Современная российская геополитика

Л. Н. Гумилев (1912-1992)

Лев Николаевич Гумилев родился в Царском Селе под Петербургом в семье известного поэта Николая Гумилева и Анны Ахматовой, только начинавшей свой творческий путь.

Расстрел отца в 1921 г., а также дворянское происхождение затруднили получение образования: перед тем как поступить со второй попытки в университет, Гумилев работал в геолого-разведывательной, а затем в археологической экспедиции на Памире. Там он изучал таджикский и киргизский языки, интересовался историей и религиями местного населения. В 1934 г. Л. Гумилев становится наконец студентом восточного факультета Ленинградского университета, но через год его исключили «за недонесение о характере разговоров в кругу семьи» и арестовали. Спустя два года Гумилева восстанавливают в университете, а в 1938-м — вновь арест и осуждение на пять лет. Гумилев попадает в Норильлаг, на новые никелевые рудники. С истечением срока (1943) просится на фронт. В 1944 г. просьбу удовлетворили — он зачислен в штрафной батальон. В 1945 г. Гумилева восстанавливают в университете. На следующий год он сдает экзамены за полный курс и поступает в аспирантуру Института востоковедения Академии наук. Он подготовил диссертацию о политической истории тюркского каганата 546-659 гг., но был отчислен из аспирантуры под надуманным предлогом. Гумилев устраивается на работу библиотекарем психотерапевтической больницы и, живя на мизерную зарплату, готовится к защите диссертации. Наконец защиту разрешают, и в 36 лет он становится кандидатом исторических наук. За год работы в качестве ученого-историка он принял участие в раскопках знаменитого алтайского кургана Пазырык скифско-сибирской культуры и написал насколько статей о предметах материальной культуры

пройдя фазу подъема (1200-1500), заключавшуюся в формировании нового русского суперэтноса и объединении Великороссии, акматическую фазу (1500-1800), когда Москва объединила под своей властью многие народы Евразии, находился до последнего времени (до 2000) в фазе надлома, характеризующегося нарастанием внутренних конфликтов. После 2000 г., по Гумилеву, Россия вступила в инерционную фазу, в которой пассионарность убывает медленно и постепенно, а субпассионарии живут спокойно, наслаждаясь благами цивилизации.

Л. Н. Гумилев никогда не называл себя геополитиком, что при его сложных отношениях с «властями предержащими» было просто невозможно. В то же время Гумилева явно роднит с представителями этой науки его географический и исторический подход, поиск ответов на вопросы появления и исчезновения с лица земли целых наций и народностей, изменений границ их проживания, перестройки картин мира.

Не относясь к геополитикам, Гумилев позиционировал себя евразийцем, не только признавая евразийскую концепцию месторазвития, но и применяя ее в своих изысканиях. Он был лично знаком с П. Н. Савицким, приезжал к нему в Прагу, состоял в переписке. Гумилев разделял критический взгляд Савицкого, других евразийцев на западную цивилизацию, и в частности на романо-германский мир, он был последовательным сторонником географического детерминизма. Ученый развивал концепцию русско-монгольской Срединной империи евразийцев, придав ей вид туранского фактора в российском этногенезе. Его историческая работа «От Руси к России» по своей позиции и поставленным задачам весьма напоминает книгу «классического» евразийца Г. В. Вернадского «Начертание русской истории», с которым Л. Гумилев тоже состоял в переписке.

А. Г. Дугин

Александр Гельевич Дугин родился в Москве, в семье военнослужащего в 1962 г. После окончания университета работал редактором, главным редактором издательского центра «ЭОН» (1988-1991), альманаха «Милый Ангел» (1990), журнала «Элементы» (1991), автором и ведущим радиопрограмм FINIS MUNDI (1996-1997), «Геополитическое обозрение»(1997-1999).

В настоящее время А. Г. Дугин — преподаватель философии, кандидат философских наук. Читает курсы философии, философии по-

литики и геополитики в московском Новом университете, а с 1998 г. является его ректором. Автор тринадцати крупных работ, во многих из которых присутствует геополитическая проблематика, в их числе «Основы геополитики» (1997) — первый российский учебник геополитики, «Консервативная революция» (1994), «Мистерии Евразии» (1996), «Наш путь» (1999), «Мыслить пространством» (2000), «Основы евразийства» (2002). Некоторые его книги изданы в европейских странах (в Великобритании, Италии, Испании). Постоянно публикует статьи в таких изданиях, как «Известия», «Российская газета», «Литературная газета», «Россия», «Независимая газета», «Евразийское обозрение», «Консерватор» и др.

Антизападник, антилиберал, консерватор, правый националист, Дугин в 1990-е гг. неизменно находился в оппозиции правящему режиму. В последние годы избегает крайностей, позиционируется центристом и сторонником президента. С 1998 г. занимает должность советника председателя Государственной думы.

А. Г. Дугин основал идейное течение неоевразийства, создав на его основе политическое движение, а затем и политическую партию «Евразия» (2002), которая в настоящее время не имеет большого политического веса и не входит в число думских партий.

Большое значение А. Г. Дугин придает развитию неоевразийской теории. Он объясняет ее появление в 1980-х гг. кризисом коммунистической идеологии и советской политической системы, необходимостью дать альтернативу увлечению западными моделями социально-политического устройства общества1. Таким образом, неоевразийство выросло и развивается на антизападнической, антиевропейской и антилиберальной парадигме. Оно является наследником и продолжателем традиций евразийства 1920-х гг., его главным социально-философским методом является цивилизационный подход. В своих исследованиях Дугин ссылается на представителей германской консервативной революции О. Шпенглера, В. Зомбарта, К. Шмитта, Э. Юнгера, Ф. Юнгера, Э. Никиша, европейского традиционализма Р. Генона, Ю. Эволу, Т. Буркхарта, Ф. Шуона, на современных «новых левых», критиков западного капитализма Ж.-П. Сартра, Г. Дебора, М. Фуко, Ж. Делеза и современных «новых правых», таких как А. де Бенуа, Р. Стойкерс и др.2 Все эти западные течения объединяет радикализм, причем критика западного общества с «левой», социальной

к предыстории геополитической мысли. Он вернулся на позиции предтеч геополитики, таких как Геродот, Фукидид, Страбон, Монтескье, Руссо, а также современных консервативных геополитиков типа К. Шмитта, для которых противостояние Суши и Моря носит символический, традиционный и неизменный характер. Они не хотят видеть колоссальных изменений, вносимых научно-техническим прогрессом, изменений, касающихся в том числе взаимоотношений человека и природы. Делить мир на сушу и море, видеть двухмерную геополитическую картину мира, состоящую только из друзей и врагов, Запада и Востока, глобалистов и антиглобалистов, — это значит отрицать очевидные географические, физические, социологические, политологические истины.

В. В. Жириновский

Владимир Вольфович Жириновский родился в 1946 г. в Алма-Ате, в семье юриста. С отличием окончил Институт восточных языков при МГУ (1970) и вечернее отделение юридического факультета МГУ (1977).

После окончания института был призван в армию как офицер запаса. Два года отслужил в штабе Закавказского военного округа. По увольнении (1972) три года работал в Советском комитете защиты мира (международный отдел, сектор Западной Европы). Затем два года — сотрудником деканата Высшей школы профсоюзного движения по работе с иностранными студентами (1975-1977). После получения диплома юриста решил попробовать себя на правоведческом поприще: 1977-1983 гг. — Инюрколлегия Министерства юстиции, 1983-1990 гг. — старший юрисконсульт издательства «Мир».

В декабре 1989 г. В. В. Жириновский стал одним из инициаторов организационного собрания Либерально-демократической партии Советского Союза (ЛДПСС). Уже в марте 1990 г. был проведен учредительный съезд, на котором Жириновский был избран председателем партии.

В 1991 г. на выборах президента РСФСР он выставил свою кандидатуру и вел избирательную кампанию под национально-патриотическими лозунгами. В итоге занял третье место (7,81%). В августе 1991-го поддержал ГКЧП, а в декабре того же года осудил Беловежские соглашения о разделе СССР. Считал незаконным как образование СССР (1922) большевиками, узурпировавшими власть в 1917 г., так и создание СНГ (1991) после всенародного референдума, высказавшегося за сохранение СССР. Но в октябрьском противостоянии

ского раздела мира, который весьма напоминает хаусхоферовские панидеи. По Жириновскому, мир должен быть разделен на следующие регионы с примыкающими к ним зонами влияния: США и Латинская Америка, Западная Европа и Африка, Россия и Южная Азия (с выходом в Индийский океан), Китай, Япония и Океания. Каждый из регионов (мировых держав) может использовать «свою зону влияния» для пополнения ресурсов, для обустройства геополитических «буферов» и лимитрофных кордонов, но не имеет права вмешиваться в дела других мировых держав и контролируемые ими зоны влияния.

Л. Г. Ивашов

Леонид Григорьевич Ивашов — известный российский военный стратег, геостратег и геополитик, родился в 1943 г. в Киргизии. Окончил Ташкентское высшее общевойсковое командное училище и Военную академию им. М. В. Фрунзе. Службу проходил в Туркестанском, Прикарпатском, Московском военных округах, в Германии, центральном аппарате Министерства обороны.

Длительный период Л. Г. Ивашов, возглавляя аппарат министра обороны СССР Д. Ф. Устинова, активно участвовал в создании новых образцов вооружений и военной техники (в том числе космической), внедрении ее в войска.

В период руководства управлением делами Министерства обороны СССР (1987-1992 гг.) он возглавлял работу по созданию системы военного законодательства. После распада СССР создавал основы военного сотрудничества стран СНГ. На посту секретаря Совета министров обороны государств — участников СНГ внес значительный вклад в сохранение союзнических и дружественных связей между вооруженными силами новых независимых государств. Л. Г. Ивашов — автор договора о коллективной безопасности стран СНГ.

В 1992-2002 гг. генерал Ивашов находился на посту начальника Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны РФ. Занимал позицию активного противодействия агрессии НАТО против Югославии, расширению НАТО на восток. Выступил инициатором броска российских десантников в Косово.

Командную службу и военно-дипломатическую работу Л. Г. Ивашов постоянно сочетал с научной и литературной деятельностью. Сегодня он — признанный геополитик, автор более 400 работ, опубликованных в российских и иностранных изданиях, доктор исторических наук, профессор, вице-президент Академии геополитических

в Турции. Уже сегодня между Россией и Западом сформировался двойной буферный пояс из бывших соцстран (Польша, Чехия, Венгрия, Румыния, Болгария) и бывших республик СССР (Эстония, Литва, Латвия, Белоруссия, Украина, Молдова). Далее он анализирует геополитическое положение отдельных звеньев этого буферного пояса: Прибалтики, Украины, Средней Азии. Особую тревогу с геостратегической точки зрения вызывает отпадение от геополитического пространства России Украины. При этом, по мнению Ивашова, теряют обе державы. Украина не столько оказалась обращенной к вожделенному Западу, сколько столкнулась с турецким геополитическим вызовом, а также с риском территориальной дифференциации на Северо-Западную Украину (Галиция, Северная Буковина, Закарпатье), тяготеющую к Европе, и Южную Украину, тяготеющую к России. В борьбу за образовавшийся геополитический вакуум в Закавказье и Средней Азии включились Турция, Иран, страны Ближнего и Среднего Востока, США. Видя отрешенность России, постепенно отходят от нее Туркменистан, Узбекистан. Киргизия заняла выжидательную позицию. Казахстан, настойчиво тянувшийся к России, был встречен равнодушием и остается на расстоянии. Таджикистан просил военной и экономической поддержки, но получил только военную, причем, в минимальном количестве. Свертывание влияния России в исламских странах — бывших республиках СССР в ближайшем будущем обернется против нее. Но, в то же время львиную долю ответственности за геополитическую обстановку во внешней периферии несет и будет нести именно Россия как доминирующий центр силы этого региона.

Г. А. Зюганов

Геннадий Андреевич Зюганов, известный российский публичный политик, партийный деятель и геополитик, родился в деревне Мымрино Орловской области в 1944 г. По окончании десяти классов (1961) год работал учителем в сельской школе. В 1962 г. был призван в армию. Службу проходил в Германии в подразделении радиационной и химической разведки.

По окончании срока службы (1966) поступил на физико-математический факультет Орловского пединститута, который окончил в 1969 г. С 1967 г. Г. Зюганов — на комсомольской работе, сначала в своем вузе, затем — освобожденным первым секретарем райкома г. Орла, потом — первым секретарем Орловского обкома. Далее — пе-

реход на партийную работу в качестве секретаря горкома партии, заведующего отделом пропаганды и агитации обкома. В 1978 г. он поступает в Академию общественных наук при ЦК КПСС. Учится три года, одновременно заканчивает экстерном аспирантуру. Получает новое назначение — уже в центральный аппарат КПСС. Шесть лет работает инструктором отдела пропаганды (1983-1989), полтора года заведующим отделом, пока не избирается секретарем компартии РСФСР (1990), генеральным секретарем которой был И. Полозков. В июле 1991 г. Г. Зюганов вместе с А. Прохановым, маршалом Варенниковым, В. Распутиным и другими подписал «Слово к народу» — идеологическую программу ГКЧП — и поддержал путч в августе 1991 г., в результате которого СССР распался, а компартия РСФСР указом президента Ельцина была запрещена.

В 1992-1994 гг. Г. А. Зюганов выступает одним из создателей Фронта национального спасения — оппозиционной организации, боровшейся за отставку президента Ельцина и сворачивание либерально-демократических реформ, а в декабре 1992 г. участвует в организации КПРФ — наследницы КП РСФСР и КПСС. Избирается председателем ЦИК, затем (1997) становится председателем партии.

