Россия на распутье

В оценках геополитического и международного положения Рос­сии, как правило, исследователи отмечали и продолжают отме­чать специфичность отношений страны с ее ближайшими сосе­дями, и в частности, с Европой. С одной стороны, ее культур­ную близость с Европой, а с другой — объективную специфич­ность, обусловленную, в числе прочего, ее географическим по­ложением, огромной территорией, а также культурно-историческим (византийским) наследием. Кроме того, на оцен­ки исследователей-геополитиков, политологов, экономистов и т.д. существенно повлияли изменения, произошедшие в Евра­зии за 90-е годы XX в. Разрушение прежнего равновесия, длив­шегося почти 50 лет (с 1945 по 1992 гг.), повлекло за собой кри­зис политической идентичности как в Европе, так и в России. Но в России на этот кризис накладывается другой, связанный с развалом СССР — кризис геополитический. Практически и тео­ретически она становится континентальной державой, имеющей ограниченные выходы к Черному и Балтийскому морям и отде­ленной от Центральной Европы поясом независимых государств ближнего и среднего зарубежья. Сложившаяся геополитическая ситуация ставит Россию в положение региональной державы с ограниченными международными возможностями.

Страна оказалась перед необходимостью выбирать из не­большого числа вариантов: стать «другой Европой», пассивным придатком, адептом Запада, вновь ли попытаться превратиться в «третий Рим» и настойчиво и энергично продвигать свои тео­кратические идеи на Запад, или взять на вооружение «неоконсервативный» подход, предполагающий смещение цен­тра России в восточные регионы. Радикальные реформаторы России ориентируются на Запад, берут за основу своих рассуж­дений тезисы, выдвинутые Ф. Фукуямой в работе «О конце истории». Современный «торговый строй», созданный на Западе — идеал для радикал-либералов. Их не интересуют такие понятия, как история народа, государства, геополитические интересы России, ценностные установки и ориентации народов, проживающих на территории страны (ценности во многом, если не в большинстве, не совпадающие с ценностями народов Запада, в частности, коллективизм в противовес принципу индивидуализ­ма, социальная справедливость в противовес «каждый за себя», «каждый против каждого» и т.д.), не принимается во внимание система религиозно-нравственных ориентиров народов России и Запада.

Лидеры этого течения на первое место ставят материальные потребности и систему рыночных отношений. Их главное жела­ние — соорудить на территории нынешней России новое историческое общество, живущее в системе тех экономических, по­литических, духовных координат, в которых живет Запад, осо­бенно США. Идеологи этого проекта в его защиту приводят следующие аргументы: 55% внешней торговли России приходит­ся на Европу, на страны СНГ — около 20%., т. е. Европа — ос­новной экономический партнер России. На все оставшиеся страны мира, включая Китай, Японию, США, приходится, сле­довательно, только 25% торговли России.

Но либерал-радикалы, как и в других случаях, явно лукавят. Во-первых, отношения России с Западной  Европой остаются несимметричными:   на   долю   России   приходится   только   3% внешней торговли Европейского Союза. Во-вторых, Россия экспортирует в Европу в основном энергоносители и другое сырье, а не продукцию, товары, связанные с машиностроением, т. е. обогащенные  трудом  россиян.  Экспорт  высокотехнологичных товаров   по-прежнему  жестко  ограничен   Западом.   В-третьих, российские политики рассматривают Содружество независимых государств  (СНГ)   как  регион,   где   Россия  продолжает  играть Центральную роль. (Хотя эти отношения внутри СНГ носят по многим  признакам  диалектически  противоречивый  характер), позиция России в этой связи вызывает недоверие к ней со сто­роны Запада, который обвиняет ее в имперских амбициях. На­пример, поводом для обвинений является Ташкентский договор коллективной безопасности СНГ, который, якобы, носит антинатовский характер.

Во второй половине 90-х годов в России сформировалось мощное   национально-ориентированное  течение,  связанное  с защитой национальных интересов страны. О силе его влияния орят многие факты из политической, экономической, духовной жизни страны. Это и призывы президента «покупать все российское», и задача — «выработать, сформировать национальную идею», и важные политические уступки со стороны испол­нительной власти Госдуме и др. Это течение не приемлет либе­альные реформы. Оппозиция либерал-радикалам являет собой довольно пеструю картину в организационном и идеологическом

плане: от политиков, деятелей культуры (особенно искусства, литературы, журналистов) промонархической, «белой» ориента­ции до бывших и нынешних представителей коммунистической идеи, видных функционеров доперестроечной системы. Анали­зируя концепции этого течения, А. Дугин называет оппозици­онный проект «советско-царистским»1, так как он основан на некоторых идеологических, геополитических, политико-социальных и административных архетипах, которые объективно сближают между собой советский и досоветский периоды. Политолог А. Панарин предлагает перенести центр России в ее восточные регионы, например, на Урал или даже в Западную Сибирь. Ори­ентация же на Запад, по его мнению, обрекает страну на деиндустриализацию2.

test

Добавить комментарий