Инновационная Россия: открытость или автаркия?

Принимая инновационный выбор России за политическую и экономическую необходимость, мы встаем лицом к лицу с важной исторической развилкой, которая может быть обозначена как «растяжка» НИС—РИМ.

Эти альтернативные схемы исходят из различных предположений о тенденциях развития глобальной экономики, и, следовательно, о месте и роли России в мировых процессах обращения инноваций.

Обе они тем не менее обеспечивают возможность управления балансом между сырьевой, индустриальной и инновационной составляющими российской экономики.

Современный подход к мировым проблемам, основанный на дискурсе геоэкономической открытости, подразумевает свободное обращение товаров, информации, финансовых и человеческих потоков и рассматривает Россию через призму приоритетов глобальной мировой экономики. В рамках этого подхода российская Национальная инновационная система (НИС) должна с самого начала создаваться как модуль Всемирной инновационной системы.

Геоэкономический подход предусматривает открытость и даже прозрачность российской инноватики (и экономики в целом), подтвержденную законодательно. Основной функциональной задачей НИС является придание российским инновационным продуктам той формы, которая максимально облегчит их интеграцию в мировые экономические процессы. Для этого институты НИС должны проектироваться как структурные подразделения региональных, например европейских инновационных учреждений.

Конструируя российскую НИС как один из инновационных модулей глобальной экономики, необходимо иметь в виду, что при таком подходе инновации, произведенные в России, будут использоваться в основном за ее пределами — прежде всего в США и странах ЕС. Неизбежно появление инновационной составляющей антропотока: изобретения будут уходить за рубеж вместе с их авторами[330].

Участие в мировом инновационном процессе тем не менее будет выгодно для России, которая, став источником инноваций и инновационного антропотока, займет уникальное место в системе геоэкономического разделения труда и, следовательно, начнет получать свою долю мировой ренты. Кроме того, страны Запада будут оплачивать выполнение российской НИС необходимых сервисных функций (форматирование, лицензирование инноваций, подгонка их под определенный стандарт). Наконец, сам по себе инновационный антропоток улучшит материальное положение части россиян, что следует считать положительным фактором, тем более что экономические и культурные связи инновационной (пятой) волны эмиграции с метрополией будут, по-видимому, достаточно прочными.

К недостаткам геоэкономически открытой Национальной инновационной системы следует отнести консервацию современного статуса России как страны с переходной экономикой. В известной мере НИС — это получение Россией ренты развития ценой отказа от суверенности. Применительно к российским элитам это означает вхождение в состав мировой управляющей корпорации, но на четко очерченных Западом подчиненных условиях.

Следует иметь в виду, что глобальная инновационная система заинтересована в развитии в России лишь некоторых типов инноваций (предметного и технологического инновационного «сырья») и лишь в определенных географических областях. В результате с неизбежностью возникнут структурные напряжения между инновационными округами — Центральным, Северо-Западным и Поволжским — и остальной Россией.

Альтернативный подход ставит во главу угла Российский инновационный мегапроект (РИМ), созданный по образцу наиболее успешных глобальных советских проектов[331].

Концепция РИМ предусматривает инновационную автаркию РФ: инновации создаются и потребляются внутри страны, обеспечивая прежде всего перевооружение российской армии и затем рост конкурентоспособности российской экономики.

При реализации Инновационного мегапроекта Россия закрывает границы для «критических инноваций» и соответствующих «критических специалистов». Каким бы образом это ни было оформлено с юридической точки зрения (а современное международное право позволяет обосновать подобные действия суверенного государства), закрытие границ приведет в среднесрочной перспективе к экономической и политической изоляции России и отнесении ее к «государствам-изгоям, где нарушается неотъемлемое право человека на свободу передвижения и выбор страны обитания». Иными словами, концепция РИМ приводит РФ к статусу Советского Союза, причем складывающиеся различия в большинстве своем не в пользу современной России.

Итак, выбор концепции РИМ позволяет при определенных условиях укрепить безопасность и конкурентоспособность государства ценой его международной изоляции. В этом случае российские правящие элиты не допускаются в мировую управляющую корпорацию, но могут создать действенную альтернативу такой корпорации, что в значительной мере подорвет ее влияние.

Соотношения между Национальной инновационной системой и Российским мегапроектом могут быть представлены в виде следующей таблицы:

продолжение таблицы

Обе стратегии инновационного развития России ситуационно уязвимы: при определенных условиях каждая из них может привести к национальной катастрофе. Проблема усугубляется тем обстоятельством, что выбор между геоэкономически открытым и геополитически замкнутым миром (предопределяющий позиционирование России на шкале НИС — РИМ) будет сделан за пределами РФ и без консультаций с ней. Другими словами, та или иная инновационная модель может быть навязана России особенностями протекания глобальных мировых процессов.

test

Добавить комментарий