Россия и азия

15.1. Россия в постсоветском пространстве

В настоящее время центральным направлением во внешнеполитических приоритетах России являются страны СНГ, или ближнего зарубежья. Все постсоветское пространство составляет зону ее жизненно важных интересов в области экономики, обороны, национальной безопасности и т.д. Основные угрозы глобального порядка, исходящие из этого пространства, сводятся к следующим: неконтролируемая утечка материалов и технологий, пригодных для производства ядерного и химического оружия; территориальные претензии, чреватые перерастанием в конфликты и войны; национализм и религиозный фундаментализм, способные поощрять нетерпимость и этнические чистки; техногенные и экологические катастрофы; неуправляемые миграционные процессы; наркобизнес; усиление международного терроризма и т.д.

Произвольно установленные в советский период границы между бывшими республиками бывшего СССР в наши дни стали потенциальным источником разнообразных конфликтов. Например, единая в прошлом этнокультурная территория Ферганской долины была поделена между Узбекистаном, Таджикистаном и Кыргызстаном. К этому прибавились территориальные изменения, произведенные во времена советской власти. В итоге в настоящее время в Центральной Азии насчитывается свыше 10спорных территориальных проблем, которые подогревают межгосударственные и этнические конфликты. Питательную почву для возникновения конфликтов создают также проблемы, сохранившиеся в регионе как результат насильственных депортаций сюда репрессированных народов. Немаловажным конфликтогенным фактором в Центральной Азии становится миграция, вызванная аграрным перенаеселением, отсутствием рабочих мест, перекосами в демографической политике.

“Желая себе спокойствия, молись за покой окружающих”,- писал средневековый буддийский монах Нитирэн (его учение лежит в основе мировоззрения влиятельной общественно-политической организации современной Японии “Сокка Гаккай”). Эта максима особенно актуальна для России, которая заинтересована прежде всего в том, чтобы предотвратить превращение ближнего зарубежья в зону межнациональных и иных конфликтов. Вполне возможно, что чеченский и осетино-ингушский конфликты во многом были подготовлены карабахским, осетино-грузинским и грузино-абхазским конфликтами. В какой-то мере весьма возможно, что если бы не было абхазской трагедии, не было бы и чеченской войны.

По большому счету безопасность России будет зависеть от того, как у нее будут складываться отношения с Украиной, Белоруссией, Казахстаном и другими странами СНГ. Экономическое, политическое, духовное, культурное присутствие в этих странах отвечает долгосрочным национальным интересам России. Одним из важнейших факторов, диктующих активность России в ближнем зарубежье, является судьба проживающих там 25 млн русских. Русские, в более широком плане русскоязычные, стали одной из крупных проблем, стимулирующих напряженность в отношениях России с рядом новых независимых государств. Но при благоприятном развитии событий они способны перекинуть прочный мост между Россией и ее новыми соседями.

С учетом векторов развития и интересов этих стран система связей России с ними приобретает многоярусный характер, сочетая разные уровни и масштабы взаимосвязей с разными странами. Россия представляет собой стратегическую ось для всего постсоветского пространства. Ее территориальные размеры, людская и ресурсная базы, экономический, научно-технический, интеллектуальный и военный потенциал объективно делают ее региональным лидером. Реальности таковы, что при всех симпатиях или антипатиях тех или иных политических деятелей, стремящихся ориентироваться на ту или иную страну или группу стран, российский фактор неискоренимо будет присутствовать во всех их внешнеполитических начинаниях.

На первом этапе, когда новые государства переживали период центробежных тенденций и процессов, поисков новой идентичности и новых ориентиров и моделей экономического, социального и политического развития, многих руководителей новых постсоветских государств преследовала мысль о том, как дистанцироваться от России и отождествляемого с ней имперского прошлого. Это своего рода романтический период, когда бывает весьма велик соблазн принимать желаемое за действительное и связывать с предполагаемыми новациями повышенные ожидания и надежды. Но историю, прошлое просто так не отметешь. А Россия – не только прошлое, но и настоящее этих стран, от которого также никуда не денешься. Во многих бывших союзных республиках начинают осознавать, что в одиночку ни одна из них не способна выйти на рельсы ускоренного экономического развития и демократического переустройства. Ни декларации независимости, ни новые государственные границы не в состоянии просто так отменить реальности экономической взаимозависимости стран и народов в постсоветском пространстве, прервать широкую сеть экономических, военных, политических, культурных, просто личных человеческих связей, которые объединяли людей в рамках бывшего Советского Союза.

