Политика России в отношении Афганистана и Южной Азии

После сентябрьских 2001 г. терактов в США перед Россией появилась реальная возможность частично преодолеть противоречия с Америкой, а также падение своего геополитического влияния. Прочное взаимодействие с США и странами Запада в антитеррористической борьбе позволило России перейти с геополитической позиции «факультативного партнера» Запада на роль ключевого союзника в борьбе с терроризмом, а в целом – достичь статуса стратегического партнера. Но все же современное геополитическое положение России можно однозначно оценить как чрезвычайно трудное, а возможности расширения ее геополитического влияния – как чрезвычайно ограниченные.

С одной стороны, американский блицкриг в Афганистане оказался выгоден для России. Проблема Талибана, которая могла иметь совершенно непредсказуемые последствия для южного фланга Российской Федерации, была почти решена. С другой стороны, в результате проведенной США операции в Афганистане Вашингтон получил доступ к ресурсам Центральной Азии и Закавказья, позволяющий ему создать разветвленную транспортно-энергетическую инфраструктуру, связанную, главным образом, с углеводородными ресурсами Каспия, Туркмении и, возможно, Узбекистана, оттеснив таким образом Россию на задний план.

Россия вела в отношении Афганистана крайне сдержанную и осторожную политику. Это касается в первую очередь регулярных предложений со стороны Запада и представителей Северного альянса присоединиться к международным коалиционным силам, на которые Москва отвечает категорическим отказом.

Запутанной остается проблема экономической помощи Афганистану со стороны России. Москва настаивала на том, что прежде чем выделять деньги на помощь афганцам, они должны признать наличие долга перед Россией. Законодательство РФ не позволяет оказывать финансовую помощь тем государствам, которые не признают свои долги перед Россией.

В реальности Россия не собирается требовать этот долг у афганцев, но настаивает на его официальном признании. Это даст России возможность предъявить определенные претензии Парижскому клубу и после их обсуждения открыть российскую линию для афганской стороны.

Российская помощь Афганистану свелась к военным поставкам режиму Х.Карзая: на 28 млн. долл. – в 2002 г., на 50 млн. – в 2003 г. и более чем на 70 млн. – в 2004 г. Такие поставки Национальной армии Афганистана необходимы сейчас, как признают обе стороны. Афганский вопрос для России на этом этапе был актуален по нескольким параметрам. Россия была заинтересована в первую очередь в стабилизации этой страны, получении гарантий, что из Афганистана не будет более исходить угроза терроризма, в блокировании потока наркотиков и поддержке своего военно-политического клиента – Северного альянса. В той или иной мере аналогичные интересы в Афганистане имели государства Центральной Азии. В целом российские интересы в Афганистане можно было разделить на политические, военностратегические и экономические.[1]

Ситуация в экономике Афганистана, несмотря на потерю темпа российскими организациями и согласованную активность Запада, уже закрепившегося здесь на многих ключевых позициях, оставляет, как считали в Москве, нишу и для успешной деятельности российских предпринимателей. Для России наиболее важным представляется военно-техническое сотрудничество, которое носит не экономический, а политический и военно-стратегический характер. Россия выразила готовность оказать помощь в воссоздании афганской армии, которая смогла бы контролировать ситуацию и поддерживать порядок в стране.

Россия выступает за скорейшее создание новых афганских вооруженных сил, которые были бы способны взять на себя всю полноту ответственности за обеспечение национальной безопасности страны. Она активно подключилась к этому процессу и в течение 2003 года безвозмездно предоставила Афганистану военное имущество и услуги. Другие силовые ведомства России также оказывают определенную техническую, методологическую и образовательную поддержку становлению правоохранительных органов и спецслужб Афганистана.

Позиция Москвы по афганской проблеме была еще раз подтверждена на неформальной встрече министров обороны РФ и НАТО в румынском городе Пояно-Брашов в декабре 2004 г. Министр обороны РФ Сергей Иванов заявил, что хотя российские военнослужащие не участвовали в антитеррористической операции в Афганистане, но в то же время ежегодно безвозмездная материально-техническая помощь со стороны РФ афганской армии эквивалентна 100 млн. долл. Министр подчеркнул, что при этом Россия не будет поставлять в Афганистан военную технику.

В результате Россия сделала шаг навстречу европейским государствам: правительство РФ одобрило проект соглашения с Францией о военном транзите через российскую территорию. Аналогичное соглашение с Германией, подписанное еще год назад, было внесено на ратификацию в Госдуму. Этими шагами Россия выделила Берлин и Париж из общенатовского ряда: Москва отказалась подписывать соглашение о военном транзите с НАТО в целом. За последний год Германией осуществлено свыше 230-ти рейсов военно-транспортной авиации через Россию на территорию Афганистана.

Наиболее острой для России проблемой, связанной с Афганистаном, являлась проблема наркотиков. Россия в силу ее географического положения была избрана наркодельцами в качестве одного из транзитных мостов (и рынка) для контрабанды афганских наркотиков. Проблема наркотиков была тесно связана с военным присутствием российских войск в Таджикистане и охраной границ этой республики. США проводили политику вытеснения российских пограничников.

Россия предпринимает конкретные шаги по борьбе с наркотиками. В ближайшее время будет принята специальная программа по борьбе с наркоугрозой из Афганистана и транзита через Центральную Азию. В ходе переговоров Россия намерена предложить странам ЕС и НАТО схему скоординированного взаимодействия в борьбе с наркотиками. По мнению российской стороны, такое сотрудничество может быть налажено по линиям ОДКБ – НАТО и НАТО – ШОС.

Таким образом, у России и государств Центральной Азии существовала четко выраженная общность интересов в отношении Афганистана, которая базировалась прежде всего на стремлении обеспечить свою безопасность, стабильность в регионе и недопустить повторения угрозы воинствующего исламизма.

В российско-пакистанских отношениях в течение 2002-03 гг. наметились явные перемены к лучшему. В ходе своего визита в Москву в феврале 2003 г. П.Мушарраф назвал такие составляющие этих отношений как военно-техническое сотрудничество, взаимодействие в области безопасности, решение политических проблем, а также торгово-экономические связи. Москву волнует вопрос об обязательстве Исламабада по борьбе с терроризмом, призванного прекратить перемещение укрывающихся от возмездия террористов в другие страны. Отдавая должное усилиям администрации Мушаррафа по нейтрализации организаций воинствующих исламистов в Пакистане, Россия, тем не менее, озабочена исходящими с афгано-пакистанского направления угрозами терроризма.

Потенциальной сферой пакистано-российского сотрудничества является продажа российских вооружений. Но эта область чрезвычайно сильно подвержена влиянию политических и геополитических факторов. Пакистанская сторона несколько раз в весьма осторожной форме обращалась к России с просьбой наладить военно-техническое сотрудничество, в частности продажи российского оружия. Эта идея прозвучала и во время визита в Москву П.Мушаррафа, а также в ходе бесед И.Иванова в Исламабаде. Тем не менее, российское руководство дало отрицательный ответ. При этом Россия весьма активно продает оружие Индии, что не может не отражаться негативно на балансе сил в Южной Азии.

Вопрос о вероятной посреднической роли России в урегулировании кашмирской проблемы являлся особенно тонким. Судя по всему, Исламабад готов увидеть в Москве посредника в урегулировании индо-пакистанского вооруженного противостояния. В последний раз попытка Путина организовать переговоры между Индией и Пакистаном в Алматы в 2002 г. окончилась неудачей.

Для России проблема Южной Азии связана с внешнеполитическими и геополитическими интересами, поскольку этот регион, примыкающий к Центральной Азии, является одним из ключевых в российской внешнеполитической стратегии, поскольку Россия в последние годы стремится восстановить свое влияние в Южной Азии. Таким образом, смягчение напряженности в индо-пакистанских отношениях и урегулирование конфликта политическими средствами не только соответствует стратегическим интересам России, но и создает основу для взаимодействия Москвы с другими державами – КНР, США и ЕС. Как и другие великие державы, Россия крайне заинтересована в снижении угрозы ядерного конфликта в

Южной Азии и «денуклеаризации» Пакистана.[2]


[1] См.: Коргун В. Россия и Афганистан // Internationale Politik (Berlin, русская версия). 2002. № 3. С. 76-85; Коргун В. Россия – Афганистан: на пути к восстановлению сотрудничества // Азия и Африка (Москва). 2006. № 8. С. 59-60.

[2] См.: Серенко И. Россия и Пакистан на пути к взаимовыгодному сотрудничеству // Азия и Африка сегодня (Москва). 2008. № 10. C. 7-10.

О Main Aditor

Здравствуйте! Если у Вас возникнут вопросы, напишите нам на почту help@allinweb.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.