Главная / История Китая / Война против Китая

Война против Китая

         В последнее время тема Китая стала одной из самых обсуждаемых во всём мире. Волнения в Тибете, скандальное продвижение “олимпийского огня”, взрывы автобусов, события в соседней Монголии… В книге Олега Глазунова “Китайская разведка” рассказывается, кем и как осуществляется дестабилизация обстановки внутри и вокруг КНР. Предлагаем вашему вниманию один из наиболее ярких фрагментов на эту тему.

         “… Тайная война против коммунистического Китая не прекращалась с самого основания Китайской Народной Республики. Разведки западных стран густо опутали своими сетями Китай. Наибольшую активность проявляла разведка США.
         В настоящее время американская разведка делает упор на создание в Китае политических структур, способных осуществить “бархатную” революцию, по примеру Грузии и Украины. Так, согласно секретному докладу Министерства общественной безопасности КНР № 94016 от 2 апреля 1994 года, “в 1993 году в стране произошло более 850 незаконных выступлений, 1210 собраний, 6320 забастовок, в которых приняли участие 320 000 человек”. Из 30 административных единиц страны (провинции, автономные районы, города центрального подчинения) 14 отмечены как “нестабильные”. Они охватывают 64% территории КНР и 47% населения”.

         Но даже в этих нестабильных районах МОБ контролирует ситуацию. Можно сказать, что американская разведка идет в Китае по не эффективному пути, пытаясь дестабилизировать КНР по схеме, успешно применявшейся в Грузии и на Украине. Ставка на “раскачивание” ситуации через создание демократических организаций и на формирование агентуры влияния в высших государственных и партийных органах КНР пока приводит к неудачам.
         В то же время американские спецслужбы перенесли центр тяжести своей деятельности на обострение внутриполитической ситуации на основе межнациональных противоречий, активизировав работу в Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

         Восточный Туркестан или по-китайски Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая является одной из потенциальных “горячих” точек КНР. Местные жители не считают себя подданными Поднебесной и не смирились с потерей независимости. В отличие от этнических китайцев, уйгуры исповедуют ислам, и в свете последних событий, связанных с нарастанием исламского терроризма, это обстоятельство грозит Пекину новым очагом нестабильности.
         Синьцзян-Уйгурский автономный район крайне важен для Китая, поскольку он обладает богатейшими при родными ресурсами, составляющими 80% всех природных запасов страны. Более того, по оценкам китайских специалистов здесь сосредоточены крупнейшие запасы “черного золота”, которые сравнимы с нефтяными поля ми Саудовской Аравии.

         Со времени включения Восточного Туркестана в состав Китая уйгуры восставали более 400 раз. Большая часть уйгуров живет в районах бывшей советской Сред ней Азии. Наиболее крупное переселение произошло во время китайской “культурной революции”. Тогда на территорию СССР бежало более 150 тысяч уйгуров. Исповедующие ислам, они не могли примириться с тем, что разрушаются мечети, а мусульманских улемов водят по улицам с привязанными к шее отрубленными свиными головами. Сегодня население Синьцзяна составляет более 15 миллионов человек, из них на долю тюрков мусульманского вероисповедания приходится до 9 миллионов.
         Шанс на обретение государственности появился в 1944 году, когда уйгуры силой оружия освободились от “опеки” Китая. Была создана Восточно-Туркестанская республика. Однако этому государству не суждено было состояться – лидеры республики погибли во время авиа катастрофы, направляясь с визитом в Советский Союз. Считается, что она была подстроена спецслужбами СССР, который выступал за единство Китая под властью коммунистов.

         Уйгуры не раз выступали против китайских властей. Так, в 1990 году недалеко от города Кашгар вспыхнуло вооруженное восстание, центром которого был поселок Барин. По неофициальным данным, столкновения начались после того, как власти закрыли доступ верующим в мечеть. Возмущение выплеснулось на улицы.
         Манифестанты разоружили полицию и объявили джихад. Мятеж был жестоко подавлен. Силы безопасности провели массовые обыски и аресты. За решеткой оказалось более шести тысяч человек. Шесть руководителей восстания были расстреляны. Некоторые участники восстания по поддельным документам перешли границу и укрылись в тогда еще советских республиках Сред ней Азии.

         Несмотря на поражение, местные сепаратисты продолжали держать Пекин в напряжении. Для координации своих действий они создали на территории России, Казахстана и в Западной Европе “информационные” центры, получавшие инструкции из координационного центра в Пакистане.
         Природные условия Синьцзяна способствуют ведению партизанской войны: горы, степи, пустыни и полу пустыни, раскинувшиеся на тысячи километров. 85% на селения проживает в сельской местности, китайцев за пределами городов практически нет. В 1992 году уйгуры перешли к партизанским методам борьбы и терроризму. Так, в конце сентября 1992 года группа вооруженной молодежи разобрала в районе города Кумула железную дорогу, соединяющую СУАР с Китаем.

