Проблемы безопасности СНГ

Россия инициировала четыре проекта: это – Содружество Независимых Государств, Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) и Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). Три из этих организаций занимаются вопросами безопасности. Создавая их, Москва рассчитывала получить в руки эффективные механизмы координации и сотрудничества в выполнении совместно принятых решений. России нужны инструменты реализации ее политики, и вышеупомянутые институты являются рычагами воздействия в различных функциональных и географических областях.[1]

Договор о коллективной безопасности (ДКБ) был заключен в Ташкенте 15 мая 1992 года. Заключение ДКБ шестью постсоветскими республиками – Арменией, Казахстаном, Кыргызстаном, Россией, Таджикистаном и Узбекистаном – стало важным решением на пути формирования эффективной системы региональной безопасности. В 1999 году Узбекистан, Азербайджан, Грузия не продлили свое участие в ДКБ, тем самым, выйдя из его состава. Договор о коллективной безопасности, который часто еще называли Ташкентским договором, был ратифицирован всеми участниками 20 апреля 1994 г., а срок его действия рассчитан только на 5 лет. В апреле 1999 г. лидеры шести государств – Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, России, Таджикистана – продлили его в Москве.

Договор состоит из 11 статей, в которых участники обязуются воздерживаться от применения силы и угрозы силой в отношении друг друга, согласовывать свои позиции в сфере безопасности и создать соответствующие координирующие органы. Главной несущей конструкцией ДКБ является статья 4, согласно которой агрессия против одной из сторон договора будет рассматриваться всеми участниками как агрессия против всех участников соглашения.

Другой важной составляющей ДКБ является обязательство, зафиксированное в статье 1, накладывающее запрет на вступление в другие военные союзы и группировки, направленные против другого государства-участника. В тоже время договор оставляет возможность для участия в системах коллективной безопасности в Европе и Азии. ДКБ также апеллирует к международному праву и уставу ООН. Статья 10 оставляла открытой возможность для присоединения к договору других государств (подразумевались в первую очередь страны СНГ).

Усилить Договор о коллективной безопасности (ДКБ) стран СНГ администрация Президента РФ В.Путина предложила на саммитах в Минске и Бишкеке в 2000-м. Эти инициативы стали прямым следствием вооруженных столкновений в горах Киргизии летом 1999 и 2000 годов. Фактически впервые государствам – членам ДКБ понадобилось объединить усилия для совместных военных операций. Этот опыт и его анализ положили начало попыткам реанимировать договор, что привело к созданию в 2002–2003 годах Организации Договора о коллективной безопасности. (Документы

подписаны в 2002 году и вступили в силу в 2003-м.).[2]

В изменившихся внешнеполитических условиях и с учетом возникновения реальной угрозы участники ДКБ в 2000-01 гг. делают ряд шагов для ответа на новые вызовы своей безопасности. На Минском саммите в мае 2000 г. был подписан Меморандум о повышении эффективности ДКБ и его адаптации к современной геополитической ситуации, принято решение Совета о порядке применения сил коллективной безопасности, о создании Комитета секретарей советом безопасности. На Бишкекской сессии в октябре 2002 г. был рассмотрен блок вопросов по дальнейшему развитию Модели региональной безопасности, принято решение о создании региональных сил системы коллективной безопасности, был принят план по формированию коллективных сил безопасности, рассчитанный на пять лет, подписано соглашение о статусе этих сил, в котором оговариваются вопросы правового, социального, политического и экономического характера. На Ереванском саммите в мае 2001 г. было принято решение о создании коллективных сил быстрого развертывания Центральноазиатского региона коллективной безопасности (КСБР). В качестве основных задач перед КСБР ставилось отражение внешней военной агрессии и проведение совместных контртеррористических операций.

На юбилейном московском саммите ДКБ в мае 2002 г. Казахстан поддержал идею В.Путина по преобразованию ДКБ в международную организацию, т.е. в военно-политический блок. Важным результатом московского саммита было решение об интенсификации военно-технического сотрудничества между участниками Договора. Первоначально задача ОДКБ состояла в координации деятельности уже существовавших к 2002-му таких региональных образований, как Восточноевропейские союзнические силы (Россия – Белоруссия), Кавказские союзнические силы (Россия – Армения) и Коллективные силы быстрого развертывания в Центральной Азии (КСБР ЦА). Юридически это было оформлено Протоколом о порядке формирования и функционирования сил и средств системы коллективной безопасности государств – членов ДКБ, подписанным в 2001 году в Ереване.

Однако все эти институты создавались при совершенно разных обстоятельствах. Хронологически первыми возникли российско-армянские структуры, изначальной задачей которых было осуществлявшееся с 1994-го совместное патрулирование турецкой границы. Создание российско-белорусских союзнических сил способствовало развитию военного сотрудничества, начавшегося после расширения НАТО в 1997 году и активизировавшегося после операций альянса в Югославии. Их формирование стало частью строительства Союзного государства, поэтому в большой степени зависело от политических взаимоотношений Москвы и Минска.

В обоих случаях союзнические силы предназначались для сдерживания внешней угрозы, и их появление было своего рода развитием процесса оказания взаимной военной помощи. Стороны предпочитали использовать юридические рамки ДКБ (многосторонний формат) для двусторонних отношений, а не подписывать новые соглашения. Последнее сделало юридически возможным соединение всех элементов в одной организации.

Первоначально координация действий союзнических сил осуществлялась через Совет министров обороны и Комитет секретарей советов безопасности, созданных в 2000-м. В то время КСБР ЦА еще не существовало. Затем все эти структуры вошли в новую, разросшуюся Организацию Договора о коллективной безопасности. На начальном этапе ОДКБ воспринималась как структура, базирующаяся на российской военной платформе (подготовка офицерского состава, предоставление российских вооружений и военной техники, совместные учения). В общем, как военная организация. Однако вскоре была поставлена цель превратить ее в универсальный институт безопасности. Сегодня ОДКБ считает зоной своей ответственности как традиционные, так и новые угрозы (например, в ее рамках ежегодно проводится операция «Канал» для пресечения наркотрафика).

Ведется работа по созданию в формате ОДКБ интегрированных военных систем (ПВО, управления и связи, информационно-разведывательной системы). Готовится к подписанию соглашение об оказании экстренной военно-технической помощи государству-члену, подвергшемуся агрессии, обеспечивающее своевременное и адекватное выполнение предусмотренного в Договоре о коллективной безопасности центрального обязательства о помощи в случае угрозы или осуществления агрессии против одного из участников Договора.

С окончательным оформлением ОДКБ в качестве полноправной международной региональной организации были созданы необходимые условия для успешного встраивания ОДКБ в систему региональных и международных отношений. Организация зарегистрирована в ООН и получила статус наблюдателя в Генассамблее ООН. Занимая свою нишу в мировом сообществе, ОДКБ активно развивает рабочие контакты и взаимодействие с другими международными организациями, занятыми в сфере безопасности. Уже сейчас можно говорить об устойчивых связях со структурами ООН, включая Секретариат и Контртеррористический комитет СБ ООН, Управление ООН по наркотикам и преступности, а также с ОБСЕ. Организация представлена в Постоянном комитете при Генеральном секретаре ООН по связям региональных организаций с ООН.

В соответствии с принятым в 2004 году решением Организация работает над реализацией утвержденных тогда Основных направлений диалога и взаимоотношений с НАТО. Взаимодействие с Альянсом продиктовано геополитическими потребностями укрепления ткани сотрудничества на обширном евроатлантическом и евразийском пространствах, усиления контртеррористического потенциала международного сообщества, взаимодействия по вопросам нераспространения, охраны границ, ликвидации последствий природных и техногенных катастроф и т.д. при должной координации и согласованности действий двух организаций на этих направлениях мировой политики. Все эти соображения доведены до сведения руководства НАТО, которая пока от ответа воздерживается.

Находясь на постсоветском пространстве, ОДКБ уделяет особое внимание работе с органами СНГ, в том числе с его отраслевыми структурами, где зачастую решения принимаются только голосами государств – членов ОДКБ и как таковые могут считаться решениями Организации.

Ключевую роль в обеспечении региональной безопасности и стабильности, включая противодействие новым вызовам и угрозам, играет для РФ Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Повышению ее роли в решении этих задач, особенно применительно к Центральноазиатскому региону, способствует возобновление членства в ней Узбекистана. Россия и далее будет содействовать консолидации ОДКБ в качестве военно-политического союза, укреплению миротворческого потенциала Организации, совершенствованию военно-технического сотрудничества между государствами-членами, усилению координации их действий на международной арене. Актуальной задачей является дальнейшее укрепление международного авторитета ОДКБ, развитие ее контактов с другими региональными организациями аналогичного профиля, включая ШОС. Растущее практическое значение приобретает усиление координации между ОДКБ и ЕврАзЭС.

По мнению российских политиков (Н.Бордюжи), наибольшую, вполне реальную опасность до недавнего времени представлял для Организации ДКБ афганский узел. На военно-политическую обстановку в постсоветском пространстве не может не оказывать воздействия активность других международных организаций, проецируемая на зону действия ОДКБ. Прежде всего, активизируется военная деятельность США и НАТО непосредственно на внешних границах всех регионов коллективной безопасности ОДКБ, восстанавливается или заново создается силами США и НАТО военная инфраструктура в Восточной Европе, Закавказье и Центральной Азии.

Вызывают растущую озабоченность у руководства ОДКБ и другие, в том числе скрытые, методы внешнего воздействия, граничащие с вмешательством во внутренние дела государств – членов ОДКБ. Организуются и реализуются хорошо скоординированные акции и кампании по оказанию политического, экономического и информационного давления извне.

По мнению Москвы, представляется весьма актуальной и политически востребованной стоящая перед ОДКБ задача дальнейшего совершенствования и усиления военных и военно-политических механизмов сотрудничества государств-членов в сфере обеспечения их национальной и коллективной безопасности. Реализации этой задачи служит идущий сейчас процесс трансформации ОДКБ в универсальную международную структуру безопасности, способную адекватно реагировать по всему спектру современных вызовов и угроз.

Российские специалисты считают, что участники ОДКБ должны адаптировать Организацию к меняющейся геополитической ситуации, принять практические меры по созданию комплексной системы вспомогательных органов ОДКБ и соответствующих коллективных сил и средств, включающей многосторонние механизмы координации антитеррористической и антинаркотической деятельности, совместного противодействия нелегальной миграции. В частности, в дополнение к уже существующим рабочей группе по терроризму и экстремизму и Координационному совету руководителей антинаркотических подразделений предлагается создать в качестве рабочего органа ОДКБ Контртеррористический комитет в составе руководителей министерств внутренних дел, органов безопасности, разведок, пограничных служб.

Другим новым направлением в работе по противодействию терроризму Москва видит формирование коллективных региональных антитеррористических сил ОДКБ для оперативного реагирования на любые террористические и экстремистские проявления. В военной сфере ведется работа по формированию Объединенной (коалиционной) группировки войск (сил) в Центрально-Азиатском регионе коллективной безопасности.

Закавказский регион имеет для России ключевое значение в плане обеспечения территориальной целостности и национальной безопасности России. Нельзя исключать, что Россия постарается интернационализировать проблему Южной Осетии и Абхазии с тем, чтобы привлечь ОДКБ к выполнению совместных миротворческих операций в этих республиках. То есть, разделить с членами организации ответственность за военно-стратегическую безопасность на Кавказе.

Отношения РФ с Арменией носят устойчивый союзнический характер. Она стратегический партнер РФ в Закавказье, часть интеграционного ядра Содружества. Россия будет стремиться к ослаблению транспортной блокады Армении, наращиванию сотрудничества в энергетике, добиваться более высокой степени внешнеполитической координации двух стран в регионе, укреплять гуманитарное сотрудничество.

Со всеми пятью центральноазиатскими республиками Россию связывают двусторонние соглашения о военно-техническом сотрудничестве (ВТС). Четыре из пяти республик (за исключением Туркмении, имеющей статус нейтрального государства) входят в ОДКБ. Хотя ВТС с каждым из них имеет свои особенности, существует общая специфика.

Для партнеров по ОДКБ создаются наиболее благоприятные условия закупок российской военной техники. Правда, с одной существенной оговоркой: приобретаемая военная техника должна поступать на вооружение национальных воинских формирований, включенных в состав коллективных сил быстрого развертывания. Только в этом случае экспортная стоимость продукции будет соответствовать закупочной цене для российской армии.

Низкая стоимость вооружений – возможно, одна из наиболее привлекательных привилегий, получаемых с членством в клубе ОДКБ. Россия предлагает участникам полный опцион: платежи союзников за оружие не облагаются налогом на добавленную стоимость, его доставка осуществляется по внутренним российским тарифам. Правда, существует другая важная оговорка: при выходе из договора льготы ликвидируются, а разница между экспортными и договорными ценами переоформляется в государственный долг.

