Книга Ментальные ловушки на работе от Марк Гоулстон

Глава 35

Неспособность заинтересовать других

«Сначала люди начинают верить в лидера, а потом уже в его программу».

Джон Максвелл

Слишком часто даже самые продуманные планы идут прахом, поскольку автор не удосужился заручиться поддержкой тех, кто будет воплощать этот план в действительность. Человек, не заинтересованный в успехе предприятия, не обладает достаточной мотивацией, чтобы довести дело до победного конца. Как только работа становится слишком сложной, начинает требовать слишком многого, у таких людей опускаются руки и в оправдание они говорят (совсем как нашкодившие подростки): «Это была не моя идея, не я это придумал». Иначе говоря: «Не ждите, что я буду стараться, если дело окажется слишком сложным».

Неспособность заинтересовать людей в успехе вредит всему – и отдельным проектам, и компании в целом. Если ваши коллеги, начальство, клиенты и все остальные не заинтересованы в успехе, вы ничего не добьетесь.

Один из самых распространенных примеров – сфера информационных технологий. Многие начальники принимают решение взять на вооружение какую‑нибудь новую программу, которая должна принести им несметные прибыли (в первую очередь мне на ум приходят различные программы «управления взаимоотношениями с клиентами»). Цели ясны, задачи определены, тесты успешно завершены, а затем… ничего. И это еще в лучшем случае – часто сотрудники реагируют на нововведение целой гаммой отрицательных эмоций: от гнева и скепсиса до игнорирования и страха. Некоторые не хотят осваивать новую программу (см. главу «Боязнь учиться новому»), некоторые не хотят брать на себя дополнительные обязанности. Начальству приходится заставлять их работать по‑новому, отчего страдает моральный дух «офисных войск». И подобное происходит постоянно.

Другая причина – личная. Возможно, вы сами не из доверчивых. Сколько раз вы соглашались с начальником взяться за какое‑нибудь дело не потому, что вам этого хотелось, а потому, что он – ваш начальник? Возможно, вы справились с заданием на «отлично», возможно, нет. Но наверняка не получили никакого удовольствия от работы. И когда вы встаете на место своего шефа и выдвигаете требования к людям, не заинтересовав их в успехе предприятия, скорее всего, работать они будут спустя рукава – если будут работать вообще.

За подобную неспособность увлечь своими идеями окружающих отвечает сразу несколько импульсов. Если вы занимаете руководящую должность, то, вероятно, вам кажется, что вашего положения достаточно, чтобы люди делали то, что вы им скажете. Это первый импульс – заносчивость. В этом случае стоит задуматься о том, что вы не идеальны и способны ошибаться точно так же, как и простые смертные (за помощью обратитесь к главе «Считаете себя незаменимым?»). Или же вы настолько в восторге от собственного проекта, что свято уверены – люди потянутся за вами, увлеченные гениальностью вашей идеи. В этом случае вы оказываетесь глухи к критике и вообще к любым мнениям, не совпадающим с вашим (подробнее об этом см. главу «Неспособность слушать»). Но в любом случае вы сами мешаете своему же успеху.

«Чтобы помочь сотрудничеству, помните: люди сопротивляются тому, что им навязывают. И поддерживают то, что помогали создать».

Винс Пфафф

Чтобы заинтересовать человека в своей идее, сначала нужно понять, чего хочет получить он сам. Очень часто чьи‑то планы прямо противоположны вашим. Поэтому ваша первая задача – узнать, какие цели преследуют они, а затем аккуратно убедить их помочь вам достичь ваших. Привлеките их, исходя из следующего: «Люди усерднее работают над тем, чего хотят сами, чем над тем, чего от них хотят другие». Иначе говоря, если вы хотите, чтобы люди активно участвовали в продвижении проекта или компании вперед, найдите способ дать им возможность решать, как они будут этого добиваться.

«Ты поднимаешь меня, я поднимаю тебя, и вместе возносимся мы».

Джон Гринлиф Уиттьер

Иногда слушатель будет кивать, и вам покажется, что он все понял (подробнее – см. главу «Полагаете, что вас поняли»). Вне зависимости от того, какие именно цели ставят люди перед собой, есть одна вещь, общая для всех и о которой не стоит забывать. Что бы вы ни говорили, слушателю необходимо, чтобы ваш план был: 1) осмысленным; 2) обоснованным (то есть не имел внутренних противоречий и неясностей); 3) реализуемым.

Если ваши требования не являются осмысленными, обоснованными и реализуемыми, возникает диссонанс. Диссонанс означает, что люди видят и слышат одно, но чувствуют совсем другое. Обычно это ведет к тому, что они постараются не принимать никакого участия в вашем проекте. Иначе говоря, диссонанс меняет формулу с «Что ты сделаешь для меня?» на «Что ты сделаешь со мной?».

Если же ваш план осмыслен, обоснован и реализуем, люди с гораздо большей готовностью поддержат его – поскольку он не вызывает у них внутренних противоречий.

Полезное пояснение. Если план разумен, обоснован и реализуем – поддержите его. Если нет – откажитесь от него.

Необходимые шаги

1. Когда в следующий раз вы захотите привлечь людей на свою сторону, сначала удостоверьтесь, что ваши слова удовлетворяют трем описанным выше критериям. Достичь этого можно, сначала изложив план коллегам или родным и узнав их мнение. Если же это невозможно, запишите свою речь на пленку, а затем прослушайте ее. Задумайтесь, поддержали бы вы сами этот план или нет.

2. Часто какая‑нибудь идея будет казаться вашему слушателю осмысленной, но не обоснованной или реализуемой, поскольку он уже занят воплощением чужого проекта. В этом случае полезным будет спросить разрешения у человека, «застолбившего» его время.

3. Дополнительный способ заинтересовать людей в своей идее – показать им, что они также принимают участие в принятии решений. Спросите их:

• Каковы три самые перспективные возможности для вашего отдела (вашей компании)?

• Насколько реально воспользоваться этими возможностями, и если реально, то почему?

• Каковы три самых главных препятствия, мешающих нам/им воспользоваться этими возможностями?

• самое важное: кому и над чем надо работать больше, кому и что нужно перестать делать, чтобы воспользоваться этими возможностями? Чем детальнее будет ответ, тем лучше.

4. Практикуйте необходимые шаги из главы «Неспособность слушать». Если люди будут чувствовать, что вы их слушаете, то и сами будут охотнее слушать вас.

Глава 36

Беспринципность

«Полуправду разоблачить вдвойне труднее, чем чистую ложь».

Остин О’Мэлли

Одним моим пациентом был Уэсли, которого уволили из машиностроительной компании. Он был агентом по продажам и из квартала в квартал побивал все рекорды. Однако, когда один крупный контакт сорвался, выяснилось, что Уэсли значительно преувеличивал свои достижения – он записывал в графу «продажи» даже ту продукцию, над приобретением которой клиенты пока еще только размышляли. Этот трюк он проворачивал не один или два раза, а постоянно. Когда новости о его поведении дошли до начальства, его по‑тихому уволили, опасаясь, как бы его выходки не привлекли внимание налоговой полиции.

Уэсли был четвертым из пяти братьев. В детстве он постоянно чувствовал, что ему не уделяют достаточно внимания: он донашивал одежду за своими братьями, да и за столом к его словам никто особенно не прислушивался. До того как его братья возвращались из школы, все их игрушки были в полном его распоряжении. Его это полностью устраивало – ровно до тех пор, пока он не сломал одну из них. Брат пожаловался на него родителям, те в свою очередь наказали Уэсли, и он послушно вернулся в свой старый режим – тихого, незаметного почти‑самого‑младшего ребенка в семье.

К сожалению, Уэсли рос в окружении, где беспринципность казалась нормальным поведением. Его отец изменял жене. По телевизору он видел лжецов и обманщиков. Один из старших братьев развлекался мелким воровством из магазинов. Он и Уэсли научил: главное, не привлекать к себе внимания, убедиться, что никто на тебя не смотрит, и действовать без промедления. Скоро Уэсли перешел от теории к практике. Он крал столько, что хватало не только ему самому, но и другим – он часто дарил ворованное на дни рождения или Рождество. Когда же владелец одного из магазинов поймал его с поличным и позвонил в полицию, а затем его родителям, Уэсли обвинил во всем брата. Оба они сгорали со стыда и поклялись никогда больше так не поступать.

«Взрослые получают удовольствие, обманывая ребенка. Им это кажется необходимым, но в то же время приятным делом. Но дети очень быстро понимают, что к чему, и затем сами начинают обманывать».

Элиас Канетти

Когда Уэсли учился в колледже, то, вместо того чтобы писать семестровые работы самостоятельно, он скачивал их из Интернета и ни разу не попался. Однако он признался мне, что всегда чувствовал, что не заслуживает своих высоких оценок, и это не давало ему покоя. После выпуска, устроившись на работу в офис, он без зазрения совести «заимствовал» для собственных нужд ручки, бумагу и прочие канцелярские принадлежности.

Ну, а когда он стал менеджером в крупной компании, мухлевать с цифрами не стало для него ни чем‑то новым, ни чем‑то неправильным. «Никто ведь не узнает, – думал он, – если я помечу документ другим числом».

Если вы думаете, что мелкие преступления сойдут вам с рук, опасность в том, что рано или поздно вы начнете думать, что вам точно так же сойдут с рук и преступления более значительные. Беспринципность – как снежок, который со временем превращается в лавину. И чтобы так думать, необязательно быть карьерным преступником: очевидно, что даже офисные работники не застрахованы от таких мыслей.

Когда вы думаете, что вам все сойдет с рук, вы концентрируетесь только на себе. Вы перестаете обращать внимание на то, какие последствия ваши действия будут иметь для окружающих. Билл Клинтон нанес вред и своему посту, и своему браку, закрутив роман с Моникой Левински. Ему было трудно взглянуть в объектив телекамер и признать это, а нам было трудно простить его. (Представьте, насколько изменилось бы ваше мнение о нем, если бы вместо неубедительной лжи вы услышали от него правду: «Мои действия были глубоко неправильными. Я злоупотребил своим положением и могу только догадываться, до чего неуютно и трудно вам объяснить мое поведение своим детям».) Журналисты ссылаются на выдуманные источники, а то и сочиняют всю историю целиком, поскольку уверены, что никто не призовет их к ответу. Бесчисленное множество глав компаний вытягивают деньги из акционеров и мухлюют с бухгалтерией. Коллеги в офисе активно вредят друг другу. Почему? Потому что думают, что им это сойдет с рук.

Власть означает доверие. Однако если вы злоупотребляете властью, то тем самым предаете тех, кто доверился вам – родных, работодателя, общество, а в случае Клинтона – всю страну. Беспринципность порождает отрицание своей вины, которое в свою очередь порождает еще большую беспринципность и еще большее отрицание. Этот снежок постепенно превращается в лавину, и добром это не кончается никогда. Рано или поздно, но лавина накроет вас с головой.

Беспринципность растет из чувства нехватки чего‑то. Уэсли недополучал внимания и поэтому считал, что имеет полное право брать игрушки своих братьев, если уж они сами не желают с ним делиться. Другой пример – шекспировский Макбет. В начале повествования он – вполне лояльный лорд, однако обман заставляет его поверить в то, что на самом деле он законный король Шотландии. Он убивает короля, чтобы получить корону. Однако лавина накрывает и его – жена впадает в депрессию и заканчивает жизнь самоубийством, да и сам он умирает от рук тех, чьи семьи обездолил.

Когда беспринципность поощряется окружением, она становится почти приемлемой. Но так ли это? В какой момент вашей лжи перестанут верить? Сколько времени вы можете полагаться на собственное «везение», прежде чем вас поймают? И когда вас поймают, что подумают о вас те, кого вы обманули? Сначала им будет очень обидно – что они такого вам сделали, чтобы заслужить такое отношение? Затем, когда боль утихнет, они возненавидят вас – за то, что вы воспользовались их доверием. Впоследствии они с большой неохотой возобновят отношения с вами – если возобновят их вообще.

«Говори правду, и тогда не придется ничего запоминать».

Марк Твен

Конечно, побыть «плохишом» – ощущение довольно приятное. Однако если вы продолжите так себя вести, то в час расплаты окажетесь в одиночестве. Но если вы поймете и примете к сердцу поговорку «Что посеешь, то и пожнешь», то сможете жить так, чтобы гордиться собой.

Полезное пояснение. Люди простят вам ошибку, но никогда не забудут и не простят лжи.

Необходимые шаги

1. Признайтесь себе, что вы беспринципны. Непорядочность – это вредная привычка, зависимость сродни наркотической. Как известно, первый шаг к исцелению – правильный диагноз.

2. Поймите , что вам необходимо измениться, чтобы двигаться дальше.

3. Действуйте , помня: «Что посеешь, то и пожнешь». Старайтесь компенсировать ущерб, нанесенный окружающим.

4. Продемонстрируйте раскаяние – признайте, что ваше поведение навредило другим людям (для начала спросите: «Я обидел тебя своими словами/действиями?», а затем признайте, что были не правы. Не пытайтесь оправдать свое поведение – это только ухудшит ситуацию).

5. Возместите убытки – то есть не ограничивайтесь только словами. Клинтон, например, принял всю критику в свой адрес и не пытался оправдать свои действия.

6. Наглядно продемонстрируйте, что исправились , – чтобы восстановить утраченное доверие, вы должны показать, что действительно изменились к лучшему. Клинтон, скажем, показал это тем, что помирился с женой, создал несколько благотворительных организаций и направил свои силы на продуктивную работу.

Глава 37

Власть стереотипов

«После «Волшебника страны Оз» меня снимали только в роли льва, а львиных ролей – не так чтоб уж очень много».

Берт Лар

Мой знакомый Харрис, вице‑президент крупной архитектурной компании, рассказал мне как‑то раз о случае, который помог ему усвоить трудный урок о стереотипах. Он возглавлял отдел из сорока человек и полностью полагался на своего ассистента Карен, проработавшую на него уже месяц. Она следила за его расписанием, брала на себя разные мелкие, но многочисленные хлопоты и вела документацию. Всегда готовая помочь, она изо всех сил старалась добиться одобрения своего скупого на похвалы шефа. Однако после месяца безупречной работы Карен как будто подменили. Она стала опаздывать на работу, без конца брала больничный. Она выглядела подавленной и лишенной энтузиазма – Харрис заметил, что ее поведение становится все более беспорядочным. Она начала допускать ошибки – сначала небольшие, затем все более серьезные. Харрис начал мысленно примерять на нее различные ярлыки. Лентяйка. Психически больная. Возможно, наркоманка. Ему вспомнился предыдущий ассистент, который после двух лет работы признался, что страдает от хронических проблем с алкоголем и наркотиками.

Харрису же был нужен идеальный и идеально надежный ассистент – такой, каким была Карен до своего «преображения». Однако все указывало на то, что она – точная копия своего предшественника. Отношения между ними начали портиться – Карен продолжала допускать ошибки и просчеты, а Харрис, в свою очередь, начал общаться с ней гораздо более резко, чем раньше.

Наконец, после того как Харрис из‑за небрежности Карен пропустил важное совещание, чаша его терпения переполнилась. «Карен, в последнее время ты работаешь просто из рук вон плохо, – сказал он. – Лучше бы тебе собраться с силами, да поживее. Я не могу позволить себе держать ассистента, который не знает, что делает».

Карен попыталась сдержаться. Она закрыла глаза, сделала глубокий вдох, но без толку – полились слезы.

Подобной реакции Харрис не ожидал. Он не знал, как реагировать, но постарался сохранить спокойствие. «Не хочешь рассказать мне, что с тобой происходит?» – спросил он.

Карен призналась, что у ее трехлетнего сына обнаружили лейкемию.

Придя в себя от шока, Харрис поинтересовался: «Так почему же ты мне об этом сразу не сказала?»

«О таком нелегко говорить, – ответила Карен. – к тому же вы человек очень занятой и… э‑э‑э… немного раздражительный. Я думала, вы не захотите войти в мое положение».

У Харриса самого были дети, и поэтому он чувствовал себя довольно паршиво, допустив столь грубую ошибку в оценке причин поведения Карен. Он тут же связался с отделом кадров, договорился, чтобы Карен предоставили оплачиваемый отпуск, и не терял с ней и ее семьей контакта на протяжении всего времени лечения (мальчик потерял руку, но выжил, и Карен смогла вернуться на работу).

Психологические причины создания стереотипов лежат очень глубоко. Во‑первых, нравится вам это или нет, но к стереотипам предрасположены все – так уж мы устроены. Миллионы лет эволюции научили людей, что для выживания необходимо уметь мгновенно определять, является ли незнакомец другом или врагом. Исследования показывают, что при первом же взгляде на незнакомого человека нам достаточно нескольких секунд, чтобы составить о нем впечатление – исключительно на основе внешнего вида и поведения. (В этом, кстати, кроется причина дискриминации.)

Подобная склонность к скоропалительным оценкам усугубляется не только требованиями, предъявляемыми к нам работой, но и требованиями современной жизни в целом – мобильные телефоны и компьютеры гарантируют постоянный приток информации в любое время суток. Поскольку человеческий мозг неспособен справиться с таким напором информации, мы живем в постоянном режиме «бежать или драться». Нет ничего удивительного, что мы постоянно принимаем решения, толком их не продумав – на это у нас просто нет времени.

Во‑вторых, мы подсознательно проецируем на окружающих личные качества тех, кого знали в прошлом, – в особенности родителей и братьев с сестрами. Вместо того чтобы оценивать каждого человека «с нуля», мы ищем в нем признаки уже знакомых шаблонов поведения. Харрису, например, поведение Карен напомнило не только его прошлых ассистентов, но и его младшего брата, который в детстве часто прогуливал школу, а затем пристрастился к наркотикам.

