Современная европейская геополитика

П. Галлуа

Пьер Галлуа (род. в 1911 г.) — французский военный теоретик и военный стратег. Во Вторую мировую войну служил в военно-воздушных силах. После войны занимался вопросами доставки и боевого использования ядерного оружия; получил звание генерала. Долгое время находился на преподавательской работе, написал ряд монографий, в которых среди военно-технических и военно-стратегических затронут ряд геополитических проблем.

В 1960 г. в Париже вышла наиболее известная его работа «Стратегия в ядерный век». В своих военно-стратегических и геополитических положениях и выводах Галлуа исходил из провозглашенной президентом США Дж. Даллесом в январе 1954 г. доктрины «сдерживания коммунизма», суть которой заключалась в недопущении роста геополитического влияния коммунистических идей и СССР путем окружения территории социалистического лагеря военными и военно-морскими базами, создания антикоммунистических военно-политических блоков, борьбы с коммунистическими партиями в некоммунистических странах.

Галлуа отметил, что появление ядерного оружия и решение вопроса его доставки с помощью авиации и ракет (сухопутного и морского базирования) коренным образом изменят отношение политиков к войне. «Государство, бросившее вызов другому государству, рискует потерять за несколько часов все, что создано им до этого, и оказаться отброшенным на несколько десятилетий назад, даже если оно обладает превосходящей военной мощью»1. Это делает отношения между разными державами, владеющими ядерным оружием,

равноправными, дает возможность сдерживать агрессивные устремления крупных геополитических держав. Характерной чертой новой политики сдерживания, по мнению Галлуа, является «произведение двух величин»: количество боевых средств ответного удара и решимость нации их применить, т. е. произведение технического и субъективно-волевого факторов. Эти величины — ударную ракетно-ядерную мощь и твердую национальную волю — Галлуа называет законами сдерживания.

Если первый закон, первый фактор сдерживания — ракетно-ядерный потенциал — вполне конкретен и сегодня состоит из так называемой «триады»: межконтинентальных баллистических ракет наземного (стационарного и мобильного) и морского базирования, а также стратегических бомбардировщиков, то второй фактор, а именно воля нации и решимость политиков по применению этой «триады», менее определен. Однако формула дает положительный результат только в том случае, если оба фактора будут положительными, действенными. В другой работе Geopolitique. Les voies de la puissance (Paris, 1990, на русский язык не переведена) Галлуа выделяет новые проблемы, не исследованные классической геополитикой. Среди них — те явления в политике, которые оказывают влияние на принятие значимых геополитических решений и повышение роли средств массовой информации. Такой проблемой, например, является защита оружия массового уничтожения от террористов. Что касается такой важной для классической геополитики темы, как противостояние Суши и Моря, то она постепенно сдает свои позиции, а на первое место выдвигается проблема освоения космического околоземного пространства и контроля из космоса. Также постепенно снижается роль наций и национальных государств и повышается значение блоков, союзов, регионов, континентов, цивилизаций в процессе глобальных изменений, вызванных стремлением человечества к универсальности.

В историческом плане Галлуа разделил эволюцию геополитичекой мысли на три этапа: 1-й этап — протогеополитики — длился от начала человеческих обществ до первой промышленной революции (XVIII в.); основным содержанием 2-го этапа стало преобразование природы, переходившее порой в ее хищническую эксплуатацию. Данный этап продолжался от первой промышленной революции вплоть до XX в.; 3-й этап — современный, характерной чертой отношений человека и природы стало «возвращение бумеранга», т. е. своеобразная «месть» природы человеческому обществу за безудержное уничтожение ее богатств и разнообразия. На этом этапе появилась насущ-

ная необходимость в выработке общемировой геополитики, направленной на сохранение природы и цивилизации, еще его можно назвать этапом неконфронтационной геополитики.

Б. Лиддел-Гарт (1895-1970)

Базиль Лиддел-Гарт — английский военный историк, теоретик и геостратег. Окончил Кембриджский университет, участвовал в Первой мировой войне в качестве офицера, после увольнения в запас (1924) начал профессионально заниматься военной историей. В 1937 г. занимал пост советника при военном министре. Работал военным корреспондентом умеренно консервативных газет «Таймс» (1935-1939) и «Дейли Мейл» (1941-1945). После Второй мировой войны занимался исключительно теоретической деятельностью. Создал так называемую «стратегию непрямых действий», с точки зрения которой главной задачей армии является маневр, а не решающее сражение, противопоставив ее стратегии победы любой ценой. «Цель войны — добиться лучшего состояния мира… Поэтому при ведении войны важно постоянно помнить о тех целях, которые вы желаете достигнуть после войны», для этого, по мнению Лиддел-Гарта, страна должна завершить войну не истощенной, а мощной в промышленном и военном плане.

Будучи в первую очередь крупным военным теоретиком, Лиддел-Гарт не замыкался только в вопросах военной стратегии. Важнейшим выводом его стратегии непрямых действий является положение о том, что «практически необходимо приспособление общей теории стратегии к характеру общей политики государства». Одним из важнейших показателей этого «приспособления» является способность политиков не поддаваться воздействию эмоций и чувств, а контролировать ведение войны, направлять его на достижение цели, поставленной государством.

Лиддел-Гарт считал, что «война противоречит разуму», но если она развязана, то «победа… подразумевает, что послевоенное устройство мира и материальное положение народа должны быть лучше, чем до войны».

С геостратегической точки зрения Лиддел-Гарт рассматривал СССР как противника Британии и НАТО. Он считал ошибкой союзнические отношения США и Великобритании с СССР, которые привели к разгрому Германии, усилению влияния коммунизма в Европе и мире. Он выступал за возвращение системы баланса сил в Европе,

где геополитические преимущества СССР уравнивались бы Германией и другими странами.

Он был противником применения ядерного оружия, которое вело бы к реализации «прямых военных стратегий», направленных на уничтожение как военно-промышленного потенциала, так и населения противостоящих стран.

Лиддел-Гарт — автор более 30 книг. Основные работы: «Новые пути современных армий» (М.; Л., 1930), «Война 1914-1918 гг., какой она была в действительности» (в русском переводе «Правда о войне 1914-1918 гг.», М., 1935), «Революция в войне» (М., 1947), «Стратегия непрямых действий» (в русском переводе «Стратегия», М., 1957), «Вторая мировая война» (М., 1976).

Э. Кингстон-Макклори (1896-1959?)

