Россия и Центральная Азия

Центральная Азия традиционно входила в зону интересов Российской Федерации, приоритетность и иерархия важности которых на определенных этапах определялась различными обстоятельствами. В общей совокупности геополитических, экономических и военных интересов ключевые направления российской политики в регионе базировались на следующих факторах долгосрочного характера.*

* См.: Хрусталев М.А. Центральная Азия во внешней политике России. – Москва, 1994; Акимбеков С. Российская политика в Центральной Азии (состояние и перспективы) // Pro et Contra (Москва). 2000. № 3. С. 75-88; Акимов А.В. Россия и Центральная Азия: перспективы экономической интеграции // Восток. 1994. № 4. С.120–130; Боронин О. К вопросу о приоритетах российской политики в постсоветской Центральной Азии // Центральная Азия и Кавказ (Лулеа, Швеция). 2003. № 3. С. 96-106; Брауэр Б., Эшмент Б. Политика России в Центральной Азии // Внешняя политика России: от Ельцина к Путину. /Пер. с нем. – К.: Оптима, 2002. – С.155-168; Зевин Л.З., Ушакова Н. А. Россия и Центральная Азия: проблемы и перспективы экономических отношений // Восток – Оriens (Москва). 2005. № 2. С. 77-90; № 3. С. 91-104; Инютин И. Российская стратегия в Центральной Азии // Центральная Азия и Кавказ (Лулеа, Швеция). 2006. № 2. С. 30-39; Йонсон Л. Политика России в Центральной Азии после 11 сентября 2001 года // Центральная Азия и Кавказ (Лулеа, Швеция). 2003. № 1. С. 94-108; Каушик Д. Политика президента В. Путина в Центральной Азии // Казахстан в глобальных процессах (Алматы, IMEP). 2004. № 2. С. 85-96; Князев А. Россия возвращается в Центральную Азию // Центральная Азия и Кавказ (Лулеа, Швеция). 2007. № 5. С. 35-44; Кожихов А. Трансформация политики России в Центральной Азии. Анализ текущей ситуации // Казахстан и современный мир (Алматы, ЦВПА). 2001. № 1. С. 113-126; Парамонов В. Экономические отношения между Россией и Центральной Азией: общий фон, современное состояние и основные проблемы // Казахстан-Спектр (Алматы: КИСИ). 2007. № 2. С. 60-68; Рашидов Б. Россия в Центральной Азии: переход к позитивной внешней политике // Центральная Азия и Кавказ (Лулеа, Швеция). 2005. № 2. С. 128-137; Россия и страны Центральной Азии: взаимодействие на рубеже тысячелетий. – Москва: Наука, 2006. – 224 с.; Трофимов Д. Россия и США в Центральной Азии: проблемы, перспективы, интересы // Центральная Азия и Кавказ (Лулеа, Швеция). 2003. № 1. С. 82-94; Тыныбек А.А. Постсоветская Центральная Азия во внешней политике России // Вестник КазНУ: серия международные отношения и международное право. 2005. № 3. С.22-26; Файзуллаев Д. Россия и геополитическая перегруппировка сил в Центральной Азии // Азия и Африка (Москва). 2006. № 3. С. 10-15; Гумеров Р.А. Геоэкономические интересы Россия в Центральной Азии // Россия и современный мир (Москва, ИНИОН). 2008. № 4. С. 194-201; Дадабаева З.А. Россия и проблемы безопасности в Центральной Азии // Россия и современный мир (Москва, ИНИОН). 2008. № 4. С. 183-193; Jonson L. Russia and Central Asia: a New Web of Relations. – London: RIIA, 1998. – X+78 pp.; Laruelle M. Russia’s Central Asia Policy and the Role of Russian Nationalism. – A Joint Transatlantic Research and Policy Center. Johns Hopkins University-SAIS – Washington, D.C., 2008. – 79 p.

Ситуация в Центральной Азии в значительной степени отличается от отношений РФ с другими частями СНГ. В этой части Содружества России удалось фактически взять под свой контроль экспорт энергоресурсов и установить (частично) контроль над трубопроводами и другими элементами энергетической и транспортно-коммуникационной инфрастуктуры, вклиниться в другие сектора энергетики и добывающую (прежде всего, алюминиевую и урановую) промышленность. Со своей стороны, Москва гарантирует странам Центральной Азии политическую стабильность, безопасность и международную поддержку. Такая политика наиболее наглядно проявилась в отношении Узбекистана (после Андижанских событий 2005 г.), Казахстана (в преддверие президентских выборов 2005 г.), а также других республик региона.

Существует еще один очень важный момент: только в Казахстане и Киргизстане есть перспектива сохранения русских диаспор. Именно эти страны наиболее тесно связаны с Россией в экономической сфере, и здесь значительно более благополучно положение двух стран в религиозном плане. Ряд российских стратегов предлагали увязывать внешнеполитические акции с соблюдением прав русскоязычного населения, то есть фактически распространить на Центральную Азию принципы, лежащие в основе политики Москвы в отношении стран Балтии.

Ситуация в Центральной Азии после бурного 2005 года развивалась относительно стабильно. Отошла угроза «цветной революции» в Узбекистане и Казахстане. Удалось сохранить в орбите России и СНГ Киргизию и Таджикистан. Туркменистан (вплоть до кончины С.Ниязова в конце 2006 г.) добросовестно выполнял свои обязательства перед Газпромом. Россия продолжала практически монопольно доминировать в сфере транспортировки углеводородов из региона. Центральная Азия как будто подтверждала правильность выбранной В.Путиным стратегии по превращению России в «энергетическую сверхдержаву», а страны ЕврАзЭС – в подобие клуба энергетических производителей и транспортеров во главе с Москвой.

Однако, в этой области, где позиции России были чрезвычайны сильны, крылись зерна будущих конфликтов. Туркменистан, Казахстан, и Узбекистан были вынуждены на данном этапе продавать газ клиентам по двусторонним (с Россией) соглашениям, теряя при этом дополнительно существенные суммы от российского промежуточного газового транзита. Именно поэтому, как считают зарубежные наблюдатели, страны Центральной Азии ищут альтернативные пути прокладки новых газопроводов в обход российской территории.

Это требование времени было понято и правильно расшифровано на Западе, который в этот период резко интенсифицировал свои контакты со странами Каспийско-Центральноазиатского региона именно в сфере транспортировки углеводородов и строительства трубопроводов. При этом на Западе вполне отдавали отчет, насколько резкой может быть реакция России, рассматривавшей эту область своей естественной монополией. Тем не менее, западные стратеги считали, что уже подошло время принятия решений о строительстве новой сети трубопроводов (преимущественно – газопроводов) в обход России. Эта стратегия диктовалась стремлением обезопасить Европу от чрезмерной энергетической зависимости от России путем диверсификации источников и попутно расширить сферу влияния Запада через новые крупные проекты. В конечном итоге достигалась главная цель Запада – сорвать реализацию «доктрины Путина» по ре-интеграции постсоветского пространства.

В Москве ясно отдавали отчет в мотивах стратегии, тактики, целях и методах своих западных контрпартнеров, а также понимали, что республики Центральной Азии преследуют на международной арене свои конкретные экономические интересы и стремятся балансировать между Россией и Западом. Все это создавало условия как для усиления нажима со стороны Москвы, так и для достижения более выгодных условий для производителей энергоресурсов и транзитных стран.

О Main Aditor

Здравствуйте! Если у Вас возникнут вопросы, напишите нам на почту help@allinweb.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.