Термин Экспрессионизм

Этот термин впервые прозвучал на страницах журнала “Штурм” в августе 1911г. по отношению к таким разным художникам, как Сезанн, Ван Гог и Матисс. В 1912г. в каталоге выставки объединения “Синий всадник”(г. Мюнхен) он был применен уже по отношению к художни­кам, которые составили это направление. Но мы уже говорили о экспрессионизме Бодлера и Рембо, постимпрессионистов и немецких символистов. Безусловно, к ним были отнесены и представители более раннего объединения немецких художников “Мост”, организованного в 1905г. (г.Дрезден).

Ближе других символистов к манере экспрессионизма оказался ге­ний норвежского искусства Эдвард Мунк, выставка которого в 1892 г. (закрытая через 2 дня работы) оказала, безусловно, влияние на немец­ких художников. Символизм в картинах Мунка вытеснен на второй план самой манерой видения и изображения: длинный мазок Ван Гога на его полотнах превратился в непрерывные замкнутые линии, создаю­щие собственное музыкальное настроение.

Мир в картинах экспрессионистов подвергался направленной де­формации, но с помощью лишь специфических живописных средств. Сами образы оставались вполне соотносимыми с их реальными есте­ственными формами. Целью экспрессионизма является достижение максимальной силы выражения выделенного художником эмоциональ­ного содержания объекта. Сам художник склонен обычно понимать вы­деленный им эмоциональный срез как сущность предмета. Но некото­рые правильно трактовали свое искусство как проявление индивиду­ального мировосприятия или как повод для направленного самовыра­жения. “Романец, — писал Э.Л. Кирхнер, – добивается своей формы из объекта, из природной формы. Германец творит свою форму из фанта­зии, из внутреннего видения, а форма видимой природы — для него только символ” (26, 12). Но, добавим мы, символ не какого-то пласта культурного содержания, а собственного эмоционального порыва. Дру­гой немецкий экспрессионист Э. Нольде очень точно определил зада­чу художника своего направления — удаляться от природы, оставаясь естественным.

Русский экспрессионизм сформировался организационно едва ли не раньше немецкого. С 1910 г. начались выставки объединения “Буб новый валет”, участвовали в которых все художники авангардистской направленности. Русский экспрессионизм с самого начала ориентиро­вался на примитивизм городского или ярмарочного народного созна­ния: картины, часто сознательно уподобленные вывескам и лубкам, вы­вешивались вдоль стены как шпалеры — без промежутка. Цвет, линия и изогнутая поверхность становятся не основным средством выражения, а основным содержанием творчества, в котором на первом месте ока­зывается натюрморт (А. Куприн, P.P. Фальк), на втором — пейзаж. Ис­чезает всякая культурно-литературная наполненность и сюжетность. Единственная не нейтральная среда, к которой обращаются П.П. Кончаловский, И.И. Машков, А.В. Лентулов и особенно М. Ла­рионов и Н. Гончарова, — простонародный быт. Правда, изысканность некоторых натюрмортов Куприна роднит его с “голуборозовцами”. Н.И. Альтман, В.Д. Баранов-Россине, P.P. Фальк и А. Лентулов впада­ют в мягкий аналитический кубизм, сохраняющий предметность и те­ло. Д. Штернберг сближается по манере с фовизмом, используя гео­метрически упрощенные пятна предметов, сохраняющие индивидуаль-ностные особенности (“Завтрак”, 1914 г.; “Красный натюрморт”, 1915г.).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *