Федеральная инновационная система

Это обстоятельство побуждает к разработке принципиально новой концепции, рассматривающей Федеральную инновационную систему (ФИС) как институциональную конструкцию, разрешающую противоречие НИС — РИМ.

Формально ФИС представляет собой систему расширенного воспроизводства инноваций.

В политэкономической рамке ее можно рассматривать как механизм управления балансом[332] между национальной и транснациональной составляющими российской инноватики (позиционирование России в координатах НИС — РИМ).

С функциональной точки зрения ФИС — это социальная «машинка» для производства инновационных мегапроектов[333].

Идеология ФИС основана на предположении о сравнительно высоком инновационном сопротивлении развитых стран Запада. Баланс НИС — РИМ может быть выстроен в том и только том случае, если Россия будет производить в единицу времени больше востребованных инноваций, нежели мировая экономика способна переварить. В этом случае с неизбежностью возникает два круга инновационного обращения.

Во внешнем круге произведенные в России инновации утилизируются вне страны; этот круг, следовательно, функционирует как Национальная инновационная система, то есть является одним из модулей Всемирной инновационной системы.

Однако значительная часть произведенных инноваций не попадает во внешний круг из-за высокого инновационного сопротивления глобализированной экономики. Эти инновации обращаются во внутреннем круге, питая собственные российские инновационные проекты: внутренний круг тем самым образует РИМ.

Понятно, что ФИС будет нормально функционировать, только если инновационное сопротивление России окажется ниже инновационного сопротивления остального мира. Это должно быть обеспечено группой гуманитарных инноваций (образовательных, психотехнических, коммуникативных), массовая инсталляция которых является необходимым звеном создания ФИС.

Позиционирование РФ на шкале НИС-РИМ определяется величиной выходного инновационного потока: чем выше разница между давлением этого потока и инновационной проводимостью (величина, обратная инновационному сопротивлению) глобализованной мировой экономики, тем больше ресурсов остается для российского инновационного мегапроектирования.

При подобном подходе Россия удерживает за собой не те или иные критические инновации, но критический поток инноваций. Формально Федеральная инновационная система полностью открыта. В действительности она частично закрыта, поскольку производство инноваций поддерживается в ней на уровне, не допускающем его полную утилизацию внешним потребителем.

ФИС, разумеется, открыта по антропотоку и порождает «инновационную» волну эмиграции. Это обстоятельство приводит к необходимости связать работу ФИС с российскими миграционными и образовательными институтами.

Одним из процессов, сопровождающих работу ФИС, оказывается информационное обогащение антропотока:

Источником традиционного антропотока в течение ближайших десятилетий будут оставаться бывшие советские территории, сток придется на развитые страны Европы и США. Следовательно, рабочим пространством ФИС оказывается не только Российская Федерация, но и создаваемая ныне фрактальная геополитическая общность Русского Mipa: в известном смысле, позиционирование РФ на оси НИС — РИМ достигается через управление балансом между российской метрополией и русской диаспорой.

Итак, функционирование ФИС как механизма позиционирования РФ в координатах НИС — РИМ подразумевает:

• Высокий уровень производства инноваций в России.

• Низкое инновационное сопротивление российского общества в целом и российской экономики в частности.

• Работоспособность российских механизмов социокультурной переработки.

В структурной «рамке» ФИС представляет собой административную систему, прямо управляющую процессом обращения инноваций и опосредовано влияющую на балансы НИС — РИМ и «Сырьевая Россия — Инновационная Россия».

Воздействие ФИС на инновационный модуль носит внерыночный, прежде всего финансовый характер. Государство в лице ФИС осуществляет:

• Прямое финансирование инновационной деятельности через ЦБ РФ, зависимые от него структуры или иные банковские учреждения, связанные с государственной инновационной политикой.

• Финансирование инновационной деятельности через коммерческие банки под государственную гарантию.

• Финансирование через венчурные фонды с частично государственным капиталом.

• Давление на негосударственные венчурные фонды (инновационное страхование).

• Легитимизацию инноваций и форм инновационной деятельности через судебные инстанции.

• Управление патентами (скупка, укрупнение, конфискация) и иными формами юридических прав на продукты инновационной деятельности.

В наиболее простой форме структура инновационного процесса может быть представлена следующим образом:

На стадии производства смысла базовым процессом является креативная творческая деятельность, происходящая обычно в деятельностно-коммуникативном слое. Традиционно такой деятельностью занимаются НИИ, КБ, в том числе отраслевые университеты. Не следует игнорировать деятельность изобретателей и иных творцов, функционирующих в составе локальных общественных организаций или даже в качестве одиночек-любителей.

Форматирование является базовой стадией всего процесса обращения инноваций. Распакованный смысл превращается в инновацию, он принимает форму, допускающую и предполагающую трансляцию неопределенному кругу лиц (в том числе экспертным и научным сообществам, общественности), — первый шаг форматирования. Затем данный смысл проходит процедуру легитимизации, и инновация обретает правовой статус, допускающий обращение на рынке авторских и патентных прав. Это — второй и важнейший шаг форматирования: формат есть придание инновации определенного юридического содержания.

На третьем шаге могут создаваться инновационные пакеты (генерализованные смыслы). Этим или иным способом правовой статус капитализируется. Четвертым шагом должна стать практическая апробация инновации. Пятым — включение ее в международную или внутрироссийскую систему стандартов.

Стадия утилизации подразумевает существование как рыночного, так и нерыночного сектора потребления инноваций. Инновации рыночного типа могут быть реализованы на внутреннем или внешнем рынке (через корпоративные структуры). Все типы инноваций могут быть утилизированы и в некоторых случаях оплачены государством.

Для инновационной деятельности стадия утилизации инновации и стадия оплаты за нее не являются функционально связанными. Общество (как целое) всегда оплачивает все инновации. Но оплата может быть сдвинута по времени на столетие и больше, и, кроме того, она, как правило, поступает не тем людям или юридическим лицам, которые создавали и форматировали данную инновацию.

Утилизация инновации и оплата за нее разобщены: платят «не тогда» и «не тем».

Эта ситуация носит принципиальный характер и должна учитываться при создании Федеральной инновационной системы.

Инновация может быть оплачена в денежной форме (плательщик: бизнес, то есть внутренний и международный рынок, возможно, через частные банки и венчурные фонды; плательщик: государство, то есть бюджет и внебюджетные фонды; плательщик: общественные организации, то есть внегосударственные фонды; фундаментальных исследований, меценаты). Инновация может быть капитализирована, привести к увеличению «цены» ее создателя/держателя прав. Формой оплаты инноваций могут быть общественные связи, те или иные формы Public Relation. В некоторых случаях оплату инновации осуществляет исторический процесс[334].

Неотложные мероприятия в институциональной области.

Необходимость включения российских инновационных механизмов в общий контур развития диктует важнейшее институциональное решение — создание Стратегической администрации, центра перспективного планирования, обладающего реальной властью. Стратегическая администрация устанавливает, в частности, приоритеты государственной политики в области создания, форматирования, утилизации и оплаты инноваций, выступая в качестве Центра инновационной политики.

Проблема согласования процессов обращения инноваций порождает целую группу менее амбициозных инновационных институтов, а именно:

• Инновационный Банк.

• Патентный Банк.

• Бюро стандартизации.

• Федеральную инновационную корпорацию.

Кратко осветим задачи создающихся инновационных институтов.

Стратегическая администрация должна быть создана как независимая управленческая структура (ветвь власти) и ориентирована на информационную поддержку лиц, принимающих решения.

Содержанием деятельности этой административной структуры является стратегический менеджмент мирного времени, подразумевающий, в частности, управление глобальными инновационными проектами. Поскольку такие проекты представляют собой системные шаги развития государства, военное и политическое государственное планирование должно осуществляться в рамках, намеченных Стратегической администрацией.

Стратегическая администрация осуществляет связь Федеральной инновационной системы с законодательной, исполнительной, судебной, финансовой и индустриальной властями России. Инновационному департаменту Стратегической администрации (Центру инновационной политики) должны быть непосредственно подчинены финансовая, информационная и корпоративная организационно-деятельностные группы, в роли которых выступают федеральные институты инновационной экономики.

Неотложные мероприятия в законодательной области

В законодательной области Россия нуждается прежде всего в объединении патентного права с авторским правом в единое свободно конвертируемое инновационное право. Возникновение такого права с неизбежностью повлечет за собой создание соответствующей судебной инстанции (инновационного суда) в рамках общей системы гражданского судопроизводства.

Важным шагом на пути к практическому запуску Федеральной инновационной системы является инсталляция в России трех юридических норм.

Первая из них весьма очевидна и представляет собой «Закон о статусе инновации», прописывающий инновацию как юридическое понятие и задающий рамки для создания инновационного права и построения Федеральной инновационной системы.

Вторая может быть охарактеризована как создание в стране «инновационного оффшора»: Россия берет на себя обязательство беспошлинной юридической регистрации инноваций всех типов при условии первичной реализации их на российском рынке. Одновременно продукты творческой деятельности освобождаются от тех или иных (или даже всех) форм налогообложения[335].

Наконец, третьей обязательной юридической нормой должен стать «Закон об использовании инновации». Речь идет о согласовании патентного права с практикой авторского права. По российскому законодательству покупка авторских прав Издателем подразумевает их обязательное использование, то есть выпуск соответствующего продукта и продажа его на свободном рынке. Если Покупатель в течение оговоренного срока не использовал свое право, то все права возвращаются владельцу, компенсации Издателю не выплачиваются и претензии не принимаются. При этом авторские права продаются на срок не более трех лет.

Принятие аналогичного закона в отношении любых типов инноваций способствовало бы прекращению практики «скупки патентов» с целью блокирования возможного использования их конкурентами.

Весьма важным и ответственным является следующий шаг, предполагающий некоторое изменение механизмов работы Государственной Думы. Речь идет о переходе законодательной ветви власти на проектный уровень управления (при неукоснительном соблюдении текущей российской Конституции).

И Стратегическая администрация, и Федеральная инновационная система (в той мере, в которой она представляет собой скрытую форму РИМа) оперируют в своей деятельности системными средне— и долгосрочными проектами, характерные длительности которых превышают срок полномочий текущего созыва Думы.

Понятно, что такие проекты в обязательном порядке должны проходить через Думу и не могут осуществляться без ее одобрения. Понятно также, что они не могут выполняться наполовину, иными словами, их реализация не должна зависеть от исхода текущих выборов.

Противоречие может быть разрешено, если Дума своим голосованием придает проекту юридический статус, действительный в течение заявленного срока осуществления проекта.

Такая практика выглядит необычной, но она опирается на ряд исторических прецедентов. Именно так принимались кораблестроительные программы в императорской Японии, кайзеровской Германии, да и в дореволюционной России. Похожая организационная система существовала (и поныне существует) в Соединенных Штатах Америки.

Проблема «переформатирования Думы» облегчается наличием общероссийского тренда повышения рефлексивности управления. В условиях, когда исполнительная власть в лице Кабинета Министров или президентская власть в лице Аппарата Президента РФ и аппаратов Полпредов переходит на ситуационно-сценарный уровень управления, законодательной власти — для того чтобы сохранить свое влияние на событийные и финансовые потоки — необходимо овладеть проектным мышлением и проектным действием[336].

Конституционно изменение форматов работы Думы может быть оформлено в виде «Закона о Российской проектности».

add

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.