Новый союзник РФ: Узбекистан

Узбекистан находился в сложном положении, в которое он попал после кризиса своих отношений с Западом, хотя уровень давления на Ташкент постепенно снижался. В 2007 г. появились сигналы о том, что стороны готовы частично восстановить прежний уровень партнерства. Однако (помимо фактора личности И.Каримова) существовали обязательства, взятые Ташкентом перед Москвой и Пекином, которые рассматривались ими однозначно в качестве гарантий международной поддержки ими Узбекистана.

В отношении Узбекистана у Москвы после визита В.Путина в 2004 г. проблем не было. После событий 2004-05 г. Ташкент занял откровенно антизападную и пророссийкую политику. Базы США были выведены из этой республики, Узбекистан вступил в ОДКБ и ЕврАзЭС[1] и подписал с Россией серию соглашений по экономическому сотрудничеству, в т.ч. и в области энергетики, добычи и транспортировки углеводородов. Тем самым, Узбекистан удачно вписался в реализацию стратегии Путина.

На этом этапе Ташкент нуждался и в поставках российского оружия, и в политической поддержке Москвы на международной арене, прежде всего в СБ ООН, поскольку не только США, но и Евросоюз время от времени пытались поставить Узбекистан в положение страны-изгоя. В обмен на гарантии безопасности со стороны России И.Каримов проявил готовность открыть двери российскому бизнесу. Речь шла о допуске компаний к разработке крупнейших газовых месторождений, а также урановых и золотоносных рудников.

Новым этапом в развитии российско-узбекского сотрудничества стали Договор о стратегическом партнерстве от 16 июня 2004 г. и Договор о союзнических отношениях от 15 ноября 2005 г., подписанные президентом России В.Путиным и президентом Узбекистана И.Каримовым. Узбекистан взял курс на присоединение ко всем соглашениям, действующим в рамках ЕврАзЭС (их свыше 70), в том числе к зоне свободной торговли. Велась активная работа по формированию Таможенного союза, в перспективе – создание общего рынка, единого законодательства в области валютно-финансового регулирования, формирование единого экономического пространства и единой валюты. Наиболее перспективным (с российской точки зрения) в отношениях России и Узбекистана представлялось сотрудничество в отраслях топливно-энергетического комплекса, в вопросах развития системы газопроводов с выходом на восточные и европейские рынки сбыта природного газа, а также в области добычи золота, цветных и редкоземельных металлов.

Еще в 2003 году «Газпром» получил в управление все магистральные газопроводы, проходящие по территории Узбекистана, а в апреле 2006-го подписал с Ташкентом СРП сроком на 15 лет по проекту разработки газоконденсатного месторождения «Шахпахты». Этот участок относится к категории месторождений с остаточными запасами, которые составляют 7,7 млрд. куб. м газа. Помимо этого, «Газпром» изъявил намерение приобрести 44%-ю долю в газовой монополии «Узбекистантрансгаз».

В июне 2004 года, в ходе визита президента РФ в Ташкент, «ЛУКойл» подписал СРП по проекту Кандым – Хаузак – Шады, срок действия которого – 35 лет. Объем утвержденных геологических запасов природного газа на контрактной территории составляет 283 млрд. куб. м. Резервы самого крупного из этих месторождений – «Кандым» – оцениваются в более чем 150 млрд. куб. м голубого топлива. Компания уже объявила, что будет реализовывать добытое сырье «Газпрому» для дальнейшей перепродажи в РФ или на рынках дальнего зарубежья.

Свою экспансию в регионе активизировали и другие российские компании. В 2004 г. фирма «Союзнефтегаз» приобрела контрольный пакет акций «Узпек» (основным активом последней являются лицензии на два узбекистанских месторождения, где запасы газа почти вдвое превышают таковые на залежах, которыми занимаются в регионе «Газпром» и «ЛУКойл»).[2]

Углублению сотрудничества в нефтегазовой отрасли способствовало среднесрочное соглашение на транспортировку природного газа через территорию Узбекистана на 2006 – 2010 гг., подписанное «Газпромом» и «Узбекнефтегазом» в Ташкенте в сентябре 2005 г. В том же году «Газпром» заключил соглашение о выкупе до 2010 г. всех газотранспортных мощностей Узбекистана, кроме обеспечивающих экспорт и прокачку газа для технологических нужд. За пять лет «Газпром» собирается транспортировать через Узбекистан около 225 млрд. куб. м газа, или около 45 млрд. куб. м в год. «Газпром» закупает здесь сравнительно небольшие объемы газа, но транспортные мощности Узбекистана важны для него стратегически. Через территорию Узбекистана проходит газопровод «Средняя Азия – Центр», по которому туркменский газ идет в Россию и Украину. Украина не сможет без России получать туркменский газ, тем более что с 2007 г. «Газпром» собирается покупать весь его экспортируемый объем.

Другим фактором большого экономического значения, особенно для РУ, являлся вопрос трудовой миграции. В Узбекистане ею ежегодно охвачено как минимум 600 – 700 тыс. человек. Основной их поток направлялся в Россию. Многие жители Узбекистана трудоспособного возраста знают русский язык и воспринимают Россию как дружественную страну. Для них миграционно привлекательны такие регионы, как Москва, Московская, Воронежская, Саратовская, Тамбовская, Самарская, Нижегородская и Иркутская области, Краснодарский и Красноярский края.

Другое направление российско-узбекского сотрудничества – создание совместных предприятий. Договор о стратегическом партнерстве 2004 г. и Договор о союзнических отношениях между государствами 2005 г. придали важный импульс торгово-экономическому взаимодействию, привлечению российских инвестиций в экономику Узбекистана, в частности путем создания совместных проектов и предприятий и участия в программе приватизации.

Таким образом, в 2004-05 гг. произошла быстрая метаморфоза: Узбекистан в лице России получил влиятельного защитника на международной арене, а Россия с его помощью подтвердила свой статус региональной державы в Центральной Азии.

Однако, развитие ситуации в этой республике вызывало опасения у российских стратегов с точки зрения дальнейшего сохранения стабильности и преемственности власти. Эта проблема из внутриполитической может перерасти во внешнеполитическую, т.е. непосредственно затронуть российские интересы. В 2007-08 гг. появились сигналы, указывающие на сближение Ташкента с Западом: Евросоюз инициировал рассмотрение вопроса о смягчении санкций против правительства Ислама Каримова. Однако, в целом Россия до прихода к власти Д.Медведева считала свои позиции в Узбекистане достаточно прочными. Опасения, как и прежде, внушали такие вероятные события как всплеск исламского радикализма и социальный взрыв с последующей дестабилизацией, обострение борьбы за власть в случае ухода И.Каримова, которое могло вызвать как внутриполитическую дестабилизацию, так и резкую смену внешнеполитического курса.


[1] Осенью 2008 г. маятник узбекской политики вновь качнулся в сторону Запада: Ташкент объявил о замораживании своего членства в ЕврАзЭС. Это произошло одновременно со смягчением санкций ЕС в отношении РУ, а также на фоне смены администрации в Вашингтоне.

[2] «Узпек» владеет лицензиями на разведку и разработку двух блоков на северо-западе Узбекистана – «Юго-Западный Гиссар» и «Центральный Устюрт». «Юго-Западный Гиссар» – первое лицензионное соглашение, по которому Ташкент подписал соглашение о разделе продукции. В этот блок входят два месторождения: «Адамташ» (с запасами 5,5 млн т нефти) и «Кызылбарак» (с запасами в 6,5 млн. т нефти и 134 млрд. куб. м газа). «Центральный Устюрт» включает в себя два месторождения – «Урга» и «Бердах». Их суммарные резервы оцениваются в 400 млрд куб. м газа. Сырье, добытое «Узпек», планируется поставлять в Россию, Казахстан и Китай.

О Main Aditor

Здравствуйте! Если у Вас возникнут вопросы, напишите нам на почту help@allinweb.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.