Казахстан и Россия

Казахстанско-российские отношения стоят особняком не только от отношений России с государствами Центральной Азии, но и с другими странами СНГ. С одной стороны, Казахстан – один из наиболее лояльных и надежных партнеров России на постсоветском пространстве, непременный участник всех интеграционных процессов. Однако, с другой стороны, Астана все чаще заявляет своей политикой, что имеет свои собственные национальные интересы, свое видение международной ситуации, свои приоритеты во внешней политике.

Независимая политика Казахстана не всегда находит понимание в Москве, хотя любые формы раздражения и недовольства тщательно маскируются Кремлем, исходя из соображений стратегического характера. Тем не менее, подобное противоречие имеет место и рано или поздно может заявить о себе, несмотря на обоюдное стремление обеих сторон проявлять максимум дипломатической и политической сдержанности.

По многим объективным и субъективным причинам Россия и Казахстан остаются чрезвычайно «взаимоувязанными» государствами. Для РК российская территория – главное транзитное пространство, российский внутренний рынок – основной потребитель казахстанской продукции, РФ – ведущий экономический партнер. Для Москвы же Астана является не только одним из ведущих экономических партнеров на постсоветском пространстве, местом нахождения ключевых военно-космических структур РФ, но и геостратегической зоной, ограждающей Россию от угроз с юга.

Россия является основным внешнеполитическим партнером Казахстана.

Россия и Казахстан являются соучредителями СНГ, Таможенного Союза/

ЕврАэЭс, взаимодействуют в рамках ОДКБ, ШОС и СМВДА, участвуют в многосторонних переговорах по правовому статусу Каспийского моря. Таким образом, в казахстанско-российских отношениях присутствует заметно выраженный многосторонний характер.

Принято выделять четыре этапа в развитии казахстанско-российских отношениях: 1) 1991-92 гг. – формирование правовой основы межгосударственных отношений; 2) 1992-94 гг. – определение основных направлений и форм двустороннего сотрудничества в политической, экономической и военной областях; 3) 1995-99 гг. – расширение и углубление двустороннего сотрудничества в русле интеграционных процессов в рамках СНГ;[1] 4) 2000 г. – до настоящего времени – переход на взаимодействие с многостороннего на двусторонний формат. Первоначальный период казахстанско-российских отношений характеризуется установлением правовых отношений между двумя государствами на основе многовековых традиций добрососедства, дружбы и взаимной помощи братских народов, исконно проживавших на обширном евразийском пространстве.

Конкретным шагом на пути формирования правовой основы в отношениях РК и РФ стало Соглашение о снятии ограничений в хозяйственной деятельности, подписанное Президентом РК Н.А.Назарбаевым и Президентом РФ Б.Н.Ельциным в Москве в январе 1992 г. Это соглашение позволило сохранить экономическую деятельность связанных между собой хозяйственных субъектов двух стран в рамках прежних экономических связей. Но основополагающими документами в казахстанско-российских отношениях стали подписанные в Москве в мае 1992 г. президентами обоих государств Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между РК и РФ и Соглашение о порядке использования космодрома Байконура. С этого момента двусторонние отношения приобрели качественно новый характер официальных межгосударственных правовых отношений.

Первоначальный период казахстанско-российских отношений характеризуется установлением правовых отношений между двумя государствами на основе многовековых традиций добрососедства, дружбы и взаимной помощи братских народов, исконно проживавших на обширном евразийском пространстве. В течение 1992 г. состоялось несколько встреч на различных уровнях, в ходе которых был подписан ряд документов, оформлявших новые межгосударственные отношения Казахстана и России.

В течение 1992-93 гг. Казахстан и Россия вели параллельные переговоры и строили отношения в различных сферах: финансово-экономической, военной, юридической, дипломатической. В эти годы происходил процесс взаимного отрыва от советского наследия и переход к отношениям на равноправной суверенной основе. В 1996-97 гг. взаимодействие между РК и РФ развивалось в рамках многосторонних переговорах по Каспийскому морю, Шанхайской пятерки и Таможенного союза четырех государств. В январе 1998 г. глава Казахстана Н.Назарбаев выступил с инициативой о создании единого таможенного пространства, которое было поддержано Россией, Беларусью и Кыргызстаном. На протяжении всех 1990-х гг. Россия оставалась главным торгово-экономическим партнером Казахстана.

В эти годы происходил процесс взаимного отрыва от советского наследия и переход к отношениям на равноправной суверенной основе. Важной частью этого процесса был распад рублевой зоны в 1993 г. В ноябре 1993 г. правительства и национальные банки двух государств подписали соглашение о взаимных обязательствах при введении казахстанской валюты – тенге. В декабре Президент РК Н.Назарбаев принял главу Правительства РФ В.Черномырдина. В ходе переговоров правительственных делегаций были подписаны пять казахстанско-российских документов.

Большой резонанс имел состоявшийся 28-30 марта. 1994 г. первый официальный визит Президента РК Н.Назарбаева в Российскую Федерацию. Всего в ходе официального визита Президента Казахстана в Москву было подписано 23 совместных документа, в том числе Договор о дальнейшем углублении экономического сотрудничества и интеграции, меморандум об основных принципах решения вопросов, связанных с гражданским и правовым статусом граждан Казахстана и граждан России на территории этих государств, о военном сотрудничестве, соглашение о стратегических ядерных силах, временно расположенных на территории Республики Казахстан, повторное соглашение по космодрому Байконур. Кроме того, Н.Назарбаев вручил Б.Ельцину ратификационные грамоты о присоединении Казахстана к Договору о нераспространении ядерного оружия. Этот визит был примечателен также и тем, что Н.Назарбаев на встрече в МГУ впервые высказал идею о формировании Евразийского союза. Визит привел к полному урегулированию вопросов в ракетно-ядерной сфере. По условиям нового соглашения космодром Байконур передавался в аренду России сроком на 20 лет. Благодаря соглашению о стратегических ядерных силах на территории РК, процесс ядерного разоружения Казахстана, имевший большое значение для отношений РК с Западом, вошел в окончательную стадию. Другим важным результатом визита главы РК в экономической области стало достигнутое соглашение о создании совместных финансовопромышленных групп.

Концепция Евразийского союза, провозглашенная президентом Назарбаевым в апреле 1994 г. в Москве, на лекции в МГУ, была логическим следствием официальной казахстанской доктрины евразийского моста. Президент Казахстана высказался за равноправные контакты со всеми странами мира и за то, чтобы политические и экономические партнеры выбирались только на основе совпадения реальных интересов и общей судьбы; другими словами, он высказался за евразийский дуализм. В дальнейшем он строго следовал этому принципу. Постоянные утверждения казахстанского президента о том, что Казахстан лежит в центре Азии и является путем, связывающим Европу и Азию, могли быть интерпретированы как попытка концептуально оформить международный статус республики. Укрепление структур СНГ могло бы укрепить позиции Казахстана в Москве, в Центральной Азии и в Азии в целом.

Вопросы межгосударственного сотрудничества и правового статуса граждан двух стран обсуждались также на переговорах на высшем уровне в январе 1995 г. в Москве и были закреплены подписанием соответствующих соглашений. Таким образом, к середине 1990-х гг. Казахстан и Россия практически полностью урегулировали весь комплекс правовых проблем, возникших после распада СССР, за исключением правового статуса и делимитации Каспийского моря, переговоры по которым носили многосторонний характер. В январе 1996 г. Казахстан и Россия приступили к переговорам по формированию Таможенного и Платежного союза.

В апреле 1996 г. в ходе визита Б.Ельцина в Казахстан наметилось сближение сторон по проблеме Каспийского моря. Стороны подписали совместное заявление о сотрудничестве по использованию Каспия и пришли к соглашению о строительстве нефтепровода от Тенгизского месторождения до Новороссийска, что имело важнейшее значение для перспектив разработки нефтяных месторождений в Западном Казахстане.

В 1996-97 гг. взаимодействие между РК и РФ развивалось в рамках многосторонних переговорах по Каспийскому морю, Шанхайской пятерки и Таможенного союза четырех государств. 1998-й г. был насыщенным благодаря достигнутым между Казахстаном и Россией соглашениями и договоренностями. В апреле 1998 г. состоялся рабочий визит в Москву Президента Н.Назарбаева, который обсудил с Б.Ельциным вопросы ситуацию в СНГ и Таможенном союзе. Основным результатом встречи была договоренность об урегулировании проблем с погашением арендной платы за использование космодромом Байконур и военных полигонов на территории Казахстана и подготовка соглашения по правовому статусу Каспийского моря и транспортировки нефти на мировые рынки.

В результате интенсивных контактов в июле 1998 г. Казахстан и Россия подписали Соглашение о разграничении дна северной части Каспийского моря в целях осуществления суверенных прав на недропользование. Этот документ положил начало достижению консенсуса по проблеме делимитации и фактическому разделу Каспийского моря. Кроме того, главы РК и РФ подписали Декларацию о вечной дружбе и сотрудничестве, Совместное заявление глав государств, Протокол об урегулировании финансовых вопросов. Заключительным аккордом активных двусторонних отношений в 1998 г. был визит главы России в Казахстан, в ходе которого были подписаны исторический Договор об экономическом сотрудничестве с соответствующей Программой на 1998-2007 гг., а также восемь соглашений в финансовой, правовой, дипломатической и информационной областях, в том числе имевшее чрезвычайно важное значение Соглашение о делимитации государственной границы. Одним из практических результатов межгосударственного сотрудничества был тот факт, что к концу 1998 г. Казахстан и Россия не имели друг к другу никаких финансовых претензий, как это имело место в предыдущие годы.

На протяжении всех 1990-х гг. Россия оставалась главным торговоэкономическим партнером Казахстана. Но ситуация резко изменилась вследствие экономического кризиса (дефолта) в России в августе 1998 г. В результате товарооборот между двумя странами упал в этом году на 22% (3,2 млрд. долл.), а доля России во внешней торговле Казахстана сократилась с 38% до 34%. В то же время товарная структура не претерпела изменений. Крупнейшим казахстанско-российским проектом оставался КТК, инвестирование в который в 1999 г. достигло 850 млн. долл. Экономическое сотрудничество активно развивалось также в приграничных областях и в области совместных предприятий. Между Казахстаном и Россией всегда традиционно были сильны связи в области культуры.

В сентябре 1999 г. Казахстан посетила делегация правительства РФ во главе с В.Путиным. Это было начало нового этапа в двусторонних отношениях. С момента прихода к власти в России В.Путина в казахстанско-российских отношениях важное значение приобретают проблемы обеспечения безопасности и сотрудничества в военной сфере. Таким образом, на протяжении всех лет существования независимого Казахстана его отношения с Россией характеризовались стабильностью и готовностью обеих сторон к сотрудничеству. Между двумя странами существует прочная правовая, экономическая, политическая и культурная база для сотрудничества. Фактически, внешняя политика РК в отношении России строилась на основе того фактора, что РФ представляет собой важнейшего партнера для Казахстана во всех областях сотрудничества. В то же время, Россия не стремилась влиять на независимый внешнеполитический курс РК и оказывать давление на его отношения с другими государствами.[2]

В конце 1990-х и начале 2000-х гг. отношения между Казахстаном и Россией и в целом российская стратегия в Центральной Азии вступили в новую фазу. Этот период совпал с двумя событиям: во-первых, резко обострилась угроза безопасности региону в связи с событиями в Афганистане, вторжениями боевиков ИДУ в соседние центральноазиатские государства; во-вторых, в Москве сменилось высшее политическое руководство, и президентом РФ стал В.Путин. Все это не могло не отразиться на динамике казахстанско-российских отношений.

В августе 2001 г. в рамках неформальной встречи в Сочи Н.Назарбаев и В.Путин провели консультации по одной из важнейших проблем – урегулированию правового статуса Каспия. В декабре 2001 года состоялся десятый раунд казахстанско-российских переговоров по делимитации государственной границы между Республикой Казахстан и Российской Федерацией. Были согласованы линии прохождения казахстанско-российской государственной границы на участках между Северо-Казахстанской областью Республики Казахстан, Курганской и Тюменской областями Российской Федерации.

В конце 2001 – начале 2002 гг. важной составляющей политических отношений между РК и РФ были вопросы безопасности в Центральной Азии, отношения двух государств к антитеррористической операции в Афганистане, размещения военных баз антитеррористической коалиции в регионе. В 2002 г. Н.Назарбаев и В.Путин встречались в рамках совещаний по ДКБ (май), ЕврАзЭС (май), СВМДА (июнь) и ШОС (июнь). Помимо сотрудничества в области безопасности между Россией и Казахстаном была достигнута окончательная договоренность по делимитации шельфа в северной части Каспийского моря и ратифицировано соответствующее соглашение. Это означало, что оба государства выступают по каспийской проблеме с одинаковых позиций. Летом 2002 г. Казахстан принял участие в проведенных Россией военно-морских маневрах на Каспийском море.

Осложняющим фактором двусторонних отношений на протяжении многих лет была сфера казахстанско-американских отношений. В Москве обращали и обращают пристальное внимание на усиление нажима на Казахстан со стороны Вашингтона. Особое раздражение российской стороны вызывал тот факт, что резкая критика в адрес РК и его руководства вспыхивала именно в момент очередного казахстанско-российского сближения. Это особенно справедливо для периода конца 1990-х – начала 2000-х гг. Российские политики уже не сомневались, что главной целью всей американской политики в Казахстане является изоляция республики от интеграционных процессов с участием России и недопущение сближения Астаны и Москвы в любой форме.

В целом, Москва при В.Путине рассчитывала на лояльность Астаны по всем стратегическим вопросам двусторонних отношений. Вывод Казахстана из сферы российских стратегических интересов означал бы не только полную потерю Центральной Азии Россией, но и создание непосредственной угрозы военной безопасности РФ, ее экономическим интересам и утрату прежнего геополитического статуса.

Визит В.Путина в Казахстан в январе 2004 года получил большой резонанс и имел по-своему противоречивые результаты. Те области казахстанско-российского сотрудничества, которые в 1990-е годы считались приоритетными и традиционно успешными, постепенно заполнялись конфликтным потенциалом. Речь шла о проблеме Байконура, военно-техническом сотрудничестве, каспийском вопросе, синхронности экономических реформ, об отношениях с Западом, режиме общих транспортных коммуникаций и ряд других. В принципе, визит российского лидера и имел целью урегулировать сложные или деликатные моменты двусторонних отношений.

Наиболее острыми для российской стороны являлись самостоятельные отношения РК с Западом по целому комплексу вопросов. Само собой разумеющаяся прежде зависимость Казахстана от России в военно-технической области уходила в прошлое. Астана активно развивала свои связи в этой области с Западом – как в рамках НАТО, так и на двусторонней основе. Эта активность вызывала озабоченность Москвы, а также Пекина – партнера России и Казахстана по ШОС. Речь шла, прежде всего, об участии западных государств – США, ФРГ и Великобритании в модернизации казахстанской системы ПВО.

В целом Россия, прежде индифферентно относившаяся к казахстанским тогда еще абстрактным заявлениям об участии в проекте БакуТбилиси-Джейхан, теперь, когда этот вопрос все больше переходил в практическую плоскость, начала проявлять все большую нервозность.

В сложных условиях 2004-05 гг., когда резко возросла угроза внешнего вмешательства во внутренние дела Казахстана, Москва оказала максимальную поддержку руководству РК на внешнеполитическом уровне. Благодаря целенаправленным действиям обеих сторон угроза реализации радикальной смены власти по сценарию «цветных революций» была снята с повестки дня.

Со своей стороны Казахстан полностью поддерживал все интеграционные усилия России, проводил чрезвычайно лояльную к ней политику в рамках СНГ, ШОС, ОДКБ, ЕврАзЭС и ЕЭП. При этом, поддержка РК порой могла негативно отразиться на двусторонних отношениях Казахстана с рядом государств ближнего и дальнего зарубежья, а также на наших экономических интересах.

События в Киргизстане в 2005 г. крайне остро поставили вопрос о том, какую позицию займет Москва в случае обострения внутриполитической ситуации в РК и инспирирования извне т.н. «оранжевой революции». В отличие от Грузии и Киргизстана, безопасность РФ самым тесным образом связана с географической близостью с РК. Помимо естественных тесных связей в экономике и гуманитарном сотрудничестве, Россия имеет вполне конкретные и реальные интересы в Казахстане в области своей национальной безопасности.

К этим факторам относятся следующие: часть стратегической инфрастуктуры РФ расположена на территории РК; Казахстан и Россию связывают различные соглашения в области обеспечения безопасности как в рамках ОДКБ, так и на исключительно двустороннем уровне; военная промышленность и армии двух государств тесно связаны; в ряде соседних регионов РК Россия имеет геополитические интересы, прежде всего на Каспии. И главное, основной ядерный и стратегический потенциал России расположен в непосредственной близости от казахстанско-российской границы.

2005 год характеризуется беспрецедентной активностью казахстанско-российских отношений, которые носили чрезвычайно интенсивный характер; встреч на высшем уровне было одиннадцать. Москва оказала полную политическую поддержку Президенту Н.Назарбаеву с учетом фактора выборов. Вслед за этим визитом последовал официальный визит президента РК Н.Назарбаева в Москву, в ходе которого по итогам переговоров с президентом России В.Путиным был подписан ряд межправительственных соглашений.

К числу настораживающих факторов можно отнести следующий. В начале октября 2005 г. в российском журнале «Финанс», который ссылался на источники в Кремле, появилась сенсационная статья главного редактора О.Анисимова «Казахская Русь», где рассказывалось о якобы секретных планах Москвы по созданию единого государства России и Казахстана. Во главе такого союзного государства мог бы стать В.Путин, а Н.Назарбаев в должности вице-президента мог бы продлить свои полномочия в Казахстане.[3]

Колоссальное значение для развития двусторонних отношений имел личный фактор – отношения между Президентом РК Н.Назарбаевым и всеми российскими лидерами – Б.Ельциным, В.Путиным и Д.Медведевым, который свой первый зарубежный визит совершил в Астану в мае 2008 г. Все российские президенты чрезвычайно высоко оценивали вклад Первого Президента Казахстана в развитие казахстанско-российских отношений.

Как считают российские эксперты, Москва заинтересована в том, чтобы «особые» политические ориентации казахстанской элиты (в т.ч. стремление к независимому поведению на международной арене) не становились непреодолимой преградой на пути развития сотрудничества экономик двух государств. Расширение взаимовыгодных связей в этой сфере, успешное продвижение двусторонних интеграционных проектов должно потянуть за собой и политическую сферу, сделав эти отношения более продуктивными и доверительными.

Стабильно тесными остались отношения между Россией и Казахстаном и в политической сфере. Астана неизменно выступает за развитие объединительных процессов, способствуя укреплению таких структур, как ОДКБ и ЕврАзЭС. В начале 2006 г. был создан Евразийский банк развития для кредитования совместных проектов в рамках СНГ, где соучредителями являлись Россия и Казахстан. Этот шаг был расценен в Кремле как проявление высшей степени лояльности со стороны РК и надежности как партнера. Со своей стороны, казахстанское руководство принимает активное участие в формировании единого экономического пространства (ЕЭП), включающего наиболее развитые в экономическом отношении страны Содружества – Россию, Белоруссию и Казахстан.

Но все это не означает, что между двумя партнерами и союзниками, каковыми в реальности являются РК и РФ, нет противоречий или элементов конкуренции. У российской стороны, судя по тональности комментариев со стороны московских экспертов, вызывали беспокойство переговоры, которые провел в Пекине Президент РК в конце декабря 2006 г., в ходе которых уже предметно обсуждались детали прокладки сразу двух трубопроводов для нефти и газа. Было обращено внимание и на принципиальные договоренности о строительстве второй очереди нефтепровода Атасу-Алашанькоу, с пуском которой Астана сможет вдвое, то есть до 20 млн. тонн в год, увеличить поставки нефти в Китай.

Но экономическое сближение РК с КНР все же вызывает в Москве не такое опасение, как смена внешнеполитической ориентации Астаны (на Запад). Москва не намерена допустить повторения «второй Украины в Центральной Азии. Нельзя исключать того, что уже сейчас в Москве изучают различные варианты дальнейшего политического развития Казахстана. Для России очевидно, что в случае дестабилизации ситуации в республике и ее вхождения в зону прямого американского влияния большинство российскоказахстанских проектов потеряют смысл и будут сорваны. С Казахстаном Россия потеряет всю Центральную Азию (а также Каспий и Кавказ), затем утратит свои позиции в ШОС, в Азии и в целом на международной арене. В 2007 г. сформировалась уникальная политическая ситуация с точки зрения будущности двусторонних отношений, когда Астана была озабочена тем, кто придет к власти в Москве, и наоборот.

Можно констатировать, что на протяжении всех лет существования независимого Казахстана его отношения с Россией характеризовались стабильностью и готовностью обеих сторон к сотрудничеству. Между двумя странами существует прочная правовая, экономическая, политическая и культурная база для сотрудничества. Фактически, внешняя политика РК в отношении России строилась на основе того фактора, что РФ представляет собой важнейшего партнера для Казахстана во всех областях сотрудничества. В то же время, Россия не стремилась влиять на независимый внешнеполитический курс РК и оказывать давление на его отношения с другими государствами. Есть все основания считать, что и в XXI веке отношения между двумя государствами будут оставаться стабильными и добрососедскими как на двустороннем, так и на многостороннем уровне.

Главной и основной целью стратегии и конкретной политики России в отношении Казахстана является сохранение прочного внутриполитического и внешнеполитического положения республики, ее социальной и экономической стабильности, ее возможности проводить самостоятельную и независимую от внешнего давления, но в то же время дружественную по отношению к России политику.[4]

* * *

В качестве заключения к разделу уместно привести точки зрения некоторых российских исследователей. Авторитетный политолог Дмитрий Тренин, являющийся заместителем руководителя Московского центра фонда Карнеги, больше известный не как специалист по Центральной Азии, а как эксперт по отношениям между РФ и Западом. Тем не менее, Тренин сделал попытку, и на наш взгляд удачную, осветить весь комплекс вопросов, связанных с политикой России в регионе. Автор исходит из того геополитического фактора, что Центральная Азия является одним из трех фасадов, которыми Россия выходит на внешний мир. В этой связи Центральная Азия играет роль выхода к геополитическому (преимущественно мусульманскому) югу. Тренин вполне справедливо указывает на весь комплекс факторов, связывающих республики региона с бывшей метрополией, и которых нет у других великих держав: география, история, экономика, энергетика, транспорт, демография, общее культурно-информационное пространство.[5]

конференции. – Алматы: КИСИ, 2006. – 170 с.; Казахстан и Россия: экономические и политические аспекты стратегического партнерства. Материалы международной научной конференции. – Алматы: КИСИ, 2007. – 119 с.; Казахстанско-российское взаимодействие в XXI веке и вызовы глобализации. Материалы международной научно-практической конференции. – Астана: КРУ, 2004; Кляшторный С. Россия и Казахстан: геополитическая альтернатива и цивилизационный выбор // Центральная Азия и Кавказ (Лулеа, Швеция). 2003. № 6. С. 164-168; Лаумулин М.Т. Казахстан и Россия в геополитической повестке XXI века // Казахстанско-российское взаимодействие в XXI веке и вызовы глобализации. Материалы международной научно-практической конференции. – Астана: КРУ, 2004. – С. 158-171; Лаумулин М.Т. Казахстан и Россия: вступая в XXI век // Восток – Oriens (Москва). 2004. № 4. С. 68-75; Лаумулин М.Т. Казахстанско-российские отношения в контексте внешнеполитической стратегии Москвы // Центральная Азия и Кавказ (Лулеа, Швеция). 2008. № 1. С. 130-144; Лаумулин М.Т. Казахстанско-российские отношения и проблемы СНГ // Президентские выборы в России и перспективы казахстанско-российских отношений. – Алматы: КИСИ, 2008. – С.44-57; Морозов Ю. Военно-политический союз России и Казахстана // Азия и Африка (Москва). 2005. № 3. С. 33-38; Музапарова Л. Основные перспективные направления казахстанско-российского экономического сотрудничества // Казахстан в глобальных процессах (Алматы, ИМЭП). 2008. № 3. С. 73-75; Сейлеханов Е.Т. Проблемы и перспективы взаимоотношений Казахстана и России: геополитический аспект // Казахстан в глобальных процессах. 2008. № 1. С.33-38; Султанов Б.К., Рахматуллина Г.Г. Республика Казахстан и Российская Федерация: потенциал взаимодействия в экономической сфере. – Алматы: КИСИ, 2006. – 120 с.; Шайхутдинов М.Е. Казахстан и Россия в новых геополитических координатах. Изд.2, дополненное и переработанное. – Павлодар: ТОО НПФ «ЭКО», 2005. – 432 с.; Султанов Б.К. Президент РФ В.Путин и казахстанско-российские отношения // Президентские выборы в России и перспективы казахстанско-российских отношений. – Алматы: КИСИ, 2008. – С.16-21.

Тем не менее, несмотря на такой внушительный багаж, Тренин бьет тревогу в связи с перспективами Москвы в регионе. Его опасения связаны с тем, что Россия явно отстает по сравнению с США и КНР в сохранении своего политического и экономического влияния. По мнению автора, российские политики во многом сами виноваты в уходе государств региона с российской орбиты, поскольку не отказываются от прежнего имперского стиля поведения и патерналистской риторики, особенно в отношении ключевых стран региона – Узбекистана и Казахстана. В целом возможности влияния России на регион ограничены во времени. Она сможет переломить ситуацию, если найдет силы и возможности модернизировать экономику и политико-социальные системы в регионе.

В заключение Д.Тренин дает целый букет рекомендаций тактического и стратегического характера, как банальных, так и оригинальных. Среди последних следует назвать такие как: позволить жителям региона иммигрировать и селиться с России; не пытаться стать единственным гарантом безопасности региона; признать, что фундаментальные интересы РФ и США в регионе совпадают и на этой основе не конкурировать, а сотрудничать с США; выстроить новый баланс в отношениях с Китаем и признать его «естественные» интересы в регионе; и наконец, работать на создание концерта великих держав в Центральной Азии в составе самой России, а также США, Китая и Индии. Вызывает недоумение отсутствие в этом списке Европы. В целом же, если рекомендации автора будут выполнены, это будет означать превращение России в рядовую соседнюю с регионом державу.

Другой российский эксперт А.Казанцев придерживается мнения, что интересам РФ соответствовало бы сохранение этого региона внутри постсоветского пространства с постепенным усилением центростремительных сил в нем и ослаблением центробежных. При этом важным фактором была бы нейтрализация попыток стереть сконструированные в интересах Российской империи и СССР границы между Центральной Азией, АТР и исламским миром, что пытаются сделать другие внешние игроки (исламские страны, Китай). Россия также, по мнению автора, пытается не допустить самостоятельный (т.е. без российского посредничества) выход центральноазиатских стран в Европу. Иными словами, речь идет о сохранении традиционного (установившегося с XIX в.) российского посредничества между Европой и Центральной Азией во всех сферах. В транспортно-экономической области в интересах России сохранение преобладания Северного маршрута транспортировки всех видов сырья в Европу. В сфере политической – позиционирование РФ как перспективной модели подражания для стран Центральной Азии, желающих провести модернизацию в условиях стабильности и достичь в конечном итоге пусть и неевропейскими путями, европейских стандартов жизни. В области культурно-идеологической – продолжение использования русского языка и культуры как посредника в приобщении к глобальной культуре.

В своей оценке российской политики этот автор приходит к интересному прогнозу. С одной стороны, ключевые элементы влияния РФ в регионе (транспортная инфраструктура с преобладанием Северного маршрута; традиционная культурная ориентация постсоветских элит на Россию; роль русского языка; сохранение психологических границ, прочерченных Российской империей и СССР между Центральной Азией и Китаем, Центральной Азией и исламским миром; даже сама Центральная Азия как отдельный международный регион) носят, во многом, остаточный характер. Если их не поддерживать целенаправленной политикой, они могут исчезнуть в течение ближайших десятилетий. С другой стороны, российский и советский период показали, что огромные средства, израсходованные Россией в Центральной Азии, не только не решили проблем региона, но в чем-то, напротив, заложили новые, еще более серьезные. Не дали они и существенной отдачи для самой России. Именно решение этой дилеммы, на его взгляд, является ключом к выработке четкой региональной стратегии России в Центральной Азии.[6]


[1] См.: Токаев К.К. Внешняя политика Казахстана в условиях глобализации. – Алматы, 2000. – С. 248.

[2] Казахстанско-российские отношения. 1991-1995. Сборник документов и материалов. – Алматы, Москва: МИД РК, 1995; Ахметгалиев Б.Р., Базаров А.А. Казахстан в интеграционном процессе в постсоветском пространстве // Казахстан-Спектр. № 1-2. 1997. С.55-68; Назарбаев Н.А. Казахстанско-российские отношения. Доклады, выступления, статьи. 1991-1997 гг. – Москва: 1997; Назарбаев Н.А. Стратегия вечной дружбы: Казахстан-Россия. – Москва: ИПЦ «Русский раритет», 2000. – 408 с.; Россия и Казахстан: проблемы и перспективы взаимодействия. Журнал «Евро-Азия».

– Москва: РГГУ, 2008. – 101 с.;

[3] В начале 2006 г. аналогичные публикации появлялись в других изданиях. По-видимому, в Кремле существовали силы, которые всерьез держали в уме перспективу полномасштабного интегрирования РК в Россию.

[4] См.: Ашимбаев М., Курганбаева Г., Кажмуратова А. Российско-казахстанские отношения на современном этапе // Analytic (Алматы). 2002. №2. С. 5-10; Жуков С.В., Резникова О.Б. Экономическое воздействие России и Казахстана в глобальном контексте // Восток – Оriens (Москва). 2004. № 4. С. 76-84; Казахстан и Россия: перспективы стратегического партнерства. Материалы международной научной

[5] Rumer E., Trenin D., Zhao Huasheng.. Central Asia: Views Washington, Moscow and Beijing. With an Introduction by R.Menon. – Armonk, New York, London: M.E.Sharpe, 2007, рр. 75-136.

[6] Казанцев А.А. «Большая игра» с неизвестными правилами: мировая политика и Центральная Азия. – Москва: Наследие Евразии, 2008. – С. 153-154.

О Main Aditor

Здравствуйте! Если у Вас возникнут вопросы, напишите нам на почту help@allinweb.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.