Есть все основания надеяться, что по завершении периода преобладания центробежных тенденций новые государства будут вынуждены искать не то, что их разъединяет, а наоборот, то, что их соединяет. Соображения экономических интересов и выгод все повелительнее сказываются на степени приоритетности политического фактора.

Первоначально почти все республики были убеждены в том, что отделение от России, которая будто их эксплуатировала, уже само по себе откроет перед ними возможность для экономического процветания. Однако вскоре обнаружилась необоснованность подобных надежд. Становился очевидным тот факт, что от разрыва связей они страдают не в меньшей, если не большей степени, чем Россия. Этим во многом определяется и наблюдающаяся в последнее время тенденция к возрождению интереса у большинства новых государств ближнего зарубежья к СНГ.

Нельзя не отметить и то, что особенно на первых порах к руководителям отдельных республик довольно трудно приходило понимание того, что провозглашение суверенитета влечет за собой и всю полноту ответственности за социальное и экономическое благосостояние своих народов. В каждом из вновь образовавшихся государств распад СССР привел к разрушению двух важнейших опор политической стабильности и безопасности. Речь идет прежде всего о партии-государстве и единой системе военно-политической защиты как от внешних, так и внутренних угроз. К примеру, войска, доставшиеся целому ряду новых государств, не представляли собой какого-либо подобия группировок со сколько-нибудь четко оформленными органами управления, схемами мобилизационного развертывания, эшелонированными запасами материальных средств и т.д. К тому же у большинства из этих государств отсутствует опыт военного строительства, организации обороны. Они испытывают острую нехватку военных кадров руководящего звена.

Правящей элите этих стран политическая и военная поддержка со стороны России нужна для обеспечения стабильности в регионе, локализации возможных территориальных споров и этнорелигиозных конфликтов, создания собственных армий и укрепления обороноспособности, противодействия набирающему силу исламскому фундаментализму и т.д.

Необходимо отметить, что первоначальная эйфория в закавказских и центральноазиатских государствах относительно как Запада, так и мусульманского мира, которые после распада СССР стали рассматриваться ими в качестве приемлемых доноров и партнеров, в последнее время сменилась определенным отрезвлением и даже разочарованием. При сохраняющейся и ныне привлекательности турецкой модели для некоторых постсоветских мусульманских стран становится все очевиднее тот факт, что они имели несколько завышенные ожидания относительно возможностей и масштабов экономической помощи и инвестиций со стороны Турции.

Особо важное значение имеет тот факт, что России принадлежит ключевая роль в обеспечении и поддержании стабильности на большей части постсоветского пространства. Она способна как прямо, так и косвенно участвовать в политических процессах, происходящих в регионе. К тому же за прошедший со времени развала СССР период, при всех возможных здесь оговорках, Россия продемонстрировала свою способность быть стабилизирующим фактором как в собственных границах, так и в ближнем зарубежье. Всем без исключения странам СНГ нужна Россия созидающая, миротворящая, а не агрессивная и нестабильная.

Почти все страны ближнего зарубежья, особенно те, которые входят в состав СНГ, многими неразрывными нитями связаны с Россией. Экономика стран ближнего зарубежья ориентирована прежде всего на Россию. Рассмотрим это на примере отдельных регионов. Так, Россия и Центральная Азия являются частями единого народно-хозяйственного комплекса, сформировавшегося как система с взаимодополняющими элементами. Центральная Азия богата сырьевыми ресурсами, которые либо полностью отсутствуют в России, либо имеются в недостаточном количестве. Речь идет, к примеру, о меднопорфировых, колчеданных, стратиформных и других месторождениях этого региона. Нельзя не упомянуть хлопок, главным поставщиком которого в Россию является Центральная Азия.

В Центральной Азии особо важное значение для национальных интересов России имеет Казахстан с его весьма выгодным геополитическим положением, природными ресурсами, этническим составом и т.д. Отметим в данной связи, что один только Карагандинский металлургический комбинат поставляет в Россию около двух миллионов тонн проката в год. Казахстан – это одна из тех стран, экономическая интеграция и военно-политический союз с которой имеют для России большое значение. Речь в данном случае идет не в последнюю очередь о снятии остроты поблемы проживающих там русского и русскоязычного населения.

Следует отметить также то, что выведение пограничных войск на новые рубежи, которые проходят по Кавказскому хребту и северному Казахстану, сопряжено со многими труднейшими проблемами материально-технического и военно-стратегического порядка, которые самым непосредственным образом затрагивают интересы безопасности как России, так и самих независимых государств. Самоочевидно, что в настоящее время Россия не располагает необходимыми ресурсами для строительства сети фортификационных сооружений вдоль новой границы с новыми центральноазиатскими и закавказскими странами. В то же время немаловажное значение имеет и то, что эти страны пока не способны обеспечить порядок на границе без помощи России.

Поэтому совершенно естественно, что Россия уделяет большое внимание укреплению интеграционных связей в рамках СНГ. Вскоре после образования СНГ американский советолог П.Гобл назвал его “самым большим в мире фиговым листком”, прикрывающим попытки компенсировать факт потери империи. И действительно, во многом СНГ выглядело как искусственное образование, поспешно придуманное для придания видимости законности быстро набиравшему темпы распаду СССР и придания некой упорядоченности отношениям между новыми государствами, неожиданно превратившимся из межреспубликанских в международные. Лишенные реального правового и экономического базиса, а также сколько-нибудь продуманных механизмов реализации, принимаемые решения, подписываемые договоры и соглашения носили формальный, декларативный характер и демонстрировали свою бесплодность.

Однако развитие событий в последнее время свидетельствует о том, что СНГ становится реальным полем интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Определяющую роль и в этом контексте играет экономический фактор. Обосновывая поддержку Кыргызстаном известной инициативы казахстанского президента Н.Назарбаева относительно создания евразийского содружества, президент А.Акаев констатировал, что 98% кыргызского экспорта ориентирован на страны СНГ и лишь 2%- на дальнее зарубежье. Ключевая роль в этом процессе принадлежит России.

Следует отметить, что в первое время после распада СССР ситуация в политике России в отношении постсоветских стран напоминала положение цуцванг в шахматах, когда все ходы являются вынужденными. В тот период разработка внешнеполитической стратегии России в отношении ближнего зарубежья отчасти осложнялась тем, что политическая ситуация в большинстве бывших советских республик была подвержена быстрым изменениям. Жизнь не всегда должным образом была структурирована. Трудно шли формирование и утверждение соответствующих атрибутов государственности, не просматривалось сколько-нибудь четкое осознание национально-государственных интересов. Зачастую новые власти оказывались неспособны выполнять важнейшие функции, присущие государству, такие как обеспечение стабильности в стране, внутренней и внешней безопасности, социальное и экономическое развитие, эффективный контроль над государственными границами и т. д.

Приходится констатировать, что первоначально политикам и государственным деятелям новых независимых республик с большими трудностями удавалось преодолеть непрофессионализм и дилетантизм, учиться искусству правления, поиска компромиссов, учету интересов важнейших блоков социальных и политических сил.

Обнаружилось, что для большинства постсоветских государств императивным условием жизнеспособности и самого существования является постоянный поиск компромисса между различными этнонациональными группами. Нельзя сказать, что всегда такие компромиссы находились или их искали. Нередко формирование и институционализация новой государственности сопровождались ущемлением демократических прав и свобод как отдельных граждан, так и национальных меньшинств. Приходится признать правоту А.И.Солженицына, который говорил, что на смену имперским амбициям России пришли имперские амбиции некоторых новых государств. Такое положение представляло собой не самую благоприятную почву для формулирования сколько-нибудь последовательной, долгосрочной и эффективной внешнеполитической стратегии России в отношении ближнего зарубежья.

Поворотным моментом в политике России по отношению к бывшим советским республикам можно считать начало 1993 г., когда она развернула усилия по расширению своего политического, военного, экономического влияния в ближнем зарубежье. Постепенно стала активизироваться заглохшая было на время деятельность СНГ, в состав которого вошли 12 бывших советских республик.

Особенно успешно интеграционные процессы разворачиваются между Россией, Казахстаном, Белоруссией и Кыргызстаном. Четырехсторонний договор между этими странами провозгласил своей целью создание “в перспективе сообщества интегрированных государств”. Далеко идущие перспективы интеграции намечаются также в российско-белорусских отношениях.

Занимая уникальное геополитическое положение в Евразии, обладая достаточным экономическим, военным и духовным потенциалом и сохраняя статус ядерной державы, Россия является естественным центром притяжения для большинства стран ближнего зарубежья при создании системы их коллективной безопасности. Поэтому при всех преобразованиях, осуществляемых в России, необходимо в той или иной степени учитывать интересы стран содружества. Показательно, что наибольший прогресс с точки зрения интеграции постсоветского пространства наблюдается в военно-политической сфере. В Бишкеке 9 декабря 1992 г. было подписано Соглашение о концепции военной безопасности стран – участниц СНГ, в котором зафиксированы общие принципы и ориентиры оборонного строительства и стратегии поддержания мира и стабильности в регионе.

Для России необходимость интеграции постсоветского пространства связана прежде всего с геополитическими целями и долгосрочными перспективами развития ее экономики. Она заинтересована в сохранении доступа к сырьевым ресурсам Центральной Азии и рынков сбыта для своих товаров, а также в создании пояса дружественных и зависимых от нее государств по периметру своих границ. Сотрудничество России с странами СНГ может развиваться в форме платежного и таможенного союза, создания межгосударственных отраслевых объединений и международных финансово-промышленных корпораций и т.д. Экономическая, а затем, возможно, и политическая интеграция в рамках СНГ способствовали бы снятию остроты важных для многих постсоветских стран пограничных и территориальных проблем.

Интеграционные процессы в военной области в рамках СНГ развиваются по пути формирования так называемого “единого военно-политического пространства”. В этом направлении предприняты шаги по воссозданию единого информационного пространства системы ПРО. На основе двусторонних соглашений определен статус пребывания российских войск на территории некоторых стран СНГ, решены юридические проблемы создания российских военных баз в закавказских странах.

При разработке внешнеполитической стратегии в отношении стран содружества необходимо учитывать, что во всем постсоветском пространстве и прилегающих к нему территориях геополитическая ситуация сильно изменилась с точки зрения перспектив развития различных регионов в результате окончания холодной войны и противостояния двух блоков. Так, дезинтеграция СССР и образование новых независимых государств на южных окраинах России в целом отвечают интересам Турции, Ирана и других стран региона, поскольку предоставляется возможность вовлечь в их орбиту эти новые государства.

Активизируются их усилия по различным каналам на Кавказе и в Средней Азии. Разного рода исламские организации из мусульманских стран пытаются освоить информационно-идеологическое пространство мусульманских республик и анклавов СНГ. Предпринимаются попытки сформировать новый геополитический узел на основе тюркоязычных стран и народов. При министерстве иностранных дел Турции создано специальное управление, в задачу которого входит развитие отношений с бывшими тюркоязычными республиками СССР. В настоящее время принимаются усилия по созданию единой для тюркских стран финансово-банковской системы. Со своей стороны новые постсоветские государства стремятся установить и расширить всесторонние связи с соседними странами дальнего зарубежья.