         В апреле 1993 года на военной базе около города Турфана произошел взрыв, организованный уйгурскими террористами. С15 по 20 мая того же года группа боевиков предприняла нападение на сооружения, принадлежащие ядерному полигону Лобнор. В середине июня 1993 года напротив гостиницы в Кашгаре взорвалась бомба – три человека погибли.
         Ситуация на тот момент была очень опасна для КНР. По данным спецслужб в тот момент в Синьцзяне действовало около 30 подпольных групп и организаций (“Искра Родины”, “Лобнорские тигры” и другие). Наибольшую известность имеет Национальный революционный фронт Восточного Туркестана. Его основал в 1984 году Юсупбек Мухлиси, поставивший перед его членами главную задачу- создание независимого государства уйгуров.

         Основная тактика синьцзянских сепаратистов сводилась к нападениям на китайских военных и полицейских. Акции устрашения проводились против местных учреждений власти. Боевики взрывали линии энергопередачи и связи, устраивали диверсии на транспорте. Не брезговали “исламисты” и ограблениями банков.
         Спецслужбы КНР вовремя приняли меры. Они сделали все возможное, чтобы разгромить террористическое подполье. Быстро были ликвидированы уйгурские “культурные” центры в Москве, Алма-Ате. Но в Германии, в Мюнхене, такой центр благополучно действует до сих пор.

         Исламисты попытались переломить ситуацию в свою пользу. Пик террористических актов пришелся на 1997 год. Все началось с массовых беспорядков в городке Или. Тогда погибли девять человек, около ста получили ранения.
         В феврале 1997 г. уйгурские боевики взорвали несколько автобусов в Урумчи – административном центре Синьцзяна. Погибли 24 китайских солдата и 27 гражданских специалистов. 3 марта уйгуры устроили в Урумчи настоящую взрывную кампанию, в ходе которой погибли десятки людей, а сотни получили ранения. В конце года, 27 ноября, там же прогремели еще три взрыва, в результате которых погибли или были ранены 70 китайцев. Но это принесло лишь кратковременный успех.

         На сегодняшний день спецслужбы КНР достаточно прочно контролируют ситуацию в Синьцзяне, и обострение обстановки без открытого иностранного вмешательства в ближайшие годы не представляется возможным. В ответ на террористические акции МОБ КНР ответило репрессиями, разрушив организационную сеть террористов. В 2000 году под нажимом Пекина власти Казахстана выслали троих уйгурских лидеров, обвиняемых китайским судом в терроризме. “Многие уйгурские террористические организации в действительности контролируются Пекином, – утверждает Юсупбек Мухлиси, руководитель алмаатинского Национального комитета Восточного Туркестана. – Китайские спецслужбы действуют очень умело. Например, они принимают в свои ряды лояльных уйгуров, которые затем организуют в Синьцзяне уйгурские группы, выступающие под флагом борьбы за независимость Синьцзяна”. По данным экспертов, китайские власти устанавливают личности уйгуров, примкнувших к террористическим организациям, и арестовывают их. Несколько уйгуров, активистов борьбы за независимость Восточного Туркестана, были убиты в Алма-Ате при загадочных обстоятельствах. Часть боевиков ушла в Афганистан, остальные остались в Синьцзяне в ожидании благоприятного развития событий.
         Китайские спецслужбы самым внимательным образом следят за деятельностью торговцев, курсирующих по маршруту СНГ- Китай, опасаясь, что некоторые из них имеют устойчивые связи с уйгурским подпольем”.

         Граница с Афганистаном перекрыта, вдоль нее размещены дополнительные войска. Доступ иностранным журналистам в Синьцзян прекращен – “по соображениям безопасности”. На местных авиалиниях увеличено количество сотрудников спецслужб. На Западе давно утвердили уйгурский сценарий по дестабилизации обстановки в КНР и ждут только удобного момента для его реализации. Уйгуры понимают, что самостоятельно решить свои проблемы им явно не под силу. Поэтому они уповают на “всемирный джихад” и Запад. В контексте последних событий в Америке это сочетание двух воюющих сил выглядит особенно актуально.
         Во время шанхайского саммита президент США Джорд Буш предостерег Пекин, что война против терроризма “никогда не должна служить оправданием преследований меньшинств”. Такую же формулу Запад применял и в отношении действий Москвы в мятежной Чечне, став шей базой для международных террористов. Восточный Туркестан напоминает “бочку с порохом”. Власти Китая делают все, чтобы не допустить его возгорания, но рядом ходят те, кто не прочь устроить большой этнический и религиозный пожар”.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *