Предыстория геополитики

Геополитические представления в учениях Древнего Востока (Китай, Индия)

Первое протогосударственное образование на территории Китая, а именно в среднем течении Хуанхэ, возникло на рубеже III—II тыс. до н. э. Это был союз племен Ся. Через несколько веков, уже в начале II тыс., племя Инь добивается гегемонии. Иньская династия правила первым китайским государством до конца II тысячелетия, пока иньский ван (правитель) не был свергнут предводителем племени Чжоу У-ваном.

Чжоуский Китай пережил период централизации (до VIII в. до н. э.), когда местные правители (чжухоу) беспрекословно подчинялись правящей династии, и период децентрализации (VIII-VII вв. до н. э.), когда власть вана стала номинальной, а чжухоу постоянно вели междоусобные войны. Это время вошло в историю Китая как «Борьба царств» («Чжаньго»).

В VII в. до н. э. империя Чжоу испытывала сильное давление кочевых племен ди, имевших, по-видимому, скифское происхождение. Борьба с кочевниками способствовала не только самоидентификации этнической общности древних китайцев — хуася, но и упадку, а затем и падению империи Чжоу. В то же время именно тогда в науке и массовом сознании постепенно консолидирующегося древнекитайского общества оформляется «китаецентристская», точнее чжоуцентристская, геополитическая картина мира (тогда еще не было представления о Китае в его современных границах), в соответствии с которой в центре обитаемой Вселенной (Поднебесной, или, по-китайски, «Тянься») находится облагодетельствованная богом чжоуская Срединная империя. Отсюда, кстати, и происходит само название Китая — Чжунго (чжун — «середина», го — «государство»). Эта империя, используя свое выгодное географическое положение и по-

кровительство богов – чжоуский ван носил титул «Сын неба», — по развитию техники, культуры и военной мощи далеко обошла все страны Поднебесной — отсюда геополитические представления о богоизбранности китайских императоров, мессианской роли империи в обитаемом мире, ее самодостаточности и оправдание автаркии.

Царство Чжоу занимало лишь среднее течение Хуанхэ, но постепенно, по мере расширения пределов Срединного царства, представление о Поднебесной как обо всем обитаемом мире перенеслись на него. Таким образом, понятия «Срединная империя» и «Поднебесная» стали синонимами. Тогда же, в середине I тыс. до н. э., возникают первые представления о военной мощи государства. Так как основу боевого порядка составляли колесницы, то и военная мощь государства измерялась их количеством. Идеальным, непревзойденным государством в Поднебесной признавалась держава, имеющая 10 000 боевых колесниц («ван чэн го»).

Эпоха Борьбы царств, начавшаяся в V в. до н. э., завершилась в III в. до н. э., когда к власти пришла династия Цинь (221 г. до н. э.), а затем — Хань (206 г. до н. э.). Она тоже пережила период централизации царств и консолидации общества (III в. до н. э. — III в. н. э.) и период децентрализации (III—VII вв.). Ханьская империя расширила свои владения далеко за пределы чжоуского мира, при этом свою экспансию она также вела с позиции ханьского этноцентризма и «срединности» Поднебесной империи. Именно циньцами, или ханьцами, по названию самой мощной империи в истории Древнего Китая называют себя современные китайцы.

В эпоху Великих географических открытий у европейцев в отношении китайцев закрепился этноним «цинь». Отсюда итальянское название Китая Cina и английское China. Русское название берет свое начало с XI в., со времени правления династии Сун, ведшей непрерывные войны с монголоязычными киданями, захватившими север Срединной империи. Этноним «кидань», в тюркоязычной передаче «китай», лег в его основу.

Борьба с кочевниками занимает важную часть истории Китая, являясь неотъемлемой частью геополитики китайских императоров. После отражения киданей наступает длившийся весь XII в. период войн с чжурдженями, предками маньчжуров; XIII-XIV в. были временем монгольских завоеваний, когда китайская территория вплоть до Хуанхэ входила в состав монгольской державы. Постоянная борьба с кочевниками ставила перед китайским обществом те же геополитические задачи, которые решали в своем противостоянии с вар-

Геополитические представления в учениях Древнего Востока

дарства) — единый организм (эту идею в свое время будут обосновывать К. Риттер и Ф. Ратцель). В центре мироздания помещаются собственные народ (этноцентризм) и государство, общество и культура (индоцентризм), это характерно практически для всех школ классической геополитики.

На индийском субконтиненте, так же как и в Китае, на протяжении всей истории возникали и распадались царства и великие империи. Каждый период распада империй характеризовался яростной борьбой за гегемонию среди отдельных царств, составлявших когда-то имперское объединение. Например, в VI-IV вв. до н. э. среди государств долины Ганга доминировало царство Магадха, в IV—II вв. до н. э. большую часть Индостана объединила под своей властью империя Маурья, в I—III вв. н. э. северо-запад Индии находился под властью Кушанской империи, образованной пришлыми сакскими кочевниками, на IV-V вв. приходится расцвет империи Гуптов. Геополитические проблемы аналогичны тем, что имелись в Древнем Китае: противостояние кочевникам, борьба разных цивилизаций, внутренняя борьба царств за гегемонию, становление, расцвет, закат и падение империй.

Лао-изы (579-499 до н. э.)

Китайский философ Ли Эр, получивший прозвище Лао — «старец» («цзы» означает «учитель», так было принято называть философа, создавшего свою школу), жил в VI-V вв. до н. э. в царстве Чу.

Лао-цзы служил архивариусом царского двора царства Чжоу и, видя кругом полный упадок, решил покинуть цивилизованное общество. Начальник заставы на западной границе царства попросил его оплатить таможенный сбор. Мудрец в качестве платы оставил свою рукопись «Даодэцзин», название которой можно перевести как «Путь добродетели» или «Книга о силе и действии». С тех пор никто ничего не слышал о Лао-цзы…

В «Даодэцзине» около 5000 иероглифов, но только немногие из них имеют какой-либо геополитический смысл. Например, в § 61, где речь идет о великом и малом царствах, можно обнаружить начатки гидравлической теории (влияние великих рек на развитие человеческого общества и становление Срединной империи), геополитических концепций «притяжения» большим государством малых; «освоения» геополитического пространства с помощью соглашений, союзов, коалиций входящих в него государств.

Геополитические представления в учениях Древнего Востока

Конфуций (551-479 до н. э.)

По преданию Лао-цзы встречался с Конфуцием — он отнесся к нему с уважением и дал несколько советов. Конфуций знаниями и известностью превзошел Лао-цзы, его изречения, собранные учениками в книге «Лунь-юй» («Беседы и высказывания»), устанавливали определенный социальный порядок в китайском обществе. Конфуций почти не оставил изречений по геополитике, к таковым можно отнести изречение № 23 главы шестой (Юн Е), в котором Конфуций утверждает, что «если в Ци (это было сильное, но деспотичное царство) произойдут перемены, то Ци может сравняться с Лу (слабое моральное царство. — Б. И.). Если в Лу произойдут перемены, то Лу достигнет вершин морального правления»1.

Мэн-цзы (ок. 372-289 до н. э.)

Китайский философ Мэн Кэ родился в царстве Лу (Юго-Восточный Китай, современная провинция Шандун), учился у Цзы Сы, внука Конфуция. После окончания учебы путешествовал, посетив многие царства Китая, где пытался заинтересовать правителей своими идеями государственного управления с целью осуществить их на практике. Однако ему удалось лишь небольшое время побыть советником в царстве Ци. Вернувшись на родину, Мэн-цзы основал школу и распространял свои идеи через учеников, он также написал книгу «Мэн-цзы». Л. Фейербах назвал его величайшим философом Китая после

Конфуция.

Учение Мэн-цзы содержит геополитический аспект. В частности, власть «в пределах четырех морей», т. е. на все четыре стороны света, или по любому из четырех геостратегических направлений, можно распространять, руководствуясь идеями Конфуция о почитании старших, заботе о народе, о милосердии. При осуществлении определенной геополитики («когда ван поднимает войска») следует сначала подумать о ее последствиях («взвешивают и тогда узнают вес») и об опасностях для людей и государства.

«Великое желание Сюань-вана» (под которым можно понимать правителя вообще) Мэн-цзы отгадывает без труда: «Желаете расширить свою территорию, принудить царства Чу и Цинь покориться, управлять всей Срединной империей и умиротворить варваров». Это желание, очевидно, потому и считается великим, что решает основные геополитические проблемы правителя любого царства Древнего Китая.

Но осуществимо ли оно для правителя Ци — одного из девяти царств Китая, если ему противостоят восемь других царств? Мэн-цзы в своем высказывании делает геополитическое обобщение: «Малое, безусловно, не в состоянии противостоять большому, одинокое, конечно, не в состоянии противостоять многим, слабый не в состоянии противостоять сильному»1.

Но осуществить «великое желание» можно, если исполнять принципы «правильного (справедливого, человеколюбивого. — Б. И.) правления», сформулированные Мэн-цзы. Тогда чиновники, купцы, землепашцы, путешественники, а также все обиженные обратят взоры к справедливому правителю, и он может стать вершителем судеб всей Поднебесной, если будет побуждать людей к добру, сумеет предоставить возможность каждому быть сытым, содержать семью, кормить своих родителей.

Артхашастра (II-III вв. н. э.)

Артхашастра («Наука государственного управления», «Наука политики») — ценнейший исторический, политический, правовой и литературный памятник древнеиндийской культуры, содержащий важные сведения о различных аспектах жизни древнеиндийского общества. Согласно индийской традиции, Артхашастра написана брахманом Каутильей, занимавшимся делами государственного управления при основателе династии Маурья Чандрагупте I (IV—III вв. до н. э.). По данным европейских ученых, Артхашастра создавалась на протяжении многих лет несколькими авторами примерно во II-III вв. до н. э. С геополитической точки зрения вызывает интерес раздел 19 второго отдела книги, в котором речь идет о правилах заселения пустующих или завоеванных областей. Артхашастра содержит тщательно продуманные и, наверное, апробированные нормы устройства селений, районирования, строительства волостных, районных и окружных центров власти, наделения землей представителей различных социальных групп, предоставления льгот и освобождения от налогов поселенцев, организации экономической жизни, политической власти и суда. Не остался в стороне такой важный геополитический вопрос, как устройство пограничных рубежей завоеванной или вновь

1 Мудрецы поднебесной. С. 90.

Геополитические идеи античности (Древние Греция и Рим)

заселяемой местности. «Границы селений, — отмечено в Артхашастре, — он (правитель. — Б. И.) должен установить по рекам или горам, лесам, колючим кустарникам, оврагам, валам (или насаждениям деревьев)…»1, т. е. либо по естественным, либо по искусственным рубежам. Отдельно даны правила выбора места и постройки крепостей во вновь заселяемой области. Именно посередине последней следует устроить укрепленную сокровищницу, центр власти новой провинции, которую лучше расположить на местности у слияния рек или на берегу не пересыхающего водоема.

Такая строгая и точная привязка любых действий в области военной (завоевательной), экономической, социальной политики к ландшафту вообще и конкретной местности в частности не может не навести на мысль о довольно жесткой детерминации любой политики в Древней Индии (и не только в ней) природными условиями, т. е.

о связи политики и географии.

Геополитические идеи античности (Древние Греция и Рим)

Уже Страбон, живший в I в. до н. э., отметил, что география, как и политика, служит нуждам государства и государственного управления. Посредником между политикой и географией выступает особый класс людей — правители. Он же в своей «Географии», выражая точки зрения наиболее авторитетных географов (геополитиков?) античности, рисует весьма правдоподобную даже по современным представлениям картину земной поверхности. Согласно Страбону, Земля — это шар, на котором расположена суша, окруженная морем (океаном). Сушу он условно подразделил (линией экватора) на Северное и Южное полушария, а также на пять климатических поясов, из которых три (два полярных и экваториальный) необитаемы ввиду либо очень холодного, либо очень жаркого климата. Умеренные пояса по обе стороны экватора и составляют обитаемую сушу, т. е. ойкумену.

Связь географии и политики признавали и древнеримские ученые. Так, Марк Туллий Цицерон, известный римский правовед и оратор, утверждал, что еще Ромул при основании Рима обратил самое пристальное внимание на место, где закладывалась будущая «столица мира». Особое внимание, по мнению Цицерона, следует обращать

1 Артхашастра, или Наука политики. М., 1993. С. 52.

Геополитические идеи античности (Древние Греция и Рим)

дарство должно не только процветать, но и быть готово к самозащите и оказанию помощи дружественным государствам на суше и на море. Примером такого процветающего, торгового и мощного в военном отношении государства Аристотель считал Критскую державу микенской эпохи, а главной причиной этого — выгодное географическое положение.

Греческий историк и стратег Полибий, живший в эпоху заката и распада державы Александра Македонского и завоевания Эллады Римской державой, пытался найти причину расцвета Рима и постоянного роста его военной мощи. Описание Римской державы он как геополитически мыслящий ученый начинает с географического положения Рима и Италии, ее населения, климата, почв, рек, производимых в этих условиях продуктов. Важное внимание он уделяет политической системе Древнего Рима. Смешанное политическое устройство Рима, когда монархическую власть представляют собой консулы, аристократическую — Сенат, а демократическую — народное собрание и, таким образом, все римские граждане имеют возможность активно участвовать в политической жизни, Полибий не только считает наилучшим, но и способствующим процветанию и укреплению Рима1. Подробнее о государственном устройстве Древнего Рима, и особенно о периоде трансформации его политической системы из республиканской в императорскую, писал уже в XIX в. тоже один из предтеч геополитики немецкий историк Т. Моммзен. Он сделал вывод о том, что политическое устройство Римской державы в процессе перехода от республики к империи прошло достаточно длительный переходный период, когда форма правления была уже не республиканской, но еще не императорской. Такое государственное устройство, созданное Октавианом Августом и просуществовавшее почти двести лет (начало I — начало III в. н. э.), Момзен назвал принципатом. При принципате сохраняются все выборные республиканские институты, но власть фактически находится в руках первого сенатора (принцепса).

Геродот (ок. 484 — между 431-425 до н. э.)

Сведений о жизни и научной деятельности одного из самых известных древнегреческих историков Геродота сохранилось немного. Даже даты рождения и смерти установлены приблизительно, известно только, что родился он в Галикарнасе (область Кария на юго-западе

1 Полибий. Всеобщая история. СПб., 1994. Т. II. С. 8.

Ниже представлена карта (рис. 2.1), исполненная современным картографом на основании представлений Геродота об ойкумене V в. до н. э.

Рис. 2.1. Представления о Земле Геродота (V в. до н. э.).

Источник: Словарь античности / Сост. Й. Ирмшер,

Р. Йоне. Пер. с нем. М., 1989. С. 251

Фукидид (460-396 до н. э.)

Фукидид родился в Афинах в богатой аристократической семье. Его отец Олор был прямым потомком фракийского царя Олора, мать также принадлежала к знатному фракийскому роду. Очевидно, Фукидид учился у лучших педагогов своего времени: философа Анаксагора, софистов Протагора и Горгия, слушал речи оратора Антифонта. Но самое большое впечатление на молодого Фукидида произвел Перикл. Именно поэтому, вопреки традициям семьи и родственным связям с аристократическими олигархическими группировками, он был сторонником демократической партии.

Во время Пелопонесской войны (431-404 до н. э.) между Афинским морским союзом и Пелопонесским союзом во главе со Спартой тридцатишестилетний Фукидид был избран (424 до н. э.) членом коллегии десяти стратегов (фактически — правительство Афин), а затем как стратег получил командование над всеми войсками, дислоцированными во Фракии. Во время похода спартанской армии Брасида во Фракию Фукидид оказался в главе эскадры кораблей и не смог вовремя оказать помощь фракийскому полису Амфиполю, который был взят Брасидом. За это Фукидид был приговорен к пожизненному изгнанию из Афин (423 до н. э.). Лишь после двадцатилетнего отсутствия он смог вернуться на родину (404 до н. э.).

Геополитические идеи античности (Древние Греция и Рим)

Точных сведений о том, где и чем занимался Фукидид в изгнании, нет. Скорее всего он жил на родине предков во Фракии и посвятил свой досуг написанию знаменитой «Истории». Возможно, в это время он совершил путешествие по Средиземному морю (Македония, Сицилия, Италия, Спарта). Обстоятельства и место смерти его неизвестны известно лишь, что останки Фукидида были перевезены и захоронены в Афинах.

В своей «Истории» Фукидид поставил задачу описать «войну пелопонесцев с афинянами, как они воевали между собой». Таким образом, он решал не глобальную, а региональную проблему, но проблема эта была геополитической, поскольку война между Афинами и Спартой носила характер соперничества за гегемонию в Элладе. Кроме того, учитывая противоположности общественных укладов и форм правления, эта война решала вопрос о направлении дальнейшего развития всех греческих полисов. Речь идет об альтернативе между демократией и олигархией, торгово-промышленными и традиционно-сельскохозяйственными путями развития, широком космополитическом или спартанско-патриотическом этосе (образе мышления).

Фукидид первым из древнегреческих историков рассматривал исторический процесс прагматически (а не эпически, как Геродот), как цепь политических, военно-политических событий и военных столкновений. Для него история — прежде всего внешняя политика, в том числе и военная. Именно в этом проявился его геополитический подход.

Война показала возросшую роль армии — несмотря на неоспоримое преимущество афинян в культуре, искусстве, торговле и промышленности, победа оказалась на стороне Спарты. Фукидид подчеркнул и роль флота, особенно для укрепления мощи прибрежных и островных государств, таких как полис Коринф, остров Крит. Коринф, например, благодаря развитию флота и торговли стал одним из самых мощных в военном отношении и богатых государств Эллады. Критское островное государство, используя свое исключительно выгодное географическое положение (защищенность от врагов, удобное побережье для развития судоходства и контроля за другими государствами), сумело добиться в конце II тыс. до н. э. гегемонии в Средиземноморье.

Фукидид отметил возросшее значение военно-морского флота в войне с преимущественно сухопутными державами. Именно благодаря мощному флоту и господству на море получили преимущество ионяне в их войне с персами.

Ксенофонт (ок. 430-370 до н. э.)

Ксенофонт родился в Афинах в богатой аристократической семье и получил прекрасное воспитание и образование, которое совершенствовал в общении с Сократом. К этому времени уже миновал золотой век расцвета Афин, век Перикла и афинской гегемонии в Элладе (450-430 до н. э.) и началась Пелопонесская война (431-404 до н. э.) между промышленными и торговыми культурно развитыми, демократическими Афинами и консервативно-традиционной, но мощной военной, олигархической Спартой. Хотя причины войны были значительно глубже, чем только противостояние Афин и Спарты (торговая конкуренция Афин и Коринфа, союзника Спарты, в первую очередь в западной части Средиземного моря, торговой «вотчине» Коринфа; вмешательство Афин в ссору между Коринфом и Керкирой; противоречия между демократической и олигархической партиями, которые существовали во всех полисах Эллады; борьба за территориальные, людские, природные ресурсы).

Несмотря на то что Ксенофонт был уроженцем Афин, он принадлежал к олигархической партии и считал Спарту не только образцом государственного устройства, но и центром, вокруг которого должна объединиться вся Эллада. Ксенофонт вырос в военной среде и военной обстановке, фактически в условиях гражданской войны. Следует отметить, что в Пелопонесскую войну резко изменился социальный состав греческих армий. Если раньше основу греческой фаланги составляли гоплиты — ополченцы, жители полисов, то теперь ведущая роль перешла к наемникам — профессиональным воинам, для которых победа не вела к миру, а была лишь возможностью заработать.

Неизвестна роль Ксенофонта в политическом процессе в Афинах при правлении 30 тиранов, поставленных Спартой, но после поражения Пелопонесского союза (404 до н. э.) он вместе с наемниками-спартанцами отправляется в качестве командира одного из подразделений в Малую Азию на службу к Киру Младшему (401 до н. э.). Познакомившись с Киром, Ксенофонт принял его предложение стать его советником. В этом качестве он и следовал за Киром последующие десять лет. Кир ставил себе задачей сокрушить своего соперника в борьбе за трон — Артаксеркса, но это ему не удалось.

В 394 г. до н. э. вместе с армией спартанцев под командованием Агесилая Ксенофонт возвращается в Элладу, но не в Афины, а в Спарту, и принимает участие в битве при Коронее, в которой Спарта разгромила войска антиспартанской коалиции, состоящие в основном

Геополитические идеи античности (Древние Греция и Рим) 41

из фиванцев и афинян. За участие в сражении против родного полиса Ксенофонт был приговорен к изгнанию из Афин. Оставив военную службу, он поселился в поместье близ Олимпии.

В 370 г. до н. э. Олимпия и ее окрестности были заняты противниками спартанцев элейцами, Ксенофонт бежал в Коринф, где вскоре умер.

В своих главных трудах: «Анабасис» (переводится как «Восхождение» — о походе Кира Младшего в глубь Азии) и «Греческая история» Ксенофонт кроме описания сражений и деяний правителей дает интересные этнографические сведения, старается связывать военно-политические события с географией. Богатый жизненный опыт, знания и навыки, приобретенные им в географии и военной стратегии, общая широта кругозора позволяют оценить его работы (особенно «Греческую историю») как представляющие несомненный интерес с точки зрения геополитики в плане геополитических идей о противостоянии Суши и Моря, о значении армии и флота для мощи государства, о гегемонии на море и ее предопределении природой.

Аристотель (384-322 до н. э.)

Аристотель родился в г. Стагире (Стагира, Стагиры), основанном как колония греческого острова Андрос на юге Македонии, которая в IV в. до н. э. рассматривалась как часть Эллады. Его отец Никомах был известным потомственным врачом и служил у македонского царя Аминты III, поэтому детство Аристотеля прошло в столице Македонии — Пелле — при дворе, а в числе его товарищей был сын царя, будущий царь Филипп II. Аристотель получил отличное по тем временам образование, а помогая отцу в его медицинской практике, овладел профессией врача. В пятнадцать лет он лишился родителей и вместе со своими братом и сестрой вернулся в Стагир, где их воспитанием занялся опекун Проксен. Через два года Проксен разрешил Аристотелю для совершенствования образования отправиться в Афины (367 до н. э.), где он поступил в Академию Платона. По окончании Академии он остался там преподавать, проведя таким образом в ее стенах двадцать лет. После кончины Платона Аристотель покинул академию и, проскитавшись пять лет, принял приглашение Филиппа II воспитывать его сына, которому тогда (343 до н. э.) было уже тринадцать лет. Так, Александр под руководством Аристотеля изучил «Илиаду» Гомера, найдя свой идеал в Ахилле, самом могучем, успешном и непобедимом воине Эллады.

339-336 гг. Аристотель провел в Стагире. В это время (338 г. до н. э.) Филипп II наносит решающее поражение грекам и становится властелином всей Эллады, следующим шагом предполагая поход в Малую Азию. Так что обстановка, в которой воспитывался Александр, способствовала формированию у него геополитического мышления. В дальнейшем, несмотря на предложение Аристотеля о колонизации завоеванных территорий, Александр принял иное решение: строить новое государство, смешав пришлое греческое и местное население и перенеся столицу в Вавилон.

В 335 г. до н. э. Аристотель перебрался в Афины, где создал свою академию — Ликей. Смерть Александра Македонского (323 до н. э.) вызвала восстание в Афинах, после победы которого представители промакедонской партии были подвергнуты гонениям, в том числе и Аристотель. Ему пришлось бежать из Афин; в пути он умер от мучавшей его всю жизнь болезни желудка.

С точки зрения геополитики в сочинениях Аристотеля вызывает интерес обнаруженная им связь между природной средой и государственным устройством, между количеством населения и его качествами, площадью территории и силой государства. По Аристотелю «наилучший государственный строй не может возникнуть без соответствующих внешних условий»1. При этом под внешними условиями греческий философ понимал как природные, так и социальные характеристики. Важнейшими социальными условиями безопасного существования (мощи государства. — Б. И.) является количество населения и его качественные характеристики, в первую очередь соотношение свободных людей, которые в случае необходимости могут стать гоплитами (тяжеловооруженными воинами), метеков и рабов. Среди свободного населения полиса также следует выдерживать пропорцию между количеством земледельцев, ремесленников, торговцев и т. д., ибо «то государство, в котором много ремесленников, но мало тяжеловооруженных (воинов. — Б. И.), нельзя считать государством большим (т. е. могучим. —’Б. И.)»2. Важнейшими природными условиями являются характеристики территории полиса. «Она (территория. — Б. И.) должна быть труднодоступна для вторжения, но иметь удобные выходы». «Город (полис. — Б. И.)… надлежит устроить так, чтобы он был расположен одинаково хорошо и по отношению к морю, и по отношению к остальной части государ-

1 Аристотель. Соч.: В 4 т. Т. 4. С. 596.

2 Там же. С. 597.

Геополитические идеи античности (Древние Греция и Рим)

ства»1. У Аристотеля также встречается обоснование роли морской силы для усиления мощи государства. «Ведь гораздо легче… выдержать неприятельское нападение, когда можно получить помощь с обеих сторон одновременно — и с суши, и с моря; равным образом нанести удар… когда для государства открыты оба пути»2.