Несмотря на довольно большое число оборонных предприятий в Центральной Азии, ни одна республика не имеет возможности производить вооружения самостоятельно. Без России оборонной промышленности стран ЦАР не существует. В рамках ОДКБ намечено осуществить пакет интеграционных мер в военно-технической области по созданию совместных предприятий (СП), корпораций и финансово-промышленных групп для разработок и производства вооружений и военной техники. Также государства ОДКБ будут совместно заниматься модернизацией, ремонтом, эксплуатацией и утилизацией уже существующих систем вооружений и военной техники.

В то время как на пространстве СНГ наблюдаются дезинтеграция и разобщение вооруженных сил различных республик (многие переходят на стандарты НАТО), ОДКБ восстанавливает существовавшее при СССР единство и единообразие, создавая объединенные военные системы: боевой готовности, оперативного планирования, управления, информационно-разведывательной, противовоздушной обороны (ПВО), тылового и технического обеспечения и других.

ПВО составляет самую большую статью расходов среди объединенных оборонных программ на пространстве СНГ. 70% всех расходов Совета министров обороны стран СНГ направляется на совершенствование и развитие объединенной системы ПВО. При этом, если некоторые страны СНГ согласились лишь на обмен информацией в рамках системы ПВО СНГ, то система ПВО стран ОДКБ управляется из единого центра, а также позволяет участникам действовать в общем воздушном пространстве. То есть национальные средства ПВО, входящие в систему, смогут действовать в границах этого пространства независимо от их государственной принадлежности. Штаб Центральноазиатской региональной группировки ПВО размещается в Астане. Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия и Узбекистан осуществляют совместное боевое дежурство сил ПВО. Если объединенная система ПВО ОДКБ лишь восстанавливает единую структуру защиты неба, существовавшую при СССР, прообразом будущей объединенной армии в ОДКБ следует признать Коллективные силы быстрого развертывания (КСБР).

КСБР ОДКБ были созданы 25 мая 2001 г. по решению глав четырех стран ОДКБ – России, Казахстана, Киргизии и Таджикистана – в связи с усложнившейся в регионе ситуацией. Их задачей было остановить экстремистов в случае эскалации напряженности и возникновения вооруженных конфликтов на южных границах СНГ. КСБР ЦАР состоят из 10 батальонов: по три от России и Таджикистана, по два – от Казахстана и Киргизии. Общая численность личного состава коллективных сил – около 4 тыс. человек. Авиационная составляющая (10 самолетов и 14 вертолетов) находится на российской авиабазе Кант в Киргизии. В столице Киргизии размещается постоянная оперативная группа штаба КСБР. Ее возглавляет представитель вооруженных сил Киргизии. Эти силы должны быть оснащены однотипными образцами вооружения и военной техники. Финансирование КСБР ведется по долевым взносам: 50% – Россия, 30% – Казахстан, по 10% – Таджикистан и Киргизия.

Планируется, что к 2010 г. на основе КСБР будет создана Объединенная группировка сил коллективной безопасности ЦАР16. Это должна быть группировка, способная противостоять не только вылазкам террористов, но и «крупному вооруженному конфликту», грозящему государствам-членам ОДКБ. На Объединенную группировку предлагается возложить задачи по локализации и прекращению возможных приграничных конфликтов на внешних границах, нанесению поражения группировкам войск агрессора и созданию условий для прекращения военных действий на выгодных для членов ОДКБ условиях. Структуру, состав и численность собственно группировки в мирное и военное время должны утверждать президенты Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана.

Обладая достаточно крупной для ЦАР армией, Казахстан проводит независимую политику, во многом согласованную с Россией. Сотрудничество с Казахстаном в защите неба – важнейшая составляющая ВТС России с 2003 г.

Ремонт казахстанской техники на российских заводах и поставка запчастей ведутся по сниженным ценам. Однако фактически договоренности о льготных поставках российских вооружений странам-участницам ОДКБ начали выполняться только в 2004 г.

