Конфликт на Кавказе

В начале августа 2008 г. разгорелся конфликт в Южной Осетии, вызванный попыткой Тбилиси вернуть под свой контроль автономии Южную Осетию и Абхазию. В ночь с 7 на 8 августа грузинская армия атаковала Цхинвал, что привело к большим жертвам среди гражданского населения и гибели российских миротворцев. Россия моментально отреагировала на эту акцию, расценив ее как агрессию. В считанные дни российские войска вошли на территории обеих автономий, подавили сопротивление грузинский войск и вошли на территорию собственно Грузии. В конфликт вмешался Европейский Союз в лице французского президента Н.Саркози, который выступил в качестве посредника между Москвой и Тбилиси. Конфликт на Кавказе радикально изменил всю геополитическую обстановку в Евразии и привел к ухудшению отношений между Россией и Западом. Этот конфликт оказал крайне дестабилизирующее влияние на ситуацию в регионе, а также на всю систему международных отношений, связывающих Россию с Западом, США, ЕС, НАТО, а также на геополитику Евразии, ситуацию в СНГ.

В Вашингтоне, вне всякого сомнения, знали о готовящейся в Тбилиси операции против Южной Осетии. Можно предположить, что цели Тбилиси и Вашингтона в данной операции коренным образом расходились. Если грузинская сторона рассчитывала на результат в виде восстановления своей юрисдикции в Южной Осетии, то США ожидали последствий российской реакции, в частности, создавших условия для еще более активного развертывания американской военной активности в регионе. Вашингтону нужна была военная развязка. При этом он прекрасно отдавал себе отчет в том, что возращение Абхазии и Южной Осетии в состав Грузии, или Нагорного Карабаха в состав Азербайджана – это крайне сложные геополитические операции.

Инициированная Грузией с подачи США дестабилизация в Южной Осетии, обернувшаяся вооруженным противостоянием между Москвой и Тбилиси, фактически поставила точку в истории с восстановлением территориальной целостности Грузии, а значит и на самих конфликтах. Соединенные Штаты планировали решить конфликт выгодным для себя способом: уговорить Саакашвили дать этим республикам широкую ре альную автономию и затем принять Грузию в НАТО. Для Соединенных Штатов нападение Грузии на Южную Осетию стало одним из элементов стратегии по геополитической изоляции России.

Вследствие конфликта вокруг Южной Осетии в сложном положении оказался Европейский Союз. Кризис еще раз подтвердил раскол в рядах ЕС. Ряд государств ЦВЕ и Прибалтики открыто поддержали Грузию и стоящих за ними США. При этом представители «Старой Европы» – Франция, ФРГ, Италия дистанцировались от этой позиции. Эти обстоятельства ставят в крайне затруднительное положение Париж, который в качестве председателя ЕС вынужден, с одной стороны, оказывать нажим на Москву, выражая «консолидированную позицию» Евросоюза, а с другой – не допустить ухудшения отношений франко-российских отношений.

В Париже в начале сентября прошел внеплановый саммит Европейского Союза, созванный по инициативе Франции – председателя ЕС и посвященный российско-грузинскому конфликту. Характерно, что саму Грузию на саммит не пригласили. Изначально имелось два проекта резолюций: польский и итальянский. Первый предлагал ввести против России финансово-экономические санкции, второй – ограничиться моральным осуждением действий Москвы. Выбрали второе. Результат встречи таков: Евросоюз осудил признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, но не ввел против Москвы жестких санкций. Правда, Брюссель решил отложить переговоры о стратегическом партнерстве с Россией до вывода российских войск с территории Грузии.

Южноосетинский кризис резче обнажил серьезные проблемы самого Евросоюза. Стало очевидно, что ЕС не способен на самостоятельные действия даже в экстренной ситуации, напрямую касающейся его интересов. Ведь фактически речь шла об открытом вооруженном столкновении в непосредственной близости от границ ЕС, в котором задействованы две страны – партнера ЕС. Тень самопровозглашенного государства Косово вчера незримо витала над саммитом Евросоюза. Из 27 членов ЕС 21 страна признала независимость края, провозглашенную в одностороннем порядке в феврале. Это вносит в ряды Евросоюза дополнительный разлад и ослабляет аргументацию защитников политики Тбилиси.

В отношении России все страны ЕС можно условно разделить на 4 группы. Первая группа – русофобы, самые ярые критики России: это три прибалтийские республики и Польша; к ним примыкают Великобритания и Швеция. Вторую группу европейцев можно назвать «умеренными критиками». Это в первую очередь восточноевропейские страны – Чехия, Венгрия и Румыния, а также Дания. Третья группа – «прагматики, в которую входят Словакия, Словения, Болгария, Испания, Финляндия, Голландия, Австрия, Португалия, Ирландия, Мальта. И наконец, четвертая группа – адвокаты, лоббисты России. Это такие тяжеловесы как Франция, Германия и Италия, с которыми солидаризуются Бельгия и Люксембург, Греция и Кипр.