Исключительно «геополитическим» выглядит его подход к обоснованию гегемонии островного критского государства в Греции в конце I тыс. до н. э. «Остров Крит как бы предназначен природой к господству над Грецией, и географическое положение его прекрасно: он соприкасается с морем, вокруг которого почти все греки имеют свои места поселения; с одной стороны он находится на небольшом расстоянии от Пелопоннеса, с другой — от Азии, именно от Триопийской местности и Родоса. Вот почему Минос и утвердил свою власть над морем, а из островов одни подчинил своей власти, другие населил…»3

Полибий (210-128 до н. э.)

Полибий, известный древнегреческий историк и политический деятель, родился в полисе Мегаполь (Южная Аркадая) в семье известного политика и военачальника. Его отец Ликорт четырежды избирался на должность стратега Ахейского союза — федерации пелопонесских полисов, которая вместе с Этолийским союзом противостояла македонскому доминированию в Греции.

В юношеский период Полибий, как и все дети, появлявшиеся на свет в знатных и богатых греческих родах, получил прекрасное образование и, как и его отец, рано занялся политическими и военными делами.

Политическая деятельность Полибия проходила в условиях, когда гегемония Македонии в Греции сменялась господством Рима. Поворотным пунктом этого процесса стал 198 г. до н. э., когда ахейцы приняли предложение Рима о совместной борьбе против Македонии. Но как между греческими полисами, так и внутри них не было единства мнений по этой проблеме.

Ликорт и Полибий принадлежали к партии независимости (от Рима). В источниках отсутствуют все даты военно-политической карьеры Полибия. Известно только, что в 170 г. до н. э. Полибий был из-

1 Там же. С. 599.

2 Там же. С. 600.

3 Там же. С. 434-435.

бран гиппархом (начальником конницы), а стратегом — Архонт, тоже сторонник партии независимости.

В 169 г. Полибий исполнял миссию посла к римскому консулу Квинту Марцию, который воевал на севере Греции с македонянами и требовал поддержки от Ахейского союза.

В 168 г. до н. э., одержав победу над македонским войском под Пидной, римляне лишили независимости всю Грецию. Полибий в числе тысячи наиболее известных греческих политических деятелей был перемещен в Италию. Но ему повезло: благодаря заступничеству Сципиона Эмилиана, будущего победителя Карфагена, Полибий был оставлен в Риме и стал его другом и советчиком.

Полибий получил возможность изучать историю и политические институты Рима, знакомиться и общаться с самыми известными римскими деятелями, приезжими послами, политиками и царями, улаживающими дела своих полисов и царств в римском сенате. На глазах Полибия Рим превратился в мировую геополитическую державу. В римский период своей жизни (167-150 до н. э.) он много путешествовал, изъездил Италию, Малую Азию, Северную Африку, переходил Альпы.

Лишь в 150 г. до н. э. Полибию в числе трехсот оставшихся в живых из тысячи интернированных греков было разрешено выехать на родину. Но уже в следующем году римляне приглашают его в качестве военного эксперта (шел заключительный этап войны с Карфагеном). В 146 г. он присутствовал при штурме города и пленении знаменитого полководца Гасдрубала. В это время в Ахейском союзе пришла к власти радикальная антиримская партия во главе с Диэем и Критолаем. Войска союза были разбиты римлянами. Полибий, вернувшись в Грецию из Северной Африки, застал лишь последний акт этой драмы — разрушение крупнейшего города Ахейского союза — Коринфа. Полибий остался на некоторое время в Греции, выполняя поручения римского сената по составлению законов, урегулированию споров в городах бывшего Ахейского союза.

Как ученый, Полибий прославился своей Всеобщей историей в 40 книгах, где описал события, свидетелем и непосредственным участником которых он был. Он также поставил и разрешил важную политическую проблему: «Как Рим в короткое время стал самым могучим государством ойкумены — известного тогда обитаемого мира?»; нашел закономерности, которые много позже назовут геополитическими, например: «В чем причины могущества государства и Римской республики в частности?.. Прежде всего следует говорить о земле,

Геополитические идеи античности (Древние Греция и Рим)

каковы ее свойства и каково положение ее… Мы лучше поймем отдельные события, если заранее описаны будут страны и самые места событий»1.

Только геополитически мыслящий человек может утверждать, что все сведения о земле и географическом положении описываемых мест даются «с той целью, дабы сделать рассказ… понятным для людей, незнакомых с этими странами»2. Описывая, например, поход Ганнибала, Полибий находит необходимым географически детерминировать исторический процесс. Он утверждает: «Дабы изложение наше не осталось совершенно непонятным для читателей, не сведущих в этих странах, нам необходимо рассказать, откуда вышел Ганнибал, сколько и какие страны были пройдены им и в какие местности Италии он прибыл»3.

Цицерон (106-43 до н. э.)

Марк Туллий Цицерон — известный древнеримский политик, юрист, оратор, родился в г. Арпиниум в состоятельной, но не очень знатной семье, принадлежавшей к сословию всадников. В молодые годы, получив обычное для своего круга образование, он приехал в Рим, где совершенствовал свои знания у известных философов: эпикурейца Федра, платоника Филона и стоика Диодота. После этого, по традиции своего времени, совершил образовательную поездку в Грецию (79 до н. э.), во время которой на острове Родос завязал дружеские связи с философом и географом Посидонием.

В политическую жизнь Рима Цицерон вошел без чьей-либо поддержки благодаря своему ораторскому дару. Политическую деятельность он начал с участия в оппозиции диктатуре Суллы (81 до н. э.). Известность к нему пришла в тридцатишестилетнем возрасте после выступления на судебном процессе против представителя сулланской партии Варреса (70 до н. э.). Первую политическую речь в Сенате он произнес в поддержку Помпея в 66 г. до н. э. Вершиной его известности как политика (и оратора) стала серия сенатских выступлений против заговора Каталины (63 до н. э.). В дальнейшем его роль в Сенате начинает снижаться, а с образованием первого триумвирата (Помпей, Красс, Цезарь; 60 г. до н. э.) ему даже пришлось почти на два года удалиться в изгнание (57-58 до н. э.). В августе 57 г. до н. э. Помпей,

1 Полибий. Всеобщая история. С. 219.

2 Там же. С. 221.

3 Там же. С. 221.

сблизившийся с Крассом для противостояния Цезарю, возвратил Цицерона из изгнания, и тому ничего не оставалось, как следовать политической линии Помпея. Гибель Красса в войне с Парфией (53 до н. э.) еще более обострила противостояние помпеянской и цезарианской партий. Цицерон принимает назначение проконсулом в Киликию, подальше от опасностей острого политического противостояния (51-50 до н. э.). Вернувшись в Рим, он попадает в еще худшее противостояние помпеянцев и цезарианцев, вылившееся в гражданскую войну (49-47 до н. э.). Цицерон пытался выступать примирителем Помпея и Цезаря, но с победой последнего отошел от политики. Лишь после убийства Цезаря (44 до н. э.) Цицерон становится вождем республиканской партии в Сенате. В 43 г. до н. э., после поражения Сената в борьбе со вторым триумвиратом (Марк Антоний, Октавиан Август, Лепид), Цицерон был убит во время репрессий.

Основными политологическими сочинениями Цицерона кроме речей и писем считаются его диалоги «О государстве» и «О законах». Политика, по его мнению, тесно связана с географией, чему есть немало примеров. Так, при основании Рима Ромул чрезвычайно удачно выбрал место будущей столицы. Цицерон в связи с этим отмечает, что «каждый, пытающийся создать долговечное государство, должен намечать (место. — Б. И.) весьма осмотрительно»1. Особенно следует обратить внимание на положение города относительно моря, желательно наличие реки, родников с пресной водой, холмов и здорового климата. Для безопасности государства следует принять хорошие законы и править твердо, но справедливо.

Страбон (64/63 — 23/24 до н. э.)

Выдающийся древнегреческий географ и историк Страбон родился в г. Амасии (Понтийское царство) в знатной и богатой греческой семье, многие поколения которой служили понтийским царям. Правда, сами понтийские цари служили уже Римской империи…

Семья Страбона, как и многие знатные греческие семьи того времени, придерживалась проримской ориентации, тем более, что римское господство обеспечивало социальную и политическую стабильность.

Как и все молодые люди его круга, Страбон получил хорошее образование, которое завершил, перебравшись в г. Нису к знаменитому грамматику и ритору Аристодему. Затем он побывал в Александрии

1 Цицерон. Диалоги. С. 36.

Геополитические идеи античности (Древние Греция и Рим)

и Риме, где слушал философа Ксенарха и занимался у грамматика Тиранниона.

За свою жизнь Страбон немало попутешествовал, проехав от Армении до Сардинии и от Черного моря до Эфиопских гор (Верхний Нил). Несколько раз и подолгу жил в Риме, где вращался в среде известных политических деятелей и ученых.

Первое его сочинение — «Исторические записки» — было задумано как продолжение «Всеобщей истории» Полибия и охватывало широкий круг событий от разрушения Коринфа и Карфагена до морского сражения при Акциуме (31 до н. э.), в котором Октавиан Август, разгромив Антония, стал единоличным принцепсом (правителем) Рима и восстановил гражданский мир в державе. К сожалению, «Исторические записки» Страбона утеряны.

Другое сочинение Страбона — «География», состоящее из 27 книг, носит явный геополитический оттенок, заключающийся в связи географического и политического положения. Так, в книге 1 он отмечает, что «большая часть географии служит нуждам государства, ибо арена деятельности государства — земля и море — место обитания человека»1. Правда, человек.— посредник между географией и политикой у Страбона — это не труженик — деятель, не народ, населяющий описанные им страны, а правитель, решающий судьбы этого народа. Именно он, политик-правитель, и испытывает острую нужду в географии, которая «как целое имеет прямое отношение к деятельности властителя: ведь она размещает на карте материки и моря…».

Очень интересна дискуссия о границах ойкумены (обитаемого мира) и ее делении на определенные части. Страбон приводит точки зрения Эратосфена, Гиппарха, Посидония, Полибия. По мнению Страбона, Земля вместе с морем шарообразна. Ее условно можно поделить на Северное и Южное полушария, а также на пять климатических поясов, ограниченных северным и южным полярным кругом, северным и южным тропиками; все они (круги и тропики) проложены параллельно экватору. (Первым подобное деление предложил Посидоний — известный представитель Средней Стои, глава научной школы о. Родос, а также учитель Цицерона.) Как считал Страбон, из пяти климатических поясов два (полярных) являются холодными и необитаемыми, два умеренных пояса «могут быть обитаемы», и жаркий пояс между северным и южным тропиком (т. е. экваториальный пояс) необитаем из-за излишней жары. Учитывая, что второй умеренный

1 Страбон. География. М., 1994. С. 7.

пояс практически не исследован географами, ойкумена, по Страбону, простирается от Иберии (нынешняя Испания) до Индии, располагаясь в умеренном и частично в жарком климатических поясах. По форме ойкумена напоминает хламиду (древнегреческий плащ), вписанную в параллелограмм. Ойкумена сужается к западу и востоку и расширяется на север и на юг по линии, проходящей через Нил1.

Эратосфен (III в. до н. э.)

Продолжительное время Эратосфен заведовал знаменитой Александрийской библиотекой, писал труды по истории, географии, филологии, математике, астрономии (которые до нашего времени не дошли). Как следует из «Географии» Страбона, этот ученый представлял мир состоящим из четырех сфаригд (сфер, частей), выделенных условными линиями «север — юг» и «запад — восток», включающими определенные страны, населенные определенными народами2. На карте Эратосфена (рис. 2.2) хорошо видно, что северо-западную сфаригду

Рис. 2.2. Карта Эратосфена (III в. до н. э.). Источник: Словарь античности. С. 251

составляет Европа, включающая и Элладу, юго-западную — Либия (или Ливия), соответствующая современной Африке, известной грекам только до верховьев Нила. Северо-восточную сфаригду образует Малая Азия с приморскими греческими полисами, другими государствами, контролируемыми Персидской державой, и расположенная значительно севернее Скифия, простирающаяся на всю современную Великую русскую равнину, Западную и Восточную Сибирь. Отме-

1 Страбон. География. С. 74-121.

2 Там же. С. 44-89.

Геополитические концепции арабского мира времен Средневековья

тим, что ранние греческие географы, например Гекатей (конец VI в. до н. э.), севернее Скифии располагали полумифическую страну Гиперборею, а более поздние, например Птолемей (II в. н. э.), территорию Великой русской равнины включали в европейское пространство, оставляя за Скифией только территорию современной Сибири. Юго-восточная сфаригда, по Эратосфену, состоит из Арианы — страны ариев (современный Иран) и Индии. Таким образом, проблемы соотношения и взаимоотношений «Запад — Восток» и «Север — Юг» были известны уже в античную эпоху.

Страбон решает и другую геополитическую задачу — соотношение географического положения, расположения страны по отношению к морю, влияния географической среды и развития общества. Он утверждает, что море определяет очертания суши, делает их удобными или неудобными для обитания. Море в сочетании с реками, природный ландшафт (горы, долины), острова и проливы создают «свойства… связанные с местностью и не являющиеся делом рук человеческих». Изменчивость этих природных свойств (т. е. географических условий) влияет на развитие человеческих обществ, полисов, государств. Ухудшение среды обитания, а также природные катаклизмы (землетрясения, извержения вулканов, цунами) могут замедлять развитие полисов или уничтожать целые страны, например Атлантиду1.

Завершает Страбон исследования ойкумены описанием, используя современную терминологию, административно-территориального деления Римской империи, т. е. предлагая решение проблемы региональной геополитики, которая ввиду колоссального роста размера территории Древнего Рима превращалась в глобально-региональную геополитическую задачу.

Геополитические концепции арабского мира времен Средневековья

Колыбелью арабского этноса был Аравийский полуостров, находящийся в юго-западной части евразийского материка и занимающий промежуточное положение между Европой, Центральной и Южной Азией и Северо-Восточной Африкой. Площадь поверхности полуострова Аравия — 3 млн кв. км (более четверти площади Европы). Он

1 Там же. С. 121-122.

манского права. Это центр мира, здесь находятся- политическая столица и религиозный центр всех правоверных.

2. Область мирного договора — страны, подчинившиеся мусульманам путем договора. Немусульманское население этих стран находится под покровительством ислама и платит за это специальную подушную подать (джизйа). Говоря языком современной геополитики, это своеобразная мусульманская полупериферия мира.

3. Область войны — немусульманские страны, не имеющие мирного договора с Халифатом и, следовательно, находящиеся с ним в состоянии войны. Это мировая периферия, которая должна быть превращена в мусульманскую полупериферию.

Для того чтобы привести весь мир к исламу, мусульманам необходимо вести постоянную борьбу за веру — джихад, который может быть трех видов, джихад сердца — борьба со своими собственными недостатками; джихад языка — запрет порицаемого и разрешение одобряемого исламом; газават (набег) или фатх (завоевание, победа). В священной войне запрещено убивать женщин, детей, стариков и священников даже немусульманского вероисповедания, но население и его собственность завоеванной страны становятся военной добычей.

Таким образом, геополитика ислама реализовывалась через определенную государственную форму — Халифат, видела в центре мира арабскую нацию, сплоченную мусульманской религией, святилища которой находятся в Мекке — религиозном центре мусульман и всего будущего мира. Обитаемый мир пока еще не стал полностью мусульманским, но целью ислама является сделать его таковым посредством постоянной экспансии Халифата, усилиям всех мусульман, которые обязаны вести священную войну-джихад за реализацию этой цели.

Геополитические идеи и концепции высказывали в своих сочинениях многие арабские ученые, среди которых следует выделить великих мыслителей Аль-Фараби и Ибн-Хальдуна.

Аль-Фараби (870-950)

Абу Наср ибн Мухаммед Аль-Фараби —’великий арабский философ, ученый-энциклопедист, политический мыслитель — родился на крайнем востоке Халифата в г. Отраре, расположенном на берегу Сырдарьи в пограничной с тюрками области Мавераннахр. Отец Фараби был тюрком, но служил в войсках Халифата. Фараби получил бле-

стяшее по тем временам образование в багдадском университете. Он изучал естественные, социальные, политические науки и философию. Преподавание велось в духе платоновских (идеализм, поиск совершенных форм жизни и политического правления, диалоговая форма изложения) и аристотелевских (энциклопедизм, систематизация всех видов знания, гностицизм, естественные причины социально-политических явлений) традиций и исламских догм. По окончании университета Аль-Фараби занялся научной работой. Жизненные обстоятельства заставили его на несколько лет покинуть Багдад (941-950). Эти годы он провел в Сирии (Дамаск, Алеппо — современный Халеб), не прекращая творческой деятельности.

Аль-Фараби оставил богатое и разнообразное научное наследие. Наиболее известные из его произведений — это «Комментарии на сочинения Аристотеля», «Трактат о классификации наук», «Геммы премудрости». Как политический и социальный мыслитель Аль-Фараби прославился получившими широкую известность в арабском мире и за его пределами работами «Гражданская политика», «О достижении счастья», «Афоризмы государственного деятеля». В сирийский период своей деятельности он систематизировал свои социально-политические воззрения, объединив их в общем труде под названием «Трактат о взглядах жителей добродетельного города». Своими трудами Аль-Фараби заслужил в арабском мире прозвище «Второй учитель» (т. е. второй Аристотель). Мусульмане считают его также отцом арабской политической мысли.

Политические идеи Аль-Фараби имели явно выраженный геополитический подтекст. Он, как и Аристотель, объяснял политические явления и процессы естественными, природными причинами, постоянно связывая политику и географию. Например, человеческое общество в его представлении — «соединение многих людей в одном месте проживания»1, т. е. результат совокупного воздействия географических и социальных факторов. При этом человеческое общество, как всю цивилизацию в целом, он подразделял на отдельные народы, которые отличаются один от другого «тремя естественными вещами: естественным нравом, естественными чертами (характера) и третьей, основанной на характере (людей), которая также имеет какое-то касательство к естественным вещам. Это язык, т. е. речь, являющаяся

1 Гражданская политика. Мир политической мысли: Хрестоматия по политологии / Под ред. А. К. Голикова, В. Е. Юстузова. СПб., 1993. Ч. II. Кн. 1: Средневековье, Эпоха Возрождения и Реформации. С. 4.

