Культура Японии

Япония

Влияние «вечной цивилизации» Китая на другие страны и народы всегда было весьма ощутимым. Большую роль такое воздействие оказало и на развитие Японии, культуру которой можно считать «дочерней» по отношению к китайской. Возникновение культуры на Японских островах уходит в глубь тысячелетий. Следы древнейшей протокультуры Дземон относят к III тыс. до н. э. В I тыс. до н. э. сложился японский этнос и зародилась оригинальная японская религия — синтоизм.

Первое государство возникло сравнительно поздно, в III в., в период, получивший название Ямато. На Японских островах всегда ощущалось сильное китайское влияние: перенимались религия и письменность, организация управления, знание и искусства. Если Китай переживал период расцвета, то оно особенно усиливалось.

Вся история Японии делится на исторические периоды, так называемые эпохи, названия которых не всегда связаны с династиями, как в Китае, а могут определяться и переменой столиц. Так, в начале VIII в. была отстроена столица Японии Нара, давшая название целому периоду в японской истории. В это время усиливается централизованная власть, синтоизм дополняется даосизмом и буддизмом, привнесенными из Китая, начинает развиваться культура и искусство. Подлинным золотым веком японской культуры стала эпоха Хэйан (так по-японски звучит название новой столицы — Киото), продолжавшаяся с конца VIII до начала XII в.

Странным образом эпоха ослабления централизованной государственной власти была одновременно и эпохой расцвета литературы и искусства, во многом развивавшегося благодаря китайскому влиянию.

В XII в. в Японии вновь меняется столица. Ею становится город Камакура, объявленный ставкой сегуна — предводителя самураев. Власть императору стала принадлежать лишь формально, она сосредоточилась в руках самурайской верхушки. Эпоха Камакура стала временем усиления централизации страны, развития ремесел и торговли (XII-XIVbb.).

Находясь у власти, самураи изолировали страну от внешнего мира уже в XVII в., в самом начале контактов с европейцами. Конечно, им удалось осуществить изоляцию во многом благодаря островному положению Японии (достаточно было закрыть порты для иностранцев). Проводимая в течение двух веков политика изоляции привела, однако, к стагнации, экономическому упадку и кризису. В 1868 г. период самурайского правления закончился и власть в стране оказалась в руках императора Муцухито. Началась новая эпоха в истории Японии, получившая название эпохи Мэйдзи. Страна вступила на путь модернизации и радикальнейших преобразований, превративших Японию в одно из самых преуспевающих современных государств.

Социально-экономическая структура

Основы японской государственности были заложены и развиты в IIIVII вв. Во главе страны стоял император «тэнно» (сын неба). В его подчинении находился большой чиновничий аппарат, управлявший полноправными японцами, платившими налоги. Хотя японцы заимствовали у китайцев и титул правителя, и конфуцианскую модель государства, сразу появились различия. Роль конфуцианской верхушки постепенно уменьшалась, и на первое место выходила японская знать, так называемые дома. Так, например, знаменитый род «дом Фудзивара» на протяжении 500 лет контролировал императоров. Власть все более сосредоточивалась не у конфуцианской администрации согласно классическому китайскому образцу, а у владельцев земельных наделов, представителей знатных и богатых родов. При сравнительно слабой централизации в Японии проявлялась тенденция к приватизации частных владений. В IX—X вв. усиливается мощь отдельных феодалов, растет раздробленность страны. На протяжении IX—XI вв. власть в стране удерживает родовая аристократия, в среде которой формируются новые нравственные и эстетические идеалы. Эпоха Хэйан была расцветом аристократической культуры Японии.

В XII—XIV вв. сформировался и выдвинулся класс военных — самураев. Их усиление связано с существованием частных земельных владений. Если в Китае каждый житель платил налог императору, которого, в сущности, не заботило местонахождение налогоплательщика, ибо государственные чиновники находили его везде, то в Японии уход крестьянина с частного землевладения означал для собственника сокращение суммы собираемых налогов. Для поиска крестьян-беглецов, решивших поменять землевладельца, были организованы отряды вооруженной полиции. Из их числа и сформировалось новое военное сословие — самураи. Начиная с XII в., реальной политической властью в стране обладал сёгун — военный правитель, предводитель самураев. Система военного управления страной — сёгунат — просуществовала в Японии вплоть до середины XIX в. Именно при сегунах произошла централизация Японии. Сегунами были и три самых знаменитых исторических деятеля Японии: Ода Нобунага (XVI в.), Тоетоми Хи-дэеси (XVI в.) и Токугава Иэясу (XVII в.).

Система власти в стране опиралась теперь на воинов-самураев, а не на обычную чиновничью бюрократию. Самураи стали замкнутым сословием, жестко организованным, соблюдавшим кодекс военной этики, основным из важнейших принципов которого была личная преданность господину, вплоть до готовности отдать за него жизнь. В период сегуната император сохранил за собой только религиозную, а не светскую власть. Императоры оказывались на троне в малолетнем возрасте, а по достижении зрелости уходили в монастырь, отрекаясь в пользу нового наследника. Только после начала антисегунского движения, вызванного отставанием страны в результате политики изоляции, проводимой самураями, светская власть императора была восстановлена. Произошло это событие в 1868 г. Система власти в Японии оказалась менее прочной, чем в Китае. Император царствовал, но страной реально не управлял. В Японии так и не закрепилась кон-фуцианстская система отбора чиновников. Высшие посты удерживали за собой представители местной знати. Власть на местах оказалась именно у владельцев частных земельных владений, достаточно зависимых от центральной власти.

Религиозно-мифологические представления

Япония — страна, уникальным образом совместившая две религии: синтоизм и буддизм. Даже сейчас проводимые социологические опросы показывают, что синтоистами и Зуддистами одновременно считают себя 90% страны.

Синтоизм — древняя и оригинальная японская религия, представляет собой обожествление сил природы и включает культ предков. Синтоизм одушевляет буквально все: людей, животных, растения, горы, реки, камни,

души умерших предков. Синтоизм не представляет собой абсолютно единого учения и делится на храмовый и сектантский. Храмовый синтоизм до конца второй мировой войны оставался государственной религией Японии, основываясь на принципе божественной императорской власти и самой фигуры правителя. Важную роль в синтоизме играет культ предков, обряды и ритуалы которого во многом заимствованы в Китае. Считается, что души умерших предков превращаются в коми — это общее название для всех духов и богов. Сама же религия называется камидо (путь богов), синтоизм — ее китаизированное название.

Синтоитский пантеон огромен, в священных текстах говорится о миллионах коми. Видное место в нем занимают императоры и выдающиеся исторические деятели Японии. Среди ками есть своя иерархия: высшими являются небесные ками-боги, затем земные ками той или иной местности, и, наконец, ками-духи, проявлением существования которых служат явления природы и предметы. В мифологии синтоизма отражена вера японцев в магию и в то же время не представлен миф о творце мироздания.

Главной заповедью храмового синтоизма было безусловное повиновение императору. Синтоизм как религия обращен к земной жизни и мало интересуется жизнью потусторонней. Синтоистскими ритуалами обычно обставляются события земной жизни человека: свадьба, рождение детей, в то время как похороны и поминовение предков осуществляется по буддистским канонам. Если синтоизм — чисто национальная религия, то буддизм был привнесен извне. Он получил распространение в Японии с середины VI в. и оказал огромное влияние на культурную жизнь японского общества. У буддизма и синтоизма сложился общий пантеон богов. Считалось, что тот или иной будда проявляет себя через синтоистское божество. Боги синто были включены в буддистский пантеон в качестве ботхи-сатв. Японский буддизм не был единым учением, а развивался различными школами (сектами). Особую известность, как в Японии, так и за рубежом, приобрела секта дзен-буддизма. Японское слово дзен, как и китайское чань, означает медитацию. Дзен-буддизм, проповедовавший мистическое самоуглубление и внеразумное постижение истины, оказал глубокое воздействие на духовную жизнь общества. Последователи дзен отказались от ритуальности, не признавали духовных авторитетов и норм, не доверяли слову и тексту как форме передачи высшей истины и логическому мышлению как способу ее постижения. Достичь сатори (просветления) можно было лишь путем мистического созерцания. Дзенские монахи перенесли внимание на эстетическое переживание как на возможность непосредственного постижения истины через произведения искусства. Вследствие этого дзен-буддизм оказал значительное влияние на японскую эстетику и художественную культуру, а также внес вклад в духовное возрождение Японии и формирование национальной психологии.

Мир повседневности

Япония успешнее всех традиционных культур Востока осуществила модернизацию. Сейчас страна находится в авангарде постиндустриальной цивилизации. «Загадкой Японии» стали интересоваться исследователи. Появилось огромное количество книг, посвященных японской культуре и японскому национальному характеру. Среди этих книг есть серьезные культорологические исследования, как, например, работа Р. Бенедикта «Хризантема и меч», вышедшая еще в 1947 г. и написанная по поручению американского военного командования, принимавшего решения о послевоенном будущем Японии. Есть и любопытнейшие впечатления обычных путешественников. Конечно же, мнения о национальном характере японцев, как и любого другого народа, не могут не быть субъективными, но и в личных наблюдениях можно увидеть долю истины. Как отмечают исследователи, у японцев ощущение принадлежности к социальной группе, в качестве которой выступают семья и соседи, сослуживцы и земляки, выражено острее, чем в другой культуре, за исключением разве что китайской. В социальном поведении японцам свойственна эмпатия, т. е. способность сопереживания другому человеку. Стремление понять другого и действовать в соответствии с его ожиданиями стоит на первом месте в поведении японца. Эмпатия в свою очередь предполагает зависимость от другого.

Характерна для японцев и особая статусность общения: каждый человек располагается на своей ступеньке социальной лестницы, строго выполняя обязанности и пользуясь правами, и каждый старается не переступить грань дозволенного. Довольно любопытен такой пример. Психологи давно уже интересуются принципами японского управления, видя в нем одну из причин «японского чуда». Оказалось, что в крупных компаниях должности управляющих занимают по старшинству, согласно возрасту. Молодому и способному менеджеру практически невозможно занять место своего начальника, пока тот не выйдет на пенсию или не будет повышен в должности. Казалось бы, это не должно способствовать успеху бизнеса. Но все наоборот: исчезает опасность потери должности, нет угрозы «подсиживания» и неожиданного увольнения и… улучшается атмосфера в коллективе, все работают на общее дело, а не только ради собственного продвижения.

Современные авторы описывают привлекательные стороны японского национального характера: умение избегать соблазнов, отделять добро от зла, восторгаться красотой, но и не обходят и негативные характеристики, такие как формализм, бюрократизм и авторитаризм японцев. В поведение японской нации глубоко проник традиционализм, став важнейшей чертой ее характера. Сложившиеся традиции закрепляют национальные, культурные и бытовые обычаи японцев. Именно традиционализм японцев помог им не просто заимствовать иноземную культуру, вначале китайскую, а потом и западную, но и сделать ее органичной для себя. Япония оказалась страной, открытой к культурному диалогу гораздо в большей степени, чем Индия или Китай. Традиции успешно совмещались в Японии с усвоением нового.

После периода изоляции японцы уже не прибегали к искусственным барьерам против внешнего культурного натиска. Новые элементы они уже не отталкивали, а по-настоящему ассимилировали, что удавалось легко далеко не всем народам. Любой элемент чужой культуры осваивался прагматично, в соответствии с потребностями самой Японии. В этом процессе просматривался японский этноцентризм — способность поставить во главу угла интересы своей страны и действовать исходя из них. Именно в Японии удалось наиболее успешно провести этот принцип последовательно и с наименьшими потерями за два последних века. В качестве обыденных житейских черт японцев называют вежливость и аккуратность, бережливость и терпеливость, усердие и самообладание, бесспорно, обусловленные буддизмом, его проповедью сдержанности и терпения. Покорность и смирение перед властью также стали чертой японцев, неписаным кодексом их поведения.