Что касается Карен, то она проецировала на Харриса образ своего отца, чьего одобрения добивалась в детстве. Когда шеф был чем‑то недоволен, она замыкалась и вела себя крайне осторожно – в точности так же, как вела себя в детстве с отцом. Что еще хуже, стереотипы, которые Карен и Харрис накладывали друг на друга, усиливали негативное поведение обоих. Чем раздражительнее становился Харрис, тем более подавленной чувствовала себя Карен. А чем более подавленной чувствовала себя Карен, тем сильнее раздражался Харрис. В результате оба максимально приблизились к взаимно созданным стереотипам друг друга.

«Чтобы преуспеть, пользуйтесь любым шансом с той же готовностью, с какой обычно делаете поспешные выводы».

Бенджамин Франклин

На работе, в ситуации, когда мы должны доверять своим коллегам, начальникам и подчиненным, стереотипы могут навредить несколькими способами. Когда мы находимся в режиме выживания – как было в случае с Харрисом, – мозг выдает приказ «действуй!» так быстро, что новую информацию усвоить становится невозможно. Как следствие, мы становимся раздражительными и беспокойными, теряем способность принимать ясные и взвешенные решения. Люди или с нами, или против нас. Также, когда мы проецируем на окружающих черты своих родственников (на основе сходного поведения), то рискуем сорваться в поведение, не уместное в данной ситуации, и принимаем решения на основе эмоций, а не разума. В любом случае мы сами лишаем себя возможности работать со стопроцентной отдачей, поскольку не совсем понимаем, что вокруг нас происходит.

Меня всегда поражало, что в пору общего стихийного кризиса люди отбрасывают стереотипы прочь. Во время урагана, наводнения, землетрясения, пожара или войны люди объединяются, чтобы помочь друг другу выжить и прийти в себя. Столкнувшись с реальной, исходящей извне, а не вымышленной и исходящей из собственного воображения угрозой, люди забывают о предубеждениях. Печально то, что, когда объединивший нас кризис минует, стереотипы и предвзятость возвращаются.

Полезное пояснение. Поспешные выводы – верный способ убить на корню желание человека сотрудничать с вами.

Необходимые шаги

1. Вспомните, когда кто‑то, вместо того чтобы понять вас, наклеил на вас ярлык. Вспомните, как злы и обижены вы были. Хочется ли вам, что другие чувствовали себя так же?

2. Задумайтесь о коллеге, на которого навесили негативный ярлык, и назовите три стереотипа (каждый – одним словом), которыми описываете его. В следующий раз во время разговора спросите себя, к чему вы прислушиваетесь: к словам человека или к своим стереотипам о нем. Если вы слушаете или говорите не с человеком, а со стереотипом, спросите себя – может быть, вы ошибаетесь?

3. Постарайтесь устоять перед искушением видеть в коллегах функции, а не живых людей с их талантами и способностями. Не считайте, что если человек стоит ниже вас на карьерной лестнице, то он заслуживает меньшего внимания.

4. Работая вместе над проектом или решением проблемы, концентрируйте внимание на задаче, а не на человеке.

5. Проверьте свои предположения, прежде чем действовать.

Глава 38

Занижение ожиданий

«Наши неудачи и успехи чаще всего основаны на наших ожиданиях относительно самих себя. Тело будет действовать так, как вы думаете, что оно будет действовать».

Дэннис Уэйтли

Давным‑давно жил на свете мальчик по имени Марк (ваш покорный слуга). Однажды он сидел на заднем сиденье родительского автомобиля и читал комикс, но от тряски его укачало, а затем и стошнило. С этого момента мать сказала ему, чтобы он не читал в машине, иначе его опять укачает. Так и оказалось – стоило ему сесть в машину и открыть книжку, как его начинало мутить. В самолете или поезде он читал совершенно спокойно – об этих средствах передвижения его мать ничего ему не говорила.

Примерно сорок лет спустя я вместе со своей женой ехал в Сан‑Диего. Я только что купил журнал, который хотел прочитать, и, поскольку за рулем сидела жена, решился наконец побороть укоренившуюся с детства привычку. Я достал заранее заготовленный пакет и сказал себе: я прочитаю этот журнал, даже если меня всю дорогу будет штормить.

Открыв журнал, я погрузился в чтение. Через три минуты меня начало подташнивать, однако постепенно желудок мой успокоился. С тех пор я совершенно спокойно могу читать в машине, не опасаясь за чистоту салона. Разум – удивительная вещь, не так ли?

Большинство из нас вполне комфортно чувствует себя, живя в рамках ограничений. Мы «знаем», что к некоторым вещам мы способны, а к некоторым – нет. Мы «знаем», что математика или грамотность – не самые сильные наши стороны, и поэтому выбираем профессию (и задачи в рамках этой профессии) с учетом своих слабостей. Нам даже и в голову не приходит, что мы способны на гораздо большее.

Большинство людей не достигают успеха в делах потому, что им мешают заранее установленные заниженные ожидания относительно себя и своих способностей. Причины – низкая самооценка, пессимизм, иногда даже клиническая депрессия. Также такое поведение может исходить из «усвоенной беспомощности» (об этом см. главу «Не сдавайтесь слишком рано»), которая как бы говорит вам, что некоторые дела просто не стоят усилий. Вы можете верить, что если попробуете сделать что‑то новое и потерпите неудачу, то будете разочарованы – так зачем тогда вообще пытаться?

Заниженные ожидания обычно основываются на вере, что некоторые вещи просто невозможно сделать или что последствия провала будут настолько серьезными, что с их ликвидацией вам не справиться. И в том, и в другом случае причина кроется в детстве – ваши родители или отговаривали вас от слишком высоких ожиданий, или же, наоборот, ставили планку так высоко, что шансов на успех у вас не было никаких. Но в любом случае, когда вы терпели неудачу, не получали никакой поддержки и наставлений, которые помогли бы вам стать более упорным человеком.

Когда вы занижаете ожидания, то оказываетесь в режиме «да, но…». Да, вы хотите жить лучше, но… Всегда находится какое‑нибудь «но».

«Стоит однажды сказать, что ты согласен на второе место, так всю жизнь и будешь вторым».

Джон Фитцджеральд Кеннеди

А что насчет «перспективных целей»? Разве они существуют не для того, чтобы помочь вам достичь большего? На работе ваш начальник может попросить вас возложить на себя дополнительные обязанности или взяться за проект, с которым (по его мнению) вы способны справиться, хотя он и требует большей компетенции или ответственности. К сожалению, перспективные цели не столько помогают росту, сколько давят на вас – поскольку ваш начальник может просить вас заниматься тем же, чем и раньше, но в чуть больших объемах. Возможностей для воображения тут нет, и это плохо.

Настоящая «перспективная цель» – это что‑то идущее изнутри: быть кем‑то или делать что‑то, чего вы сейчас не делаете. Если вы сможете обратиться к этому «внутреннему видению», то удивитесь, на сколь многое способны.

Недавно я разговаривал с Леонардом Клейнроком, профессором компьютерных наук Калифорнийского университета. Когда он был студентом в Массачусетском технологическом институте, то опубликовал работу по пакетной коммутации – технологии, легшей в основу Интернета, – за десять лет до рождения Интернета. В 1999 году «Лос‑Анджелес таймс» назвал его среди пятидесяти людей, оказавших наибольшее влияние на бизнес XX века. Он многое знает о перспективных целях. И вот что он мне сказал:

«Я не хочу хвалиться, но о моих достижениях и успехах написано немало. Однако если взглянуть на стену, где развешаны все мои дипломы, призы и ученые сертификаты, то вы заметите – в самом центре находится награда, которая значит для меня больше всего и которая стала моей путеводной звездой. Эта награда – свидетельство о присуждении звания «орлиного скаута».

«Стремление к великому – ключ к успеху во всем».

Сэм Уолтон

«В детстве я рос на Манхэттене, – продолжает Клейнрок, – и обожал занятия в скаутском отряде. Я изо всех сил старался, чтобы получить новое звание, и, когда достиг ранга «звездного скаута», мой наставник, мистер Спиннер, сказал мне: «Леонард, если ты действительно постараешься, я верю: ты сможешь стать первым «орлиным скаутом» в нашем отряде». Это был настоящий вызов – мне казалось, что шансов у меня никаких, я ведь жил в городе, а лесов на Манхэттене нет. Но я принял этот вызов, приложил и умственные, и физические усилия и в 1951 году все‑таки получил заветный ранг».

«Не принижайте свои ожидания до уровня показателей своей работы. Повысьте планку своей результативности до уровня ожиданий. Ожидайте от себя только лучшего, а затем сделайте все необходимое для того, чтобы воплотить надежды в реальность».

Ральф Марстон

Этот вызов помог доктору Клейнроку и в будущем. Он наглядно показал ему, что, если поставить перед собой, казалось бы, недостижимую цель, а затем усердно работать над ней, она станет достижимой. А после этой цели появится другая – стоит вам преодолеть препятствие, казавшееся невозможным, все остальные уже не так пугают. «Когда ты понимаешь, что способен их преодолеть, то продолжаешь стремиться к целям, о которых и помыслить раньше не смел, и достигаешь их, – сказал мне Леонард. – Весь трюк в том, чтобы не сдаваться, если чего‑то очень хочется».

Полезное пояснение. Если вы хотите полностью раскрыть свой потенциал, с самого начала ставьте себе высокие цели в работе или карьере. Если вы достигнете их, то станете увереннее в своих силах; если не достигнете, станете сильнее.

Необходимые шаги

Преодолейте боязнь разочарования.

1. Вспомните три случая из своей карьеры, когда ваши высокие ожидания не оправдались.

2. Сколько времени вам потребовалось, чтобы смириться с этим?

3. Что вы делали, чтобы смириться с неудачей?

4. Каков лучший способ, помогающий смириться с неоправдавшимися надеждами?

5. Поставьте себе цель – в следующий раз, когда ваши ожидания не оправдаются, прибегните к способу из шага 4.

Поставьте перед собой перспективные цели.

1. Задайте себе Невозможный Вопрос (разработанный Дейвом Хиббардом из калифорнийской Profit Techniques): «Какая невозможная вещь, если бы вы могли ее сделать, значительно помогла бы вашей карьере?» Ответив на этот вопрос, вы автоматически отключаете режим «да, но…».

2. Какая необходима стратегия, чтобы воплотить вашу невозможную мечту в реальность?

3. Каков первый шаг этой стратегии?

4. А теперь сделайте этот самый первый шаг. (И не сдавайтесь, корректируя цель, преуменьшая ее. Просто продолжайте работу в избранном направлении.)

Глава 39

Полагаете, что вас поняли

«Единственная великая трудность в общении – это иллюзия того, что оно имело место».

Джордж Бернард Шоу

Том был, что называется, творческой личностью. В своей компании он возглавлял небольшой отдел из шести человек. Время от времени он приглашал кого‑нибудь из них в свой кабинет, чтобы вместе устроить мозговой штурм по поводу какой‑нибудь из его идей, а затем назначал этого человека вести проект дальше.

Подчиненные любили Тома, им нравились его идеи – или по меньшей мере им верилось, что нравятся. Но Том обладал умом стремительным настолько, что порой забегал далеко вперед, и – как и большинство менеджеров – синхронно вел слишком много параллельных проектов. Очень часто случалось так, что подчиненный предоставлял ему результаты законченного задания, а Том видел, что действия коллеги были направлены в совершенно ином, чем было нужно ему, направлении.

Разумеется, подобное положение вещей не устраивало никого. Больше других оно огорчало Тома, который думал, что ясно объяснил, чего хочет от своих подчиненных в каждом случае. К тому же ему приходилось тратить свое время, чтобы исправить ошибку; иногда, вместо того чтобы наставлять своих подчиненных «на путь истинный», он сам брался за работу. В результате времени у него становилось еще меньше.

В итоге Тому это так надоело, что он попросил снять его с менеджерской должности. Зарплата его уменьшилась, но он был рад, что теперь на его плечах не лежит ответственность за командование другими. Эффективности его общения с подчиненными помешало то, что он считал: они отлично понимают, о чем он говорит. Сам он полагал, что его навыки общения вполне адекватны – о самом существовании проблемы он узнал только тогда, когда она подпортила ему карьеру.

Почему вы считаете, что вас понимают, когда это не так? Одной из причин может быть то, что на нейроанатомическом уровне ваш мозг не способен отличить входящую информацию от исходящей. Задняя часть вашей нервной системы (от задней части спинного мозга и до коры задней части поясной извилины) фокусируется на сенсорной информации. Это значит, что она концентрируется на внешнем выражении – на том, что вы говорите или делаете.

Если говорить проще, то тем, что вы слышите и думаете, и тем, что вы стараетесь донести до других, занимаются два различных отдела вашего мозга. Если вы отчетливо представляете себе какую‑то идею, вам кажется, что и излагаете вы ее так же ясно – а на самом деле это не так. Два этих отдела работают вместе только тогда, когда вы спрашиваете других, поняли ли они, что вы пытаетесь им втолковать.

Когда я работал с перенесшими инсульт пациентами, вопрос эффективного общения возникал практически постоянно. Самое распространенное последствие инсульта, вредящее общению, – афазия, частичная или полная потеря способности к вербальному общению и пониманию речи (как устной, так и письменной). Трагедия страдающих от афазии в том, что они понимают гораздо больше, чем могут выразить.

В случае с афазией Вернике повреждение корковой части слухового анализатора (зоны Вернике) приводит к тому, что пациент слышит, но не понимает, что ему говорят. При этом двигательная область коры головного мозга не задета, и сами они могут говорить, однако их речь никто понять не в состоянии.

При афазии Брока пациент понимает, что ему говорят – поскольку отвечающая за понимание часть мозга не задета, однако сами говорят с трудом.

Люди вроде Тома, которым кажется, что они изъясняются понятно, когда это не так, напоминают мне страдающих афазией Вернике. Они не понимают, что окружающие не понимают их. Они говорят, но для слушателя их речь – просто набор звуков.

К счастью для Тома (и похожих на него людей), в данном случае аналогия с афазией – не более чем аналогия. В отличие от перенесших инсульт людей, которые физически неспособны понимать окружающих, Тому, чтобы решить свою проблему, просто нужно сконцентрироваться на том, чтобы действительно понять своих слушателей. Тогда и он, и они действительно будут знать, что он говорит.

Ситуацию осложняет то, что, если вы находитесь на более высокой ступени иерархической лестницы, нежели ваш слушатель, он может просто побояться попросить объяснений. Именно это создало Тому столько проблем.

Когда мы выдаем указания, то обычно не требуем подтверждения того, что нас поняли, – достаточно кивка и слов «ясно» или «понятно». Вспомните, что произошло во время суда над О. Джей Симпсоном (об этом см. главу «Жаргон»). В конце долгого разбирательства судья Ито дал присяжным свободные от жаргона, но пространные и подробные инструкции. Периодически он останавливался и спрашивал: «Вы меня поняли?», в ответ на что присяжные послушно кивали. И чем дольше он говорил, тем яснее становилось практически всем в зале, что присяжные слышат судью, но не понимают смысла его слов.

Вопрос «Вы меня понимаете?» еще не гарантирует понимания.

Более того, он подталкивает слушателя вести себя по‑детски. Ничего удивительного, что люди понимают так мало, хотя и делают вид, что это не так.

Межличностное общение усложняется еще сильнее, когда вы пытаетесь насильно заставить слушателя вас понять – то есть когда приводите бесчисленное количество примеров или расписываете обстоятельства дела с привлечением неимоверного количества деталей, пытаясь донести свою идею. В этом случае слушатель, прекрасно вас понимающий, в какой‑то момент просто устает от вашего многословия. Ему надоедает слушать одно и то же. Он может обидеться на вас, и его реакцией станет отказ от дальнейшего понимания. Он не захочет вас понимать.

«Многие попытки общения убиваются многословием».

Роберт Гринлиф

Если вы полагаете, что вас понимают, когда это не так, к счастью, у вас есть значительное преимущество перед перенесшими инсульт пациентами. Чтобы избавиться от этой проблемы, достаточно попросить слушателя повторить, что они поняли из вашего разговора. Судья Ито мог бы добиться гораздо большего понимания от присяжных, если бы спросил их: «Что из сказанного мной вы поняли?»

«Для правильных вопросов нужна не меньшая сноровка, чем для правильных ответов».

Роберт Хаф

Полезное пояснение. Не следует заранее быть уверенным, что окружающие вас понимают, – спросите их, понимают ли они вас.

Необходимые шаги

1. Проверьте, насколько понятна ваша речь. Обратитесь к слушателям с такими словами: «Я не уверен, что ясно выразился. Что из сказанного вы поняли?» Сначала практикуйтесь на родственниках и друзьях. Когда выработаете правильную интонацию, переходите к коллегам.

2. Как можно чаще записывайте себя на пленку – даже во время телефонных разговоров. (Многие говорят, что им не нравится звук собственного голоса, но на самом деле их раздражает интонация.)

Прослушивая пленку, обращайте внимание на моменты, когда вы неясно изъясняетесь, ноете, ведете себя напыщенно, и так далее. Подумайте – может, есть смысл попросить кого‑нибудь из друзей или родственников прослушать эти записи? У подобного метода есть и плюс, и минус. Минус в том, что вам наверняка не понравится то, что вы услышите. Плюс в том, что вы научитесь более понятно излагать свои мысли.