Шариат

На основе систематизации религиозных, моральных и собственно правовых норм возникает своеобразная система мусульманского права, получившая название «шариат» (от ар. шари’а — «прямой путь», «правильная дорога к цели» и т. п.). Своеобразие данной системы права заключается в том, что она синкретически объединяет не только собственно юридические, но и религиозные, нравственные, политические и все прочие нормативы, стремится стать сводом поведения мусульманина для всех случаев жизни и во всех ситуациях. Поэтому вполне закономерно, что в массовом сознании в арабо-исламском мире шариат воспринимается зачастую как собственно исламский образ жизни, как единственно верный свод правил, вытекающий из внутреннего смысла вероучения. Таким образом, специфически правовая часть шариата, получившая название фикх, рассматривалась и развивалась как элемент указанной более широкой системы норм и правил.

Хотя окончательно шариат сложился уже в развитом мусульманском обществе, он сохранил и многие традиции раннего ислама, времен жизни первой мусульманской общины в Мекке и Медине, и даже более ранние доисламские нормы и правила обычного права жителей Аравии. Это обычное право древних арабов известно под названием адат. Естественно, что фундамент шариата составляют нормы и предписания Корана, в котором устами пророка прямо говорится, что он дан людям еще и как «арабский судебник».

Шариат складывался постепенно. Пока был жив пророк, он сам выступал и законодателем, и судьей. После его смерти обнаружилось, что норм и предписаний Корана недостаточно для регулирования многократно усложнившихся социальных, экономических, политических, правовых и прочих отношений. Выход из возникавших правовых казусов во многом помогали найти хадисы, содержания сборников преданий о словах и поступках пророка в сходных и аналогичных ситуациях. Но несмотря на это, огромную и трудную задачу по выработке и систематизации морально-правовых норм, способных регулировать общественные отношения, удалось решить мусульманским правоведам, ученым-юристам. Их деятельность и составила собственно правовую часть шариата — фикх. Для этого потребовалась значительная работа по юридическому переосмыслению совершенно не ориентированных на нужды правоведения Корана и Сунны, создание органически связанной с основными постулатами веры юриспруденции, юридической техники, правоприменительной практики. Значительный отпечаток на ара-бо-исламскую культуру и образ жизни наложили суровость предписываемых шариатскими нормативами видов наказаний за серьезные уголовные преступления, неумолимость приведения в исполнение судебных решений, публичный характер применяемых наказаний и казней.

Говоря о культуре арабо-исламского мира, нельзя не отметить ту особую роль, которую играют предписания и запреты, связанные с пищей. Остановимся на них подробнее. Можно, например, есть мясо журавля, но запрещено — сокола или удода. Из рыб можно употреблять в пищу только покрытых чешуей. Нельзя питаться змеями, лягушками, но можно, например, ящерицами. Вопреки распространенному о восточной кухне мнению, не рекомендуется употреблять в пищу сырые лук и чеснок. С чисто религиозной точки зрения самые приемлемые продукты совсем не пряности, а мед и молоко. Вопреки распространенному мнению о культуре питания в исламском мире, употребление конины не поощряется, хотя и не запрещено. Что совершенно неприемлемо — так это употребление спиртного, причем не только самого вина, но и любых кулинарных изделий, в процессе изготовления которых оно используется.

За многие века выработался и ритуал принятия пищи, в котором неразделимо переплелись нормы этикета и религиозные предписания. Непосредственно перед едой, а также после принятия пищи мусульманин должен совершать омовение рук. Хозяину дома или главе семейства при этом прислуживают наиболее близкие, в идеале — дети, которые и подают необходимые для этого принадлежности. Именно глава семейства первым начинает трапезу и последним ее завершает. Начало и завершение обязательно сопровождается произнесением ритуальных формул — одной для начала, а другой для завершения трапезы. За едой не принято обсуждать сложные, а тем более неприятные темы. Едят правой рукой при помощи столовых приборов или рукой. При этом арабы проявляют самую настоящую виртуозность — испробовав множество различных блюд, они могут испачкать лишь самые кончики пальцев правой руки. Еда не должна быть горячей, не принимается одновременно холодная и горячая пища, все запивается довольно значительным количеством воды. Правоверный мусульманин никогда не станет пить прямо из горлышка бутылки, так же как из реки или ручья не будет пить непосредственно ртом, а только при помощи рук или посуды. На столе обязательно должен быть хлеб, который никогда не режут ножом, а разламывают на части руками — для араба хлеб священен, а значит и отношение к нему должно быть соответствующее.

