Современные Культура Китай

Большой интерес для осмысления культурного многообразия современного мира имеет культура Китая, и дело не только в его огромном населении. Уникальность и значимость культуры нынешнего китайского общества состоит в том, что страна с традиционной культурой, разительно отличной от западной, успешно осуществляет рыночную модернизацию без вестернизации и под руководством коммунистической партии. Элите страны удалось найти оптимальный вариант соотношения культурных традиций и новаций, своего и чужого. Более того, именно верность традициям, опора на них и являются основой успеха страны, претендующей на освободившуюся после разрушения СССР роль сверхдержавы. Вопреки широко распространенному мнению об универсальности глобальных «общечеловеческих» ценностей, развитие культуры современного Китая опирается на во многом противоположные культуре Западной Европы ценности.

Например, если Запад воплощает индивидуализм как систему, в рамках которой эмоциональный компонент регулируется рациональным, а человек стремится сделать карьеру за счет личных усилий и позитивного имиджа у окружающих, то в Китае отдельный человек традиционно рассматривается как физическое тело, которое может быть «целым», только если его сердце обращено к другим людям. Отсюда стремление к созданию как бы «коллективного» тела, выходу за рамки собственного интереса, намерение гармонизировать его в единстве с интересами других людей, посвятить себя коллективу, государственным делам, даже отождествить себя с ними на основе чувства долга: личность вне коллектива демонстрирует «низменное» в культуре. В современном китайском обществе успешно функционируют такие непреходящие ценности китайской традиционной культуры, как основанный на нерасчлененном представлении о мире интуитивный способ мышления (созвучный идеям современной физики, в частности квантовой теории поля, и другим наукам XXI в.), акцент на моральное самосовершенствование человека, гармонии межличностных отношений и отношений между личностью и обществом; уважение старших, помощь ближнему, согласие в обществе; приоритет морально-этических норм; авторитет семейных отношений; стремление к сочетанию власти и долга, справедливости и выгоды, интересов личности и массы.

На современную экономическую и политическую жизнь Китая оказывают большое влияние такие конфуцианские традиции, как рациональность управления, строгий контроль государства во всех сферах жизни, стремление к стабильности и порядку, персонификация социальных отношений.

Вместе с тем следует отметить, что китайская культура, при всей ее монолитности и непрерывности развития, открыта для диалога с иными культурами, и прежде всего западной. Но этот диалог не затрагивает основы китайской культуры, она обнаруживает большую адаптивность без разрушения культурного ядра.

Стремительный подъем экономики Китая нанес удар по «универсалистской» трактовке воззрений Вебера, а именно: в сфере конфуцианской культуры, не пропитанной духом протестантской этики, факты, не подлежащие сомнению, удостоверяют высокие темпы роста экономики этой страны. В традиционной китайской культуре конфуцианское учение занимает ведущее положение, и экономические концепции следует рассматривать в свете этого. Однако содержание китайского «конфуцианства» определяется конкретной обстановкой, содержит в себе факторы эволюционного и временного характера. Отдельно взятые идеи и взгляды, характерные для определенного периода и определенного района, не могут рассматриваться как категорически обусловленные идеями конфуцианства повсеместного значения. Это положение чрезвычайно важно при характеристике вопросов традиционной китайской экономической культуры.

Поэтому нужно иметь в виду определенную противоречивость традиционных китайских экономических взглядов. Например, обычно полагают, что конфуцианцы «избегают говорить о выгоде» и приводят в качестве доказательств высказывание Мэнцзы о том, что «гуманность и справедливость стоят выше всего! Зачем же непременно говорить о выгоде?», а также изречение из произведений Конфуция: «Совершенный человек разбирается в справедливости, низкий человек толкует о выгоде» и др. Но вместе с тем можно вспомнить мнение Ли Бу, что «человека без выгоды не существует», и суждение Чжу-Цзы, много сделавшего для учения об «основном принципе», который справедливость и выгоду рассматривал как неотъемлемые части вещей и явлений, при этом считал, что выгода появляется из глубины самой справедливости; что справедливость прослеживается во всех делах и выгода их сопровождает. Поэтому говорят, что выгода гармонирует со справедливостью.

Подобные мнения высказывали многие конфуцианцы разных времен эпохи Сун, да и сам Конфуций говорил, что люди желают богатства и знатности. Если не руководствоваться правильными принципами, их не получишь. Людям ненавистна бедность и низкое положение в обществе. Если не руководствоваться правильными принципами, от них не избавишься. Конфуций также констатирует, что «бедность трудно переносить безропотно». Он отнюдь не отрицает желание и стремление людей стать богатыми, однако подчеркивает, что «богатство и знатность, полученные не по справедливости, подобны облакам, плывущим по небу». Наряду с этим, Конфуций считал, что простой народ не должен быть беден и только при обогащении простого народа и государства его правители смогут жить в достатке.

