Культура Эллинизма

После смерти Александра Македонского его империя распалась на отдельные царства: Египет (монархия Птолемеев), Сирия (монархия Се левкидов), государства Малой Азии и Македонии. Общий смысл.этих грандиозных социальных процессов состоял в объединении побережья и глубинных районов материка, а также создании единого экономиче­ского пространства для различных сложившихся культур. В основном на всех национальных территориях сохранилась местная власть при условии, что она признает свою зависимость и регулярно выплачивает дань (16, 408-425).

Во всех завоеванных странах распространялась (и отчасти развива­лась) греческая духовная культура (эллинизм), которая сама вбирала некоторые черты других национальных культур, соответствующие ду­ху социальных изменений в Греции. В условиях непрерывных военных действий, когда жизнь целых стран находилась в зависимости от инди­видуальности и таланта полководца, в массовом сознании стал Преоб­ладать субъективно-идеалистический подход в оценке общественной жизни, теперь снова идеалом служила не гражданская норма и отвле­ченный собирательный образ, а конкретная выдающаяся личность. Уже в конце IV в. до н.э. афиняне обожествляли в прямом смысле своих царей-благодетелей, возводя им статуи и алтари, учреждая ежегодные празднества в их честь и т. п.

Происходит дальнейшее разделение искусства на жанры. Выделя­ется декоративно-парадный жанр – многофигурные пышные рельефы и композиции колоссальных масштабов (Колосс Родосский). Иногда, когда событие имело исключительное общественное значение, худо­жественное воображение создавало шедевры экспрессивно-героическо­го плана. Такова “Ника Самофракийская” — статуя богини-побе­дительницы, воздвигнутая в честь разгрома флота Птолемея (30 в. до н. э.). Стройная фигура в развевающихся одеждах словно слетела с небес на нос корабля, установленного на скале высоко над морем.

В основном этот жанр развивал приемы, которые использовал Ли-сиппиз Сикиона, последний скульптор классики и первый скульптор эллинизма (времен правления Александра Македонского). Он умел передать индивидуальное, характерное в человеке и одновременно подчеркнуть самостоятельное выразительное значение скульптурной формы. Его увлекало чередование света и тени, заложенная в скульп­туре возможность изменять образ в зависимости от точки, с какой смотрит на нее зритель (Лисиппа можно считать первым импрессио­нистом в скульптуре).

Именно эти приемы, создающие иллюзию движения в неподвиж­ных фигурах, блестяще реализованы в статуях Афродиты Милосской (Агесандр, III-II вв. до н. э.) и Аполлона Бельведерского (Леохар, 340 г. до н. э.).

Скульптура постепенно отходит от монументализма, становится по-своему более интимной, создаются образы очаровательных пухлых мла денцев, развивается мелкая пластика, появляются камеи – синтез пластики и ювелирного искусства, садово-парковая архитектура (осо­бенно в Александрии).

Шедевром античной скульптуры является фриз храма-алтаря Зевса в Пергаме (180 г. до н. э.). Горельеф длиной в 120 м, изображающий битву богов-олимпийцев с гигантами, плотно заполнен борющимися фигурами. При этом вместо ужаса битвы фриз передает жизнеутверж­дающее настроение, вызывает ощущение гимна. В известном смысле он предвещает искусство барокко.

Лучшие традиции Родосской школы воплощены в скульптурной группе “Лаокоон” мастеров Агесандра, Атенодора и Полидора (около 50 г. до н. э.). Лаокоона, предупредившего троянцев о коварстве гре­ков, и двух его сыновей душат две гигантские змеи. Страдание на лице героя, высокий трагизм всей композиции выражают безмолвный протест против несправедливости богов, фатума. Группа выполнена в повествовательной манере, из чего можно заключить о ее связи с рель­ефом храма. Об этом говорит и то, что группа предназначена только для фронтального обзора. Обычно при этом скульптура теряет свою объ­емность, становится рельефом без фона. Но авторы нейтрализовали этот недостаток уникальным способом: они создали пространственную пер­спективу, характерную исключительно для живописи. Если смотреть на скульптуру с довольно большого расстояния, кажется, что все фигу­ры находятся на разном удалении от зрителя. Выделяются три плана, и у каждой фигуры — свое пространство движения. Композиция создает ощущение глубины пространства во много метров.

Но авторы продолжили опыты с перспективой. При приближении к скульптуре перспектива пространственная исчезает, но начинает играть свою роль перспектива смысловая. Фигуры сыновей нарочито уменьшены по сравнению с центральной — Лаокооном. Достигнутый эффект усиливается еще и за счет “движения” последнего; благодаря небольшой ступеньке на постаменте он занимает большее пространство и выразительность его усиливается, а фигуры сыновей лишь уравнове­шивают движения центральной фигуры.

В строительстве храмов преобладал ионический ордер, болшюе рас­пространение получили круглые храмы, появились открытые алтари (как, например, Пергамский алтарь).

В качестве строительных материалов широко использовался камень и сырцовый кирпич.

Наиболее крупными и технически совершенными были обществен­ные здания и сооружения: храмы, гимнасии, булевтерии (здания го­родских советов), театры, стадионы, ипподромы, портовые сооруже­ния. К последним относился Александрийский маяк — также причис­ленный к семи чудесам света. Маяк был сооружен в 280 г. до н.э. на ост­рове Фарос в устье Нила и в высоту достигал предположительно 135 м. На его вершине была установлена бронзовая статуя Посейдона высо­той около 7 м. Под куполом маяка горел костер, дрова для которого поднимали по винтовому пандусу на ослах. Маяк, известный нам по описанию арабов, представлял собой трехступенчатую башню. Он служил также наблюдательным пунктом, метеорологической станци­ей и крепостью с гарнизоном. Александрийский маяк в перестроенном виде просуществовал до XIV в., затем был разрушен.

Свидетельством технических достижений древних греков было еще одно из семи чудес света — Колосс Родосский (о котором уже говорилось выше), статуя бога Гелиоса, представлявшая собой позолоченную брон­зовую на железном каркасе фигуру высотой 32 м. Колосс был сооружен в начале III в. до н.э. при входе в гавань города Родос. Всех, видевших статую, поражали не ее художественные достоинства, а инженерное ма­стерство его создателя — Хареса из Линдоса.

В интеллектуальной жизни империи большое значение получили греческие (классические) традиции и, главное, знание их, “ученость”. Во всем эллинистическом мире получил распространение несколько искаженный греческий язык (койне). Однако в сфере духовной жизни наметилось резкое расслоение. Основная масса населения увлекалась спортивными зрелищами (удвоился амфитеатр вокруг арены — родилась форма современного стадиона); из сценических жанров особую попу­лярность приобрела комедия ситуаций и характеров; трагедия стала тя­готеть к благополучным концовкам (Медея прячет детей, Антигона скрывается и т.п.).

Элитарная культура отдавала предпочтение книжным формам, по­явились драмы для чтения, а не для постановки. Поскольку красноре­чие в условиях монархии и бюрократии утратило свое общественное значение, расцвела поэзия (но окончательно утратила связь с музыкой). Большое распространение получает несколько искусственное новатор­ство, но действительно развиваются лишь жанры, слабо развитые у греков: эпиграмма, идиллия (пейзажная лирика), буколика (сцены из “пастушеской” жизни). Всеобщее тщательное изучение греческого язы­ка и классических образцов культуры привело (в частности, александ­рийских знатоков) к созданию филологических наук.

Здесь необходимо отметить, что греческая культура в различных ре­гионах воспринималась неоднозначно. В восточном Парфянском Цар­стве приятие греческой культуры было просто невозможно. Иудеи относились к ней как к культуре поработителей, восстание Маккавеев в 165-142 гг. до н. э. было направлено в первую очередь именно против греков. Римляне пришли в эллинистический мир для многих не как поработители, а как миротворцы.

add

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.