средством выражения (мысли)»1. Таким образом, Аль-Фараби положил в основу этногенеза природные (естественные) причины: нрав, характер и язык народов, которые, по его мнению, формируются географическими факторами. Кроме того, он подразделял все общества (государства) на великие, средние и малые. «Великое общество — это совокупность многих народов, которые объединяются и помогают друг другу. Среднее — это один народ. Малое — это (общество), представленное одним городом»2. В его великих, средних и малых обществах мы без труда узнаем империи, однонациональные страны и полисы. При этом и великое, и среднее, и малое общества, с точки зрения мыслителя, могут быть вполне автономны, политически независимы, предоставляя при этом максимальные возможности для совершенствования людей в делах и мыслях («совершенные общества»), причем наибольшим «совершенством», по Аль-Фараби, обладала городская община. Но и городские общины («город и общество») он подразделял по критерию главной цели, поставленной их жителями. При этом «город и общество необходимости» имеет целью «взаимопомощь в приобретении (всего того), что необходимо для существования и защиты тела…» «Город и общество обмена — это такие, (жители) которых помогают друг другу в достижении зажиточности и богатства». «Город и общество низости — это такие, жители которых помогают друг другу в получении чувственных удовольствий…» «Город и общество честолюбия — это такие, жители которых помогают друг другу в том, чтобы их почитали словом и делом», а город и общество властолюбия представлены «людьми, которые помогают друг другу в достижении победы…» Наилучшим (как и у Аристотеля) Аль-Фараби считал «коллективный город», т. е. такой, в котором каждый житель полностью волен делать то, что пожелает. Его жители сами избирают себе правителей, которые правят ими в соответствии с волей жителей3.

Рассмотренная градация обществ по принципу добродетельности и предпочтение полисного общества имперскому наглядно отражают настроения эпохи, в которую жил автор данной концепции. Это была эпоха распада Халифата, политической нестабильности, когда каждый человек, лишенный государственной опоры и защиты, искал помощи и поддержки в семье, у соседей, в городской общине.

1 Гражданская политика. Мир политической мысли: Хрестоматия по политологии. Ч. II. Кн. 1. С. 4-S.

2 Там же. С. 4.

3 Там же. С. 8-9.

Ибн-Хальдун (1332-1406)

Ибн-Хальдун Абд-ар-Рахман Абу Зейд — известный арабский политический деятель, философ и историк. Родился и жил в период, когда арабская цивилизация пыталась преодолеть последствия распада Халифата, сильнейшего удара, нанесенного ей турками-сельджуками, которые в 1055 г. взяли Багдад, и монгольского завоевания (монголы захватили Багдад в 1258 г). Большую часть своей жизни он посвятил государственной деятельности и воспитанию наследников эмиров. Исполнял должности советника, главы правительства, посла, судьи в ряде эмиратов Магриба (Северная Африка).

Наиболее известным его историческим и политическим сочинением считается «Большая история, или Книга поучительных примеров и диван сообщений о днях арабов, персов и берберов и их современников, овладевших властью великих размеров» (1367), а также «Пролегомены», т. е. «Вступление» (араб. «Муккадима»), к нему. «Пролегомены» — энциклопедическое произведение, имеющее заметную геополитическую основу. Оно содержит сведения о Земле, ее климатических зонах, о населяющих планету народах, их истории и культуре, о связи человека и природы (скотоводство, земледелие, ремесла, торговля). Первая пролегомена — «Об освоении человеком мира» — завершается выводом о том, что «смысл освоения человеком мира» заключается в сотрудничестве людей, которое дает им «пищу для пропитания и оружие для защиты…»1 При этом сотрудничество, т. е. объединение и взаимопомощь людей в процессе освоения ими мира, непрерывно совершенствуется. Это и есть путь развития человечества от примитивности к цивилизации, он естествен и необходим2. Объединение людей в общества и государства, по мнению Ибн-Хальдуна, происходит на основании асабийи — особого вида социальных отношений, вытекающих из первоначального родства, симпатии к близким, стремления уберечь их от несправедливости и беды. Позднее, с развитием цивилизации и, очевидно, усложнением социальных связей, асабийя переносится на всех членов общества3. На основе асабийи, понимаемой уже как «защита, оборона и завоевание и всякое дело, для которого объединяются»4, образуются и государства, на

1 Гражданская политика. Мир политической мысли: Хрестоматия по политологии. Ч. I. Кн. 1: Средневековье, эпоха Возрождения и Реформации. С. 18.

2 Там же. С. 19-20.

3 Там же. С. С. 21-22.

4 Там же. С. 22.

ней же держится и власть в них. На основе асабийи образуются в государстве политические группировки (партии, фракции), борющиеся за власть1. Но «государство, укрепившись, может обойтись без асабийи»2, — утверждал Ибн-Хальдун, имея в виду, что в случае победы и значительного преобладания одной из боровшихся за власть клик, она может единолично осуществлять власть, опираясь на помощь чужаков. Так поступил Муатасима и его наследник, нарушив асабийю арабов и опершись на помощь персов, тюрок, сельджуков и др.3 Очевидно, создание империи (халифата), т. е. объединение многих этносов в едином, но разнородном государственном образовании, ведет к разрушению асабийи — этнонационального единства, и вынуждает победившего в борьбе за власть правителя опираться на чуждый этнонациональный элемент, что, в свою очередь, чревато крушением всей империи.

Литература

Всемирная история: В 10 т. Т. I. С. 435-449, 597-606, 607-623, 652-685; Т. II. С. 46-55, 56-64, 73-76, 291-302, 372-399, 453-541, 542-558, 597-604, 792-800; Т. III. С. 102-125.

Геополитики и геостратеги: Хрестоматия: В 3 ч. / Под ред. Б. А. Исаева. СПб., 2003. Ч. I: Предтечи геополитики. С. 15-77.

История Древнего мира: В 3 т. / Под ред. И. М. Дьяконова, В. Д. Нероновой, И. С. Свенцицкой. М., 1983. Т. II: Расцвет древних об-

ществ. С. 159-195, 476-517; Т. III: Упадок древних обществ. С. 22-49, 130-166, 221-239.

История Средних веков / Под ред. Н. Ф. Колесницкого. 2-е изд. М., 1986. С. 124-141.

Лекции по истории религии / Науч. ред. А. Н. Типсин. СПб., 1997. С. 212-236.

Мир политической мысли: Хрестоматия по политологии / Под ред. А. К. Голикова, В. Е. Юстузова. СПб., 1993. Ч. I. Кн. I: Средневековье, эпоха Возрождения и Реформации. С. 3-35.

Страны и народы: В 20 т. Зарубежная Азия. Восточная и Центральная Азия. М., 1982. Китай. С. 58-101; Южная Азия. Индия. С. 31-59; Юго-Западная Азия. Введение. С. 8-84; Саудовская Аравия. С. 262-268.

test

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *