Главная / Лекции и рефераты по Културологии / Культура, Цивилизация, История

Культура, Цивилизация, История

В данной главе мы познакомим читателя с исходными понятиями, прежде всего такими как «культура» и «цивилизация». В какой степени эти понятия применимы к историческому рассмотрению? Видимо, надо выявить исторический потенциал этих понятий. И второе, чему будет уделено специальное внимание. Как соотносятся основные мировые цивилизации в ходе исторического развития? По нашему мнению, исторический вектор мирового цивилизационного развития (современное состояние, конечно, значительно сложнее) определяется взаимоотношением двух цивилизационных миров — Востока и Запада.

Культура и цивилизация

Культура — калька латинского cultura, его основные значения — «возделывание», «обрабатывание», «уход». Соответственно, «культура» — это обработка земли, разведение растений и животных и т. п., a cultor — возделыватель, землепашец, виноградарь, скотовод. Однако так же переводится и другой латинский термин «культ» (cultus), а вместе они допускают и второе, характерное для римской античности толкование, — поклонение, почитание, образование, воспитание и развитие. Отсюда термин cultor имеет еще одно значение — воспитатель, наставник, а «культура» — ряд производных значений: воспитанность, облагороженность, утонченность и приличествующие этому одеяния, убранство жилья и в целом образ жизни. И этим образом жизни может быть как изучение искусств и литературы (служение музам), философии (служение мудрости), так и поклонение, служение богам (религиозный культ). Поскольку cultura сохраняет этимологическое родство с cultus, можно говорить о ритуальном понимании культуры, что не противоречит исконно античному ее значению как воспитания и образования, так как в этом случае речь идет о служении отеческим богам, защитникам города-государства, т. е. о развитии культуры в пространстве античного полиса.

В наше время слово «культура» является одним из наиболее употребляемых и в обыденном языке, и во множестве научных определений, что говорит как о многозначности термина, так и о многообразии самого феномена культуры. Но классифицируя в соответствии со сложившимся словоупотреблением различные области культуры, следует учитывать то обстоятельство, что культура — это не только различные области действительности, но и действительность человека в этих областях, глобальная сфера человеческой жизни. Все, чем мы пользуемся в области культуры (в том числе и само понятие культуры), было когда-то открыто, осмыслено и введено в глобальный мир человеческой повседневности. Культура — это уровень отношений, которые сложились в коллективе, те нормы и образцы поведения, которые освящены традицией, обязательны для представителей данного этноса и различных его социальных групп. Культура предстает формой трансляции социального опыта через освоение каждым поколением не только предметного мира культуры, навыков и приемов технологического отношения к природе, но и культурных ценностей, образцов поведения. Причем эта регулирующая социальный опыт роль культуры такова, что она формирует устойчивые художественные и познавательные каноны, представление о прекрасном и безобразном, добре и зле, отношении к природе и обществу, сущему и должному и т. п.

Возможность построения обобщающей модели культуры привлекала внимание представителей разных наук: философии, психологии, социологии, истории, археологии, этнографии. Но только в середине XX в. начинается реализация все более осознаваемой потребности и возможности специального межпредметного исследования культуры. Основы культурологии как самостоятельной научной дисциплины, в которой объект изучения — культура несводим к философскому и другим подходам к этому феномену, были заложены творчеством американского ученого Лесли Уайта. Попытки обнаружить за номинальным единством, фиксируемым понятием «культура», реальное содержание или, наоборот, показать, что такового не существует — одна из главных задач, которую должна решить теоретическая культурология. Очевидно, что наука о культуре — культурология как наука XX в. не просто сводит воедино существующее многообразие представлений о культуре и классифицирует бесчисленные дефиниции своего главного понятия, но опирается на глубокие философские традиции, которые ее генетически связывают с философией истории и философией культуры.

Европейская культурология формировалась как наука «вторичная», выходя из-под родительской опеки философии и опираясь на ряд наук, выступивших по отношению к ней в роли «эмпирических доноров». Среди них особая роль принадлежит социологии, психологии, этнографии, искусствоведению, религиоведению и т. д. Сама логика размежевания обозначилась как преодоление классического (опирающегося на процедуру теоретического самосознания) философствования и свойственного ему панлогизма и европоцентризма, разрушение классической модели культуры и выход в область культурологизирова-ния (чаще всего в форме обсуждения проблемы «кризиса Европы»). Современное культурологическое знание складывалось как осознание кризиса культуры, невозможности гармонии человека и природы как глобальной проблемы. Происходит отказ от поиска рациональных оснований этой гармонии и, соответственно, разрушение философской процедуры самосознания и рефлексии как метода реконструкции культурной традиции. «Разрывы», «зазоры» между природой и культурой не удалось ликвидировать на почве идеалистического историзма. Этот факт можно рассматривать и как неудачу в построении определенной культурно-философской теории, и как крушение некоего глобального культурного проекта, все еще связанного с эпохой Просвещения.

Гегель достраивал свою философию Абсолютного духа, снимающего в себе все противоречия, когда в Германии, а затем и во всей Европе развивалось движение романтизма. В романтической философии культуры оппозиция «культуры» и «природы» или «культуры» и «жизни» была вновь сформулирована со всей определенностью и резкостью, чтобы остаться впредь одной из основных проблем философии культуры вообще. Затем формирующееся в недрах «философии жизни» понимание культуры оказало мощное влияние на развитие культурологической теории. Другие ее проблемы создали противоречия внутри самой культуры, предопределили последующий распад ее внутреннего единства (основой и целью которого служили Бог, Разум, Абсолютный дух) и противопоставление прежде единых ценностей и идеалов: ценностей науки, например, ценностям морали и искусства и т. д. Все обостряющаяся борьба заставляет говорить о кризисе культуры, ее трагедии, и эта тема входит в философию культуры, доминируя в ней вплоть до второй половины XX в.

Не трудно заметить, что преодоление монолинейной установки на глобальное культурное развитие и признание равноценности различного типа культур требовало (что наблюдается уже у О. Шпенглера) расширения исследовательского поля за счет отказа от философских спекуляций в пользу культурной конкретики. В отличие от существовавших ранее и продолжавших свое развитие философских теорий культуры появляются конкретные исследования культуры, опирающиеся на обширный этнографический материал, развивается культурантрополо-гия. Открывался широкий спектр видения многообразного типа культур, возможностей перехода от рефлексивных форм осознания культуры к дескриптивным, от размышлений об основаниях культуры к проведению конкретных культурологических исследований, т. е. трансформации философии культуры в теорию культуры. В XX в. успешные исследования культуры проводятся представителями американской школы культурной антропологии (начиная с Франца Боаса) и британской социальной антропологии (Бронислав Малиновский), но свои концепции культуры, развернутые культурологические сюжеты и образы создают и практически все направления философии.

Исследование культуры в собственном поле культурологического исследования с неизбежностью предполагает обращение к «археологии культуры», выявляет ее генезис, функционирование и развитие, раскрывает способы культурного наследования и устойчивости, «код» культурного развития. Воспроизведение культуры как целого осуществляется на трех уровнях: сохранение культуры, ее базисных оснований, скрывающихся за вербальной, символической оболочкой; обновление культуры, институты обновления знания, новационные воздействия на «код» культуры; трансляция культуры — опредмеченный мир культуры как мир социализации индивидуума. Все три уровня, характеризуя культуру в широком спектре ее формообразований (наука, техника, искусство, религия, философия, политика, экономика и т. д.), в то же время позволяют выявить структуру, образ деятельности, целостность культуры, что не может сводиться к описанию достижений культуры (элитарной культуры), и предполагает постановку и концептуальное решение проблемы воссоздания такой целостности.

Культура выступает в XX в. как предмет и область глобального научного рассмотрения, содержанием которого становится генезис, функционирование и развитие культуры как специфически человеческого способа жизни, который исторически раскрывает себя в процессе культурного наследования, внешне сходного, но радикально отличного от существующего в мире живой природы. Задача глобалистики — построить «генетику» культуры, которая бы не только объясняла историко-культурный процесс (в мировом и национальном масштабах), но и могла бы, в перспективе, прогнозировать его. Поставленная задача предполагает решение следующих фундаментальных проблем: выявление «гена» и «генетического кода» культурных феноменов, т. е. базисных структур, которые ответственны за сохранение, передачу социального опыта; изучение факторов, оказывающих расшатывающее, мутационное воздействие на «гены» культурно-исторических образований, перестраивающих их «код» в процессе творчества; изучение суммарных последствий такого развития как реальной истории «очеловечивания» мира.

Сейчас мы должны перейти к другому, родственному, понятию — «цивилизация», которое и позволяет рассматривать культуру в ее глобальных последствиях и результатах. Цивилизация — данное понятие происходит от латинского civilis — гражданский, государственный и в самом первом своем значении выражает уровень общественного развития, преимущества жизни в гражданском обществе (civitas), комплекс человеческих достижений, подобающих городскому (civilitas) состоянию, черты поведения, такие как обходительность, приветливость, учтивость. Базовые значения данного понятия лежат в представлениях римлян и греков о полисной— городской жизни (греки раньше римлян обосновали это представление) о преимуществах жизни по закону, в государстве. Государство — это общество, в котором правит закон, которому подчиняются все люди, живущие в данном обществе, поэтому они рассматриваются как люди цивилизованные, т. е. обладающие гражданскими правами и связанными с ними достоинствами. По мнению греков, народы, не знавшие закона и подчинявшиеся не закону, а царю (как это было у персов), были лишены добродетелей свободного человека — мужества, справедливости, человеческого достоинства. В частности, этим греки и обосновывали неизбежность поражения многочисленного персидского войска от небольшого отряда греков. Следовательно, цивилизация, цивилизованные отношения и т. п. — это нечто, достигнутое обществом в ходе его социального развития, непосредственно связанного с развитием личности.

Последующее развитие понятия «цивилизация» было связано с осмыслением понятия «культура» и вытекающей из него проблематикой. В частности, в новое время слово «цивилизация» начинает использоваться как синоним слова «культура» и пониматься как продукт духовного развития человечества, совокупность достижений на пути перехода от естественных к социальным формам жизни, т. е. как нечто непосредственно связанное с социальным и духовным прогрессом человека, с развитием человеческого разума и просвещения. Новое время в пределах «классической модели культуры» связывает развитие цивилизации с прогрессом человеческого разума, проблемы развития техники не имеют еще самодовлеющего значения при характеристике цивилизованности. В то же время уже в этот период (XVIII в.) начинает осознаваться противоречивость развития цивилизации, появляются идеи культурно-цивилизованной замкнутости.

В XIX в. были обоснованы и развиты основные концепции цивилизации. Одна из них принадлежит Шпенглеру, согласно взглядам которого цивилизация (основные ее показатели — развитие индустрии и техники, на которые древний мир при характеристике цивилизации не обращал внимания) есть последняя (заключительная) стадия развития культуры. Еще более определенно проводит идею цивилизационной замкнутости культур отечественный культуролог Н. Я. Данилевский. В целом, эти два основные заключения наиболее отчетливо проявляются в современных теориях культуры: 1. Под цивилизацией, цивилизованностью понимают исторически достигнутые результаты какой-либо культуры. В плане социально-политическом, технологическом и т. д., речь идет об «оснащенности» культуры, ее политических, технологических и т. д. достижениях. В этом случае остается опасность европоцентристского рассмотрения исторического развития цивилизации, понимаемой на основе европейских образцов науки, техники и социальных отношений; 2. Под цивилизацией понимают культуру определенного региона и определенного исторического периода. Культура (ее институты, нормы, материальные достижения), существующие способы и формы образования, духовной жизни в целом и социальных отношений объединяются в единое целое. Эти целым и выступает цивилизация. Так, например, речь может идти в этом смысле о цивилизациях древнего мира (древние цивилизации).