По спискам КПРФ Зюганов четырежды проходит в Государственную думу, где возглавляет фракцию коммунистов. Дважды участвует в президентских выборах. В 1996 г. проходит во второй тур, где проигрывает Б. Н. Ельцину. В 2000 г. проигрывает в первом туре В. В. Путину.

В настоящее время Г. А. Зюганов — известный российский политик, лидер одной из крупнейших партий страны, доктор философских наук (1995), автор более 150 работ по проблемам философии, идеологии, внутренней и внешней политики России, геополитики, в том числе: «Держава», «Верю в Россию», «За горизонтом», «Моя Россия», «Россия и современный мир», некоторые разделы которых имеют геополитический аспект.

В концентрированном виде геополитическая позиция Г. А. Зюганова выражена в книге «На рубеже тысячелетий», часть третья которой называется «Очерки российской геополитики» и состоит из трех глав.

В главе 1 «Подвиг Руси» речь идет об историческом пути, исторической составляющей российской геополитики. Наиболее интересной здесь выглядит позиция автора по отношению к основной проблеме классической геополитики — противостоянию Суши и Моря1. Со-

только коммерсантам и схоластам; для подвижников и художников она оказалась губительной и непригодной»1. В таком же духе противопоставлений в развитии Европы и России описаны эпохи Реформации (XVI-XVII вв.), Просвещения (XVIII в.), Индустриальная эпоха (XIX в.) и «Эпоха катастроф», под которой Г. А. Зюганов понимает XX в. Свой враждебный взгляд на Европу он переносит на весь западный мир, объясняя свою позицию тем, что «Запад положил в основу своего существования воинственный антитрадиционализм»2.

Наиболее объективной и целостной у автора получилась глава «Смена геополитических эпох», в которой он выделяет Вестфальскую, Венскую, Версальскую, Потсдамскую и Беловежскую эпохи. Только геополитические эпохи у Зюганова не синхронизированы с эпохами историческими.

Глава 3, очевидно, не без влияния А. Тойнби, названа «Вызовы грядущей эпохи и ответы России». В ней несомненный интерес представляет анализ российских геополитических доктрин от филофеевской «Москва — третий Рим» до «доктрины Брежнева». Основными вызовами России XXI в., по мнению Г. А. Зюганова, будут вызовы военный, сырьевой и экологический, либерально-демократический, демографический, экономико-технологический и духовный. Ответом на эти вызовы будет «возрождение единой, централизованной российской державы в ее естественных геополитических границах»3 на основе «русского традиционализма», под которым автор понимает отказ от разделения властей, «демократическую соборность управления», усиление сословно-профессионального или сословно-территориального представительства, восстановление отношения к труду как к служению, возрождение многоукладности хозяйства, соблюдение принципа социальной справедливости. Основной геополитической тенденцией в мире XXI в. он считает формирование многополярной системы.

К. С. Гаджиев

Камалудин Серажудинович Гаджиев — известный современный российский историк, политолог и геополитик. Доктор исторических наук, профессор. Преподает в Московском государственном институте международных отношений (МГИМО).

К. С. Гаджиев — автор многочисленных научных работ по вопросам новой и новейшей истории, истории и социологии международных отношений, международного права, политической социологии и политической культуры, геополитики и глобалистики. Ему принадлежит одно из первых в современной России учебных пособий по политологии «Политическая наука», вышедшее в начале 1990-х гг. (2-е изд. — 1995 г.), он является соавтором учебника «Новая и новейшая история стран Европы и Америки» (М., 2001).

Профессор Гаджиев был одним из первых в посттоталитарной России, кто увидел необходимость геополититческого знания для анализа современных политических реалий. Но он был также и пионером критического подхода в применении геополитической методологии. Его позиция заключается в осмыслении, во-первых, параметров «старой» геополитики, геополитики XIX в., в сравнении, во-вторых, геополитики XIX и XXI в., в выявлении, в-третьих, ведущих мировых тенденций и определении на этой основе области применения геополитического знания сегодня. В предисловии к своему учебнику «Введение в геополитику» он отмечает ряд особенностей геополитики XIX в. «Старая» геополитика была разработана в период господства евроцентристского мира и в интересах этого мира. Она базировалась на инфраструктуре Вестфальской системы международных отношений, которая также формировалась и функционировала в рамках евроцентристского миропорядка. Двадцатый век во многом трансформировал этот миропорядок. Основные изменения заключаются в следующем:

♦ осуществлен беспрецедентный прогресс в науке, технике и технологиях, при этом на начало и середину века пришлась научно-техническая, а на конец века — информационно-телекоммуникационная революция,

♦ продолжается неуклонный процесс распространения рыночной экономики и либеральной демократии, признания все более растущим числом стран принципов защиты прав человека и прав народов на сомоопределение;

♦ XX в. стал веком торжества «идеологии и практики национализма», т. е. принципа «государства-нации», что проявилось в распаде государств-империй и колониальных империй;

♦ XX в. войдет в историю человечества еще и как столетие самых разрушительных мировых войн, появления оружия массового поражения и жестоких тиранических режимов — фашистского, нацистского и большевистского;

струй, текущих с разными скоростями, поток с постоянными водоворотами, встречными течениями и непредсказуемой динамикой. Но турбуленция не только препятствует нормальной управляемости мира, она способствует и даже ускоряет изменения в нем. Особенно это касается новых знаний, технологий и коммуникаций.

В многополярном и неустойчивом миропорядке акторы геополитики постоянно должны «играть в несколько игр», поддерживая контакты одновременно со всеми центрами силы, так как между полюсами и внутри полюсов сколько-нибудь четкие границы размыты силой турбуленции.

А. И. Уткин

Анатолий Иванович Уткин — известный современный российский писатель и публицист, футуролог, политолог, геополитик. Автор ряда научных и научно-публицистических работ, среди которых следует отметить книгу геополитического и социополитического содержания «Россия и Запад: проблемы взаимного восприятия и перспективы строительства отношений» (М., 1995), а также его участие в крупном четырехтомном проекте МГИМО, Российской ассоциации международных исследований, АНО «ИНО-Центр» (Информация. Наука. Образование) под названием «Внешняя политика и безопасность России, 1991-2002» (М., 2002), в котором он выступил со статьей «Россия и Запад: мир общечеловеческих ценностей или планетарной разобщенности?»

Необходимо особо выделить его объемную и основательную работу «Мировой порядок XXI века» (М., 2001), в которой он на основании 900 зарубежных источников, в первую очередь американских и европейских, анализирует геополитические процессы конца XX — начала XXI в. Например, он выделяет четыре подхода американской геополитики на проблему реализации американской гегемонии в мире: гегемонистский реализм, умеренный реализм, гегемонистский либерализм и новый либеральный интернационализм. Когда А. И. Уткин описывает состояние геополитической науки в вопросе трансформации современного однополюсного мира, то представляет сразу пять сценариев американского геополитика Г. Макрае, в соответствии с которыми:

1) всемогущество США продлится на десятилетия;

2) мир от однополярного перейдет в биполярный, когда у США появится могучий конкурент в лице Китая или Европейского союза;

заций. Латиноамериканская и африканская цивилизации сблизятся с западной, японская — с китайской. Возможно сближение России и Индии в противостоянии Китаю. В дальнейшем возможна коалиция цивилизаций: западная, восточноевропейская и индийская против китайской, японской и исламской

В другой работе «Россия и Запад: история цивилизаций» (М, 2000), написанной на материалах 120 отечественных и 287 зарубежных источников, ученый рассматривает отношения Государства Российского с Западом в рамках трех геополитических периодов. Первый — освоение Восточной Европы, продвижение на лесной северо-восток, принятие христианства. Второй — татаро-монгольское иго, создавшее изолированный от Европы «Третий Рим». Третий период начался деятельностью Петра Великого и заключается в осознании своей самобытности и одновременно в стремлении к обновлению и приобщению к передовому зарубежному опыту. Этот период продолжается до сих пор.

Современную ситуацию отношений России и Запада А. И. Уткин выражает в трех сценариях: образование единой политической и социально-экономической системы, опоясывающей Северное полушарие; сближение по оси «Париж—Берлин-Варшава—Москва»; третий путь России придется выбрать, если будут заблокированы первые два, — дорогу внутрь себя и на Восток. Это путь самообеспечения и развития отношений с южными и восточными соседями.

Н. С. Мироненко

Николай Семенович Мироненко — современный российский географ и геополитик, доктор географических наук, профессор. Специализируется на проблемах экономической географии, геоэкономики и геополитики. Опубликовал более 150 работ, в том числе ряд монографий и учебных пособий по геополитике. В настоящее время — заведующий кафедрой географии мирового хозяйства географического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. Лауреат премии имени Д. Н. Анучина за лучшую географическую работу 1992 г.

В своей работе «Геополитика» Мироненко развивает подход, который называет «геополитикой взаимодействия, а не конфронтации»1. Кроме того, его метод весьма напоминает подходы классиков геополитики, в первую очередь географов и только во вторую — по-

литиков, которые от физико-географического продвигались к историческому, а затем — к социально-политическому. Отдав должное классикам геополитики конца XIX — начала XX в. Ратцелю, Челлену, Маккиндеру, Хаусхоферу, Мэхэну, Шмитту, Видалю де ла Блату и др., он далее излагает те современные геополитические идеи и теории, которые действительно владеют большинством и находят свое воплощение в реальной политике. Он уделяет должное внимание таким важным геополитическим процессам, как великие географические открытия, колонизация и деколонизация, цикличность мирового развития. Н. С. Мироненко не обходит стороной как историю развития геополитической мысли в России, так и современное геополитическое положение нашей страны. Завершает работу модель геополитического положения России, которую автор рассматривает в военном, геополитическом и геоэкономическом аспектах.

Ученый создал обобщенную картину геополитического положения России, состоящую из четырех геополитических концентров (оболочек, поясов) и четырех секторов и сделал последовательный анализ всех этих структур. В первом поясе он выделил такие сектора, как государства Прибалтики, Белоруссию, Западно-Черноморский сектор, Кавказ, Центральную Азию. Во второй пояс он включил Японию и Океанию, Восточную и Южную Азию, Ближний и Средний Восток, Центральную и Восточную Европу, Финляндию. Третий пояс составили Западная Европа, страны Магриба, африканские государства, четвертый — страны Латинской Америки, Англо-Америки и Карибского бассейна. Таким образом, пояса построены по принципу геополитической значимости для России, а сектора — по принципу географического положения по отношению к России. Это дает возможность наглядно увидеть и исследовать положение России в мире, определить ее геополитический статус.

С. Г. Киселев

Современный российский геополитик Сергей Георгиевич Киселев (род. в 1956 г.) стал известным после выхода в свет работы «Основной инстинкт цивилизаций и геополитические вызовы России» (2002). В своей методологии он исходит из цивилизационного подхода, ссылаясь на труды Н. Я. Данилевского, В. С. Соловьева, О. Шпенглера, А. Тойнби, Н. А. Бердяева, С. Хантингтона, русских евразийцев. Для С. Г. Киселева история человечества не только процесс становления и распада национальных государств и империй, но совокупность жиз-

ненных циклов локальных цивилизаций или геоцивилизаций — единиц геополитического анализа.

Геоцивилизации — это историко-культурные образования, сообщества людей, объединенные государствами по фундаментальным ценностным основаниям. Каждой геоцивилизации присущ «основной инстинкт» — фундаментальное двуединое свойство, которое проявляется, с одной стороны, как стремление к сохранению и приумножению своих культурных ценностей, а с другой — как культурная экспансия, расширение зоны своего культурного влияния. Такие стремления действуют почти интуитивно на общественно-бессознательном уровне, как инстинкты самосохранения и продолжения рода у живых организмов. Разумеется, подсознательные импульсы «инстинктов» осмысливаются общественным сознанием и представляются в виде идей, концепций и доктрин. Этот основной инстинкт или «свойство локальной цивилизации (геоцивилизации), связанное с упрочением, увеличением и расширением территории (контроля над территорией), жизненных благ и культурных ценностей, является важнейшим стимулом геоцивилизационной активности и эволюции (эволюция в реальности осуществляется в борьбе различных сил с различными интересами, в пользу одних и во вред другим). Здесь кроется источник прогресса цивилизации»1. Отсюда вытекает и задача автора: исследовать современные геополитические реалии, т. е. адекватно представить геополитическую картину мира на рубеже XX и XXI вв., картину, отмеченную новыми вызовами и действием новых геополитических механизмов, и определить место России в этом мире. К новым геополитическим механизмам С. Г. Киселев относит в первую очередь воздействие геоцивилизационного фактора, генерируемого все усиливающимся взаимодействием локальных цивилизаций — западной, мусульманской, конфуцианско-буддистской, российской, православной, индуистской, латиноамериканской, японской, африканской. Он определяет реальную силу, влияние и масштабы воздействия каждой из девяти геоцивилизаций на становление новой картины мира. Особенно его интересуют воздействие пограничных цивилизаций на российскую. Поэтому он выделяет в отдельную главу, названную «Геоцивилизационные вызовы России», главные направления ее взаимодействия: на Западе (с западной геоцивилизацией), на Юге (с исламской геоцивилизацией) и на Востоке (с конфуцианско-буддистской и японской геоцивилизациями).

в границах существующих двухсот государств — членов ООН, и они не вписываются в цивилизационный раздел мира. Некоторые нации (еврейская, армянская, китайская и др.) имеют значительные диаспоры, существующие сразу в нескольких цивилизациях. Да и сами цивилизации в государственных границах этнически и религиозно неоднородны. В западной цивилизации (особенно в США, Канаде, Австралии, Европе), в африканской, российской и некоторых других цивилизациях проживает немалое (и все увеличивающееся) количество людей — носителей культуры других цивилизаций.

Ниже представлена таблица сравнительных характеристик геоцивилизаций С. Г. Киселева с небольшими сокращениями — без динамических показателей развития цивилизаций (табл. 12.1).

Таблица 12.1. Сравнительные характеристики геоцивилизаций С. Г. Киселева

Цивилизация

Территория, кв. км

Население, млн. чел.

ВВП, млрд. долл.

Военный

бюджет,

млрд. долл.

Численность ВС, млн. чел.

Западная

32,4

849

17 864

445,7

5,2

Православная

2,7

189

539

9,9

1,4

Исламская

28,0

1145

3804

60,9

5,2

Конфуцианская

13,4

1606

4933

37,3

6,4

Индуистская

3,4

989

1563

10,2

1,3

Латиноамериканская

21,7

491

3076

26,8

1,9

Российская

17,1

146

692

4,5

1,2

Японская

0,4

126

2850

43,5

0,18

Африканская

4,1

139

152

0,8

0,18

Учитывая современные тенденции, следует отметить, что наиболее динамично за последнюю декаду XX в. развивались конфуцианская и индуистская цивилизации, демонстрируя прирост ВВП на 568% каждая и населения соответственно на 10 и 19%. При этом первая снизила военные расходы на 21%, а вторая увеличила на 13%. Далее по темпам развития идут исламская, африканская и латиноамериканская цивилизации (прирост ВВП соответственно 449, 379, 286%, рост населения: 23, 31, 12,5%, рост военных расходов и вооруженных

сил: 38% и 0,3 млн человек; 33% и 0,01; 160% и 0,4 млн человек). Западная и японская цивилизации за отмеченный период не достигали таких темпов, однако высокий уровень их развития и показанные ими темпы дали огромный абсолютный прирост, не сопоставимый с показателями других цивилизаций. При этом военный бюджет и вооруженные силы западной цивилизации были сокращены соответственно на 2% и 0,7 млн человек. Японская цивилизация, увеличив военные расходы (на 43,5%), сократила вооруженные силы на 0,06 млн человек. Отрицательную динамику по основным показателям демонстрировала Российская цивилизация. Лишь в начале XXI в. эта тенденция была преодолена.

В. А. Колосов

Владимир Алексеевич Колосов — российский политический географ и геополитик, выпускник географического факультета МГУ. В настоящее время — доктор географических наук, профессор, руководитель Центра геополитических исследований Института географии РАН, председатель Комиссии Международного географического союза по политической географии, почетный профессор ряда иностранных институтов. В. А. Колосов — автор около 200 публикаций по проблемам политической географии и геополитики, в том числе семи книг. Сторонник геополитики взаимодействия.

В работе «Политическая география» он показывает широкую картину развития современной мировой политической географии, ее состояния в СССР и современной России. Вкладом В. А. Колосова в геополитическую теорию можно считать его исследования по лимологии (теории государственных границ) и взаимосвязям территориальной идентичности государств и мировой политической системы. Он выделяет четыре основных типа границ в современном мире.

1. Отчуждающие границы — они устанавливаются в том случае, когда приграничные страны разделяют глубокие идеологические и политические противоречия, когда имеют место территориальные претензии и спорные территории, а сами государства проводят политику изоляционизма и автаркии.

2. Полупроницаемые границы — самый распространенный в современном мире тип границ. Он устанавливается в случае договорной базы отношений с целью предотвращения приграничных конфликтов, когда осуществляется реализация общих интересов приграничных стран наряду с сохранением «груза прошлого».

3. Соединяющая граница имеет место, когда налажены многообразные добрососедские связи, приграничные страны входят в одни и те же региональные и международные организации, существуют союзнические отношения, осуществляются совместные проекты на базе общих долговременных интересов.

4. Интеграционная граница возникает в результате процесса интеграции приграничных держав во всех сферах жизни и передачи большей части государственных функций на международный уровень1.

В. А. Колосов отдает должное и проблемам государственного строительства России, которые включают, кроме прочего, и строительство новых пограничных рубежей. От лимологии он вполне обоснованно переходит к территориально-политической организации общества, в том числе и российского. Далее дается анализ современного федерализма и рассматриваются его российские особенности. Работа завершается географическим и геополитическим анализом проблем местного самоуправления. Книга В. А. Колосова являет собой хороший пример современного геополитического исследования, сочетающего в себе проблемы глобальной, региональной и локальной геополитики, показывающего как широкую картину развития мировой геополитической мысли, так и достижения отечественных геополитиков, дающего не только представление о развитии общей теории геополитики, но и конкретные примеры применения геополитических концепций для решения прикладных задач.

Другие геополитические исследования В. А. Колосова: Геополитическое положение России: представления и реальность / Под ред. B. А. Колосова. М., 2000;

Колосов В. А. «Примордиализм» и современное национально-государственное строительство // Полис. 1998. № 3. C. 95-106;

Колосов В. А., Трейвиш А. И. Этнические ареалы современной России: сравнительный анализ риска национальных конфликтов // Полис. 1996. № 2. С. 47-55.

А. Й. Неклесса

Александр Иванович Неклесса — известный российский экономист, политолог, геополитик, футуролог, исследователь современных глобальных проблем. Окончил МГИМО (1972), аспирантуру Института

Африки АН СССР (1978), Высшие курсы стратегического анализа в г. Каире. Научную деятельность начал в Институте Африки АН СССР в 1978 г., отработав затем в системе академических институтов более 25 лет. Кроме того, А. И. Неклесса принимал и принимает активное участие в прогнозировании геоэкономического развития мира, экономической безопасности, геоэкономических и геополитических стратегий России.

В настоящее время доктор экономических наук, профессор, действительный член РАН А. И. Неклесса работает заместителем директора Национального института развития Отделения экономики РАН, одновременно — директором Центра геоэкономических стратегий Института экономических стратегий, а также заведующим лабораторией геоэкономического анализа и проблем социального развития Института Африки РАН. Член Независимого экспертного совета по стратегическому анализу проблем внешней и внутренней политике при Совете Федерации Федерального собрания РФ, Совета по внешней политике при Комитете по международным делам Государственной думы, член аналитической группы Совета обороны РФ, член рабочей группы по урегулированию кризисов в Центральной Азии Консорциума военных академий и институтов, изучающих безопасность в рамках программы «Партнерство ради мира» при центре им. Джорджа Маршалла, член редколлегий журналов «Африканский рынок», «Проблемы развития», «Азия и Африка сегодня», «Экономические стратегии», главный редактор серии «Интеллектуальная хроника России». А. И. Неклесса — руководитель Московского теоретического семинара «Глобальное сообщество: изменение социальной и культурной парадигм», руководитель международного междисциплинарного проекта «СИНЛА: глобальная трансформация», исследовательских проектов Центра наук о человеке, Института философии РАН, Института Африки РАН, других научных институтов и исследовательских центров.

А. И. Неклесса — автор более 200 работ (в том числе и по геополитической тематике), среди которых «Пентамино: Россия и новый метарегиональный контекст» (1994), «Перспективы глобального развития и место Африки в новом мире» (1995), «Ответ России на вызов времени: стратегия технологической конверсии» (1997), «Конец эпохи большого модерна» (1999).

К исследованию геополитических проблем А. И. Неклесса подходит со стороны экономического развития (геоэкономика), но не избегает параллельного изучения таких аспектов, как исторический,

6. Третий мир, расколовшись, породил не только динамично развивающийся Новый Восток, но и хронически отстающий, бедный и голодающий Глубокий Юг (Тропическая Африка, некоторые районы Южной Азии, Латинской Америки, Океании и др.), выпавший на геополитическую и экономическую периферию мира. «Каркасом и жизненной пружиной» постиндустриального «квази-Севера» и всего Нового мира назвал А. И. Неклесса принцип глобального финансово-правового регулирования. Он считает цивилизацию XXI в. финансовой цивилизацией. Развернувшаяся борьба за виртуальные рынки электронных сетей сформировала третий феномен глобального риска (наряду с рисками мировой резервной валюты и глобального долга) — риск виртуального производства. Экономику, связанную с виртуальным рынком, он называет виртуальной постэкономикой.

Подводя итог уходящему XX в., А. И. Неклесса отмечает, что соотношение уровней доходов «золотого» и «нищего» миллиардов Земли изменилось с 13:1 в 1960 г. до 74:1 в 1990-х гг. Восемьдесят шесть процентов совокупного объема потребления приходится на 20% населения планеты, а 14% — на остальные 80%. Таким образом, цивилизация XXI в. меняет главный стержень деления геополитического мира с направления «Запад — Восток» на направление «Север — Юг» как в экономическом, так и в демографическом и социокультурном аспектах. Реально утверждающийся на планете порядок все более отчетливо проявляется как порядок экономический — pax oeconomiсапа. Геополитические факторы деления мира уступают место геоэкономическим силам его объединения. В то же время — и в этом проявляется пессимизм футурологии А. И. Неклессы — мир, изменяясь, не становится лучше: увеличивается число международных конфликтов, снижается политический вес ООН, фактически рухнула ялтинско-хельсинская система баланса сил в Европе, активизируется мировой терроризм, идет перестройка мирового порядка.

А. И. Неклесса дает свое представление об исторических эпохах, пройденных человечеством. Это эпохи: Протоистория (аморфное состояние общества), Древний мир (процесс интеграции системы), Великие интегрии (города-государства, например союз древнегреческих полисов) и империи (гомеостаз закрытой системы), Средневековый мир (кризисное состояние, при котором система распадается на сообщество «коллективных субъектов»), эпоха Нового времени (становление открытой системы), эпоха Нового мира (устойчивая, но неравновесная, диссипативная структура).

Э. А. Поздняков

Эльгиз Абдулович Поздняков — известный российский политолог и геополитик. Доктор философских наук, профессор, академик АЕ РАН. Одним из первых в России он осознал необходимость сформулировать концепцию национальных интересов и опираться на них в практической геополитике. В 1994 г. опубликовал работу «Нация, национализм и национальные интересы».

С точки зрения Э. А. Позднякова, национальный интерес неотделим от государства и по сути тождествен государственному интересу. При всей спорности такого подхода (роль государства во внешней политике постоянно снижается, появляются новые субъекты мировой политики в лице транснациональных корпораций, военных блоков, региональных организаций, международных неправительственных ассоциаций и т. д.) он имеет право на существование. Несмотря на выход на международную арену других негосударственных субъектов мировой политики, государство продолжает оставаться главным субъектом международных отношений. И в ООН, и в региональных организациях, и в военных блоках политику «делают» государственные делегации, а переговоры ведут представители государств. Какова основа любых переговоров, соглашений, какие уступки может допустить та или иная держава, а какие нет? Как далеко простирается зона ответственности военного блока или экономическая зона того или иного государства? На эти и подобные вопросы невозможно ответить, не имея представления о национальных интересах.

Концепцию постоянных и временных интересов уже создал в свое время американский политолог Ганс Моргентау, именно ее взял за образец Э. А. Поздняков. В соответствии с его концепцией национально-государственный интерес (именно так он называет этот термин) формируется из гармонического сочетания частного интереса граждан и общей цели государства и имеет двухуровневую структуру. Первый уровень главных внешнеполитических интересов включает интересы государства, связанные с обеспечением его «безопасности и целостности как определенной социально-экономической, политической, национально-исторической и культурной общности». Свои главные интересы государство защищает всеми имеющимися в его распоряжении средствами. Эти интересы более устойчивы и постоянны. Второй уровень представляют специфические интересы, которые охватывают отдельные, второстепенные интересы государства на международной арене: конфликты, проблемы, не несущие непо-

средственной угрозы национальной безопасности. Специфические интересы менее константны, чем главные.

В 1995 г. Э. А. Поздняков завершил работу над одной из первых в современной России книг по геополитике (Геополитика. М., 1995), в которой нашла свое место в том числе и концепция национально-государственного интереса. Кроме того, он дал в ней краткую историю становления и развития геополитики, определение геополитики, которую он обозначил как науку, изучающую возможности активного использования политикой факторов физической среды и воздействия на нее в интересах военно-политической, экономической и экологической безопасности государства1. Таким образом, главная категория, с которой он связал геополитику, и главная составляющая этой науки — это безопасность государства. Триада приоритетов — геополитика, национальные интересы и безопасность государства, по Позднякову, определяет суть внешнеполитической деятельности любой страны. Чтобы добиться гармоничного сочетания всех элементов этой триады, следует пользоваться инструментарием баланса сил. Именно баланс сил и учет изменений дают возможность правильно оценить состояние и перспективы системы международных отношений. Особенно это важно сегодня, в переходный период, когда вся система пришла в движение. И в первую очередь это важно для России.

Э. А. Поздняков, кроме того, известен как автор трудов «Философия политики», «Геополитический коллапс в России» (см.: Внешняя политика и безопасность современной России, 1991-2002: Хрестоматия: В 4 т.) и других работ.

К. Э. Сорокин

Константин Эдуардович Сорокин — российский историк и геополитик, родился в 1959 г. в Москве. В 1981 г. окончил факультет журналистики Московского государственного института международных отношений (МГИМО). Учился в аспирантуре и защитил кандидатскую диссертацию в Институте США и Канады РАН.

В 1993-1994 гг. К. Э. Сорокин работал в Центре изучения проблем безопасности и разоружения Стэнфордского университета (Калифорния, США). Результатом этой деятельности явилась работа: «Выживание России в быстро меняющемся мире» (Russia’a Security in a rapidly changing World).

В настоящее время К. Э. Сорокин — директор Центра геополитических исследований Института Европы РАН. Автор ряда публикаций в российской научной периодике, журналах Англии, Германии,

США и других стран.

В России вышли две книги К. Э. Сорокина: «Геополитика современности и геостратегия России» и «Национальный интерес». В первой из указанных работ он не только размышляет об истории развития геополитики, но и строит собственную модель мироустройства и определяет место России в нем. В этом, собственно, и состоит его метод — сначала выяснить характер наступающей геополитической эпохи и построить геополитическую модель мира, затем определить место, роль и статус России в мире и исходя из этого наметить общую, т. е. национальную, стратегию России и основные геостратегические направления ее реализации.

Говоря о состоянии современной геополитики, К. Э. Сорокин выделяет четыре приоритета ее развития. Во-первых, расширение и обогащение предметной области этой дисциплины. Он призывает создать дисциплину «о современной и перспективной, “многослойной” и многоуровневой глобальной политике, многомерном и многополярном мире, интегрировав слабо связанные сегодня между собой рассуждения о различных их аспектах»1. В этом заключается первый приоритет модернизации геополитики. Во-вторых, это учет новых факторов при оценке геополитической картины мира и принятии решений. Прежде всего речь идет о возросшем влиянии экономического фактора в геополитике и выдвижении экономических конфликтов на первое место среди других видов столкновений интересов. Далее следует учитывать такие факторы, как военно-технический, информационный, научный (т. е. развитие естественных и технических наук и технологий), состояние общественно-политических наук, культурно-образовательный уровень населения, эффективность политического режима в стране, влияние мировых религий (которое способно изменять политическую ориентацию стран и менять геополитические очертания мира). В-третьих, для модернизации геополитики следует выявить те ее факторы, которые утрачивают свое значение. Вследствие научно-технического прогресса уменьшилось влияние некоторых характеристик ландшафта: больших пространств, лесов, гор, степей, рек, морей, океанов для расселения людей и их хозяйственной деятельности, для защиты своей территории и ведения экспансии. Бро-

шие страны Варшавского договора и другие государства Средней и Восточной Европы) и дальнем зарубежье.

В. Л. Цымбурский

Вадим Леонидович Цымбурский — современный российский геополитик, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института философии РАН, получил известность после публикации статьи «Остров Россия. Перспективы российской геополитики»1. В ней он поставил задачу смены российского геополитического кода (или самоидентификации России в конце XX в.) с имперского на новый, который он назвал «островным». Но «островная» концепция российской геополитической идентичности В. Л. Цымбурского не имеет ничего общего ни с хартлендом X. Маккиндера, ни с автаркическими и по сути имперскими представлениями евразийцев.

«Остров-Россия» Цымбурского — это отдельно расположенная суша посреди сухопутного океана, отделенная от ушедшей вперед Европы довольно широким «проливом» лимитрофных стран Балтии и Восточной Европы. Россия как геополитический объект описывается им тремя постоянно действующими признаками. Во-первых, «это целостная геополитическая ниша русского этноса, лежащая к востоку от романо-германской этно-цивилизационной платформы, не относясь к ней, и уже в пору своего конституирования в XVI в. превзошедшая коренную Европу площадью, а в XVII в. образовавшая особую платформу, заполнив пространство между Европой и Китаем»2. Во-вторых, это наличие огромных неосвоенных территорий Сибири и Дальнего Востока, служащих естественной защитой от угрозы с востока, самая реальная из которых (татаро-монгольское нашествие) завершилась новыми приращениями российской территории. В-третьих, отделенность российской территории и на западе от романо-германской Европы целым «поясом народов и территорий, примыкающих к этой коренной Европе, но не входящих в нее». Эта отделенность «территориями-проливами» (Прибалтика, Польша, Венгрия, Чехия) от центра западной цивилизации во многом определяла и определяет ход русской истории, которую невозможно адекватно описать ни представлениями Маккиндера о неподвижности хартлен-

нальными государствами, но, с другой стороны, ойкумена конца XX в. выглядит более открытой, более неразгороженной, чем сто лет назад. По обеим сторонам Атлантики образовались «большие пространства» НАТО, ЕС и НАФТА, в тихоокеанской зоне складывается американо-японское сообщество (Америпоника). Они делают современный мир не «закрытым», разделенным, а полуоткрытым, чего совершенно не предвидела классическая геополитика.

В заключение Цымбурский решает вопрос соотношения геополитики и политологии. Он не считает геополитику строго научной теорией, поэтому полагает, что геополитическая составляющая может существовать в рамках политологии как отрасль последней. Эту отрасль он предлагает назвать метагеополитикой или геополитологией. Задачей этой дисциплины стала бы критика «мифов геополитики», обогащение ее своими строго научными методами и теориями, а аппарат геополитики мог бы на взаимной основе обогатить политологический инструментарий.

В. А. Дергачев

Владимир Александрович Дергачев — современный украинский геополитик и геостратег. Высшее образование получил в Московском государственном университете, там же защитил кандидатскую (о советско-китайских отношениях) и докторскую (о береговой зоне Мирового океана) диссертации.

В настоящее время живет в Киеве, возглавляет Институт геостратегических технологий, который готовит аналитические доклады по геополитике, этнополитике и геоэкономике, консультирует политиков и предпринимателей, готовит социально-экономические и инвестиционные программы, прогнозы и сценарии регионального развития, организует чтение циклов лекций по актуальным проблемам современности, осуществляет издательские проекты.

В. А. Дергачев — автор более 500 научных, публицистических работ, выступлений в средствах массовой информации. Выдвинул концепцию экономических, социокультурных и природных контактных зон. Под его руководством в институте разрабатывается теория рубежной коммуникативности.

Работа Дергачева «Геополитика» (2000) содержит геополитический анализ китайской истории и современности, китайской геополитики и геостратегии, направленной на воссоединение континентального Китая с Гонконгом, Макао и Тайванем на принципе «одна

страна — две системы», развития экономики и отношений с Россией, т. е. тех проблем, на которых специализируется автор. Он отмечает, что уже в Древнем Китае имелось представление, на которое опиралась территориально-административное устройство о центральной (внутренней), промежуточной (периферийной) и внешней (пограничной) зонах. С VI в. до и. э. существует конфуцианская концепция этноцентризма и изоляционизма, которая противопоставляла Срединную империю и окружающий «варварский» мир, от которого лучше всего изолироваться, а если это не удается и столкновение неизбежно, то следует воевать против варваров с помощью других варваров. Символом этой геополитики стала Великая Китайская стена. Школа легистов обосновывала геополитику открытости и налаживания выгодных для империи международных контактов. Легистскую геополитику символизировал Великий шелковый путь. Географическое положение способствовало, по крайней мере до середины XX в., преимущественному развитию изоляционистской геополитики.

В наши дни заканчивается стошестидесятилетний геополитический цикл, начавшийся с захвата европейцами приморских территорий Китая и навязывания ему политики «открытых дверей». Гонконг и Макао уже перешли под контроль Китая, а вопрос, о воссоединении с Тайванем поставлен в повестку дня. Современная китайская геополитика строится на прочном фундаменте постоянно растущей и укрепляющейся экономики, которая от социалистической плановой и автаркической постепенно преобразуется в государственно-регулируемую и открытую, рыночную. Геоэкономическая стратегия Китая основывается на формуле Дэн Сяопина: «Посеешь закрытость — пожнешь бедность». Но открытость экономики, как и китайского общества в целом, создается постепенно и поэтапно. На первом этапе в наиболее перспективных регионах, прилегающих к экономически развитым эксклавам (Гонконг, Макао, Тайвань) или имеющих выход к морю для прямых связей с Японией и «азиатскими драконами» (Южная Корея, Сингапур и др.), были созданы локальные специальные экономические зоны (СЭЗ), играющие роль экономического катализатора для всей страны. Затем были объявлены открытыми города и целые районы. Наконец, к началу XXI в. практически вся приморская территория превратилась в сплошную открытую зону и процесс капитализации экономики перешел на внутренние районы. В конце XX в. Китай по привлечению иностранных инвестиций вышел на второе место в мире, уступая только США. А в начале XXI в. обошел Америку по общему объему валового внутреннего

продукта (это утверждение В. А. Дергачева не соответствует фактическим данным).

Наращивая экономическую и военную мощь, Китай постепенно расширяет радиус своего геополитического влияния в Азии. При этом три генеральных геостратегических вектора китайской экспансии, повторяя треугольную конфигурацию страны, имеют юго-восточную, северо-восточную и северо-западную направленность. Юго-восточная геостратегия Китая имеет целью экономический контроль Таиланда, Сингапура, Малайзии и Индонезии через этнических китайцев (хуацяо), проживающих в этих странах, подкрепленный военно-морским и военно-стратегическим (с помощью ракетно-ядерного оружия) контролем, а также контроль военно-морским флотом Молуккского пролива. Северо-западный и северо-восточный векторы китайской геостратегии имеют пересечение с российскими национальными интересами в Центральной Азии и на Дальнем Востоке. Поэтому для России актуальна проблема создания конкурентоспособного моста между азиатско-тихоокеанским и западноевропейским полюсами экономического развития и участие в создании другого азиатско-североамериканского моста от Сингапура через Китай, Россию, тоннель под Беринговым проливом, через Канаду в США (до Сан-Франциско). Будущее Китая и России, считает В. А. Дергачев, лежит в развитии открытой экономики и торговли, совместном освоении Великой Евразийской степи-океана, укреплении взаимопонимания на рубеже цивилизаций.

Контрольные вопросы

1. Расскажите о пути Л. И. Гумилева в науку.

2. Назовите его основные работы, идеи и теории, носящие геополитический характер.

3. Почему Л. Гумилева называют первым неоевразийцем?

4. Каковы основные вехи жизненного и научного пути А. Дугина? Какова его политическая позиция?

5. Чем различаются политические философии авразийства классического периода и неоевразийства?

6. Какие идеи евразийцев-классиков развивает Дугин и какие собственные концептуальные моменты он привносит в идеологию неоевразийцев?

7. Этапы политической биографии В. В. Жириновского. Какие его работы носят геополитический характер и какие идеи в них высказаны?

8. Расскажите о жизненном пути и политической позиции Л. Г. Ивашова. Какая геополитическая картина мира и геопространства России представлена им?

9. Перечислите этапы политической биографии Г. А. Зюганова. Каков его вклад в развитие российской геополитики?

10. Какие особенности современной геополитики выделяет К. С. Гаджиев? Куда направляют развитие современного мира геополитические изменения, с его точки зрения?

11. Каков вклад в развитие геополитики А. И. Уткина? Какие геополитические идеи он высказывает в работах «Мировой порядок XXI века», «Россия и Запад: история цивилизаций»?

12. Что такое геополитика взаимодействия, а не конфронтации с точки зрения Н. С. Мироненко? Какова созданная им картина геополитического положения России?

13. Какова методология работы С. Г. Киселева «Основной инстинкт цивилизации и геополитические вызовы России»? Какие, по его мнению, геополитические вызовы следует ожидать России в XXI в.?

14. Каков вклад В. А. Колосова в развитие российской геополитики и, в частности, ее раздела — лимологии?

15. Какие эпохи в развитии человечества выделяет А. И. Неклесса и какими параметрами характеризуется новая эпоха?

16. В чем суть концепции национальных интересов Э. А. Позднякова? Какова, по его мнению, главная категория геополитики?

17. Какие категории геополитики, с точки зрения К. Э. Сорокина, требуют уточнения и почему? Как он определяет геополитический статус России и ее геостратегические возможности?

18. Назовите основные геополитические работы В. Л. Цымбурского. В чем смысл его концепции «острова России»?

19. Каковы геополитика и геостратегия современного Китая в изложении В. А. Дергачева?

Литература

Гаджиев К. С. Введение в геополитику. Изд. 2, доп. и перераб. М., 2001. С. 3-8, 351-360.

Геополитики и геостратеги: Хрестоматия / Под ред. Б. А. Исаева. СПб., 2004.. Ч. III. Современные геополитики. Кн. 6, 7. Современные российские геополитики. С. 5-16.

Глобальное сообщество: новая система координат / Отв. ред. А. И. Неклесса. СПб., 2000. С. 61-66, 68-78, 206-208.

Гумилев Л. От Руси до России: очерки этнической истории. М, 2002.

Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. Л., 1990. С. 185-194.

Дергачев В. А. Геополитика. Киев, 2000. С. 200-210.

Дугин А. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. Мыслить пространством. Изд. 4-е. М., 2000.

Жириновский В. В. Геополитика и русский вопрос. М., 1998.

Зюганов Г. На рубеже тысячелетий. М., 2001. С. 374-377.

Ивашов Л. Г. Россия и мир в новом тысячелетии. М., 2000.

Киселев С. Г. Основной инстинкт цивилизаций и геополитические вызовы России. М., 2002. С. 195-225, 242-259, 261-266, 316.

Колосов В. А. Политическая география. Теория и практика // Там же. С. 249-261, 363-376.

Мироненко Н. С. Геополитика. Модели и процессы формирования геополитического пространства мира // В. А. Колосов, Н. С. Мироненко. Геополитика и политическая география. М., 2002. С. 9-15, 18-27, 223-233.

Поздняков Э. А. Нация. Национализм. Национальные интересы. М., 1994. С. 78, 94-99.

Поздняков Э А. Геополитика. М., 1995. С. 57-77.

Сорокин К. С. Геополитика современности и геостратегия России. М., 1996. С. 35-47, 56-58, 59-66.

Уткин А. И. Мировой порядок XXI века. М., 2001. С. 143-161, 321-339, 340-422.

Цымбурский В. Л. Геополитика как мировидение и род занятий // Полис. 1999. № 4. С. 7-28.

Цымбурский В. Л. «От великого острова Русии…» (К прасимволу российской цивилизации) // Полис. 1997. № 6. С. 34-56.

test

Добавить комментарий