Мэнцзы также признавал желание и стремление людей стать богатыми. Он говорил: «Как может человек не стремиться к богатству и знатности?» В то же время Мэнцзы высказывал идеи о способах «обогащения народа», в частности, полагал, что «людям следует обрабатывать свои поля и конопляники, а власти надо облегчить налоги, взимаемые с них, и тогда народ может стать богатым»; не следует взимать налог с торговцев, надо помогать им в торговле и добиться, чтобы «все торговцы в Поднебесной были довольны».

Из приведенных высказываний ясно, что экономические идеи конфуцианства\отнюдь не игнорировали выгоду, а взгляды различных школ на данный экономический элемент разнились незначительно. Но тем не менее общая идеология конфуцианства несравнима с протестантской идеологией труда и обогащения.

В настоящее время представляют большой теоретический и практический интерес положения о так называемых материальных и духовных цивилизациях, выдвинутые руководством современного Китая. Оно считает пагубным развитие экономики за счет разрушения традиционных духовных ценностей нации, видит отличие западной культуры от восточной, которая нравственными соображениями регулировала развитие материальной культуры, ставит оригинальную задачу строительства «социалистической духовной цивилизации», опирающейся на материальную.

Бурный рост экономики Китая осуществлялся под жестким управлением и контролем государства, что прямо вытекает из его конфуцианской трактовки, принципиально отвергаемым экономическим либерализмом, при строгом соблюдении законности, корни которой лежат в идеологии легизма. Примечательно, что в истории Китая легисты были главной силой, противостоящей конфуцианству именно в сфере социальной политики и этики. В отличие от конфуцианцев с их приматом морали и обычного права, призывом к гуманности и осознанному чувству долга, культом предков и авторитетом личности мудреца, законники-легисты, как реалисты, в основу своей доктрины ставили безусловный примат Закона, сила и авторитет которого должны держаться на палочной дисциплине и жестоких наказаниях. Ни семья, ни предки, ни традиции, ни мораль — ничто не может противостоять закону, все должно склониться перед ним. Законы разрабатываются мудрецами-реформаторами, и издает их и придает им силу государь. Он единственный, кто может стать над законом, но и он не должен делать этого. Осуществляют закон и проводят в жизнь его нормы министры и чиновники, слуги государя, его именем управляющие страной; почтение к закону и администрации обеспечивается специально введенной строгой системой круговой поруки и перекрестных доносов, которая, в свою очередь, держится на страхе сурового наказания даже за мелкие проступки; наказания за строптивость уравновешиваются поощрениями за послушание.

Руководство современного Китая умело опирается на нужные сейчас стороны этих доктрин, а не порывает со своими культурными традициями в угоду задачам рыночной модернизации своей экономики. Кроме роли государства и закона, это обнаруживается и в опоре на семью. Семья считается сердцевиной общества, ее интересы намного превосходят интересы отдельного человека, который рассматривается лишь в аспекте семьи, сквозь призму ее вечных — от далеких предков к отдаленным потомкам — интересов. Несмотря на изменения, происходящие в структуре семьи современного Китая, она по-прежнему остается основной ячейкой общества. Сейчас социологи выделяют четыре категории семьи: неполные нуклеарные, нуклеарные, расширенные (нуклеарные и другие родственники), большие (две или три нуклеарные) семьи. Исследования показывают увеличение больших семей (21,3%) и укрепление связей и прочности расширенной семьи (21,6%), причем подобные семьи не идентичны натуральным кланам прежних времен. Именно опора на семью как на трудовой коллектив, семейная экономика обеспечили решение главной для страны с более чем миллиардным населением проблемы — продовольственной.

Еще одна традиция, обеспечивающая бурный прогресс страны в условиях современного научно-информационного общества, — культ знаний, учебы, науки. Китай уделяет огромное внимание подготовке научно-технических кадров, умело использует традиционный авторитет образования как формы реализации социального признания личности.

Наконец, следует отметить и «церемониальность» культурных традиций Китая, осторожность в восприятии нового, что уберегло страну от порывов бездумного заимствования чужого «передового опыта». Разумеется, рост информационных, экономических, политических контактов страны, преодоление относительной культурной изоляции по мере демократизации китайского общества ставит перед руководством страны сложные культурные проблемы, и прежде всего — связанные с проникновением и распространением американизированной массовой культуры, а также ориентацией элитарной молодежи на Запад и либеральные ценности (чему способствует учеба в США). Однако успехи страны, понимание, что в их основе лежит опора на свои культурные традиции, способные адаптировать необходимый западный опыт, позволяют предположить, что Китай сохранит свою культурную уникальность и в условиях глобализации.

add

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.