Одной из особенностей теоретического рассмотрения проблем цивилизации в XX в. являлось повышенное внимание к проблеме кризиса современной цивилизации, перспектив технического развития и его влияния на судьбы мировой цивилизации, взаимовлияния и взаимодействия цивилизаций как самодетерминируемых целостно-стей (замкнутых, самостоятельных структур). Проблемы эти стали предметом специального рассмотрения в специальной науке — «цивилизациологии». Эта дисциплина изучает различные типы мировых цивилизаций, как целостности, объединяющие в единое целое экономические, социальные, психологические, ментальные и другие факторы. Понятие цивилизации, разработанное такими учеными как О. Шпенглер, А. Тойнби, П. Сорокин, А. Вебер, М. Вебер, отвергает марксистское разделение на базис и надстройку. Более того, цивилизации рассматриваются как замкнутые миры, тем самым опровергается второй догматический постулат марксистской теории: о поступательном, прогрессирующем развитии всего человечества. Этот постулат обосновывался учением об общественно-экономических формациях, единых для всего человечества. Современное понятие цивилизации исключает противопоставление базиса и надстройки, производительных сил и производственных отношений, поскольку психологические и духовные факторы оказываются зачастую определяющими в экономическом развитии, а стимулирующие факторы развития общественного производства инициируются психологическими или политическими интересами.

В объяснении современных экономических и социальных процессов зачастую становятся определяющими психологические и ментальные факторы. Опыт развития в современную эпоху, в частности, восточных стран подтвердил роль и влияние психологического склада нации, национального характера на экономическое развитие и определил своеобразие восточных цивилизаций. Цивилизация — это системный фактор, благодаря которому в единое целое сливаются жизненные уровни самого различного порядка. Культура предпринимательства, так же как и культура производства, входят в систему цивилизацион-ных отличий. Если цивилизация представляет собой завершенное целое, то возникает вопрос: под влиянием каких факторов, внутренних или внешних, развивается эта цивилизация и возможно ли ее историческое развитие? Как целостность существуют: западная цивилизация; восточная цивилизация (Китай; Индия; Япония); российская цивилизация; арабо-исламская цивилизация; латиноамериканская цивилизация; африканская цивилизация. Как происходило развитие этих цивилизаций, каковы внутренние особенности каждой из них и какие внешние факторы оказали влияние на их развитие? На этот вопрос дает ответ цивилизациология. В этом случае теория поступательного развития через общественно-экономические формации оказываются неприменима.

Разумеется, проведение историко-цивилизационных исследований требует вовлечения в научный оборот обширного, разностороннего материала изо всех областей и сфер социального творчества, однако главным полем исследования в этой синтетической области знания должен стать образ мысли, образ жизни, образ деятельности «рядовых» субъектов истории. Палеоантропологическая реконструкция, наряду с дешифровкой знакомых систем, т. е. семиотическим анализом, поэтому есть и метод и содержание культурологии и цивилизациологии как теоретической дисциплины, несводимой к иллюстративности и описательству и предполагающей строго концептуальный тип формулирования, постановки и решения своих проблем. При этом надо учитывать, что такое исследование допускает многообразие применяемых методов и соответствующую реконструкцию различных типов культур.

В плане глобалистики и цивилизациологии учение о культуре в немалой степени — учение о видовых отличиях культур, основных типах мировой культуры, лежащей в основании той или иной цивилизации. При этом необходимо признать различие критериев, по которым происходит типологизация культур. Чаще всего под ним понимается то или иное основание, ведущий признак, в соответствии с которыми отдельные культуры объединяются в особый тип. Проблема состоит в том, что выделено их чрезвычайно много, причем с различных научных позиций. Отсюда и такая пестрота определений, как «ка-такомбная» культура, «первобытная», и совершенно из другой области — «языческая», «христианская», «мусульманская». Видимо, наиболее общим критерием для рассмотрения культур является такой основополагающий факт, как существование в географическом пространстве и историческом времени. Сложившаяся в культурологии ситуация позволяет фиксировать как общее отличие человеческой жизнедеятельности в определенном географическом пространстве от биологических форм жизни, так и качественное своеобразие исторически конкретных форм этой деятельности на различных этапах общественного развития, в рамках определенных эпох и цивилиза-ционных образований.

Типология культуры позволяет также охарактеризовать особенности сознания и поведения людей в конкретных сферах общественной жизни, рассмотреть культуру «изнутри» (культура, труда, мышления, политическая культура), способы жизнедеятельности социальных групп (крестьянская, ремесленно-буржуазная, элитарная и т. д.). Поскольку культура — это целостная система, в историческом и географическом пространстве сосуществовали и сосуществуют удивительно разнообразные и неповторимые культуры, которые и придают уникальность цивили-зационному облику народов, стран и континентов. Это культурное многообразие создает предпосылки для соотнесения различных человеческих сообществ в глобальном пространстве и времени, которое не может быть их чисто умозрительным сопоставлением. Ведь мировые культуры в том виде, в каком мы можем их сегодня наблюдать и изучать, представляют собой продукт длительного исторического развития, в котором культуры (культурно-исторические системы) трансформировались, модифицировались, изменяли внутреннюю структуру и оказывали влияние друг на друга. Это позволяет говорить как об общих, так и об индивидуальных чертах культурно-исторического развития.

И все-таки прежде всего культура — это мощный механизм антропологического воздействия, способ адаптации индивида к культурным потребностям общества и в то же время способ индивидуальной реализации накопленного этнического и национального опыта и самореализации личности в культурном пространстве этноса. В этом смысле культура коренится в глубинах общеродового уровня, и ее жизнеспособность представляет собой следствие ее уникальности и неповторимости со всеми ее традициями, навыками и национальными образами. Культурный мир — это единый космос, в котором слиты человек и окружающая его природа, что влияет на социальную психологию этноса, формирует национальный характер и детерминирует направленность его практической деятельности.

В этом случае правомерно рассмотрение культуры как самостоятельной целостности, которая воспроизводится на протяжении длительного исторического периода. Онтология культуры включает в себя механизм передачи социального опыта через освоение каждым поколением не только предметного мира, навыков и приемов технологического отношения к природе, но и культурных ценностей, образцов поведения. При этом специфика культуры реализуется как в типе социальной организации, так и в типе личности. Итогом выступают технологический и экономический уровни развития культуры, представленные ее социальными носителями (группами, классами, организациями). Но и на этом уровне интегрирующая роль культуры такова, что она формирует единую систему художественных, технологических и познавательных ценностей и образцов поведения, создает неповторимый циви-лизационный мир.

В глобальном развитии человечества наблюдается локальность отдельных культур и цивилизаций. В то же время во многообразных ликах культур просвечивает единый образ человечества. Череда верований, художественных шедевров, философских идей, научных открытий, обычаев свободно компонуется вдоль хронологической оси без противопоставления архаического и современного, передового и реакционного, развитого и отсталого, без перегородок обшественно-экономических формаций и социально-политических различий. В этом случае культура рассматривается изнутри, как целостное образование, и ее сердцевиной выступает человек как самозначащая ценность. Культура находится на пересечении амбивалентных устремлений общества: сохранить историческое своеобразие, этический и эстетический потенциал и влиться во всепланетарное и всевременное единство человечества.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *