От Микен к полису

Отличительной чертой микенской цивилизации выступает наличие дворцов-цитаделей, модных архитектурных комплексов, содержавших обширные кладовые, помешения административного и культового назначения. Такого рода дворец — средоточие сложной экономической и религиозной жизни. «Дворец держал на строжайшем учете реальные и запланированные поступления (в основном продукции ремесла и сельского хозяйства), дворец ведал организацией рабочей силы, военного дела, выдачей продовольствия лицам, выполняющим какую-либо работу…» (Античная Греция. М., 1983. Т. 1. Становление и развитие полиса. С. 90—91). Это говорит о том, что дворец был центром сложной социальной системы.

Документировалась вся многообразная хозяйственная жизнь государства: потребление и распределение сырья (прежде всего металла) в государственных и частных ремесленных мастерских. Все население поселков, подвластных дворцу, облагалось трудовыми повинностями и податями. Для этого требовался большой бюрократический аппарат: целый штат писцов и различного ранга чиновников, что и подтвержается содержанием источников. Во главе бюрократического аппарата находился царь-жрец (ванака), что в совокупности со свидетельствами о наличии мощного жреческого сословия позволяет говорить о теократической природе знати. В то же время следует обратить внимание на относительную самостоятельность общинных поселений и на обособленность отдельных дворцовых комплексов друг от друга (не случайно они были окружены мощными оборонительными стенами).

В микенском государстве не было необходимости ни в проведении грандиозных общественных работ, которые, • например, проводились в связи с ирригационным земледелием в Египте, ни в централизованном государстве, монополизировавшем хозяйственные функции, возникшие в связи с этой необходимостью. Однако оставалась общая потребность в обороне, которую не могло обеспечить ни одно взятое само по себе поселение. В состав государственного аппарата входил и многочисленный штат военных чинов, руководивших, прежде всего, отрядами боевых колесниц. 1осударство обладало большими запасами продовольствия, металла и готового, оружия, необходимого для содержания войск. Так что полностью монополизирована была лишь военная функция: незащищенные поселения общинников зависели от воинской силы, сосредоточенной во дворцах-цитаделях. «Надстраивающиеся» над селениями города-цитадели монополизировали не только военную, но и идеологическую функцию. Царь сам отправлял сложные религиозные обряды, являясь верховным жрецом среди жрецов главных храмов. Основная священная функция царя-жреца заключалась, как позволяют заключить некоторые устойчивые религиозные традиции, в сохранении «священного порядка в природе», с жизнью царя ассоциировались жизнь природы, ее порядок и отправления.

Человек в такой социальной системе еще не освободился от религиозного (политеистического) мировоззрения. Политеизм при наличии жречества превращался в сложную религиозно-идеологическую систему. Достигнутое к тому времени разделение труда получало идеологическое обоснование в системе богов — создателей и охранителей профессий (имена некоторых из богов гомеровского пантеона встречаются в расшифрованных микенских таблицах). Идея божественного происхождения каждой профессии (техне) надолго сохранится в религиозном арсенале древних греков. У Гомера мы встречаем детальное описание многих ремесел, но в качестве их творцов указываются только Гефест и Дедал. Мифологическое мировоззрение отражает также технологическую зависимость индивида от рода.

Обращение к божеству (нестареющему и в то же время древнему) позволяет связать воедино синхронные и диах-ронные процессы, приобщиться к коллективному опыту. Соответственно в религиозных представлениях человека большую роль играет мифологема судьбы. С сознанием «предзаданности» своей судьбы, своей зависимости от богов и с сопутствующим этому осознанию протестом человека, «бунтом» против богов прорываются элементы рационализма и гуманизма. Развитие таких явлений зафиксировано в некоторых типах ближнеазиатской культуры. Видимо, такие явления были и в развитии микенской культуры.

Мы не будем рассматривать причины гибели микенской цивилизации. Об это написано достаточно подробно. Вслед за Ж.-П. Вернаном сосредоточим внимание на фигуре царя-жреца (ванака), вернее, на отсутствии этой фигуры в гомеровском обществе. Крушение дворцовой системы как бы «развязало руки» противоборствующим силам: родовой аристократии и сельским общинам. Конечно, если идентифицировать микенских басилеев и ла-вагет и гомеровских аристой (которые также были «баси-леями»), то обнаруживается, что крушение дворцовой системы лишило их поддержки мощного государственного аппарата. Однако, на наш взгляд, борьба разворачивалась не столько между группировками родовой аристократии и сельскими общинами, сколько внутри самой обшины. Исчезновение связующего единства, каким была фигура ванака, способствовало превращению статических элементов общины в динамические, обусловливая подвижность и неустойчивость внутриобщинных отношений.