Основная причина беспомощности Евросоюза – отсутствие механизма для принятия политических решений. Россия неоднократно обращала внимание ЕС на то, что Восточная Европа фактически участвует в политике стравливания Евросоюза и России, проводимой США. В течение последних нескольких лет страны Балтии и Польши неоднократно делали острые выпады в сторону России, обвиняя ее в вынашивании планов агрессии. Ситуация стала совсем сложной, когда Польша и Чехия подписали с США соглашение о размещении на своей территории элементов ПРО, антироссийская направленность которых была несомненна. Однако и тут Франция и Германия, понимая всю опасность происходящего, беспомощно молчали.

Но было и другое настораживающее решение ЕС – о расширении сотрудничества с бывшими союзными республиками, То есть, по сути дела, заявка на стратегию по переориентации этих государств на ЕС, которая свидетельствовала о том, что Брюссель стремится продолжить и поддержать политику США по закреплению доминирования в бывших советских республиках и вытеснению России из зон ее традиционного влияния.

По итогам конфликта в Южной Осетии военно-стратегическое положение России ухудшилось. Вашингтон и Варшава практически договорились о размещении на территории Польши американских ракет-перехватчиков. Без всяких сомнений система ПРО США в Европе имеет своей целью достижение стратегического превосходства над Россией и странами ОДКБ. Другим негативным следствием конфликта на Кавказе стало устранение препятствий на пути приема Украины и Грузии в НАТО. Позитивным фактом являлась осторожная поддержка действий России со стороны Турции. Турция показала свою незаинтересованность в усилении Грузии. Но нельзя исключать, что Вашингтон рассматривал Грузию как альтернативу Турции в качестве своего форпоста в регионе, особенно с учетом перспективы военной операции против Ирана. В этих условиях Россия будет вынуждена резко наращивать военную мощь на Кавказе.

Вскоре после конфликта Россия признала независимость Южной Осетии и Абхазии, отдав приоритет праву наций на самоопределение, но поступившись принципом территориальной целостности. Конфликт в Южной Осетии высветил ряд проблем российской армии в военно-технической сфере. Война выявила главный недостаток российской армии, которая фак тически воюет устаревшим оружием. В целом конфликт в Южной Осетии был спровоцирован Западом руками Грузии, чтобы проверить реальную боеспособность российской армии, а также политическую решимость и волю Кремля по защите своих национальных интересов. Вследствие конфликта с Грузией деятельность Совета РФ-НАТО оказалась парализованной благодаря жесткой позиции США. Конфликт вокруг Южной Осетии имел опосредованное влияние на энергетическую геополитику. Возросла угроза парализации функционирования трубопровода БТД. В результате конфликта Грузия юридически вышла из состава Содружества.

Вслед за инициативой Турции по созданию Пакта стабильности на Кавказе, Иран выступил с инициативой создания формата позволяющего в комплексе решить все региональные проблемы с формулой 3+3, т.е. три южнокавказских государства (Азербайджан, Армения, Грузия) плюс три государства окружения (Россия, Турция, Иран). Ухудшение отношений РФ с США сделало решение по судьбе американской базы Ганси в Бишкеке лишь вопросом времени.

Акция России на Кавказе поставила в сложное положение Армению. События в Грузии привлекли внимание к Азербайджану. Одним из последствий конфликта стала судьба проектов БТД и газопровода Набукко. На Украине на фоне явно антироссийской позиции президента В.Ющенко, которая не отражала мнение большинства населения, произошло усиление конфронтации между русскоязычной и украинской частью страны. Основной вывод из данного конфликта состоял в том, что современная Россия открыто продемонстрировала соперникам и союзникам, что в случае необходимости она способна на силовые акции.

Таким образом, СНГ и внешняя политика России на постсоветском пространстве вышли из фазы неопределенности. Очевидно, что у России не хватало экономических, геополитических и демографических ресурсов на восстановление своего безоговорочного и монопольного доминирования в Содружестве. Тем не менее, Москва использовала кавказский фактор для сплочения под своей эгидой участников ШОС, ОДКБ, ЕврАзЭС и СНГ. Стало очевидно, что Россия больше не намерена терпеть антироссийскую политику, проводившуюся некоторыми государствами СНГ, а в случае угрозы ее национальным интересам была готова действовать быстро и жестко, а в случае необходимости – и без согласования своих действий с мировым сообществом.[1]


[1] См. подробнее: Лаумулин М.Т. Геополитические и военно-стратегические последствия конфликта на Кавказе и безопасность зоны ОДКБ // Analytic (КИСИ). 2008. № 4. С.18-35.

О Main Aditor

Здравствуйте! Если у Вас возникнут вопросы, напишите нам на почту help@allinweb.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.