Казахстан – страна с относительно небольшим населением и огромными пространствами. Территорию страны в 2 717 300 кв. км. населяют свыше 15 млн. граждан, а национальные границы протяженностью 12 012 км защищают вооруженные силы численностью менее 100 тыс. человек. Для защиты гигантских казахстанских рубежей сравнительно немногочисленными вооруженными силами требуются высокая мобильность, современные средства слежения, связи. Российские эксперты уверены, что в ближайшее время Казахстану потребуется перевооружить, а вернее создать аэро-мобильные войска. Но качественной и исправной боевой техники в вооруженных силах Казахстана сегодня примерно 20% (по подсчетам российских специалистов). На прошедшей в апреле 2007 г. встрече министры обороны Казахстана и России рассмотрели номенклатуру вооружений, которые намерен закупить Казахстан, и достигли договоренности о поставках новейшей военной техники в среднесрочной перспективе.

Первоочередные интересы России в Казахстане в сфере безопасности состоят в следующем: поддержание тесного двустороннего военного сотрудничества на стратегическом уровне (с учетом вероятных угроз с южного и восточного направлений); совместная эксплуатация и поддержание на должном уровне боеготовности космодрома, полигонов и стратегических баз; сохранение Казахстана в системе коллективной ПВО.

Среди основных направлений внешнеполитической деятельности Союзного государства РФ и Беларуси можно выделить: координацию действий в сфере внешней политики, связанных с осуществлением договора, принятие в состав Союзного государства других государств, взаимодействие в международной сфере по военным и пограничным вопросам, включая реализацию международных договоров по вопросам безопасности.

Белоруссия сохраняет свое важное военно-стратегическое значение для России, но в категориях прежнего противостояния в Европе. Белоруссия является наиболее последовательным и активным государством в процессе военной интеграции в рамках ОДКБ. Между вооруженными силами РФ и РБ существует т.н. коалиционный подход, т.е ВС двух государств представляют собой симбиоз и имитацию единых сил. Это позволяет экономить на военных расходах и оптимизировать систему управления. Между РФ и РБ заключено свыше 30 договоров в военной сфере. Для военно-стратегических интересов России большое значение имеют РЛС «Волга» (в аренде до 2020 г.) и РЛС «Антей», которые обеспечивают слежение за передвижениями в Северной Атлантике, Северной и Центральной Европе, а также обеспечивают связь с российскими подводными российскими ракетоносцами в Атлантике. Россия выплачивает Минску от 14 до 20 млн. долл. в год. В целом совокупная помощь белорусской армии со стороны России – поставки вооружений, обучение офицерского состава, содержание систем ПВО С-300 – достигает до 360 млн. долл. ежегодно.

Эксперты указывают, что с политической точки зрения Беларусь уже полностью готова к разрыву союзных отношений с РФ. В стране отсутствуют самостоятельные пророссийские политические силы.

Основной внешнеполитической проблемой и главным вопросом национальной безопасности для Армении является проблема Нагорного Карабаха. Она становится еще более актуальной в свете событий вокруг Южной Осетии и Абхазии.

Пока чисто военный баланс сил складывается не в пользу Азербайджана. Однако в Ереване понимают, что положение будет меняться. Понимают и то, что транспортная блокада является мощным тормозом внутреннего развития, не говоря уже о дальнейшем нарастании политико-дипломатического давления со стороны ведущих западных держав. Армения заинтересована в мирном решении проблемы на основе компромисса.

Армянская элита выступает за так называемый «пакетный план» урегулирования, предусматривающий заключение соглашений между противоборствующими сторонами «в пакете» с учетом всех проблем и перспектив будущего «мира». Поэтапный план предполагает отказ от немедленного разрешения фундаментальных проблем (например, статус НКР) в пользу «малых дел» (частичный отвод армянских сил с азербайджанских территорий вне НКР, поэтапное возвращение перемещенных лиц).

Наиболее важными до последнего времени направлениями внешней политики этой страны являются подписание Плана действий Армении с ЕС в рамках программы «Политика европейского соседства», реализация масштабной программы США «Вызовы тысячелетия», строительство газопровода Иран – Армения, углубление процессов евро-атлантической интеграции в сфере безопасности с НАТО и в тоже время достаточно тесное сотрудничество с Ираном. Интерес России заключается, прежде всего в том, чтобы Армения оставалась стабильным, динамично развивающимся государством, а правительство было настроено на конструктивный диалог с РФ.

К основополагающим элементам обеспечения национальной безопасности Армении относится дальнейшее укрепление отношений стратегического партнерства с Россией. Связи в этой сфере наиболее активно развиваются в трех измерениях. 1) Двустороннее военно-политическое сотрудничество, в том числе в формате совместной армяно-российской группировки на территории Армении; 2) многостороннее сотрудничество в рамках мероприятий ОДКБ; 3) сотрудничество в рамках объединенной системы противовоздушной обороны СНГ.

Интеграция Армении в европейские структуры была и остается одной из приоритетных задач ее внешней политики. Это четко отражается как в сотрудничестве с Европейским союзом и другими европейскими организациями, так и в двусторонних отношениях РА со странами, входящими в эту структуру. Более того, в перспективе Армения видит себя в качестве полноценного члена ЕС. Активизация евро-атлантической интеграции и углубление партнерства с Североатлантическим альянсом – важнейшие элементы политики обеспечения национальной безопасности республики.

Вместе с тем в отношениях Армении с НАТО отмечен определенный индивидуальный подход – с учетом динамики отношений Еревана с Москвой и членства Армении в ОДКБ.

Армянская элита рассматривает свой альянс с Москвой как временный и вынужденный неблагоприятным геополитическим окружением, соседством с Турцией и фактически – состоянием войны с Азербайджаном. Однако в качестве перспективы для своей страны она видит будущее Армении не с союзом Россия-Белоруссия и в целом не в интеграционных структурах СНГ. Как считает новое поколение армянской элиты, будущее Армении – это Евросоюз и НАТО. При этом исходит из того, что на этом пути Армения должна оставаться другом (но не союзником) России. Но и Россия не должна «становиться на пути Еревана в Европу».

Ввиду ухудшения отношений России с Западом и начавшегося обострения военно-стратегической ситуации на Южном Кавказе резко возрастает значение Еревана как союзника Москвы по ОДКБ. Для Армении также важен с международно-юридической точки зрения сам факт признания Россией ранее непризнанных республик. Этот прецедент Ереван может использовать по вопросу НКР в обмен на свою военную лояльность России.

Российско-армянские отношения носят специфический характер. Прежде всего речь идет о тесных военно-политических связях. Военное сотрудничество регулируется целым комплексом договоров и соглашений. Ряд документов закрепляет присутствие в Армении российских военных. Имеется также соглашение о создании на ее территории объединенной группы войск под единым командованием в период обострения обстановки в регионе и угрозы агрессии против одной из сторон. На протяжении многих лет силы и средства ПВО армянской армии проводят боевое дежурство совместно с дислоцированными в Армении зенитным ракетным полком и авиагруппой РФ. Целью объединенной ПВО является отражение возможного ракетного нападения с южного направления.

Для Еревана военно-политическое сотрудничество с Россией имеет первостепенное значение. Заинтересована в нем и Москва. После полной ликвидации военных баз РФ в Грузии, Армения останется единственной страной, где сохранится возможность размещения Группы российских войск в Закавказье. Вместе с тем Армения остро нуждается не только в военной, но и в экономической безопасности.

В 2006 году фактически завершился разворот внешней политики Ташкента в сторону Москвы. Узбекистан вступил в организацию ЕврАзЭС (которая является по своей сути пророссийским ядром СНГ), а также вернулся в Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Многие оценили эти события как прорывные, как открытие новых возможностей реинтеграции постсоветских государств. Развитие отношений РУ с постсоветскими странами развивается по траектории, заданной после 2004 г. поворотом в сторону России. В российско-узбекских отношениях доминируют два фактора: военный и энергетический. Принятое на последнем саммите ОДКБ решение России продавать своим ближайшим партнерам оружие и спецтехнику по внутренним ценам фактически означает, что дальнейшее вооружение узбекской армии и спецслужб берет на себя российский военно-промышленный комплекс.

Очевидно, что участие в ОДКБ тяготит Узбекистан. Согласно данным СИПРИ, узбекские военные добиваются стабильного увеличения объема экспорта поставок по основным видам обычных вооружений. В 2003 г. Узбекистан занимал 7-е место в мире (510 млн. долл. США) по продаже оружия. Однако и для вооруженных сил Узбекистана настало время широкомасштабного перевооружения. В модернизации нуждается бронетехника, авиатехника, средства ПВО. Хотя среди центральноазиатских республик Узбекистан занимает 1-е место по закупкам российских вооружений (с объемом в несколько десятков миллионов долларов), в скором будущем эти размеры должны вырасти в разы.

С 2000 г. Узбекистан ежегодно резервирует до 250 тыс. т хлопкового волокна для обмена на военно-техническую продукцию из России (около четверти всего производимого в стране хлопка). В зачет за поставки оружия идет и транзит туркменского газа через узбекскую территорию. На протяжении ряда лет стороны прорабатывают совместную вертолетную программу Согласно регистру ООН в 2005 г. Россия поставила в Узбекистан 10 неназванных ракет. Регулярно закупаются небольшие партии запчастей для самолетов и бронетехники, артиллерийские боеприпасы. Сегодня основные заказы – стрелковое оружие и боеприпасы, спецсредства для Службы национальной безопасности и МВД, полицейское снаряжение и средства контроля скоплений народа: слезоточивый газ, дубинки. В 2007 г. Узбекистан потратил на военные нужны около миллиарда долларов.

Киргизия обладает малыми военными ресурсами и, будучи расположенной между мощными соседями в нестабильном регионе, проводит политику активного использования чужих интересов для собственной пользы.

Политическое и военное руководство страны научилось извлекать выгоды из широких международных контактов. В рамках ОДКБ руководство Киргизии согласилось на размещение на территории аэродрома Кант российской военной базы. Авиабаза предназначена в первую очередь для обеспечения совместной безопасности России и Киргизии. Руководство Киргизии стремится активно пользоваться преимуществами ОДКБ, в частности в целях получения вооружений на безвозмездной основе либо по внутренним ценам. Для этих целей, а также для развития промышленной кооперации в Бишкеке действует представительство ФГУП Рособоронэкспорт.

Вооруженные силы страны испытывают потребность в получении средств связи, боеприпасов, вертолетных двигателей и обмундирования. Как правило, Киргизия не имеет средств для покупки и в качестве платежа предлагает не взимать арендную плату с российских воинских частей, находящихся в Чуйской и Иссык-кульской областях республики. Россия поставляет военное имущество Киргизии в счет оплаты за аренду четырех военных объектов на киргизской территории, в том числе авиабазы в Канте. Сумма арендной платы составляет 4,5 млн. долл. США в год. Киргизская сторона в рамках взаимозачетов двух государств расходует 2 млн. долл. США на обучение своих военнослужащих в российских военных вузах.

В 2002 г. Россия безвозмездно поставила для ПВО Киргизии различного оборудования на 4,1 млн. руб., а в 2003 г. на 3,5 млн. руб.: стрелковое оружие, предметы экипировки и обмундирования, средства радиосвязи. Также в 2003 г. Россия поставила Киргизии партию радиолокационных станций на 20 млн. руб. и отремонтировала вертолет Ми8. В 2005 г. Россия снова поставила Киргизии оружие и военную технику на сумму 3 млн долл. США. В настоящее время Россия рассматривает вопрос о предоставлении Киргизии нескольких ЗРК С300.

Хотя российские поставки безвозмездны, именно Киргизия определяет, какие вооружения ей необходимы. Россия готовит офицеров для ВС Киргизии: из 13 тыс. киргизских военных с 1992 по 2005 гг. подготовку в российских военных вузах прошли свыше тысячи прапорщиков и офицеров. Киргизия заинтересована в тесной промышленной интеграции с Россией, рассматривая сотрудничество как способ загрузить свои предприятия заказами и обеспечить занятость в городах. Развитие оборонно-промышленного сотрудничества также отвечает интересам России, ибо позволяет восстановить нарушенную с распадом СССР кооперацию, а также создать условия для самостоятельного производства Киргизией военной техники, средств связи, боеприпасов и обмундирования.

Правительство Киргизии выражает готовность передать в счет госдолга (который составляет 150 млн. долл. США) в собственность России 23 своих предприятия: завод Айнур, Бишкекский машиностроительный завод, ТНК Дастан и других с последующим созданием на их базе киргизскороссийских предприятий военно-промышленного комплекса (ВПК) по производству технических средств охраны границы. Среди предприятий ВПК Киргизии для России наиболее важен завод Дастан в Бишкеке, производящий высокоскоростные торпеды ВА111 Шквал.

Минск также рассматривает Киргизию как потенциальный рынок для своих вооружений. Белоруссия рассчитывает поставлять специальное оборудование, электронные охраны системы, приборы контроля и наблюдения в обмен на киргизский хлопок.

Вооруженные силы Таджикистана – самые слабые в ЦАР. Маленького оборонного бюджета едва хватает на выплату скромного жалования военнослужащим. Денег на военные закупки нет вовсе, оборонная промышленность отсутствует. В такой ситуации ВТС с Россией приобретает исключительную важность для таджикских вооруженных сил. Таджикистан занимает не последнее место в военных планах России: здесь располагается переданный в собственность России оптико-электронный узел Нурек (Окно) системы контроля космического пространства. Этот объект важен для национальной без опасности России и ее союзников.

Российская 201-я мотострелковая дивизия (8 тыс. человек) дислоцируется в Душанбе, Кулябе и Курган-Тюбе и имеет 128 танков Т72, 314 боевых машин пехоты (БМП) и бронетранспортеров, 120 самоходных артиллерийских установок (САУ) и собственные средства ПВО. На аэродроме Айни в 10 км от Душанбе размещается авиационная составляющая российской базы: до 10 самолетов Су25 и Су2757, а также не менее 10 боевых вертолетов58. Российская дивизия заметно превосходит армию Таджикистана по боевой мощи.

При этом Россия готова идти на беспрецедентные поступки: в 2008 г. боевая техника и вооружения 201-й базы передаются в распоряжение властей Республики Таджикистан. Перечень передаваемых российских вооружений еще не опубликован, но военные аналитики оценивают его приблизительно в 1 млрд. долл., что равно почти половине валового национального продукта Таджикистана. С учетом глубокого переоснащения 201-й базы Таджикистан по боевому потенциалу присутствующих на его территории воинских подразделений может догнать своих соседей.

Помимо этого, при Минобороны Таджикистана на основе межправительственных соглашений между Россией и Таджикистаном сформирован аппарат Главного военного советника. Российские советники, а также выпускники российских военных вузов (в России ежегодно обучаются до 300 курсантов из Таджикистана) формируют облик таджикских вооруженных сил. Ремонт, поставка запасных частей, модернизацию вооружений и обучение будущих офицеров Россия осуществляет почти безвозмездно. Наибольшие расходы связаны с ремонтом и модернизацией таджикской противовоздушной обороны.


[1] Бордюжа Н. Организация Договора о коллективной безопасности // Международная жизнь (Москва). 2005. № 2. С. 72-83; Вальтер Ф. Военно-политические и военнопромышленные аспекты внешней политики Москвы //Внешняя политика России: от Ельцина к Путину. / Пер. с нем. – К.: Оптима, 2002.С.38-47; Проблемы внешней и оборонной политики России. Сб. статей / Под ред. В.И. Кривохижи. – Москва: РИСИ, 2002. – 144 с.

[2] Минасян С. Формирование системы коллективной безопасности СНГ // Центральная Азия и Кавказ (Лулеа, Швеция). 2003. № 1. С. 151-159; Бордюжа Н. ОДКБ – эффективный инструмент противодействия современным вызовам угрозам // Международная жизнь (Москва). 2007. № 1-2. С.43-49; Ситенко В.Н. Деятельность ОДКБ на центральноазиатском направлении: актуальные задачи и проблемы // Analytic (Алматы, КИСИ). 2007. № 5. С. 30-40; Парамонов В., Столповский О. Россия и Центральная Азия: многостороннее сотрудничество в сфере безопасности // Advanced Research and Assessment Group Central Asian Series. Март 2008. – Shrivenham. – 21.; Алесин В. Подходы Казахстана к развитию ОДКБ в условиях формирования новой архитектуры международной безопасности // Казахстан – Спектр (Алматы, КИСИ). 2005. № 1. С. 3-6; Байзакова К. Сотрудничество Казахстана и России в рамках договора о коллективной безопасности // Центральная Азия и Кавказ (Лулеа, Швеция). 2004. № 2. С. 97-102; Козюлин В. Государства Центральной Азии: развитие вооруженных сил и перспективы военно-технического сотрудничества с Россией // Индекс безопасности (ПИР-Центр, Москва). 2007. № 3. С. 41-60; Макдермотт Р. Российская программа обеспечения безопасности в Центральной Азии // Центральная Азия и Кавказ (Лулеа, Швеция). 2002. № 2. С. 16-25; Цыганок А.Д. Россия и проблемы безопасности азиатских стран СНГ // Россия и современный мир (Москва, ИНИОН). 2008. № 4. С. 202-212.

О Main Aditor

Здравствуйте! Если у Вас возникнут вопросы, напишите нам на почту help@allinweb.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.