Важнейшим принципом, подчиняющим себе все аспекты жизни японца, является выполнение обязанностей. Даже вступить в брак японец, а тем более японка, должны были не по влечению чувств, а чтобы иметь семью, потомство и чтить память предков. Супружество затрагивало интересы семей и групп и не рассматривалось лишь как выбор влюбленных. Молодые могли даже не знать друг друга до вступления в брак, что часто случалось, например, в семьях самураев. Японских девушек учили послушанию родителям, затем — мужу, а в старости — и выросшим детям. Замужняя японка должна была соблюдать абсолютную верность мужу, ревность по отношению к которому считалась почти преступлением жены. Невесте, например, говорилось, что она превратится в дракона, если будет ревновать мужа. Строгие семейные нравы дополнялись институтом гейш — японских гетер, обученных пению, танцам, чайной церемонии, традиционным японским искусствам и умению развлечь гостя. Гейши были самыми образованными женщинами в Японии. Они создали специфическую японскую культуру развлечения, до сих пор тщательно оберегаемую.

Система образования в Японии была одной из причин успешной модернизации страны. Начиная с эпохи Мэй-дзи, японцы развивали систему образования, постоянно увеличивая число окончивших высшие учебные заведения. Сейчас в стране взят курс на всеобщее высшее образование. В основе японской системы образования лежит определенная философия, не формально, а содержательно связанная с религиозными принципами. Синтоизм, например, учит японцев поклонению предкам и природе и формирует чувство национальной исключительности. Самурайский кодекс поведения (бусидо) ориентирует японца на воспитание воли, мужества и скромности. Взятые из буддизма идеи целеустремленности, самодисциплины и ограничения желаний также входят в японскую систему воспитания и педагогику. Положения конфуцианства о важности постоянного обучения и сдачи экзаменов воплотились в конкретные педагогические методики. Но стремление к получению образования и успеху имеет обратную сторону. Социологи уже отметили, что ежегодно происходит всплеск молодежных самоубийств сразу после объявления результатов вступительных экзаменов.

Искусство

Синтоизм и буддизм повлияли не только на формирование национального характера японцев, но и на искусство.

Если европейские художники исходили из принципа «человек — мера всех вещей», то в художественной жизни японцев мерой всех вещей является природа. В мировоззрении японцев согласно синтоизму каждое явление самоценно, все имеет свое божество. На природу японец смотрит как на существующую саму по себе и требующую благоговейного к себе отношения. Нет в синтоизме границ между богами и людьми. Такая картина мира во многом определила особую одухотворенность японского искусства, его способность к восприятию и эстетизации самых незначительных природных событий и перемен.

Философско-эстетические взгляды дзен-буддизма были реализованы в традиционных японских искусствах. К ним относят японскую поэзию в жанре хайку (хокку), японскую живопись и керамику, театр, стрельбу из лука и боевые искусства, чайную церемонию и икебану. «Вкус чая — это вкус дзен», — говорили японцы. Действительно принципы дзен наиболее полно реализовались в чайной церемонии, истоки которой относятся к XII в., а окончательное формирование — к XV—XVI вв. Культ чая с его временным выключением из повседневности, сосредоточенностью на переживании красоты открывал, как считали последователи этого учения, путь к просветлению всякому человеку, вне зависимости от его социального статуса. Чайный культ оказал огромное воздействие на японскую культуру во всех ее областях. Сформировалась особая эстетика чайной церемонии, которая повлияла на многие виды и жанры японского искусства: архитектуру, живопись, каллиграфию, керамику. Сложилась особая культура восприятия предметов искусства, основанная на поэтико-метафорическом мышлении, позволяющем раскрыть внутренний смысл произведения через образ-символ, образ-знак. Признавался лишь минимум художественных средств. Так были разработаны эстетические категории: ваби — красота бедности, суровая простота, шероховатость и одновременно изысканность, саби — прелесть старины, печать времени, югэн — не выразимая словами истина. Во второй половине XIV—XV вв. складывается пейзажная монохромная живопись на свитках, на стилистику и образность которой повлияла дзенская эстетика, а также монохромный китайский пейзаж периода раннего средневековья.