Эдгар Джеймс Кингстон-Макклори — известный английский военный стратег, публицист, геостратег. Во время Первой мировой войны он начал свою службу в британских ВВС. В 1929 г. окончил Авиационный штабной колледж, затем — Армейский штабной колледж (1935). Командовал различными авиационными частями и соединениями. Три года (1948-1950) занимал должность начальника штаба истребительно-авиационного командования. В 1952 г. в звании вице-маршала авиации ушел в отставку. Целый ряд книг по военно-стратегическим проблемам: «Крылатая война», «Война в трех измерениях» (1949), «Руководство войной» (1955, переведена на русский язык в 1957 г.) свидетельствует о геостратегическом таланте Кингстона-Макклори. Но наибольшую известность получила его работа «Глобальная стратегия», вышедшая в Лондоне в 1957 г. и переведенная на русский язык в 1959 г. В ней Кингстон-Макклори оперирует такими категориями, как союзная объединенная (или коалиционная) стратегия, национальная совместная стратегия (т. е. включающая стратегии всех видов вооруженных сил: ВВС, ВМС, армии), стратегия театра военных действий, стратегии специальных военных объединений, например бомбардировочной авиации, и, наконец, — стратегия отдельного соединения. Все виды стратегии в интегральном плане образуют глобальную стратегию, которая тесно связана с национальной политикой и проводится национальным руководством.

Общий характер совместной стратегии стран Запада, и в первую очередь Великобритании и США, по Кингстону-Макклори, должен быть оборонительным. Оборонительная политика обусловлена по-

литической, экономической и моральной силой государства и определяется его географическим положением.

Им сформулированы четыре требования стратегии, влияющие на геополитику западных держав:

1) создание сил, сдерживающих тотальную войну (имеются в виду ядерные силы сдерживания. — Б. И.);

2) готовность к политической и, возможно, военной борьбе в условиях холодной войны;

3) готовность к локальной и ограниченной мировой войне обычных (неядерных. — Б. И.) сухопутных сил, возможно, с применением тактического атомного оружия;

4) готовность к тотальной войне с применением всех запасов ядерного оружия, с использованием всей стратегической бомбардировочной авиации и баллистических ракет (ядерные ракеты и стратегические подводные крейсеры тогда еще не появились. — Б. И.).

Стратегия холодной войны, а также локальных и ограниченных войн требует иных вооруженных сил и вооружений, чем стратегия тотальной ракетно-ядерной войны. Тем более что проигрывать их нельзя, так как они могут оказаться решающими для геополитической судьбы государства. Это ставит сложные задачи перед политиками: как сбалансировать вооруженные силы, какую их часть использовать в том или ином виде войны. Однако стратегия холодной и локальной войны тесно связана со стратегией войны тотальной.

В главе «Стратегия и географические зоны» Кингстон-Макклори рисует геополитическую картину мира 50-х гг. XX в. с точки зрения западных политиков. Большую часть территории центрального континента — Евразии — занимает СССР, Китай и их сторонники. Страны Запада контролируют большую часть территорий и морей, которые окружают «коммунистический территориальный массив». Таким образом, общий геополитический образ Кингстона-Макклори совпадает с картиной мира Маккиндера, с той разницей, что изменились границы хартленда и появился «железный занавес». Отсюда вытекает главная геополитическая цель Запада — не допустить, чтобы за «железный занавес» отошли новые территории, так как это повлекло бы за собой потерю ресурсов и союзников Запада и усиление советского влияния.

На основе геополитической, почти маккиндеровской картины мира Кингстон-Макклори создал геостратегический проект, обозначив два «великих стратегических бастиона» — Западную зону и Восточ-

ный бастион, включающий некоммунистические страны Юго-Восточной Азии и Дальнего Востока. В Западную зону входят Западная Европа вместе с Великобританией, весь Американский континент и Атлантический океан. Восточная зона (бастион) состоит из акватории Тихого океана со всеми островами и прозападными странами, расположенными на его берегах, и восточной части Индийского океана. Между Западной и Восточной зонами располагается Средняя зона, которая включает страны, расположенные в районе Персидского залива, Африку и западную часть Индийского океана. В этих геостратегических зонах Кингстон-Макклори выделяет «критические рубежи», где противостояние западного и коммунистического мира чувствуется наиболее остро, тем не менее «за критическими рубежами в Европе, в Средней зоне и на Дальнем Востоке имеются большие окаймляющие зоны, где может быть больше возможностей для компромиссов». Рассмотрев затем каждую из геополитических зон, Кингстон-Макклори ставит и решает конкретные военные задачи стратегической обороны Запада (далеко не всегда оборонительные).

К. Ясперс (1883-1969)

Карл Ясперс, известный немецкий философ, психолог, врач-психиатр, геополитик, родился в г. Ольденбурге (современная Нижняя Саксония) в семье юриста, ставшего затем директором банка. Дед и отец Карла не только интересовались политикой, но и избирались депутатами ландтага, а отец еще несколько лет подряд был председателем Ольденбургского магистрата. Поэтому с детства К. Ясперс проявлял интерес к политике, а в бытность профессором охотно писал на политические и геополитические темы.

По окончании классической гимназии К. Ясперс поступил на юридический факультет Гейдельбергского университета (1901), но, проучившись полтора года, перевелся на медицинский факультет, который закончил в 1908 г. Затем шесть лет он отработал научным ассистентом в психиатрической клинике г. Гейдельберга, здесь он защитил диссертацию по психопатологии (1913), получил степень доктора психологии и медицины и начал читать лекции по психологии в Гейдельбергском университете.

В 1919 г. Ясперс опубликовал «Психологию мировоззрений» — работу более философскую, нежели психологическую, принесшую автору известность и возможность читать курс философии. Через два года Ясперс становится профессором философии, и в 1931-1932 гг.

были опубликованы три тома «Философии» Ясперса, которые подвели итог его становления как философа.

С приходом нацистов к власти у либерально настроенного Ясперса появляются проблемы. В 1937 г. его отстраняют от преподавания, лишают возможности публиковаться. Только после разгрома фашизма ученый получил возможность вернуться к преподавательской деятельности сначала в Гейдельбергском (1945), затем в Базельском университете (1947). Ясперс издает целый ряд работ философского, философско-исторического и философско-политического характера: «Об истине» (1947), «Вопрос о вине» (1946), «Ницше и христианство» (1946), «О европейском духе» (1946), «Философская вера» (1948), «Истоки истории и ее цель» (1949), «Разум и антиразум в нашу эпоху» (1950), «Об условиях и возможностях нового гуманизма» (1962).

Ясперс выдвигается в число ведущих философов Германии и Европы. Ведущей политической темой его книг, лекций, выступлений по радио становится борьба с тоталитаризмом, противостояние войне и революции. В одной из своих последних работ «Куда движется ФРГ» (1967) Ясперс подверг резкой критике антидемократизм властей, тенденцию к сокращению прав и свобод граждан в государстве.

Геополитическое наследие известного философа достаточно велико. Основной темой своей геополитической концепции он сделал всемирный исторический процесс, при этом история и существование человека опираются на определенные географические сущности: реки, моря, горы, равнины, климат, растительность, почву. В отличие от получившего известность благодаря Данилевскому, Шпенглеру и Тойнби циклического понимания истории у Ясперса исторический процесс развивается линейно и носит всечеловеческий, глобальный характер. Следовательно, единая история человечества имеет свое начало, конец и направление движения — ось. Что следует считать осью мировой истории?

Ясперс убежден, что общей для всей земной цивилизации верой стала философская вера, которая проявилась параллельно в Китае (учение Конфуция, Лао-Цзы, Мо-цзы и др.), Индии (Упанишады, буддизм), Иране (Заратустра), Палестине (пророки Илия, Исайя, Иеремия) и Греции (Гомер, Гераклит, Парменид, Платон, Архимед, Фукидид, трагики). Духовное движение философов, историков, писателей, пророков и сформировало тот тип человека, который осуществляет современный исторический процесс. Осевое время — это эпоха смены язычества монотеизмом, а мифологического сознания — философским, это эпоха создания религий спасения (дающих исто-

рии начало и конец) и философского мировоззрения, приведение человечества к рационализму, определившему путь развития цивилизации. Кроме осевого времени Ясперс выделял в историческом процессе доисторию, время «великих культур древности» (Древний мир), век науки и техники.

Ученый отрицал европоцентристский характер мировой истории: «…Азия выступает по сравнению с крошечной Европой во всем величии своего огромного пространства, поэтому нельзя игнорировать огромный неевропейский мир, более того… западный мир вышел из глубины Азии», западная культура, как и все существующие сегодня культуры, рождалась из общих истоков, а противостояние Запада и Востока, по Кингстону-Макклори, происходило в едином потоке всемирной истории1.

Современное человечество благодаря успехам техники, коммуникаций, развитию транспорта и связи, все совершенствующимся технологиям освоения окружающей среды делает самые отдаленные уголки Земного шара более доступными и обжитыми, а мир — более единым. Политическое единство планеты, которое Ясперс видел как движение от национальных государств через крупные континентальные формы к мировой империи или мировому порядку, «является только вопросом времени». При этом под мировой историей он понимал централизованное всемирное государство, объединенное «железом и кровью», а под мировым порядком — добровольно, путем переговоров созданную федерацию, решающую только самые общие, заранее оговоренные проблемы, способную к самокоррекции и переменам.

А. Тойнби (1889-1975)

Арнольд Джозеф Тойнби — выдающийся английский историк, социолог и геополитик, родился в Лондоне в семье со средним достатком. Тойнби окончил частную школу, Оксфордский университет (1911) и Британскую археологическую школу в Афинах (1912). Получив блестящее классическое образование, он занялся педагогической деятельностью сначала в качестве преподавателя истории колледжа, затем Лондонского университета (1919-1924), где получил звание

профессора.

В 1925-1955 гг. Тойнби читал лекции в Лондонской школе экономических наук — одном из самых престижных вузов Британии. В тот

же период совместно с В. М. Баултером руководил Королевским институтом международных отношений (в просторечии — «Чатем-Хаус»), одной из главных задач которого было составление ежегодных обзоров политических событий в мире (знаменитых A survey of international affairs), выходивших вплоть до 1965 г. Ученый также читал циклы лекций в Америке (Гарвардский, Принстонский университеты) и Канаде (Торонтский университет, Канадский институт международных отношений), публиковал статьи в таких известных американских журналах, как «Форин афферз», «Интернэшнл афферз», «Атлантик мансли», «Харсперз мэгэзин». Он был участником двух парижских конференций (1919 и 1945), подведших итоги Первой и Второй мировых войн.

Тойнби никогда не порывал с научно-исследовательской деятельностью. Мировую известность принесла ему двенадцатитомная работа «Постижение истории» (вышедшая на русском языке в 1990 г. книга представляет собой сборник, составленный по материалам первых семи томов), которой он посвятил почти тридцать лет (1934-1961). Постижение истории (A study of history иногда переводят как «Изучение истории»), по Тойнби, — это переосмысление процесса развития человечества в духе цивилизационного подхода. Здесь очевидно влияние О. Шпенглера, книга которого «Закат Европы» вышла за полтора десятилетия до этого и еще продолжала оказывать воздействие на многие умы. Поэтому одной из главных задач, поставленных Тойнби в начале исследования, было доказательство ложности концепции «единства цивилизации» и создание теории множества одновременно существующих цивилизаций. На этом пути он сразу столкнулся с той трудностью, что западное общество должно представлять собой не доминирующую цивилизацию, а одну из многих, отличающуюся теми или иными признаками от других цивилизаций. Тойнби отказался от позиции евроцентризма, признав одновременное существование сразу многих развитых и отличающихся друг от друга культур, а также наличие такого культурно-цивилизационного разнообразия и в прошлой истории человечества. Таким образом, исследование истории велось с позиций полицентризма и цивилизационной автономии.

Тойнби классифицировал реально существующие и исчезнувшие сообщества людей и подвергал их сравнительному анализу и культурной идентификации. В результате им было выделено девятнадцать типологических структур или обществ, генезис (зарождение), рост, надлом и распад которых и составляют историю человечества. Пер-

воначально в число этих обществ он включил западную, православную, иранскую и арабскую (в настоящее время они входят в исламскую), сирийскую, индуистскую, дальневосточную, эллинскую, индскую, китайскую, минойскую, шумерскую, хеттскую, вавилонскую, андскую (империя инков), юкатанскую, мексиканскую (империя ацтеков), майянскую (империя майя), египетскую цивилизации. В дальнейшем Тойнби увеличил количество цивилизаций до двадцати одной, сведя их, впрочем, к двенадцати типологиям: египетская (и родственная андская), китайская (минойская, шумерская, майянская), сирийская, индская (хеттская, эллинская), западная, православная христианская в России (дальневосточная — Корея, Япония), православная христианская основная, с центром в Греции и Византии, иранская, арабская (индуистская), мексиканская, юкатанская, вавилонская.

История, по Тойнби, утрачивает свою однолинейность и гомогенность, приобретая при этом цикличность, многомерность, многонаправленность развития и неоднородную гетерогенность. Появление цивилизаций он связывал либо с мутациями примитивных, доцивилизационных обществ в цивилизованные, либо с появлением родственно связанных цивилизаций, которые рождаются не из лона своей прародительницы, а рядом с ней. Среди факторов, способствующих появлению новых цивилизаций, Тойнби выделил, во-первых, взаимодействие рас и цивилизаций и, во-вторых, воздействие географической и исторической среды. Негативным, тормозящим цивилизационный процесс фактором он считает силу инерции, традиции.

Движущими силами истории, а следовательно и геополитики, у Тойнби выступают вызовы и ответы. В концепции «вызова — ответа» он исходит из изначальной дуальности всего духовного. Столкновения Яхве и змия, Господа и сатаны, добра и зла, Инь и Ян китайской философии дают начальные примеры вызовов и ответов. «Вызов побуждает к росту. Ответом на вызов общество решает вставшую перед ним задачу, чем переводит себя в более высокое и более совершенное с точки зрения усложнения структуры состояние… Отсутствие вызовов означает отсутствие стимулов к росту и развитию»1. При этом благоприятные географические и климатические условия не всегда способствуют развитию общества. Более того, слишком комфортные условия среды тормозят прогресс и поощряют возврат к природе, здесь действует правило: «Чем сильнее вызов, тем сильнее стимул». Особенно сильным развивающим стимулом служит заморская миграция.

и границы этих столкновений были им намечены во второй из упомянутых выше книг: «Мир и Запад», главы которой носят соответствующие названия: «Россия и Запад», «Ислам и Запад», «Индия и Запад», «Дальний Восток и Запад». (Под Дальним Востоком Тойнби понимал Китай, Японию и Корею.) Таким образом, получается следующая геополитическая картина столкновения цивилизаций: западной цивилизации противостоят российская, исламская, индийская, китайская, японская, корейская цивилизации. Казалось бы, историческая и геополитическая картины мира у Тойнби не совсем совпадают — разница заключается в отсутствии мексиканской цивилизации в геополитической картине. Ученый не пояснил причину этого отсутствия. Возможно, он не счел нужным в небольшой работе анализировать столкновение Запада и Латинской Америки или посчитал, что мексиканская цивилизация не противостоит западной. Не исключен также вариант, что современная Латинская Америка является частью западной цивилизации — ведь при идентификации мексиканской цивилизации в «Постижении истории» Тойнби имел в виду средневековые мексиканское, юкатанское и майянское общества.

Ф. Бродель(1902-1985)

Фернан Бродель — влиятельный французский историк, социолог и геополитик. На становление его как ученого и преподавателя большой влияние оказал Люсьен Февр, известный историк, основатель (в 1929 г. совместно с Марком Блоком) научно-исторического журнала «Анналы экономической и социальной истории» и научного направления, получившего название «школа анналов».

Данное направление отличалось «неприятием традиционной узконациональной» истории, базировавшейся на хронологии событий, и призывало видеть в качестве движущих сил исторического процесса политические, экономические и социальные отношения, а также географические, демографические и культурные факторы, рассматриваемые в самом широком смысле вплоть до глобального уровня. Ф. Бродель вполне разделял такой подход.

В 1946 г. он начал работать в редакции «Анналов», а позднее стал одним из руководителей журнала и научной школы. Через десять лет Бродель — президент «Дома наук о человеке», входящего в состав ведущей научно-исследовательской организации Франции — Практической школы высших исследований. В 1985 г. ученый был избран членом Французской академии.

М. Кастелз

Мануэл Кастелз — выдающийся современный социолог и политолог, в трудах которого отражены основные закономерности формирования, развития и функционирования информационного глобального общества.

Кастелз родился в Испании в 1942 г. В 1958-1962 гг. изучал право и экономику в Университете Барселоны. В студенческие годы принимал активное участие в борьбе против диктатуры генерала Франко и в конечном счете был вынужден просить политического убежища во Франции. В 1964 г. Кастелз завершил обучение на факультете права и экономики в Сорбонне. В 1967 г. получил ученую степень доктора социологии в Парижском университете. Известность молодому ученому принесли исследования в области социологии города, которые он продолжает и по настоящий момент. Кастелз также посвящает ряд своих исследований проблемам информационного общества и пишет трилогию: «Информационный век: экономика, общество и культура»: «Становление сетевого общества» (1996), «Сила идентичности» (1997), «Завершение тысячелетия» (1998).

Одна из последних работ ученого — научно-популярное издание «Беседы с Мануэлом Кастелзом» (2003), где в обобщенном виде представлены его социально-политические идеи.

Сфера теоретической и практической деятельности Мануэла Кастелза чрезвычайно широка, равно как и география его перемещений. Двенадцать лет он преподавал в Парижском университете, но также занимался преподавательской и исследовательской деятельностью в Испании, Чили, Канаде, Венесуэле, Мексике, Швейцарии, США, Гонконге, Сингапуре, Тайване, Нидерландах и в ряде других государств, не исключая и Россию (Москва, Новосибирск). В настоящее время Кастелз работает в США в Калифорнийском университете. Кроме того, он является советником ЮНЕСКО, Европейской комиссии и целого ряда международных организаций, а также правительств.

Теоретическое значение работ Кастелза нередко сравнивают с наследием Макса Вебера — социолога, систематически исследовавшего специфику своей эпохи и принципы функционирования ее институтов. Геополитический аспект исследований ученого в концентрированном виде отражен, например, в статье «Европейские города, информационное общество и глобальная экономика» (1994). Для современной цивилизации, считает Кастелз, характерны следующие явления:

Китая, вынужденного платить за экономический рост гуманитарными издержками, и России, вставшей на путь интеграции в глобальное пространство, которая протекает в весьма сложных условиях.

Но все же именно городская Европа как социокультурное целое находится в центре исследования Кастелза. По мнению Кастелза, Европе на рубеже тысячелетий свойственны следующие тенденции:

♦ кризис идентичности горожан, связанный с ослаблением роли государства-нации, и усиление роли города;

♦ приток иммигрантов из развивающихся стран, вызывающий ксенофобию горожан;

♦ рост социальных движений, в первую очередь экологического и движения за права женщин;

♦ наполнение городов маргиналами, проживающими либо в специально предусмотренных гетто, либо на виду, на улицах города. Таким образом, Кастелз характеризует современный европейский

город как информационный (в связи с концентрацией информационных ресурсов и необходимой инфраструктуры), глобальный (узловой центр глобального пространства потоков благодаря транспортной и другим видам инфраструктур) и дуалистичный (т. е. город во всей его противоречивости, где жизнь информационно-технократической элиты деловых центров соседствует с жизнью добропорядочных обывателей пригородов и «гетто», населенных маргиналами).

Вместе с тем современная городская европейская цивилизация формируется на основе традиций эпохи городского Средневековья, когда принадлежность к городу играла большую роль, чем национальная идентификация. Преодоление кризиса идентичности Кастелз связывает с активным участием граждан в структурах местного управления и межгосударственном взаимодействии этих структур.

Итак, концепция Кастелза включает в себя и глобальный геополитический уровень, и регионально-локальную геополитику городских агломераций. Проблемы, поднимаемые Кастелзом, так или иначе связаны с противоречиями пространства потоков и пространства мест и поиском путей если не разрешения этих противоречий, то адаптации к ним граждан.

П. Тейлор

В поисках решения поставленной Кастелзом проблемы британский геополитик Питер Тейлор придет к выводу о необходимости выра-

ботки нового принципа пространственного отображения мира наряду с традиционным географическим, что, по сути, соответствует концепции соотношения пространства потоков и пространства мест. Разработанная им матрица связей между городами есть конкретизация идей Мануэла Кастелза.

Профессор Питер Тейлор — одна из наиболее ярких фигур современной британской и мировой политической географии, геоэкономики и геополитики. Его деятельность связана с преподаванием в университетах Великобритании, а также с редакцией периодических изданий: с 1982 по 1998 г. им издавалась «Политическая география» и с 1992 по 1997 г. — «Обозрения международной политической экономии».

Сегодня Питер Тейлор проживает в Ливерпуле и занимается преподавательской деятельностью в Университете Лоуборо. Работа Тейлора «Политическая география: мировая экономика, государство-нация и локальность», выдержавшая четыре издания (1985, 1989, 1993 и 2000), сегодня считается одной из базовых в области политической географии, геополитики и мировой экономики и широко изучается в университетах мира. Сам ученый выделяет четыре основных направления своих изысканий.

1. Исследование мировых гегемоний — монография «Путь современного мира: от мировой гегемонии и к безвыходному положению» (1996). В рамках данного направления Тейлором было проведено компаративное изучение периодов доминирования Нидерландов, Британии и США с точки зрения их политической, экономической и культурной составляющих.

2. Изучение британской специфики в политике, экономике и социологии. Это направление является необходимой составляющей практически всех работ Тейлора.

3. Рассмотрение проблем модернизации и американизации. Данное направление непосредственно связано с исследованием феномена гегемонии и нашло отражение в работах: «Современность: геоисторическая интерпретация» (1999), «Американский век: принуждение и консенсус в перспективе развития американского могущества» (1999).

4. Междисциплинарные социологические исследования.

Хотя все направления в той или иной мере имеют геополитическую направленность, первое из них принесло автору мировую известность. В исследовании мировых гегемоний Тейлор опирается на теории

эр характерны борьба за перераспределение господства над колониями и выход на мировую сцену новых метрополий.

Первая неконкурентная эра, по Тейлору, продолжалась с начала эпохи Великих географических открытий (конец XV в.) до начала XVIII в. Единственными метрополиями в тот период являлись Испания и Португалия, а объектом овладения — Иберийская Америка. Одним из наиболее значительных событий первой неконкурентной эры являлось заключение Тордесильясского договора в 1494 г.

Первая конкурентная эра приходится на XVII — начало XIX в.: время борьбы Испании, Португалии, Нидерландов, Великобритании и Франции и в меньшей степени балтийских государств — Дании, Швеции и Пруссии. Наиболее значимые события этой эпохи связаны с англо-французскими войнами, завершившимися падением империи Наполеона.

Вторая неконкурентная эра — время от промышленной революции конца XVIII в. до 70-х гг. XIX в., которое характеризуется относительно мирным сосуществованием ведущих метрополий — Великобритании и Франции.

Вторая конкурентная эра (последняя треть XIX — первая четверть XX в.) связана с закатом гегемонии Великобритании. В целом, в борьбе за колонии в это время участвуют старые метрополии — Великобритания и Франция, и новые — Бельгия, Германия, Италия, Япония и США. Из множества событий, происходивших во вторую конкурентную эпоху, Тейлор отмечает как наиболее значительное борьбу за африканские колонии. Действительно, вопрос о сферах влияния на африканском континенте остается актуальным и по сей день.

И. Рамоне

Игнасио Рамоне — достаточно известный в современной Европе французский политолог и геополитик. В России пока издана только одна его работа — «Геополитика хаоса» (М., 2001), в которой он осмысливает реалии мира после окончания холодной войны. Рамоне оценивает состояние мира конца II тысячелетия как «большой хаос», в котором, с одной стороны, растет число различных региональных экономических союзов, с другой — возрождается национализм, распадаются государства, этнические меньшинства требуют независимости. Мир превращается в стихийную массу внутренних и внешних конфликтов, подогреваемых политическими авантюристами, преступными группировками, распространением оружия, наркотиков,

обострением демографических и экологических проблем. Проект объединения мира под руководством Америки наталкивается на все возрастающее сопротивление. Исчез главный враг Запада в лице коммунизма, теперь противником стало «чудище с тысячью лиц»: СПИД, терроризм, этнический и религиозный фанатизм, демографический взрыв, распространение ядерного оружия и т. д.

Рамоне предлагает ряд условий, которые помогут преодолеть хаос.

Во-первых, реформировать ООН, которая ныне не в силах управлять такими конфликтами, которые имели место в разных точках Земного шара. Реформа ООН должна, по мнению ученого, отменить право вето постоянных членов Совета Безопасности, парализующего деятельность этого органа, а также ввести в него в качестве постоянных членов представителей наиболее населенных стран (Индии, Мексики, Бразилии Нигерии, Египта), являющихся одновременно и региональными державами.

Во-вторых, расширять борьбу за демократию, которая должна соответствовать новым реалиям, т. е. на смену правам человека и гражданина XVIII в. и социальным правам XIX и XX вв. должен прийти комплекс новых прав: на информацию, мир, безопасность, чистый воздух, воду, защиту окружающей среды.

В-третьих, создавать новые технологии, и в первую очередь информационные.

В-четвертых, развивать всемирный рынок: товарный, финансовый, рабочей силы, телекоммуникационный. Старую парадигмальную пару «прогресс плюс нация» заменила, утверждает Рамоне, новая парадигмальная пара будущего мира — «коммуникация плюс рынок».

Но даже при выполнении этих условий мир не выберется из кризиса, моделью которого является схема архипелага: острова многочисленных бедных — на Юге, островки немногих богатых — на Севере, а главное содержание этого мира заключается в борьбе сил слияния и раскола, объединения и разрыва, глобализации и национализма. «Даже если верх одержат силы глобализации и мир предстанет более или менее единым, не придет ли он к новому, на этот раз всемирно-социальному расколу по модели архипелага?» — ставит риторический вопрос И. Рамоне.

Ж.-К. Шенэ

Жан-Клод Шенэ — современный французский демограф, политолог и геополитик. В статье «Демография и стратегия: закат Запада» он

демонстрирует роль демографической составляющей в современной геополитике, определяя демографию как «политическую арифметику» или «судьбу нации». Действительно, в XVII в. прирост населения в Европе значительно превышал аналогичный показатель в мире в целом. Это послужило главной причиной увеличения доли населения Европы в планетарном масштабе с 1/6 (1492 — год открытия Америки, положивший начало Новому времени) до 1/3 (1930 г.). При этом незаселенные части планеты тоже заполнялись выходцами из Европы. С 1700 по 1995 г. численность населения Северной и Южной Америк, Сибири и Океании возросла с 22 до 900 млн человек. XX век, в соответствии с предсказаниями А. де Токвиля, стал веком периферийных по отношению к Старому Свету регионов — Америки и России, их выход на мировую геополитическую арену был во многом обусловлен демографическим взрывом. Население США увеличилось с 1 млн (1750 г.) до 265 млн человек (1995 г.). Число жителей России менее чем за 200 лет (1700-1890 гг.) увеличилось в пять раз и достигло 100 млн человек. При этом рождаемость в России в начале XX в. была наивысшей в мире.

Однако с конца XIX в. в Западной Европе отмечается неуклонный спад рождаемости и замедление прироста населения, в то время как в начале XX в. начался демографический подъем в странах третьего мира. Численность населения Европы в 1995 г. равнялась лишь 20% от мировой, а в 2030 г. она, вероятно, составит уже менее 10%. Это не может не отразиться на, международных отношениях. Перенаселенные государства третьего мира обязательно потребуют свою долю полномочий во всех международных организациях. Период европейского господства, делает вывод Ж.-К. Шенэ, заканчивается. Этому геополитическому процессу способствуют восемь факторов:

1) бюджетные проблемы, когда старение населения приводит к резкому увеличению социальных выплат и снижению конкурентноспособности государства, в том числе в военной области;

2) потеря контроля над территорией (обезлюживание целых регионов и повышенная концентрация населения в городских конгломерациях);

3) зависимость от иммиграции, когда целые сектора экономики могут функционировать только благодаря притоку иностранной рабочей силы;

4) утрата боевого духа, которая является следствием старения населения. Типичный пример: французский народ был к 1940 г. самым старым в Европе, поэтому легко уступил в войне с Германией;

5) образование — в восточно-азиатских странах (Китай, Корея, Вьетнам и др.) в образование детей вкладывается значительно больше средств, чем в Европе;

6) семейные традиции почти не разрушились в Юго-Восточной Азии, но продолжают разрушаться в Европе;

7) этика труда, серьезно подорванная на Западе, до сих пор сильна в прогрессирующих странах;

8) диаспора — за границами Китая проживают почти 40 млн этнических китайцев, что оказывает стимулирующее влияние на развитие китайской экономики;

9) культурное единство — в отличие от России или США Китай выделяется большой однородностью населения, национальные меньшинства составляют только 6% населения.

Таков сравнительный демографическо-геополитический анализ европейского и восточно-азиатского обществ, проведенный Шенэ. Не в пользу европейцев складывается сравнение их и с мусульманским миром. Здесь французский геополитик выделяет действие пяти факторов:

1) ислам как источник чувства уверенности в себе дает простые и ободряющие ответы на многие философские и жизненные вопросы мусульман;

2) ислам как замена западному материализму заполняет духовный вакуум;

3) ислам как ответ на проблемы мировой цивилизации успешно решает вопросы социального неравенства, солидарности, помогает самоидентификации каждого мусульманина;

4) наступательный дух ислама способствует активному приобщению к этой религии-философии все новых масс, в то время как христианская цивилизация утратила миссионерский и экспансионистский дух;

5) использование терроризма фундаменталистскими организациями и средств массовой информации исламскими государствами для оказания давления на цивилизацию Запада.

Упадок Запада, делает вывод Шенэ, не носит фатального характера. У западной цивилизации есть немало возможностей преодолеть негативные геополитические тенденции. Среди этих возможностей он выделяет три основных.

1. Подъем рождаемости. Особую тревогу среди западноевропейских стран вызывает состояние рождаемости в странах Средиземноморья (Италия, Испания), где смертность превышает рождаемость в два-три раза. Для решения этой проблемы следует развивать государственные программы охраны детства, материнства, помощи молодым семьям.

2. Трансатлантическое и транс-средиземноморское сотрудничество. Европа может компенсировать свои недостатки путем укрепления связей со своим историческим продолжением на американской стороне Атлантики, более конкурентоспособной, чем Европа, а также сотрудничеством со странами Ближнего Востока и Северной Африки.

3. Выработка новой реалистической и созидательной идеологии. Крах марксизма не означает безупречность либерализма, который тоже имеет слабые стороны.

Наиболее подходящей для Европы Шенэ считает шведскую или немецкую модель общества, которая, по его мнению, оптимально примиряет требования свободы и равенства. Между избыточной ролью государства (социализм) и его недостаточной ролью (либерализм) существует оптимальное для современной Европы общественное устройство — социальный либерализм.

Ж.-Ф. Дюмон

Жан-Фернан Дюмон — современный французский демограф, политолог и геополитик. В статье «Демография и геополитика» он показывает роль демографического фактора в геополитике. Действительно, численность населения является одним из основных слагаемых ее мощи и влияния в мире. Но важна не только численность, но и другие характеристики количественного и качественного состава населения. Такая дисциплина, как политическая демография изучает демографические характеристики популяции и их влияние на политическое положение государства. На конкретных примерах Ж.-Ф. Дюмон показывает влияние на геополитику количественных и качественных демографических характеристик: численности, географического распределения населения, его национального и религиозного состава, наличия или отсутствия диаспоры. Не менее важно для геополитика понимать влияние на мощь и политическое положение государства статических и динамических характеристик его населения. Эти

характеристики не только демонстрируют актуальную силу и международный статус державы, но (это касается динамических характеристик) и дают возможность предсказывать их изменения и прогнозировать те или иные геополитические процессы. К статическим характеристикам относятся численность, распределение населения по территории страны, его этнический и конфессиональный состав, численность диаспоры, взятые в определенный момент, в статике. К динамическим демографическим характеристикам — внутреннее и внешнее (эмиграция и иммиграция) переселения, изменения во времени указанных статических характеристик.

Дюмон подчеркивает, что наличие неурегулированного внутреннего национального или религиозного конфликта (например, у Израиля с палестинцами, у Алжира с берберами или с исламскими фундаменталистами) резко снижает геополитический статус государства. Наоборот, умение преодолевать конфликтные ситуации (например, «бархатный развод» Чехии и Словакии) повышает международный престиж страны, но в отмеченном случае ухудшает их геополитическое положение, так как территория и население Чешской и Словацкой Федеративной республики были значительно больше, чем эти же характеристики разделенных Чехии и Словакии. Динамика демографических изменений в Ливане послужила возникновению политической проблемы и военного конфликта, так как места в парламенте страны распределялись пропорционально численности приверженцев основных религий по состоянию на 1932 г. без всяких коррективов.

Таким образом, делает вывод Ж.-Ф. Дюмон, геополитическое положение страны напрямую зависит от количественного и качественного состава населения, его статических и динамических демографических характеристик, а геополитика в определенной степени зависит от демографии.

Ф. Моро-Дефарж

Филипп Моро-Дефарж — современный французский историк, политолог и геополитик, автор известного учебника «Введение в геополитику», который включает следующие разделы: «Географическое сознание», «Геополитика морской державы», «Геополитика континентальной державы», «География, политика и война», «Геополитика и геоэкономика», «Геополитика и Франция». В первом разделе рассматриваются важнейшие вопросы традиционного геополитического

знания, в том числе проблемы образа жизни (оседлый и кочевой, крестьянский и городской, производительный и торговый, на земле, на море и в воздухе), осознания пространства, границ и роли государства в формировании геополитического сознания. Второй и третий разделы также посвящены традиционному изложению (лишь иногда с нарушением определенного порядка, например геополитика начинается с теорий морской мощи, а ее апологетом объявлен К. Клаузевиц) классических теорий геополитики, которые выстроены в «морской» и «континентальный» ряды:

♦ К. Клаузевиц, А. Мэхэн, X. Маккиндер, Н. Спикмен, Г. Моргентау, С. Коэн, К. Грэй;

♦ Ф. Ратцель, К. Хаусхофер.

Оригинальностью отличается четвертый раздел «География, геополитика и война», в котором Моро-Дефарж исходя из довольно спорного определения Ива Лакоста («география необходима прежде всего для ведения войны») представляет военный аспект географии, во-первых, как совокупность пространственных ограничений, во-вторых, как театр военных действий и, в-третьих, как цель войны.

Моро-Дефарж связывает войну и географию через геополитику, изучающую взаимодействие пространственного и политического. С другой стороны, он не признает за геополитикой статуса самостоятельной научной дисциплины, считая ее подходом, изучающим влияние факторов пространства и времени на характер деятельности человека (традиция, идущая от П. Видаля де ла Блаша), на формирование национальных интересов (Г. Моргентау) и политику государства (Ф. Ратцель). Действительно, политические интересы противостоящих держав всегда сталкиваются в определенной географической зоне. Превращению географической зоны в объект межгосударственного соперничества, по мнению Моро-Дефаржа, способствуют три фактора: принадлежность к системе международных обменов; наличие жизненно важных ресурсов; символическое значение (например, захват вражеской столицы).

Интересным подходом отличается изложение действия геополитических факторов на примере Первой и Второй мировых войн. Так, в Первой мировой войне, по мнению Моро-Дефаржа, действовал не только географический фактор, заключавшийся в стремлении каждого участника боевых действий овладеть определенным пространством, но и этнический, суть которого выражалась в столкновении пангерманской и панславянской идей (ученым почему-то проигно-

и время. Однако на самом деле все обстоит иначе. Ограничения, накладываемые на деятельность человека пространством и временем, никогда не были неизменными, они непрерывно эволюционировали, в частности под влиянием технического прогресса. И пока человек имеет свою телесную оболочку, пока его организм живет и стареет, факторы пространства и времени будут оказывать на него свое воздействие»1.

И. Лакост

Ив Лакост — современный французский географ, политолог и геополитик, родился в 1929 г. в Марокко в семье французских поселенцев, принадлежащих к среднему классу. Находясь в Марокко, он пережил процесс колонизации и деколонизации, стал свидетелем, как пишет о нем Ф. Моро-Дефарж, «противоречий, порождаемых якобинской моделью унификации страны, которая столкнулась с проявлением местных особенностей, с желанием сохранить свою самобытность…»2 Поэтому первая книга молодого географа была посвящена странам третьего мира («География развивающихся стран», 1965).

Постепенно, размышляя о военных аспектах географии, Лакост становится геополитиком. Теперь для него географические факторы: водное и земное пространство, его рельеф, климат, другие параметры становятся факторами военной политики, которую делают люди, также обладающие определенными характеристиками. В 1976 г. свои военно-политические взгляды он излагает в книге «География необходима для войны».

Лакост приобретает собственный взгляд на геополитику, ее определение, предметную область, методы и решаемые задачи. В 1993 г. в Париже под его редакцией выходит ныне приобретший большую известность «Геополитический словарь». Ученый отмечает новое качество геополитики в условиях современной демократии: «…слово “геополитика” — это не просто новое обозначение для территориальных споров, которые продолжаются уже в течение многих веков… появление и широкое распространение этого термина означает, что с недавнего времени стали действовать множество новых факторов, способствующих обострению соперничества между различными властями за контроль той или иной территории… Теперь это соперниче-

ство протекает в несколько иных формах, чем раньше, что связано, в частности, с возросшей ролью общественности… Специфические геополитические явления связаны не с любым соперничеством властных структур в территориальных вопросах, а — что является новым фактором — только с теми его формами, которые находят широкий отклик в средствах массовой информации и вызывают оживленные дискуссии в обществе при условии, что в данной стране существует свобода слова. Таким образом, речь идет о принципиально новом феномене, который оказывает существенное влияние на международные отношения и на осуществление властных функций государства во многих странах»1.

И. Лакост первым связал современную геополитику и общественное мнение, постановку геополитических проблем в демократическом обществе с работой средств массовой информации, вообще влияние информационных систем на развитие геополитических процессов.

В 1976 г. Лакост создает геополитический журнал «Геродот», названный по имени древнегреческого историка и политика, давшего название новой науке — истории и трактовавшего исторический процесс как цепь политических и военно-стратегических событий, важной движущей силой которых выступал географический фактор. Редакция «Геродота» занимает смешанную лево-марксистскую и либерально-центристскую позицию, причем в первые годы существования журнала (1976-1980) преобладала первая позиция, а затем стала доминировать вторая. В подаче таких материалов, как творчество французского географа и геополитика анархистских убеждений Элизе Реклю и вообще по географии анархии, по деколонизации мира, по латиноамериканским революциям, в дискуссии на тему «Что такое нация?» и т. д. Лакост и члены редакции выступают как прогрессивные левые интелектуалы-универсалисты. Для них проблемы третьего мира близки, понятны и несомненно требуют справедливого решения, в том числе с помощью развитых стран и ООН, для которых нация представляется чем-то архаичным и даже реакционным. Но взгляд, например, на немецкую геополитику 1920-1940 гг. или политику СССР после Второй мировой войны редакция «Геродота» неизменно осуществляет с позиций демократического либерализма. Лакост и редакция журнала немало сделали, чтобы отделить научную геополитику в лице таких ее представителей, как Ф. Ратцель и К. Хаусхофер от нацистских проектов завоевания «жизненного простран-

ства». Они также способствовали легитимизации и распространению геополитического знания во Франции, постановке перед европейскими интеллектуалами и французской нацией важных глобальных и региональных проблем геополитики. К числу последних можно отнести сербский вопрос и проблему Балкан вообще, проблему границ в Африке и пограничных районов России. Большое внимание уделяет журнал освещению развития трех важнейших для современного мира регионов «средиземных» морей: евро-арабского Средиземноморья между Гибралтаром и Суэцем, американского Средиземноморья между Атлантикой и Центральноамериканским перешейком, азиатского Средиземноморья между южным Китаем, Индокитаем, Индонезией и Филиппинами. В число глобальных проблем, поднимаемых журналом, входят отношения между Западом и Востоком, Севером и Югом, расизм, свобода и безопасность и др. Среди вопросов классической геополитики, регулярно рассматриваемых в журнале, ведущее место занимают проблемы, связанные с этническими и религиозными конфликтами, проблемы границ, проблемы образа жизни.

В плане методологических подходов, характерных для журнала, следует выделить анархическую методологию Лакоста, разработанную в ранний период существования журнала, заключающуюся’ в «освобождении людей от всякой власти и создании общества без власти». Кроме того, Лакост разработал новую категорию — «геополитическое представление», применяемую им как инструмент анализа политических конфликтов. Применение этой категории предполагает обсуждение результатов конфликта, а затем детальное изучение его истории и выявление причин.

Для «позднего» «Геродота» более характерен исторический подход, который включает как глубокие временные и пространственные реминисценции, так и сравнение с нынешним положением дел. Компаративный подход, как и функциональный, также широко используется сотрудниками журнала и авторами статей. Визитной карточкой «Геродота» является обязательное наличие в каждом номере географических карт, которые, по выражению Лакоста, являются «первичной формой осмысления пространства».

Тем не менее наибольшую известность Лакост получил как региональный геополитик в широком смысле этого слова, т. е. специалист как по регионам мира, так и по регионам своей страны. Современная школа Лакоста большое внимание уделяет внутренней геополитике, считая главным объектом исследования не государство в целом, а от-

дельные территории, точнее региональные конфликты на этих территориях. Этой проблематике посвящена одна из самых известных его книг — трехтомник «Геополитика регионов Франции» (1986).

А. Стригас

Афанасий Стригас — современный греческий политолог, геополитик и геостратег. Изучал политологию и экономику в Гейдельбергском университете (Германия), теорию дипломатии и международную стратегию в Джорджтаунском университете (Вашингтон), теорию пропаганды в университете им. Патриса Лумумбы (Москва).

Стригас начал свою политическую карьеру как военный атташе. В настоящее время он является специализированным консультантом при высшем военном командовании НАТО (Брюссель, Бельгия), кроме того, занимается исследованием проблем тайного, нелегитимного, «закулисного» управления миром и геополитическим прогнозированием. В частности, он за полтора года предсказал военный кризис между Турцией и Грецией и назвал его главную причину и будущий эпицентр событий — остров Кипр.

А. Стригас много пишет о глобальных центрах власти: Совете по международным отношениям, Бильдербергском клубе и Трехсторонней комиссии.

Совет по международным отношениям (Counsil on Foreign Relations, CMO, CFR) был создан по инициативе известного американского финансиста Моргана в 1921 г. для разработки стратегий унификации мировой экономики и международных отношений. Конечной целью этих стратегий считается полная унификация основных сфер жизни жителей Земли и создание всемирного правительства. СМО развивает идеи своего предшественника — «Фонда Карнеги за вселенский мир», а также весьма распространенных в то время масонских организаций, выступавших за объединение мира на основе гуманистических проектов, носивших сакрально-мистический характер. Сегодня СМО предпочитает оставаться в тени, выдвигая на первый план международные глобалистские организации, в первую очередь, Бильдербергский клуб и Трилатераль.

Бильдербергский клуб — международная организация, штаб-квартира которой находится в Гааге (Нидерланды). Своим названием она обязана гостинице в голландском городе Оостербеек, где в 1954 г. прошло первое заседание. В настоящее время эта организация имеет двухуровневую структуру. Первый, низший уровень — внештатные

Рис. 11.1. Ранний этап интеграционного процесса в Европе.

Источник: Пономарев М. В., Смирнова С. /О. Новая и новейшая история стран Европы и Америки: В 3 ч. М., 2000. Ч. 3. С. 1 51

Контрольные вопросы

1. Какова роль стратегии в ядерный век с точки зрения Галлуа? Каковы геополитические факторы сдерживания, им сформулированные?

2. В чем заключается стратегия непрямого действия Лиддел-Гарда?

3. Какие требования стратегии, влияющие на геополитику государства, сформулировал Кингстон-Макклори? Какую геополитическую картину мира он нарисовал?

4. Расскажите о пути в науку К. Ясперса. Какие геополитические идеи он выдвинул?

5. В чем суть геополитического метода, каковы движущие силы истории (и геополитики) по А. Тойнби?

6. Какова геополитическая картина мира Тойнби и перспективы ее развития?

7. Какую роль играет география и вообще окружающая среда в исследовании истории у Ф. Броделя?

8. Каково значение бассейна Средиземного моря для развития человеческой цивилизации?

9. Почему И. Рамоне новый мировой порядок назвал хаосом и какие меры для стабилизации геополитической обстановки он предложил?

10. Какой фактор выдвигает на ведущее место в современной геополитике Ж.-К. Шенэ? Какие факторы, по его мнению, влияют на закат европейского господства?

11. Какие характеристики демографического фактора геополитики выделяет Ж.-Ф. Дюмон?

12. Как влияет демографический фактор на геополитический статус государства?

13. Как связывает категории «война» и «география» Моро-Дефарж? Какие геостратегии и геополитики великих держав он описал?

14. Какое место заняла экономика в современной геополитике?

15. Какие деятели Франции сыграли ведущую роль в развитии современной европейской геополитики?

16. Каковы достижения в развитии геополитики И. Лакоста?

17. Какова позиция А. Стригаса по отношению к глобальным организациям?

18. Какие неконкурентные и конкурентные эры в развитии процесса колониализма выделяет П. Тейлор?

Литература

Бродель Ф. Средиземное море и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II. М., 2002. Галлуа П. Стратегия в ядерный век. М., 1962. Геополитики и геостратеги: Хрестоматия / Под ред. Б. А. Исаева.

СПб., 2004. Ч. III. Кн. 2: Современные европейские геополитики. Дюмон Ж.-Ф. Демография и геополитика // С. Г. Киселев. Основной

инстинкт цивилизаций. М., 2002, С. 294-309. Кингстон-Макклори Э. Глобальная стратегия. М., 1994. Лиддел-Гард Б. Стратегия. М., 1957. Лиддел-Гард Б. Вторая мировая война. М., 1976. Моро-Дефарж Ф. Введение в геополитику. М., 1996. Рамоне И. Геополитика хаоса. М., 2001. Тойнби А. Постижение истории. М., 2002.

Тойнби А. Цивилизация перед судом истории: сборник. М.; СПб., 1995. Шенэ Ж.-К. Демография и стратегия: закат Запада // С. Г. Киселев.

Основной инстинкт цивилизаций. М., 2002. С. 284-293. Ясперс К. Смысл и назначение истории М., 1994. Gallois P. Geopolitique. Les voies de la puissance. Paris, 1990.

test

Добавить комментарий