» означала бы, что Соединенные Штаты будут полагаться на поддержание определенного количества передовых военно-воздушных и морских баз и морской пехоты, расположенных на цепочке островных плацдармов… Военно-морские силы уже начали осторожно продвигать «стратегию синей воды», указывая на высокую стоимость сухопутных обязательств в Таиланде, Южной Корее и Вьетнаме и присущий им риск. Они также дипломатично подсказывают, что нет никакой необходимости для США оставаться на азиатском континенте, так как комбинация плавающих баз, таких, как боевые корабли, и безопасных островных баз дает ответ на будущее» (47, 242).

США И ВЬЕТНАМ

Артур Шлезингер-мл. – критика.

«Мы вряд ли можем сомневаться в том, что большая часть человечества смотрит на нас со страхом, потому что в этом десятилетии мы позволили убийству стать важным оружием внутренней политики. Мы стали страшным государством, потому что в течение трех лет мы разрушаем маленькую страну по ту сторону земного шара в войне, не имеющей соответствующего отношения к нашей безопасности или к нашим национальным интересам… Америка не только поражает большую часть мира как отталкивающее общество. Хуже того, она поражает многих наших сынов и дочерей таким же образом» (73, 5-7).

Генри Киссинджер – объяснение политики Никсона

«Американский народ, похоже, требовал от правительства одновременного достижения двух несовместимых друг с другом целей: ему хотелось, чтобы война окончилась и чтобы Америка не капитулировала. Эти двойственные чувства разделялись также и Никсоном, и его советниками. Стремясь провести американскую политику через это море противоречий, Никсон избрал третий вариант – так называемый путь «вьетнамизации», не потому, что считал это блестящим выходом из положения, но потому, что, согласно его суждению, это был относительно безопасный способ сохранить равновесие между тремя ключевыми составляющими американского ухода из Вьетнама: поддержанием морального состояния внутри Америки на должном уровне, предоставлением Сайгону честного плана самостоятельно встать на ноги и обеспечением для Ханоя стимула к урегулированию» (41, 618).

Ричард Никсон – оправдание своей политики

«Войну можно было выиграть. Мы выиграли войну, но затем проиграли мир. К 1973 году нам удалось добиться главной цели, которую преследовало американское военное присутствие, а именно – независимость Южного Вьетнама была обеспечена. Но к 1975 году конгресс США отказался подкрепить силой Парижские соглашения, а это сделало наших союзников беззащитными перед агрессией со стороны Северного Вьетнама.

И хотя порой мы и допускали ошибки в тактике и стратегии, в целом наше участие в войне во Вьетнаме отвечало принципам осторожности, осуществимости и морали. И если нам следует извлечь какой-то урок из войны во Вьетнаме, то суть его в том, что мы должны делать для наших друзей не меньше, чем делают для своих друзей наши противники из Москвы» (21, 400-401).

Президент Р. Никсон о пятиполюсном мире (январь 1972 г.)

«Мы должны помнить, что единственным условием продолжительных периодов мира было равновесие сил. Ведь именно тогда, когда одна из наций становится значительно сильнее своего потенциального соперника, возникает опасность войны. Поэтому я полагаюсь на мир, где Соединенные Штаты обладают могуществом. Я думаю, что такой мир будет и лучше и безопаснее, когда у нас будут здоровые и сильные Соединенные Штаты, Европа, Советский Союз, Китай и Япония, взаимно уравновешивающие друг друга, не действующие друг против друга, создающие баланс сил» (41, 640).

Государственный секретарь Г. Киссинджер о пятиполюсном мире

«Двухполюсный мир не дает перспектив для нюансов; приобретение одной стороны означает абсолютную потерю для другой. Каждая проблема оказывается приобщенной к процессу выживания. Малые страны разрываются между просьбами о защите и желанием избежать доминирования со стороны великих держав… В наших долговременных интересах создать более плюралистичный мир» (68, 56-57).

