Теоретические основания изучения культуры

В повседневной жизни нам очень часто приходится встречаться с представлениями о «культурных» и «бескультурных» людях, об обществах «культурных «и «варварских», мнениями о падении, раз­рушении культуры и т. п. С точки зрения обыденного сознания, эти представления каких-либо возражений не вызывают. В них выра­жено такое отношение к культуре, в котором отражено отличие в способах и формах деятельности людей. Но имеют ли они дей­ствительные основания? Что такое культура в обыденном и науч­ном понимании?

Латинский термин cultura означает возделывание, воспитание, развитие, почитание. В XVIII в. в европейской философии были введены в научный оборот понятия «культура» и «цивилизация» как понятия взаимосвязанные. В это время культура рассматрива­лась как продукт творящего духа.

В эпоху Просвещения сложилось понятие культуры «как силы, с одной стороны, определяющей нашу деятельность, а с другой сто­роны, определяемой ею. Это сила, посредством которой прошлое обеспечивает нам нынешний образ жизни, и в то же время она мате­риал, своего рода склад возможностей, которые мы можем исполь­зовать избирательно для чего-то нового, для новых исследований, открытий, отвечающих требованиям разума, в изменяющихся ус­ловиях существования» (7, с. 18). Формируются представления о культуре как совокупности духовных ценностей. Близкие представления о культуре можно найти и за пределами европейской традиции. Понятия «жэнь» в Китае, «Дхарма» в Ин­дии, например, выражают представление о таких вьйюких нормах и обрядах, которым надо следовать. В перечисленных представлени­ях есть нечто общее: они отражают надбиологические аспекты жиз­недеятельности человека.

В XIX в., а затем и в XX в. представления о культуре расширяют­ся, а изучение проблем культуры протекает очень бурно, зарожда­ется культурология как синтез целого ряда гуманитарных наук: ан­тропологии, социологии, истории, психологии, языкознания и семиотики, литературоведения, истории искусств и др.

Стадия становления культурологии как науки продолжается до настоящего времени. Длительность этого процесса объясняется са­мой принадлежностью культурологии к широкому полю гуманитар­ного знания, т. е. предметом этой науки. Не менее значимое обстоя­тельство — многообразие метода этой науки.

1.1. ПРЕДМЕТ КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ

Культура — продукт деятельности человека, уникального и зага­дочного творения Вселенной. Ни одна из сторон его жизни — био­логическая, социальная или культурная — не могут считаться се­годня хорошо изученными. Например, человек как живое, биоло­гическое существо хранит в себе уникальные свойства физиологии, психики и т. д. Человек как носитель социальных особенностей не менее загадочен в своем поведении, в своих творениях, творческой деятельности.

Как происходит соединение в человеке биологического и соци­ального начал, можно понять, если рассматривать человека как но­сителя культуры. Что представляет собой человек как носитель куль­туры?

Совершенно очевидно, человек должен рассматриваться в систе­ме многочисленных отношений: экономических, социальных, поли­тических, художественных и всех других. Следовательно, культу­рология как наука о человеке предметом своего исследования имеет:

различные культуросодержащие процессы и явления, связан­
ные с отношениями в обществе;

сущность, структуру, закономерности функционирования
и развития культурного процесса человечества;

специфику локальных и региональных культур, их историчес­
кую типологию, взаимосвязь и взаимозависимость культур различ­
ных эпох и народов;

4) особенности современной цивилизации, основные тенденции

ее развития.

Следовательно, культурология является общетеоретической дисциплиной, представляет собой синтез областей гуманитарного знания. Ее предмет во многом определяется как методологически­ми принципами, используемыми для изучения различных аспектов культуры, так и эмпирическим материалом, кругом источников, раз­личных явлений культуры. Культура изучается философами, исто­риками, этнографами, социологами и другими представителями раз­личных отраслей гуманитарного знания. В равной мере культурология использует методологию, эмпирический материал и круг источников, применяемых в этих отраслях знания, систематизируя знания о куль­туре. Может показаться, что культурологии как самостоятельной дис­циплины не существует. В изучение культуры вносят вклад предста­вители разных наук, но культурологи, во-первых, имеют общее поле культурологических проблем и исследуют цель, процессы и результа­ты культурной деятельности; во-вторых, культурология обладает и соб­ственным специфическим методом.

