Магомет отправляется на богомолье в Мекку и ускользает от Халида и конных воинов, высланных против него

Магомет отправляется на богомолье в Мекку и ускользает от Халида и конных воинов, высланных против него. Располагается лагерем вблизи Мекки. Входит в переговоры с курайшитами, испрашивая у них разрешение войти в Мекку для поклонения. Договор, заключенный на десять лет, в силу которого ему дозволяется ежегодно посещать Мекку на три дня.

Возвращение его в Медину

Прошло шесть лет со времени бегства Магомета из Мекки. Так как арабы считали этот город священным и главным местом поклонения, то продолжительное изгнание из него и открытая вражда к курайшитам, на обязанности которых лежало охранение Каабы, сильно вредили Магомету в глазах многих племен и задерживали распространение его учения. К тому же люди, сопровождавшие его в изгнание, сильно тосковали по родным местам, и в силу этого являлось опасение, что их вера ослабеет, если изгнание будет еще долго продолжаться.

Магомет все больше сознавал, насколько важно примирить священный город с его религией и сохранить древние обычаи его племени, тем более, что он выдавал себя только за преобразователя, явившегося восстановить древнюю веру патриархов в ее первоначальной простоте и чистоте. Приближался месяц джулкада – месяц богомолья, прекращения всех военных действий, когда и враги могли мирно встречаться в пределах священных границ. Случившееся в это время видение убедило Магомета, что он и его последователи могут, вверившись этому почтенному обычаю, посетить древнее место поклонения арабов. Это откровение было радостно встречено его последователями, и в священный месяц он выступил из Медины на богомолье во главе тысячи четырехсот человек, отчасти мухаджиров или, изгнанников, отчасти ансаров, его союзников. Они взяли с собой семьдесят верблюдов, чтоб принести их в жертву при Каабе. Желая явно заявить о том, что они идут с миром, а не с войной, они сделали стоянку в деревне Дсу-Хулейфе, находившейся на расстоянии дневного пути от Медины, где они сняли с себя все оружие, кроме сабель, вложенных в ножны, и продолжали отсюда свой путь в одежде пилигримов.

Тем временем смутный слух об этом движении распространился в Мекке. Курайшиты, подозревая враждебные намерения, выслали Халида ибн ал-Валида с значительной конницей, чтобы занять долину на расстоянии двухдневного пути от Мекки и тем преградить дорогу мусульманам.

Магомет, узнав, что главный путь прегражден, пошел в обход по ущельям гор и, обойдя Халида с его войском, спустился в долину близ Мекки и расположился лагерем у Ходейры, в пределах священных границ. Отсюда он послал курайшитам yвеpeния в своих мирных намерениях и требовал ceбе льгот и прав, существующих для богомольцев.

Посланные со стороны курайшитов посетили лагерь, чтоб сделать надлежащие наблюдения. Они поражены были тем уважением, с каким последователи относились к Магомету. Вода, которой он совершал омовение, считалась священной; волосы, упавшие с его головы, или обрезки его ногтей хранились как драгоценные святыни. Один из посланных во время разговора нечаянно коснулся развевающейся бороды пророка; немедленно ученики оттолкнули его, предостерегая, чтоб он не позволил себе впредь такого нечестивого поступка. По возвращении он, передавая об этом курайшитам, сказал: «Я видел персидского царя и константинопольского императора среди их придворных, но я никогда еще не встречал монарха, которого подданные чтили бы так, как последователи чтут Магомета».

Курайшиты стали еще менее расположены допустить в свой город грозного противника их веры, когда узнали, какое громадное влияние он имеет на умы и сердца своих соплеменников. Магомет посылал все новых посредников, чтоб получить безопасный доступ к священной Каабе, но тщетно; Осман ибн аль-Аффан, его зять, был последним посланным. Прошло несколько дней; он не возвращался, и разнесся слух, что он убит. Магомет решил отомстить за его смерть. Стоя под сенью дерева и собрав вокруг себя свой народ, он потребовал с него клятву, что он будет защищать его даже ценою жизни и никогда не покинет знамени правоверия. Эта церемония известна у магометан как внезапное посвящение.

Возвращение Османа в лагерь успокоило умы. Его сопровождал Солхаил, посланный курайшитами для заключения мира. Курайшиты поняли, как неблагоразумно воевать с человеком, власть которого постоянно возрастала и которому повиновались с такой фанатичной преданностью. Предложенный договор был заключен на десять лет; в течение этого времени Магомет и его последователи получили свободный доступ в Мекку как богомольцы и могли каждый раз оставаться там по три дня для исполнения религиозных обрядов. Условия эти были охотно приняты, и изложить их поручено было Али. Магомет диктовал ему. «Пиши, – сказал он, – таковы условия мира, составленные Магометом, апостолом Бога». – «Стой, – воскликнул посланник Солхаил, – если бы я верил, что ты – апостол Бога, я никогда не поднимал бы против тебя оружия! Поэтому просто пиши твое имя и отчество». Магомет вынужден был согласиться, чувствуя себя недостаточно сильным, чтоб препираться из-за формы, и в договоре, таким образом, просто значилось: «Магомет ибн Абдаллах» (Магомет, сын Абдаллаха), что несколько смутило его последователей. Их недовольство еще больше усилилось, когда он велел им обрить себе головы и принести тут же в жертву верблюдов, приведенных для жертвоприношений при Каабе; это указывало, что он не намерен вступать в Мекку, так как эти обряды обыкновенно исполнялись в заключение церемонии богомолья. Они напомнили ему о видении, обещавшем свободное посещение священного города; но он возразил, что настоящий договор равносилен посещению, которое, наверное, произойдет в будущем году. Вынужденные удовольствоваться этим объяснением и выполнив эти обряды и предписанные жертвоприношения, они сняли лагерь и, несколько разочарованные и унылые, вернулись в Медину.

add

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.