Из воспоминаний Госсекретаря Г. Киссинджера

о развитии отношений с Китаем

«В феврале 1972 года Никсон подписал Шанхайское коммюнике, которое стало путеводным ориентиром для китайско-американских отношений на последующее десятилетие…

В коммюнике утверждалось, что:

• прогресс в направлении нормализации отношений между Китаем и Соединенными Штатами служит интересам всех стран;

• обе стороны желают уменьшить опасность возникновения международного военного конфликта;

• ни одна из сторон не претендует на гегемонию в азиатско-тихоокеанском регионе и каждая из них будет противостоять усилиям любой другой страны или группы стран установить подобную гегемонию;

• ни одна из сторон не собирается вести переговоры от имени любой третьей стороны, или вступать в соглашения, или устанавливать взаимопонимание с другими, направленные против третьих государств.

…В силу вступала молчаливая договоренность союзного характера блокировать советский экспансионизм в Азии…».

«Треугольник отношений между Соединенными Штатами, СССР и Китаем лег в основу целого ряда крупных прорывов: и окончания войны во Вьетнаме; и договоренности о гарантированном доступе в разделенный Берлин; и драматического сокращения советского влияния на Ближнем и Среднем Востоке и начала арабо-израильского мирного процесса; и Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе… Принцип увязки действовал во всю мощь» (41, 662, 666).

Из воспоминаний президента Р. Никсона

о развитии отношений с Китаем

«Моя инициатива поехать в Китай не имела ничего общего с моим отношением к коммунизму. В основе моего решения была уверенность в том, что безопасность Соединенных Штатов выиграет от улучшения отношений с одной из коммунистических держав, которая плохо ладила с другой державой, Советским Союзом – гораздо более грозным противником» (21, 329).

СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ – РАЗРЯДКА

Государственный секретарь Г. Киссинджер о причинах разрядки

«Наши трудности в международной области часто рассматриваются как наследие Вьетнама. Но мучительное испытание Вьетнамом представляло собой не причину, а симптом. К концу 60-х годов, совпадая по времени с вьетнамской проблемой, обозначился конец целой эпохи, когда Америка была гораздо мощнее других государств, когда мы могли браться за те или иные проблемы в одиночку, добиваться их решения собственными ресурсами… Когда мы были убеждены, что можем незамедлительно, раз и навсегда решить любую проблему… Вьетнам учил нас, что американская мощь, оставаясь громадной, все-таки далеко не безгранична…» (51, 95).

«Тяга к разрядке, согласно Госсекретарю Г.Киссинджеру, вызывалась тремя разностепенными интересами: во-первых, «тактически­ми соображениями», связанными со стремлением переиграть Советский Союз, поскольку США не были в состоянии достаточно быстро продвигать свои стратегические программы и требовалось как-то «остановить советское наращивание» без заключения постоянных соглашений, которые ограничивали бы модернизацию американского арсенала; во-вторых, избежать ядерной катастрофы; в-третьих, необходимостью ослабить нажим американских сторонников мира.

“Под прикрытием разрядки, – пишет Г.Киссинджер десятилетие спустя, – фактически продвигалась наша политика, состоявшая в том, чтобы сократить и, где возможно, устранить советское влияние на Ближнем Востоке”» (24, 320).

«Идея [разрядки] заключалась в том, чтобы подчеркнуто выявить те области, по которым сотрудничество представлялось возможным, и использовать это сотрудничество как рычаг для воздействия на Советы там, где обе страны были на ножах».

«Никсон представлял себе разрядку как тактику в долгосрочной геополитической схватке…

Но вопрос заключался в том, выгодна ли разрядка одновременно и Америке. Никсон и его советники полагали, что время работает на демократические страны, поскольку период мира в отсутствие экспансии усилит центробежные силы внутри коммунистического мира» (41, 648, 677, 679).

Президент Р. Никсон о разрядке

а) декларация (4 февраля 1969 г.).

«…Я безоговорочно верю в то, что кризис или конфронтация, с одной стороны, и реальное сотрудничество – с другой, не могут идти рука об руку продолжительное время. Я понимаю, что предыдущая администрация придерживалась того мнения, что, если у нас с СССР появляется общий интерес по какому-либо вопросу, мы должны стремиться к достижению соглашения, оставляя в стороне прочие конфликтные ситуации. Возможно, это вполне пригодно в области культурных и научных обменов. Но что касается критических проблем нынешнего времени, я уверен, что мы должны стремиться к продвижению на достаточно широком фронте, чтобы дать понять, что мы видим определенную взаимосвязь между политическими и военными проблемами» (41, 651).

б) фактическое понимание сути (мемуары)

«Только сдерживая кремлевских руководителей мы сможем вести с ними переговоры. Если наше противоборство с ними будет успешным, советская сторона сама сделает шаг навстречу переговорам. Хотя наша стратегия должна включать все три основных элемента: сдерживание, соперничество и переговоры, между ними есть и различия. Мы можем с успехом соперничать с Москвой, не вступая при этом в переговоры. Но сделать наоборот – вести с Москвой переговоры без сильной политики сдерживания и без надежд на успехи в противоборстве – этого мы не можем позволить».

«В переговорах с Кремлем необходимо придерживаться трех тактических принципов. Первый принцип: лучше никакого соглашения, чем плохое соглашение… Второй принцип заключается в том, что никогда не следует идти на уступки, если ничего не получаешь взамен. А идти на уступки лишь ради того, чтобы продемонстрировать добрую волю, неразумно, так как от Москвы не скоро дождешься ответного великодушия. Московские политики с удовольствием кладут в карман такие подачки и тут же протягивают руку за следующей. И третий принцип: нельзя вести переговоры с каким-то конкретным сроком, к которому должны быть достигнуты результаты… Нетерпение всегда приводит к ошибкам…» (21, 375, 376).

Генри Киссинджер о результатах разрядки

«Разрядка не только сделала международную обстановку более спокойной, она создала запреты, которые вынудили советских руководителей смириться с тем, что вылилось в крупномасштабное геополитическое отступление» (41, 673).

Основы взаимоотношений между Союзом Советских

Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки

(из преамбулы)

«В ядерный век не существует иной основы для поддержания отношений между нами, кроме мирного сосуществования. Различия в идеологии и социальных системах СССР и США не являются препятствием для развития между ними нормальных отношений, основанных на принципах суверенитета, равенства, невмешательства во внутренние дела и взаимной выгоде». (Правда. 1972, 30 мая).

Генри Киссинджер о соглашении об ограничении

стратегических вооружений (ОСВ – 1)

«Мы добились успеха в замораживании развертываемых советских наступательных вооружений, где они имели преимущество, которое, вероятно, возросло бы без такого замораживания. Советам пришлось согласиться на ликвидацию 240 устаревших единиц вооружения, имевших большой забрасываемый вес, а также учитывать модернизацию подводных лодок типа С. Поскольку у нас не было программ, которые могли бы быть развернуты в период замораживания наступательных вооружений, то они в принципе вообще нас не затрагивали. Мы разменяли ограничения оборонительных средств на ограничения наступательных средств» (55, 72-73).

В 1972 г. США имели 7200 боеголовок, СССР – 2400; в 1974 г. США – 9700, СССР – 2800 (55, 73-74).

Генри Киссинджер о проблеме прав человека в СССР

«Дебаты по правам человека начались с призывов оказать влияние на Советский Союз в целях улучшения обращения последнего со своими гражданами, но постепенно превратились в стратегию внутриполитических перемен в стране… Как предмет дипломатических переговоров вопрос еврейской эмиграции из советского Союза был порождением администрации Никсона… Все прочие администрации обеих партий трактовали его как предмет внутренней юрисдикции Советского Союза.

…При помощи поправки Джексона удалось достичь того, что советская эмиграционная практика стала не только предметом открытой дипломатической деятельности, но и законодательной деятельности американского конгресса.

…В коммерческих вопросах Советский Союз в итоге оказался в худшем положении после начала разрядки по сравнению с ситуацией до начала ослабления напряженности между Востоком и Западом» (41, 685-687).

В. Фалин о Договоре о предотвращении ядерной войны

«Американцам, возможно, труднее (чем СССР). Политика с позиции силы – визитная карточка Соединенных Штатов… Ныне же под вопрос ставился примат силы, причем в самом грозном, ядерном издании, а с ним догма об американской исключительности…

Думается, на этом соглашении Никсон и сломался. Объяснения постфактум – «русские очень просили», неловко было им отказать; соглашения, как и поцелуи, США ни к чему не обязывают – дурной тон или никудышная политика. Либо то и другое вместе взятые. К этим объяснениям прибегли в ответ на критику соглашения с СССР извне (в частности, Францией) и возмущение консерваторов дома. Спасая положение, администрация начала сбрасывать из гондолы то, что жгло руки или кололось, и набирать привычный балласт.