I. 2. МЕТОД КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ

Основные характеристики культурологического метода в виде логических этапов познания дает В. М. Розин (10, с. 13—15):

«1. Начинается культурологическое исследование с гуманитар­ной проблематизации материала. К ней можно отнести констата­цию «принципиального непонимания» тех или иных явлений культу­ры, парадоксов разного рода, проблем введения исследовательского сознания в изучаемую культурную реальность.

Культурологическая проблематизация эмпирического материала может носить разный характер: фиксировать «странности» изучае­мой культуры, поставить вопрос об отношениях между теми или иными явлениями, выявить и сконструировать факты для культу­рологического объяснения, теоретически осмыслить их.

2. Вторая характеристика культурологического метода — сопос­тавление анализируемой культуры и ее феноменов с другими куль­турами. Сопоставляемые культуры могут быть предшествующими в генетическом ряду, последующими и «синхронными». Именно 1 С0п°ставлении различающихся культур и их феноменов культу-‘°лог может получить первые описания и характеристики интере­сующей его культуры.

• Третий аспект культурологического метода состоит в попытке

‘Исать и задать ведущие культурные структуры и парадигмы,

которые в значительной мере определяют особенности и характер всех прочих структур и систем в культуре, ее основной,£трой, обес­печивают ее устойчивость и жизнеспособность. Условиями выделе­ния ведущих культурных парадигм является уподобление и взаи­мосогласование всех культурных характеристик. Явления культуры уникальны, ничто ничем не объясняется, но каждая культурная ха­рактеристика проникает во все другие и усиливает их. Все характе­ристики постепенно сливаются на смысловом уровне в реальность культуры.

4. Четвертый пласт культурологического метода восходит к гу­манитарным наукам — объяснение тенденций и особенностей куль­туры, внешне противоречащих ее основному строю, основному культурному процессу.

В культуре мы часто видим «противокультурные», противобор­ствующие процессы — анархию, ересь, осмеяние, революционные эк­сцессы и т. п., эти процессы не случайны, без них культура мертва.»

Таким образом, в культурологии можно различить два уровня: эмпирический (накопление фактов, описание феноменов) и тео­ретический; в зависимости от целей и задач используют тот или иной.

                       1.3. СУЩНОСТЬ КУЛЬТУРЫ

 Можно предположить, что культура есть некий надприродный результат деятельности человека, некая надприродная реальность или искусственная природа, стало быть, культура есть не что иное, как деятельность, практика. Но что порождает эту деятельность? Что является побудительным мотивом действий человека, в чем заклю­чаются сущностные силы, дающие ему возможность действовать? Такими внутренними побудительными мотивами можно считать потребности человека. Человек имеет, во-первых, витальные (био­логические) потребности, т. е. потребности в пище, воде, защите от внешних сил природы. Эти потребности порождают множество ма­териальных потребностей: в одежде, жилище, технике и т. д. Во-вто­рых, человек, формируясь как существо общественное, порождает в себе и развивает потребности социальные, так как все побуждения его социально опосредованы. Последнюю группу исходных потреб­ностей составляют потребности познания окружающего мира и сво­его места в нем. Вторая и третья группы базовых потребностей вне-биологичны, выходят за рамки витальных потребностей.

Каждой потребности соответствует определенная способность. Способность — такая сила, которая превращает потребности в удов летворяющие ее предметы и действия. Сущностные силы челове­ка.— это совокупность взаимообусловленных потребностей и спо­собностей. Так, потребности в общении соот- ветствует способность человека говорить. Следовательно, сущностные силы — это не про­сто интеллект, а рождающаяся в человеке способность преобразо­вывать природу складывается в процессе создания мира второй, ис­кусственной природы, т. е. культуры.

Сущностные силы человека являются его внутренним достояни­ем, они побуждают человека действовать. Но для того, чтобы они вышли за пределы внутреннего мира человека, сущностные силы должны воплотиться в некую надчеловеческую реальность, т. е. куль­туру. Но культура существует и вне человека, получает независи­мое от него существование.

Культура, рождаясь в человеке (это первая модальность культу­ры), свое настоящее обеспечивает не только сущностными силами, но и существует вне человека, в виде самостоятельных форм бытия (это ее вторая модальность). Предметное бытие культуры, следова­тельно, есть некая необходимость ее самой.