Обязанностью мусульманина является содержание своего тела в чистоте, совершение омовений перед важнейшими религиозными обрядами и любыми другими значимыми для него событиями. Все эти предписания вошли в плоть и кровь жителей арабского Востока, превратились в их непосредственные рефлексивные действия, стали неотъемлемыми элементами их образа жизни и культуры.

Отметим далее, что существенную роль в развитии культуры в мусульманских странах сыграли ограничения. на художественное изображение. В результате в мусульманском мире не была развита живопись, но самого высокого уровня достигло искусство орнамента, каллиграфии и т. п. Высочайшего развития в исламской культуре достигла поэзия, которой по праву отведено самое значительное место в истории мировой литературы. Замечательными главами этой истории стали арабская средневековая поэзия и таджико-персидская поэтическая школа. К числу наиболее выдающихся представителей арабской поэзии относятся: Ибн аль-Мулаввах (умер около 700 г.), вошедший в историю литературы под именем Меджнун («обезумевший от любви»). Воспетая им история его трагической любви к соплеменнице Лейле, насильно выданной замуж за другого, стала самой известной любовной историей на Востоке, вечным сюжетом для восточной литературы и культуры в целом; Абу Нувас (762—813), раздвинувший рамки традиционных поэтических жанров, создавший столь популярный в дальнейшем жанр «застольной поэзии», или, как его называли наиболее часто, «поэзии вина»; Абу-ль-Атахия (748—825), живший при дворе знаменитейшего из халифов Гарун ар-Рашида (786— 809), одного из главных героев бессмертных «Сказок тысячи и одной ночи», но создавшего, в противоположность царившему при дворе гедонистическому образу жизни, новый стихотворный жанр, в основе которого лежала лирика философского и даже аскетического характера; Ибн ар-Руми (836—896), крупнейший арабский средневековый поэт-сатирик; аль-Мутанабби (915—965), крупнейший поэт эпохи распада халифата, эпохи напряженных духовных поисков и расцвета поэзии; Абу-ль-Ала аль-Маари (973—1057), выдающийся поэт-мыслитель, создавший крупные философские поэтические произведения, самым известным из которых является «Лузумийат» («Обязательность необязательного»), великий слепец, своеобразный Гомер Востока.

Свой вклад в развитие поэзии внесли и суфии, эти мусульманские религиозные мыслители, аскеты, миссионеры и проповедники. К числу наиболее крупных поэтов-суфиев следует отнести Омара ибн аль-Фарида (1180—1234), поэта философа, и Ибн аль-Араби (1165—1240), выдающегося поэта-лирика. Свою страницу в историю как мусульманской культуры в целом, так и арабской поэзии в част-ности внесли жители арабо-мусульманских государств Испании. К числу наиболее выдающихся поэтов арабо-мусульманской Испании относится Ибн Зайдун (1003—1071), здесь же жил и крупнейший арабский средневековый философ Ибн Рушд (1126—1198), больше известный под своим латинским именем Аверроэс.

Поэты таджико-персидской школы справедливо имеют общемировое значение и известность. К их числу в первую очередь следует отнести: А. Рудаки (860—941), родоначальник поэзии на языке фарси; Фирдоуси (940— 1020), бессмертная поэма которого «Шахнамэ» вобрала в себя огромный эпос таджиков и персов; Насир Хисров (1004—1072), который был не только поэтом, но и крупным мыслителем, его знаменитая работа «Собрания двух мудростей» представляет собой последовательную и развернутую защиту греческого философского наследия.

Выдающимся представителем исламской средневековой культуры является математик, астроном, философ и поэт Омар Хайям (1048—1131). В сфере философии Омар Хайям продолжил развитие античных натурфилософских учений, был наиболее близок к философской концепции Ибн Сины. В его творчестве, и особенно поэтическом, отражено сложное мировосприятие человека той эпохи. Вот два рубай из бесценного наследия мыслителя:

Росток мой — от воды небытия, От пламени скорбей — душа моя, Как ветер, я кружу, ищу по свету — Где прах, в который превратился я.

Много лет размышлял я над жизнью земной, Непонятного нет для меня под луной. Мне известно, что мне ничего не известно — Вот последняя правда, открытая мной.

Нельзя не упомянуть и великого поэта Саади (1203— 1292), который не только оставил непревзойденные образцы любовной лирики, но и был крупным прозаиком, мыслителем.

Говоря о мусульманской средневековой поэзии, нельзя не назвать имена таких выдающихся поэтов, как азербайджанец Низами Гянджеви (1141—1209) и узбек Алишер Навои (1441—1501), чьи произведения по праву стали классикой мировой литературы.

add

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.