Гомеровский басилей — скорее военный предводитель, чем облеченный «священными» полномочиями монарх. Власть его неустойчива, неинституализирована и может быть оспорена в отсутствие басилея, что и происходит на Итаке в отсутствие Одиссея. «В основе предводительства лежит не принудительная власть и даже не власть авторитета (т. е. способность побуждать других к желаемым действиям без применения силы и даже без угрозы ее применения), а престиж, который может быть легко утрачен, оспорен другим лицом или лицами, короче, не является чем-либо постоянным» (A. M Хазанов). Признание социальной неустойчивости после микенского периода оправдывает обращение к рассмотрению такого ее проявления, как соревновательность, агонистика.

Агонистика в гомеровском обществе становится мощным социальным фактором. Однако важно отметить, что агонистика представляет для нас интерес не сама по себе, а как репрезентация тех отношений, которые развиваются в гомеровском обществе внутри общины. Гомеровские басилеи — не просто военные предводители, они цари, радеющие о сохранении своего царского статуса. И военное предводительство, позволяющее достичь славы и богатства, становится одним из способов упрочения и инсти-туализации царской власти. По нашему мнению, есть основания считать, что фигура гомеровского басилея — это достаточно известная в истории классообразования фигура предводителя, стремящегося к превращению своей персональной власти во власть институализированную и наследственную. Власть басилея, скорее, рассматривается как нечто приобретенное, как тиме, знаменующее его личные боевые качества, наряду с другими видами его военной добычи и добываемых силой преимуществ. Горе утратившему эту силу и не имеющему поддержки родственников (сыновей). Ахиллес, беспокоясь, спрашивает Одиссея:

Также скажи, Одиссей, не слыхал ли о старце Пелее? Все ли по-прежнему он повелитель земли мирмидонской? Иль уж его и в Элладе и Фтии честить перестали, Дряхлого старца, без рук и без ног, изнуренного в силах?

(Од., XI, 494-497)

Правда, тиме может быть обеспечено не только силой оружия, но и таким ценным качеством, как умение быть полезным на совете. Последним отличается, например, «сладкоречивый старец» Нестор. Все это в совокупности говорит об институциональной неопределенности власти басилея. «Умение жить сообща» намечается у «человека агонального», но оно не отливается в систему социальных норм и институтов. Речь может идти о так называемых гетериях, все члены которых имеют взаимные обязательства и обеспечиваемые вхождением в гетерию преимущества. Женихи Пенелопы — члены такой гетерии, обязанные в складчину обеспечивать обеды или же поочередно обедать друг у друга. Они же главная защита, цвет войска. Злоупотребления женихов — злоупотребления возможностями гетерии. Однако далеко эти отношения не рас-пространя ются.

В «Илиаде» есть некоторые свидетельства о существовании гетерии, в которую входил и Гектор. Но на сына Гектора — Астианакса преимущества членства в гетерии не распространяются. Договорные отношения (гетерия — это союз, основанный на договоре, соглашении) столь же не развиты, как и общественные. Общество не устанавливает норм, а лишь регулирует отклонение от следования традиционным, обязательным для «лучших», норм и обычаев. Придерживающийся их поступает в соответствии с айдос. Каждый басилей обязательно характеризуется как айдойос, таково же и обращение богов друг к другу. Отступление от айдос вызывает немесис (неодобрение) народа. Айдос, как и арете, характеризует сословное чувство чести.

Однако уже у Гомера арете — это не сословное достояние, получаемое от бога, а приобретаемая человеком личная добродетель, которая затем стала расцениваться и как общественная, в соответствии с ней устанавливался общественный статус индивида. В формирующемся полисе наряду с дестабилизирующими факторами социального расслоения и политических распрей проявляется общественная консолидация, начинается движение за кодификацию права. Баси-леям в истории становящейся греческой государственности выпала роль толкователей родовых нормативных установлений. Вслед за тем, как последовали злоупотребления баси-леев, участились гражданские столкновения, в практику вошел институт эсимнетии (гражданского посредничества), с которым в дальнейшем был связан начавшийся процесс кодификации права. Дике как принятое обществом «справедливое установление» характеризует правосознание становящегося полиса и представляет собой необходимую ступень на пути кодификации права. Рядом с дике стоит эвномия — «благозаконие». Эвномия как благое устройство общественной жизни включает в себя дике и номос. Дике в переходе от случайно встречающейся нормы к формообразованию права характеризует не только личную, но и общественную жизнь всех людей.

Так же, как политическая активность становилась нормой государственной жизни, так и арете превращалась в политике техне — политическое искусство, подлежащее совершенствованию путем обучения и практики. Арете — это уже не столько военные, сколько государственные (приобретаемые) доблести. Добрый муж (анэр агатос) — не по рождению «добрый» (добродетельный), а отличающийся своими личными качествами человек. Агатос — это человек, обладающий прежде всего качествами дике (справедли вости ).

test

Добавить комментарий