Более конкретный вид, по нашим данным, принимали концепции ведения ограниченных ядерных войн («хирургических ударов», «обезглавли­вания» противника). Форсировалась разработка крылатых ракет различного базирования и баллистических ракет средней дальности с расчетом на их завоз в Европу. Проблематичным или почти бесперспективным делалось включение в процесс ограничений и сокращений оперативного ядерного оружия, а также военно-морских и авиационных систем передового базирования. Венские переговоры о сбалансированном сокращении вооружений и вооруженных сил в центральной Европе обрекались на бесплодие. В обход договора по ПРО широким фронтом велись НИОКР по элементам борьбы с ракетами» (24, 322).

Генри Киссинджер о сути ближневосточной политики

правительства Р. Никсона

«С точки зрения Никсона и его советников, наилучшей стратегией была бы демонстрация того, что возможности Советского Союза создавать кризисы не соответствовали его способностям их разрешать…

В процессе достижения этих целей Соединенные Штаты следовали двумя дополняющими друг друга путями: они блокировали любой шаг арабов, который проистекал бы из советской военной поддержки или мог бы повлечь за собой возникновение советской военной угрозы; а также брали в свои руки мирный процесс, как только разочарование из-за тупиковой ситуации заставляло ведущих арабских лидеров отъединяться от Советского Союза и поворачиваться к Соединенным Штатам» (41, 671).

В. Фалин о сути ближневосточной политики президента Р. Никсона

«В Белом доме отлично знали, что советское руководство сделало все от него зависящее, дабы удержать А. Садата от прыжка через Суэц. Оно не убоялось даже поставить на карту сотрудничество с Египтом. А что в Вашингтоне? Нагнетали в прессе антисоветскую истерию, как если бы за случившимся стояла Москва, и выжидали, будучи (как и мы) уверены, что садатовская авантюра лопнет, и рассчитывая на фоне омрачившихся отношений Египта с СССР разыграть гамбит с Каиром.

…Л.И. Брежнев обращается к Р. Никсону с предложением, смысл которого сводился к следующему: США и СССР объединяют свои усилия ради политического урегулирования на Ближнем Востоке и озаботятся тем, чтобы оно стало фактом, если для этого даже понадобилось бы прибегнуть к давлению на своих друзей. Вашингтон уклонился от ответа. Мирное урегулирование без вытеснения Советского Союза из региона ему ни к чему» (24, 323).

Из выступления Генри Киссинджера

перед прессой о Чили (16.09.1970 г.)

«Теперь любой может предсказать, что в случае победы Альенде возникнет серьезная вероятность, что уже в скором времени он установит некое подобие коммунистического правительства. В этом случае вы получите таковое не на отдаленном острове, не имеющем традиционных связей или серьезного влияния на Латинскую Америку, но в важной латиноамериканской стране, соседствующей, например, с Аргентиной, которая и так уже глубоко расколота внутри, с Перу, которое и без того уже движется в направлении, где нам трудно с ним иметь дело, и с Боливией, которая также движется в еще более левом, антиамериканском направлении…

Поэтому я не думаю, что мы можем питать иллюзии, что победа Альенде в Чили не создаст для нас огромные проблемы, для нас, а также для демократических и проамериканских сил в Латинской Америке, да и во всем Западном полушарии. Трудно даже предсказать, что может случиться с Советом обороны Западного полушария, с Организацией американских государств и т. д… Это одна из ситуаций, не слишком приятных для американских интересов» (Foreign Affairs. January, 1975. P. 297).

Критика политики США по отношению к Чили (март 1974 г.)

(Washington Star-News. 1974, March 3)

«Администрация Никсона ограничила возможности правительства Альенде получать иностранные кредиты и прекратила оказание ему иностранной помощи, продолжая лишь снабжать оружием и обучать чилийских военных. Таким образом, это были войска, обученные Соединенными Штатами и вооруженные американским оружием, которые свергли правительство Альенде… убили самого Альенде. Имеются многочисленные свидетельства того, что офицеры, которые отдали приказ о кровавом перевороте, а затем казни, по-видимому, тысяч чилийцев, поощрялись в этом их американскими поклонниками, как официальными, так и неофициальными» (47, 258-259).

Генри Киссинджер о результатах Совещания в Хельсинки (1975 г.)

«Возможно, советские руководители делали ставку на вероятность того, что конференция создаст по окончании какие-либо институты, которые либо растворят в себе НАТО, либо лишат его какого бы то ни было значения.

Это являлось чистейшим самообманом. Ни одна из стран НАТО не собиралась подменять декларативно-бюрократическими конструкциями Европейского совещания военные реалии НАТО или присутствие американских вооруженных сил на континенте. Москва, как выяснилось позднее, теряла от этой конференции гораздо больше, чем демократические страны, ибо в итоге она предоставила всем своим участникам, включая Соединенные Штаты, право голоса в вопросах политического устройства Восточной Европы…

Американское влияние способствовало сведению положения о признании границ к обязательству не изменять их при помощи силы, что являлось прямым повторением Устава ООН… Такого рода формальный отказ вряд ли можно было считать советским достижением. Даже это ограниченное признание их законности перечеркивалось утверждением… принципа, в основном отстаивавшегося Соединенными Штатами. Он гласил, что нижеподписавшиеся государства «полагают, что их границы могут быть изменены в соответствии с международным правом, мирными средствами и путем соглашения».

Наиболее важным положением Хельсинкских соглашений явилась так называемая «третья корзина» по вопросам прав человека… «Третьей корзине» было суждено сыграть ведущую роль в исчезновении орбиты советских сателлитов… Герои-реформаторы в Восточной Европе использовали «третью корзину» как фундамент сплочения в борьбе за освобождение своих стран от советского владычества…

Европейское совещание по безопасности, таким образом, сыграло важную роль двоякого характера: на предварительных этапах оно делало более умеренным советское поведение в Европе, а впоследствии – ускорило развал советской империи» (41, 691-692).

Сенатор Б. Голдуотер – критика политики Р. Никсона справа

«Мы никогда не были в худшей позиции, чем сегодня, чтобы вести переговоры о детанте (разрядке)… Советы превосходят нас в каждой категории военного снаряжения… Обладая такой силой, они намереваются получить способность убедить наших союзников и противников, что мы не будем противостоять им. В качестве единственного ответа на это мы должны иметь президента и государственный департамент, которые смогут пойти на подобные конфронтации, и военных, способных пройти через любое необходимое испытание… Мы были по глупости втянуты в договор о прекращении испытаний [атомного оружия] и в СОЛТ (ОСВ)… Все это предназначено поставить США в позицию слабости, с которой мы не сможем ничего сделать» (U.S. News & World Report. 1974, February 11. P. 41).

В. Фалин об администрации Джеральда Форда

«Объективно Соединенные Штаты ставились перед альтернативой: допустить становление реального военного паритета между Западом и Востоком, который рано или поздно потребовал бы урегулирований по оружию средней дальности, или прервать этот процесс, пока он не стал необратимым. Президент Дж. Форд склонился ко второму. Со ссылкой на предвыборные соображения он положил почти готовый проект Договора ОСВ-2 на лед. Избирательную кампанию 1976 г. президент провел под знаком отказа от политики разрядки, выдвижения дополнительных требований к СССР, укрепления военной мощи США.

Пикантная деталь: коррективы в военно-политическом курсе Соединенных Штатов, на которые вынужденно или с готовностью адаптировались их союзники, еще не сопрягались с какими-либо сдвигами в политике Москвы. Ссылки на Эфиопию и Анголу также возникнут позже. Козырная карта – замена выработавших ресурс «СС-4» и «СС-5» мобильными трехзарядными «Пионерами» («СС-20») – дастся в руки только в 1976» (24, 335).

А.Ф. Добрынин об администрации Дж. Форда

«Президенту Форду… не удалось заметно поднять свой политический авторитет в стране, хотя он и смог вывести себя и республиканскую администрацию из-под «тени Никсона». Он проявил себя в целом достаточно осторожным руководителем как во внешней, так и во внутренней политике, в том числе и в вопросах советско-американских отношений. Вместе с тем,  пожалуй, как ни один президент до него после Второй мировой войны – тем более пришедший в Белый дом не путем общих выборов – Форд был скован в своей деятельности на посту президента продолжающимся наступлением оппозиционно настроенного конгресса (где большинство принадлежало демократам) на широкий круг президентских прерогатив, в том числе в области формирования и проведения внешней политики» (20, 324).

add

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.