На развитие прикладного искусства в немалой степени воздействовал вкус тядзинов — мастеров чая. Тядзин являлся тончайшим знатоком ритуала, готовил чай, поддерживал и направлял беседу, создавал утварь для проведения обряда; многие из них были известными архитекторами и художниками. Особого развития в Японии достигло искусство изготовления керамики, что связано с той важностью, которая придавалась чайной церемонии. Японская керамика отличается крайней простотой форм и декора, использует красоту самого материала, отказывается от серийности (все изделия строго индивидуальны).

Эстетика дзен лежит в основе таких жанров японской поэзии, как хайку и танка. По мнению знаменитого популяризатора дзен-буддизма Д. Судзуки, влияние дзен на поэзию куда сильнее, чем на философию, поскольку поэзия воздействует не на разум, а на подсознание. Формой жанра хайку является стих из трех строк. Столь малая, даже миниатюрная поэтическая форма требовала от поэта не описания чувств, а лишь намека на них, способного вызвать цепочку ассоциаций и переживаний читателя и слушателя. Такое стихотворение могло родиться лишь в особом состоянии мгновенного озарения. Дзеновское искусство медитации было, по сути дела, подготовкой к творчеству самого поэта и сотворчеству читателя и слушателя. Понять поэтические миниатюры можно было, только находясь в состоянии мистического озарения. Содержание их считалось до конца не постигаемым. Хайку содержат в себе скрытый смысл, понять который часто можно лишь погрузившись в медитацию, и иллюстрируют такую черту японского характера, как его развитое подсознательное начало. Все виды японского искусства подчиняются идее подсознательного как ведущего принципа жизни, что проявляется и в театре Но и Кабуки, и в японской жизни.

Для того чтобы отразить реальность, художнику необходимо слиться с окружающим миром, — учили наставники дзен. Художник должен не копировать внешние явления, а передавать свое видение действительности, свой внутренний мир. Нужно пережить состояние единения с природой, состояние внутреннего озарения. Именно в этом состоянии, постигая душу вещей, создает художник подлинное произведение. Сама техника японской живописи тушью на рисовой или шелковой бумаге исключала возможность наброска или исправления. Движение кисти художника могло быть единственно верным. Подобно поэту, он давал лишь намек, а все остальное домысливал талантливый зритель, способный не только воспринять образ, но и развить, дополнить его. Японская живопись была необыкновенно оригинальна. Она характеризовалась каллиграфической тонкостью, деликатным колоритом, использованием особой, плавающей перспективы. Тематикой живописи была повседневная жизнь и пейзаж в монохромной черно-белой технике. Изображались утренние и сумеречные состояния, заснеженная природа.

В XVIII в. появилась цветная ксилография (школа укие-э). В ней работали знаменитые художники Хокусаи и Утамаро. Японская ксилография была хорошо известна в Европе и оказала заметное влияние на европейскую живопись, особенно на импрессионистов.

В истории Японии период колониализма совпал не с состоянием кризиса страны, как это было в Индии и Китае, а, напротив, с бурным подъемом в эпоху Мэйдзи. Япония не стала ни колонией, ни полуколонией и смогла без внешнего вмешательства провести модернизацию страны, ее экономики, политики и культуры. При этом были сохранены исторические традиции прошлого, соединено старое и новое. Поразительный успех страны получил название «японского чуда». Ему посвящено множество исследований, но загадка Японии не разгадана до сих пор.

Реформы императора Муцухито отменили социальные различия, была введена всеобщая воинская повинность, подорвавшая позиции самураев. В стране началось промышленное развитие, была проведена реформа аграрных отношений. В самом конце XIX в. монархия стала конституционной, был созван парламент. Радикальная реформа была проведена в области образования.

Самурайство исчезло как сословие, но дух самурайства остался. Япония начала войну с Кореей, а затем — с Россией и Китаем. В годы второй мировой войны Япония была союзницей гитлеровской Германии. В политике Японии проявлялись милитаризм и откровенная агрессивность, так, например, в японо-китайской войне было убито 6 млн китайцев.

Поражение Японии во второй мировой войне привело к трансформации внутренней структуры общества. В отличие от Китая, который длительное время относился к заимствованиям с осторожностью, Япония активно использовала технические и экономические новшества.

test

Добавить комментарий