Таким образом, культура существует в самом человеке как некий духовный потенциал. Она дана каждому новому поколению в виде готовых предметов, вещей и т. д. И, наконец, культура дана людям в виде «абстрактно-всеобщих форм политики, искусства, литерату­ры и т. д. » (6, с. 123), т. е. деятельности.

Культура выступает, во-первых, как условие саморазвития чело­века; во-вторых, она есть результат деятельности человека; в-треть­их, она есть сам способ человеческой деятельности. Поэтому пред­ставляется обоснованной, например, точка зрения В. М. Межуева, который отмечает: «Именно в своем качестве (в качестве предмета, средства и результата человеческой деятельности) деятельность и раскрывается в историческом познании как особая сфера — сфера культуры» (8, с. 67). Близкое к указанному определение «культу­ры» дано и в «Философском энциклопедическом словаре», где она понимается как «специфический способ организации и развития человеческой жизнедеятельности, представленный в продуктах материального и духовного труда, в системе социальных норм и учреждений, в духовных ценностях, в совокупности отношений людей к природе, между собой и к самим себе» (11, с. 293).

Социальная детерминированность культуры не только выражает сущность процесса ее самоорганизации, но и закрепляет через раз­личные общественные институты (традиции, обычаи, мифологию, науку, религию, идеологию и т. д.) старые и устаревшие формы этой самоорганизации. Культура поэтому есть не только совокупность материальных и духовных ценностей, созданных человечеством, но и в немалой степени она есть совокупность антиценностей. Элемен­ты второй, искусственной природы — культуры, ее продукты могут выступать как силы враждебные и собственно природе, и самому человеку, его творческой деятельности.

В культуре человек есть не только действующее, но и самораз­вивающееся существо, субъект и одновременно результат своей де­ятельности. Но эта деятельность, а стало быть, и саморазвитие ог­раничиваются существующими нормами общественного сознания, некой усредненностью общественных идеалов и ценностей обще­ственной жизни. Творческая деятельность саморазвивающегося че­ловека вступает в противоречие с системой существующих ценно­стей. В ряде работ Н. А. Бердяева неоднократно подчеркивается мысль о противоречии творческой деятельности и культуры. «Культура со своими ценностями, — пишет он, — есть средство ду­ховной жизни, для духовного восхождения человека, но она пре­вращается в самоцель, подавляющую творческую свободу челове­ка» (1, с. 313).

Было бы нелепо отрицать значение культуры, ее ценностей, ибо они цель, результат и способ человеческой деятельности. Но и лю­бое проявление творческой свободы, гениальности, выходящее за пределы господствующей системы культурных ценностей, любое «отклонение» от усредненных представлений о них — есть также продукт отрицаемой гением культуры. Культура как бы препятствует творчеству, но оказывается обогащенной им.

Как соотносятся между собой понятия «общество» и «культура»? Иногда культура рассматривается как часть общества, между тем она — способ общественного бытия, способ деятельности, характер­ный для того или иного общественного устройства. Способ деятель­ности представляет собой своеобразную социальную технологию, которая в соответствии с разделением труда выступает как техно­логия материального и духовного производства.

Культура часто рассматривается как синоним общественного раз­вития самого человека. Культура доводится до выражения единства «человеческого» и общественного, становится как бы синонимом и критерием общественного прогресса, его условным критерием. В этом случае мы находим идеализацию человеческой деятельнос­ти, которая во всех своих проявлениях может быть не только оши­бочной, но и опасной. К этой точке зрения близко и бытующее в обыденном сознании представление о людях и народах «культур­ных» и «малокультурных», «диких» и «варварских». Культура по­рождает не только ценности, обогащающие человечество материаль­но и духовно. Продуктами культуры являются и ядерное оружие, и цепь экологических бедствий современности, дегуманизация меж­национальных, межличностных отношений и многое другое, что трудно сочетается с представлениями о прогрессе. Культура может

рассматриваться функционально, т. е. как способ деятельности, а сле­довательно, можно говорить лишь об определенных характеристи­ках культуры, а не о более или менее высоких качествах ее. Это име­ет не только глобальное социальное, но и этнологическое значение. В этом аспекте культура индейцев Амазонии не ниже по своему су­ществу, чем европейская культура, это лишь разные типы культуры, имеющие различные смысловые основания.

Как способ человеческой деятельности, культура опосредована существующими общественными отношениями, способна быть не только достаточно самостоятельной сферой, но и оказывать влияние на эти отношения, подчинять их потребностям бытия культуры.

Соотношение понятий общество и культура отражает понятие цивилизация. Под цивилизацией (кроме других значений этого по­нятия) понимается социальная организация культуры. На основе территориального объединения, исторически сложившегося разде­ления труда, обмена взаимной деятельностью и ее способами скла­дываются новые формы интегративных связей. Этому процессу со­ответствует осознание и закрепление его в культуре. Способом организации этих связей, их координации становится публичная власть, которая через безлично-всеобщие принципы (закон, налог, воинская повинность и т. д. ) стремится уравновесить обществен­ные интересы и реализовать интересы правящей социальной груп-ы. Культура при этом моделирует ценностную ориентацию обще-ва, формирует ее духовное, идеологическое своеобразие. Таким Разом, понятие цивилизация может использоваться в форме бо-s частных определений — общественный строй, общественная организация Для возникновения цивилизации требуется определенный уро­вень развития культуры. Но, достигнув этого уровня, культура су­ществует только в связи с развитием цивилизации. Цивилизация через организацию духовного производства порождает, делает все­общим и господствующим определенный тип культуры, который объективируется и тиражируется. Цивилизация перераспределяет общественное богатство и направляет его в те сферы человеческой деятельности, которые соответствуют подлинным или мнимым интересам общества. Поэтому и стимулируются определенные сферы культуры. В силу дуалистичности культуры складывается и относительное деление ее на материальную и духовную. Такое деление существует лишь в пределах общественного разделе­ния, в пределах материального и духовного производства и соот­ветствует двум типам деятельности: предметной деятельности и деятельности общения.

Само разделение труда в культуре, изыскание собственных видо­вых технологий, самоопределение различных сфер культуры про­исходит на стадии цивилизации.

Властвующие социальные группы, слои и т. п., взяв на себя роль выразителей всеобщего интереса, пытаются формировать, насаждать тот тип культуры, который отвечает задачам сохранения и укрепле­ния их власти. Государственно организованный контроль за разви­тием культуры как бы накладывает социальную матрицу, прочер­чивает границы развития культуры. Так, например, рождается определенный тип воспитания и образования.

Способы человеческой деятельности ограничиваются цивилиза­цией. Но жизнестойкость, внутренний потенциал цивилизации — это и совокупность способов, своеобразных технологий деятельно­сти. Культура поэтому вступает в противоречие с цивилизацией. В этих условиях культура способна выработать тот идеал, ту систе­му ценностей, попытки реализации которых обогащают цивилиза­цию. Культура по отношению к цивилизации в этом случае выпол­няет моделирующую функцию.

В сложные кризисные периоды жизни цивилизации, когда раз­рушаются старые и создаются новые экономические, политические и социальные связи, культура берет на себя задачу консолидации общества, т. е. выступает с компенсаторной функцией, она снимает остроту, конфликтность, этих кризисных состояний. Человек созда­ет в культуре защитные механизмы, способность к саморазвитию. Культура обладает самосознанием, она опирается на традиции и по­этому хранит в себе знания о своих прошлых состояниях. Вместе с тем творческая деятельность человека сориентирована на будущее, на выход за пределы современного состояния цивилизации.

Таким образом, культура выступает как бы внутренним потен­циалом исторического процесса, той энергетической силой, кото­рая его питает. Через социальные структуры цивилизация опреде­ляет и формирует содержание, тип культуры, т. е. ставит опре­деленные границы ее развития. Культура, между тем, неуничтожи-ма до тех пор, пока человек достоин называться этим именем. Наш великий соотечественник Н. К. Рерих,- отмечая это, писал: «Куль­тура, возникнув и утвердившись, уже неистребима. Могут быть различные ступени и методы ее выявления, но в существе своем она незыблема и, прежде всего, живет в сердце человеческом. Слу­чайная фаза рассудка может удовлетвориться и механической ци­вилизацией, тогда как просветленное осознание может дышать лишь в культуре» (9, с. ИЗ).

Нами выявлены общие связи таких систем, как человек — культура — общество. Но человек, культура и общество существу­ют в. границах социального пространства и времени. Культура, представляющая собой атрибут человечества, вместе с тем моза­ична, состоит из культур различных народов и эпох, имеет специ­фические пространственно-временные и этносоциальные коорди­наты. Для характеристики роли этих параметров в развитии человека, различных народов, их культур и особенностей социаль­ной жизни представляет несомненный интерес концепция Л. Н. Гу­милева (см.: Этногенез и биосфера Земли. — Л., 1990; Древняя Русь и Великая степь. — М., 1989; От Руси до России. — СПб., 1992 и др.). Кратко ее смысл сводится к следующему. Человечес­кая история может рассматриваться как история народов (этно­сов). Исторические события, во-первых, определяют не простран­ство, которое в пределах Земли неоднородно, а те коллективы людей, которые ее заселяли, для того чтобы выжить, должны были адаптироваться к природно-географическим условиям опре­деленного ландшафта. Во-вторых, связи внутри этносов, форми­рующиеся в этих отношениях с окружающей природой, в грани­цах определенного экологического пространства, становятся основанием для подсознательного выделения собственного сооб­щества из мира других сообществ на основе противопоставления «мы — они», а стало быть, и рождают культуру этноса. Культура с этого времени становится средством осознания самобытности этноса. Изначально бытие культуры выражается в таких способах Деятельности, при помощи которых члены этноса, существуя в своей ландшафтной зоне, могут приспосабливаться к ней и ус­ваивать специфические правила образа жизни. Эти правила, «ис­торическая традиция», и составляют основное отличие членов од­ного этноса от другого. Для того чтобы определить, выявить рождение «своей? культу­ры, «исторической традиции», а следовательно, и зафиксировать отношения с другими этносами, необходимо, в-третьих, использо­вать систему отсчета времени. Биологическое существование чело­века движется в одном временном направлении (независимо от со­циальных условий). А различные этносы имеют собственные временные отношения и собственное представление о темпоритме течения времени. Марк Блок, известный французский историк, от­мечал: «Человеческое время всегда будет сопротивляться строгому единообразию и жесткому делению на отрезки, которые свойствен­ны часам. Для него нужны единицы измерения, согласующиеся с его собственным ритмом и определяемые такими границами, ко­торые часто — ибо того требует действительность — представляют собой пограничные зоны» (2, с. 101). С этой потребностью отсчета времени связаны представления о мифологическом, прерывистом, линейном и циклическом типах течения времени. Темп течения ис­торического времени опосредован природно-географическими, со­циальными условиями, поэтому у разных этносов различны пред­ставления о временном темпоритме, о причинно-следственных связях, последовательности и повторяемости событий, представле­ния о временной протяженности жизни Вселенной и самого чело­века. Совершенно очевидно, что жизнь индейца Амазонии, олене­вода Чукотки, американского фермера или российского политика в их собственном мироощущении протекает в различном темпе.

Темпоритм течения исторического времени не только рождает специфику мироощущения, но и в значительной мере определяет характер, содержание человеческой деятельности, а следовательно, и культуры.

Из представлений о пространстве, времени, самом человеке складывается и картина мира — совокупность устойчивых пред­ставлений о Вселенной, о месте в ней человека, его отношении к себе и окружающим. Она становится основанием культуры, ею руководствуются люди в своих повседневных действиях, отноше­ниях. Поэтому элементом самосознания этноса выступает картина мира, т. е. возникают идеально выстроенные модели мира и чело­века, которые находят свое отражение в различных формах обще­ственного сознания (религии, морали, праве, философии, искусст­ве и т. д.). Картина мира, носителями которой являются этнос и многие этносы, также определяет и типологию их культур, ее сво­еобразие и самобытность. Вместе с тем общие элементы в карти­не мира, господствующей в рамках определенной исторической эпохи в культурах различных этносов, не только показывают об­щие закономерности и тенденции общественного развития, но и свидетельствуют о планомерном единстве и целостности обще­человеческой культуры.

Картина мира, выражающая специфику и смысловое основание культуры, вместе с тем придает ей характер устойчивого равнове­сия до тех пор, пока картина мира остается неизменной или меняет­ся незначительно.

add

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.