Естественно, для Турции, Ирана, Китая и других государств открываются благоприятные возможности и шансы для продвижения своих интересов на южной периферии бывшего Советского Союза. Но нельзя недооценивать и то, что почти каждая из этих стран имеет собственные проблемы, связанные с национальными меньшинствами, многие десятилетия время от времени существенно осложняющие внутриполитическую ситуацию в них. Это – проблема значительных анклавов курдского населения в Турции, Ираке и Иране, азербайджанцев в Иране, Тибета и других национальных районов в Китае и т.д.

Так, турецкие власти систематически силой подавляют движение курдского народа, составляющего 20% всего населения страны, за национальное самоопределение. Курдам, армянам, грекам, черкесам и другим национальным меньшинствам запрещено издавать газеты на родных языках. Понимая, что положение в Средней Азии, Казахстане и на Кавказе при определенном стечении обстоятельств может оказать дестабилизирующее влияние на ситуацию в стране, турецкое руководство неизменно выступает за территориальную целостность и нерушимость границ закавказских государств. Очевидно, что Турция, равно как и другие страны региона, заинтересованы в сохранении стабильности в соседних странах, основанной на принципах международного права, национального суверенитета, территориальной целостности, невмешательства во внутренние дела. С большой долей уверенности можно говорить о совпадении интересов России, Ирана, Турции и других многонациональных стран в вопросе о недопущении неконтролируемых этнических конфликтов и сепаратистских импульсов.

В тесном сотрудничестве и добрососедских отношениях со всеми странами региона заинтересованы и закавказские государства. В настоящее время Армения, Грузия и Азербайджан активно налаживают отношения как между собой, так и с соседями. Но все же образование какого-либо жизнеспособного долговременного их союза с другими государствами, противостоящего России, в обозримой перспективе представляется маловероятным.

Зоной потенциального кризиса на постсоветском пространстве является Каспийское море. Важнейшая проблема здесь состоит в том, что до сих пор еще не определен его международно-правовой статус. Вплоть до 20-х годов ХХ в. единственным сувереном над Каспийским морем была Россия, и только она была вправе иметь там военный флот. В соответствии с советско-иранскими договорами 1921 и 1940 гг. по нему разрешалось плавать только советским и иранским судам. Но эти документы не предусматривали какие бы то ни было правила доступа к его минеральным ресурсам.

После распада Советского Союза число претендентов на Каспийское море увеличилось до пяти – Россия, Азербайджан, Иран, Туркменистан и Казахстан. При отсутствии же признанных всеми заинтересованными сторонами государственных границ на его акватории нефть на дне Каспия с юридической точки зрения оказывается как бы ничейной. Эта неопределенность и огромные запасы нефти ставят прикаспийские государства перед серьезными проблемами. При этом обращает на себя внимание отсутствие единства между заинтересованными сторонами по вопросу о разделе Каспия. Так, если Россия, Иран и Туркмения выступают за совместное использование его недр, то Азербайджан предлагает разделить водоем на национальные сектора. Казахстан же высказывается за раздел только морского дна. Очевидно, что проблему каспийской нефти следует решать в комплексе со всеми остальными проблемами.

Нельзя не затронуть вопрос, касающийся разрабатываемых в настоящее время проектов прокладки по территории Азербайджана и Грузии так называемого евразийского транспортного коридора, призванного соединить Центральную Азию и Кавказ с Европой. Предполагается, что эта “евразийская магистраль” пройдет через Баку, Гянджу, Тбилиси и далее по турецкой территории через Ардаган и Эрзурум до Анкары. Последняя в свою очередь соединена с Стамбулом – крупнейшим узлом коммуникаций, через который проходят скоростная автомагистраль и железная дорога, соединяющие Переднюю Азию с Европой, и который одновременно является портом на Средиземном море.

Речь идет, по сути дела, о создании транспортных коммуникаций, альтернативных российским. В случае реализации этих и подобных им проектов роль соединительного звена между Азией и Европой, которую до сих пор играла Россия, со временем может перейти к Турции, Грузии и Азербайджану. К этому следует добавить, что в настоящее время обе железнодорожные магистрали, соединяющие Россию с Закавказьем, практически бездействуют. Одна из этих магистралей огибает Большой Кавказский хребет с запада, а другая – с востока. В неприглядном состоянии находятся Военно-Грузинская и Военно-Осетинская автодороги, соединяющие Россию с Закавказьем. В результате основные транспортные артерии между Россией и Закавказьем практически обрываются на территории Северного Кавказа.

Одной из центральных проблем развития ситуации и политических отношений в Закавказье становится вопрос о маршруте экспортного нефтепровода. Здесь Азербайджан, богатый нефтяными ресурсами, стал тем регионом, где национальные интересы России столкнулись с устремлениями США и Турции, которые стремятся взять под свой контроль нефтеносные районы Центральной Азии и Закавказья. Достигнутую 9 октября 1995г. договоренность о транспортировке каспийской нефти по северокавказскому и грузинскому маршрутам можно считать победой России.

15.2. Россия и Азиатско-Тихоокеанский регион

Россия была и остается азиатской державой. Характер ее отношений с постсоветскими странами Центральной Азии уже был рассмотрен ранее. Здесь остановимся на геополитических перспективах России в АТР, который сейчас стал одним из ведущих центров мирового развития. Осознание этого факта было продемонстрировано уже во владивостокских инициативах М.С.Горбачева 1986 г. Потеря Прибалтики, Украины, Белоруссии и Молдавии как бы отдалила Россию от Запада и физически приблизила ее к Азии.

Значимость АТР для России возрастает в силу того, что при сужении “окна в Атлантику” через Черное море и Балтику этот регион становится дополнительными воротами в мировой океан и индустриально развитой мир. Перед Россией открываются прежде всего новые рынки оружия, сырьевых и промышленных товаров. Благоприятствующим в данном случае фактором является то, что, не считая территориального спора с Японией, у России нет в регионе сколько-нибудь серьезных проблем, способных блокировать ее проникновение сюда.

Распад СССР и конец холодной войны привели к существенному изменению геополитической ситуации и в данном регионе. Так, в глазах США и Запада в целом в определенной степени снизилась роль Китая в качестве противовеса российской мощи. Несколько спала напряженность в отношениях между Индией и Китаем, а также Индией и Пакистаном. Вьетнам и Северная Корея потеряли свою былую значимость как союзники России, а Южная Корея – как союзник США. Начали существенно изменяться отношения России с Южной Кореей. Наметились тенденции к установлению более тесных экономических связей России со странами АСЕАН, Австралией, Новой Зеландией, стали быстрыми темпами развиваться торговые связи с Тайванем.

При всех существующих в японо-российских отношениях проблемах нельзя не отметить ряд признаков смягчения Японией традиционно жесткой позиции по вопросу о Курильских островах. Так, она расширила культурный обмен с Москвой, ослабила свое противодействие участию России в региональных и международных организациях. В Белой книге Министерства обороны Японии, обнародованной в сентябре 1990 г., российские войска в Сибири и на Дальнем Востоке перестали рассматриваться как угроза безопасности Японии. Одновременно Страна восходящего солнца изъявила готовность реализовать совместно с Россией целый ряд двусторонних проектов по разработке мер доверия в Восточно-Азиатском регионе. В целом можно сказать, что Япония не расположена оставаться в стороне от процесса достижения смягчения напряженности с Москвой.

В рассматриваемом контексте особо важное значение имеет нормализация российско-китайских отношений. В настоящее время одна из главных задач, стоящих перед российской дипломатией, состоит в принятии всех возможных усилий, направленных на то, чтобы сделать Китай своим союзником, а не новым противником.

Для укрепления и расширения российско-китайских отношений существует множество предпосылок. Определяющее значение в данном контексте имеет то, что в общем балансе взаимные интересы двух стран превалируют над конфликтными интересами. Прежде всего обе стороны заинтересованы в стабилизации обстановки в АТР и разрядке напряженности на Корейском полуострове. Споры об идеологическом приоритете той или иной стороны заменило прагматическое сотрудничество. Китайская и российская экономики во многих аспектах дополняют друг друга. Китай способен предоставить России потребительские товары и сельскохозяйственные продукты в обмен на промышленное оборудование и военную технику.

Географическая близость, протяженная общая граница и трудности, испытываемые российским Дальним Востоком в получении товаров с европейской России, также способствуют ускоренному расширению китайско-российской торговли. Показателем резкого улучшения отношений между двумя странами является, например, готовность России продать Китаю передовую военную технику, включая боевые самолеты СУ-27. Расширение и углубление российско-китайского сотрудничества может явиться определенным противовесом сверхдержавным претензиям США и возможным притязаниям Японии на статус политической и военной супердержавы.

Значимость России в качестве немаловажного регионального актора в Восточной Азии, по-видимому, в будущем не только не снизится, а наоборот, существенно возрастет при неизбежном усилении здесь экономического и военно-политического соперничества между Китаем и Японией. Россия нужна каждой из сторон в качестве противовеса. “Российская карта” как со стороны Китая в его отношениях с США, Японией, Европой, так и со стороны этих последних между собой и Китаем может стать со временем еще более актуальной и притягательной для каждого из названных акторов.

Возрождение ислама в новых государствах Центральной Азии – головная боль как для России, так и для Китая. Последний озабочен тем, какое именно влияние такое развитие событий способно оказать на его мусульманское население. Например, неблагоприятная ситуация в той или иной центральноазиатской стране при определенных условиях может стать дестабилизирующим фактором для Синцзян-Уйгурского автономного округа Китая, где проживают около 1 млн казахов, 375 тыс. киргизов и многие представители других центральноазиатских народов.

Россия в свою очередь озабочена тем, что растущие межэтнические конфликты отрицательно скажутся на миллионах русских, которые остались в этих странах, и создадут сложные проблемы на протяженной границе с мусульманским миром. Москва и Пекин не могут также равнодушно смотреть на проникновение в этот регион других мусульманских стран, особенно Турции, Ирана, Саудовской Аравии и др.

Вместе с тем необходимо отметить, что Китай отрицательно относится к идее создания системы коллективной безопасности в Азии. Эта идея была выдвинута советским руководством в период советско-китайского конфликта и преследовала антикитайские цели.

Особо заинтересована Россия в сохранении отношений с Индией – приоритетным геополитическим партнером, обеспечивающим определенный баланс сил в Азии. Во всяком случае Индия остается одним из основных покупателей российского вооружения. Ее, как и Россию, не устраивает такое развитие событий, при котором бывшие мусульманские республики СССР – Азербайджан, Киргизия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан и Казахстан – оказались бы интегрированными в исламский мир.

Сотрудничество со странами АТР становится одной из важнейших предпосылок решения стратегической задачи ускоренного экономического развития российского Дальнего Востока. Курс на дальнейшую нормализацию отношений с ведущими странами в этой части планеты будет способствовать ее реальному участию в процессе региональной экономической интеграции.

Свидетельством восприятия России как конструктивного партнера является то, что с июля 1996 г. она является членом в АСЕАН в том же качестве, что и США, Китай, Япония, Канада, Южная Корея, Индия, Австралия и Новая Зеландия. Объем двусторонней торговли России составляет сейчас: с Японией – 6 млрд долл., Китаем – 5,5 млрд, Южной Кореей – 3 млрд, Тайванем – более 2 млрд, Таиландом – 1,2 млрд долл. и т.д. Общий товарооборот России со странами АСЕАН достиг 4,5 млрд долл., что превышает оборот с таким традиционным торговым партнером нашей страны, как Индия. В случае успешного выполнения уже намеченных программ и заключенных договоров российское приморье может стать крупнейшим торгово-промышленным и транспортно-транзитным центром перевалки товаров из Восточной Азии в западное полушарие, Западную Европу и Центральную Азию. Такой курс представляется залогом сохранения территориальной целостности страны на Дальнем Востоке. Одна из основных задач в данной сфере состоит в формировании всеобъемлющей региональной системы коллективной безопасности с участием максимального числа государств, включая США, Японию, Китай, Россию, Республику Корея и КНДР. Важной предпосылкой реализации данной задачи является сохранение в регионе достаточного российского военного потенциала, в частности военно-морского.

add

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.