«Большая Тройка» в Центральной Азии

Особенность европейской политики (не только в отношении Центральной Азии) состоит в том, что она определяется не столько, и даже не сколько Брюсселем (т.е. институтами Евросоюза), а политикой ведущих держав ЕС. Под «Большой Тройкой» в данном случае подразумевается Великобритания, Франция и Германия.

Интересы Великобритании в центральноазиатском регионе достаточно обширны. Они концентрируются прежде всего вокруг нефтегазового сектора, но испытывают также влияние некоторых геоэкономических и геополитических факторов. К ним следует отнести общие стратегические интересы Запада в регионе, военное присутствие Запада в Афганистане, совместную стратегию США и Великобритании в отношении Каспийского моря, стратегию НАТО в отношении постсоветского пространства, политику Великобритании в отношении России и другие.

Казахстанско-британские отношения строились на трех параметрах: нефть, культура и образование. Британские инвесторы не только участвуют в разработке крупных нефтегазовых месторождений Казахстана, но и являются наиболее активными посредниками во взаимоотношениях казахстанского правительства и западных бизнесменов.

Лондон осуществляет тесное военно-политическое сотрудничество в Центральной Азии с Узбекистаном и Киргизстаном в рамках военно-стратегического присутствия НАТО в регионе и в Афганистане. С Казахстаном до последнего времени эта сторона двусторонних отношений развивалась слабо. В 2003-04 гг. наметились перспективы участия британской стороны (наряду с США и ФРГ) в модернизации казахстанской системы ПВО. Но эти планы встретили сопротивление со стороны Москвы.

Дипломатические отношения между Казахстаном и Великобританией были установлены 19 января 1992 г. в ходе визита министра иностранных дел и по делам содружества и Северной Ирландии Д.Хэрда. Уже в первый год развития двусторонних отношений были достигнуты соглашения в области разработки нефтегазовых ресурсов: в июле 1992 г. компания Бритиш Газ и Правительство РК подписали протокол о промышленной разработке месторождения Карачаганак на Каспийском море. В ноябре 1992 г. состоялся официальный визит вице-президента РК Е.Асанбаева, в ходе которого на повестку дня были вынесены вопросы экономического сотрудничества между двумя странами и подписано Совместное Коммюнике. В 1993 г. наиболее крупным событием в дипломатических отношениях РК и Великобритании стал визит в Казахстан принцессы Анны с целью привлечения внимания к Казахстану деловых и общественных кругов своей страны.

В марте 1994 г. состоялся первый визит Президента Н.Назарбаева в Великобританию, во время которого были подписаны шесть документов, в том числе Совместная декларация о дружбе и сотрудничестве и ряд соглашений в финансовой, экономической и культурной области. Фактически, в ходе этого визита были заложены основы для многостороннего казахстанско-британского сотрудничества. С этого года начинается традиция регулярных двусторонних конференций по экономическому сотрудничеству между двумя странами и привлечению британских инвестиций в экономику Казахстана.

В октябре 1995 г. открывается посольство РК в Лондоне, а в Алматы – представительство Британского Совета. В ноябре 1995 г. состоялся рабочий визит Премьер-министра РК в Соединенное Королевство. В ходе визита была достигнута договоренность по целому ряду вопросов, в том числе по ратификации соглашения о взаимной защите инвестиций, ускорении сотрудничества в нефтегазовом секторе, сотрудничество в военной области (помощь в обучении казахстанскими военнослужащими английского языка), в области науки, образования и здравоохранения, подготовка соглашения о сотрудничестве между правительствами РК и Великобритании по поддержке малого и среднего бизнеса, открытие кредитной линии, использование английского опыта в гражданской авиации. В 1996 г. казахстанский премьер вновь посетил Англию, чтобы принять участие в международной конференции “Инвестиционные возможности Казахстана” 6-7 июня 1996 г. Этот визит придал новый импульс к сотрудничеству между Казахстаном и деловыми кругами Европы и Великобритании[1]. В области политической большое значение для казахстанско-британских контактов имела декларация о сотрудничестве между МИД РК и Великобритании. В ходе регулярных консультаций в соответствии с этой декларацией рассматривались не только двусторонние отношения, но и проблемы взаимодействия Казахстана с ЕС. В 1996 г. британская сторона проявила большой интерес к созданию совместного центральноазиатского миротворческого батальона под эгидой ООН и выразила готовность оказать помощь в подготовке военного персонала.

В 1996 г. продолжилась традиция посещений Казахстана членами королевской фамилии: в ноябре республику посетил наследник короны принц Чарльз. В последующие годы встречи на высшем уровне и на уровне глав правительств имели место не так часто, как на первом этапе развития двусторонних отношений. Следует отметить, что визит К.Токаева в конце 1998 г. способствовал интенсификации парламентских связей и сотрудничеству между министерствами иностранных дел двух государств. Визит К.Токаева носил подготовительный характер к очередному визиту главы государства в Соединенное Королевство, который состоялся в январе 1999 г. Второй визит характеризовался встречами Н.Назарбаева с английскими парламентариями на разных уровнях. В июне 1999 г. прошла очередная инвестиционная конференция в Лондоне, посвященная Казахстану.

Цели и задачи внешней политики Великобритании в отношении Казахстана в экономической сфере основывались на ее внутриполитической стратегии и программах, принятых руководством страны. Политические и экономические интересы Великобритании затрагивают все сферы общественно-политической жизни Казахстана.

Наиболее важным фактором развития двустороннего сотрудничества являлся экономический фактор. Политико-правовая основа сотрудничества между Казахстаном и Великобританией базируется на таких документах, как «Совместная декларация об экономическом сотрудничестве между Правительством Республики Казахстан и Правительством Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии» (март, 1994), «Соглашение между Правительством Республики Казахстан и Правительством Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии о поощрении и защите инвестиций» (ноябрь, 1995), «Меморандум сотрудничества между Министерством экономики и бюджетного планирования Республики Казахстан и Международным Налоговым и Инвестиционным Центром Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии», «Меморандум о сотрудничестве в сфере энергетики» (июнь 2005).

В частности, представительство «British gas» в Казахстане входит в состав Совета иностранных инвесторов, консультативного органа при президенте Казахстана, который помогает крупным инвесторам решать те или иные проблемы. «British gas» является также акционером Каспийского трубопроводного консорциума – единственного на сегодняшний день действующего маршрута транспортировки казахстанской нефти на мировые рынки.

После США Великобритания выступает вторым по величине инвестором республики. Привлекаемые в Казахстан британские инвестиции касаются главным образом сферы нефти и газа. Доля иностранных вложений в экономику Казахстана занимает большую часть в общем объеме инвестиций. В целом, согласно итогам 1993–2005 гг., Великобритания вышла на второе место по объемам вложенных прямых инвестиций в экономику Республики Казахстан. По официальным данным, это более 3,6 млрд. долл.

Анализ статданных показывает, что именно добывающая промышленность является главным объектом британских инвестиций в казахстанскую экономику. Именно она привлекает наиболее значительные капиталы и финансовые вложения. В целом анализируя британские инвестиции в казахстанскую экономику, можно отметить и отдельные отрицательные стороны. В частности, основные вложения идут в нефтегазовый сектор экономики. Условия физико-географического распределения сырьевых запасов определяют объемы британских инвестиций. Это отражается на неравномерном распределении финансовых вложений и капиталов: отдельные регионы и области республики становятся более развитыми и финансово устойчивыми, другие не получают ожидаемых вливаний и иностранной помощи. Вложенные финансы и капиталы сильно зависят от внутриполитической и экономической ситуации государств-инвесторов. Так, экономическая нестабильность Великобритании отражается на объемах и условиях вложения инвестиций уже в Казахстане.

Таким образом, крупнейшие нефтегазовые компании Великобритании, наряду с американскими, прочно обосновались на самых перспективных нефтяных объектах республики. Так, недавно палата лордов рекомендовала британскому правительству рассматривать Казахстан как один из стратегически важных партнеров. По мнению парламентариев, республика может выступать в качестве стабильного и перспективного объекта инвестиций и вложений.

Торгово-экономическое сотрудничество между Казахстаном и Великобританией охватывает широкий круг экономических областей, среди которых: энергетика, промышленность, строительство, торговля, социальная инфраструктура, здравоохранение, транспорт, связь, финансовые услуги, разведка и добыча полезных ископаемых.

В целом можно выделить следующие ресурсы Казахстана, представляющие интерес для Великобритании: продукты, сталь, шерсть, кожевенное сырье, драгоценные и полудрагоценные металлы. Структуру импорта составляет широкий круг товаров: оборудование, аппаратура, транспортные средства, точные приборы, химическая продукция, алкогольная и табачная продукция, текстиль, продукция пищевой промышленности и другие.

Важной областью казахстанско-британского сотрудничества является энергетическая сфера. Вопросы развития экономики Казахстана тесно связаны с реформированием энергетики страны. В 2005 г. в Лондоне был подписан Меморандум о взаимопонимании, направленный на укрепление двустороннего сотрудничества в области энергетики. В целях дальнейшего укрепления экономических связей, Британский Департамент по торговле и инвестициям (UK Trade and Investment) открыл Офис по торговле и инвестициям в Западном Казахстане и также создал Группу, объединенную общими интересами к Казахстану (KOGIG UK). Организация широко и активно поддерживает британские торгово-инвестиционные интересы в нефтегазовом секторе республики.

По мнению ряда международных экспертов, Великобритания участвует в крупной геополитической игре вместе c США по объединению в общую группу Россию, Азербайджан и Казахстан и созданию в будущем некоего нефтяного союза. Постройка нефтяных трубопроводов, огромные инвестиции, нефтяные компании, современные технологии, техническое образование создают из нефтяных стран каспийского региона своеобразную альтернативу ОПЕК. С учетом данных целей можно ожидать дальнейших инвестиций и роста военно-политических интересов США и Великобритании в регионе.

Другие специалисты предполагают, что активная политика Великобритании в Казахстане и в регионе Центральной Азии может привести к возобновлению историко-политической связи региона с Ближним и Средним Востоком, Индией и Южной Азией в целом. Очевидно, что Великобритания имеет свои собственные интересы в Центральной Азии и в принципе способна вести самостоятельную политику в регионе. Однако представляется маловероятным, что Лондон по стратегическим моментам будет допускать расхождения с общей стратегией Запада в рамках англоамериканских отношений, НАТО или ЕС.

Вопросы центральноазиатской политики Франции тесно увязаны с проблемой общей политики Европейского Союза в регионе. Главными приоритетами ЕС в Центральной Азии являются утверждение в ННГ Центральной Азии ценностей и норм поведения европейских государств, поддержка демократических и рыночных преобразований, распространение европейской культуры, борьба с наркотрафиком и организованной преступностью.

Важнейшие французские задачи, входящие в рамки общеевропейской линии в Центральной Азии, состоят в поддержке осуществляемых в регионе рыночных экономических преобразований и демократических реформ, активной поддержке строительства транспортной инфраструктуры по линии Восток-Запад, в особенности, сети нефте- и газопроводов для транспортировки углеводородного сырья региона на европейские рынки, а также в совмещении национальных интересов различных стран ЕС в регионе в рамках единой европейской внешнеполитической линии.

В начале 1990-х гг. во французских дипломатических и политических кругах прогнозировались три возможных сценария развития событий в регионе. По мнению одних экспертов, значительные энергетические ресурсы региона в скором времени позволили бы ему занять ключевое место в мировой экономике. Другая группа экспертов отмечала, что существующая политическая нестабильность в регионе может возрасти вследствие экспансии радикального ислама, сложной этнической ситуации и искусственного характера границ между странами региона. Третья точка зрения фокусировалась на том, какую модель развития страны региона выберут в качестве образца – вестернизированную и светскую модель Турции или более неоднозначную модель Ирана.[2]

Экономические отношения Франции и Центральной Азии оставались в рельаности скромными и значительный потенциал остается в большей степени нереализованным. Этому способствуют сложная экономическая обстановка в регионе, но еще больше – значительные различия в степени реализации широкомасштабных экономических реформ в странах Центральной Азии – от рыночных экономик Казахстана и Кыргызстана до квази-советской модели в Туркменистане.

На первых этапах отношений Франции и стран Центральной Азии, у Франции отсутствовала четкая стратегия в отношении региона. Лишь спустя тринадцать лет после обретения странами региона независимости, французские эксперты и дипломаты смогли выработать более осмысленную центральноазиатскую стратегию. Экономическая политика Франции в Центральной Азии подразумевает общую экономическую привлекательность региона для Франции, наличие в регионе экономических интересов французских компаний, роль центрально-азиатского региона в экономическом балансе Франции.

Французская Республика признала Республику Казахстан 7 января 1992 г., а 25 декабря 1991 г. в ходе встречи Президента РК Н.Назарбаева и министра иностранных дел Франции Р.Дюма был подписан протокол об установлении дипломатических отношений. Развитию культурных отношений между двумя странами способствовало установление отношений городов-побратимов Алма-Аты и Ренна в мае 1992 г. Лидеры двух государств президенты Н.Назарбаев и Ф.Миттеран впервые встретились в Хельсинки на саммите ОБСЕ в июле, а уже в конце сентября состоялся официальный визит казахстанского президента во Францию. В ходе визита 23 сентября были подписаны документы, положившие основу двусторонних отношений – Договор о дружбе, взаимопонимании и сотрудничестве и Протокол об экономическом сотрудничестве. В январе 1993 г. открылось Посольство РК в Париже. В июле 1993 г. в рамках визита вице-президента Комиссии по иностранным делам Национального Собрания начались контакты между двумя странами на парламентском уровне.

Важным событием в двусторонних отношениях стал визит Ф.Миттерана в Казахстан в сентябре 1993 г. Этот визит стимулировал развитие политических, экономических и культурных отношений между двумя странами. В экономике РК обозначили свое присутствие такие французские фирмы как Эльф-Акитен, Томсон, Буиг, Сюкре данре, Банк Креди коммерсиаль де Франс, Спи Батиноль и др. С октября 1993 г. работает Межправительственная группа по экономическому сотрудничеству.

В казахстанско-французских отношениях существовала еще одна сфера, где Париж был готов оказывать помощь Казахстану с целью отстаивания своей этатистской политики в противовес англо-саксонскому либерализму – это подготовка руководящего состава для государственных служб. Во время беседы Ф.Миттерана и Н.Назарбаева в 1993 г. возникла идея создания высшей школы по образцу французской ЭНА (Ecole Nationale d‘Administration). В 1995 г. при активном финансовом и техническом сотрудничестве Франции в Алматы открылась Национальная Высшая Школа Государственного Управления – НВШГУ. В феврале 1994 г. в Париже состоялась еще одна, рабочая встреча казахстанского и французского президентов.

В ответ на призыв Президента Казахстана к главам высокоразвитых государств с просьбой помочь регионам экологического бедствия республики в 1994 г. Франция предоставила Аральскому региону несколько водоочистительных установок, которые вошли в действие в июле 1996 г. Этот жест доброй воли продемонстрировал заинтересованность Парижа к поддержанию положительного имиджа Франции в Центральной Азии и Казахстане, несмотря на некоторое падение интереса к двустороннему сотрудничеству после 1993 г. Развитие экономических отношений происходило крайне неровно: с 1992 по 1994 гг. товарооборот между двумя странами вырос с 20 до 170 млн. долл., однако в 1995 г. произошло его падение более чем в два раза – до 75 млн. долл. Это произошло вследствие того, что Франция с 1995 г. перестала закупать в Казахстане материалы для своей атомной энергетики, а также после завершения французской компанией “Буиг” своей деятельности в республике. В результате этого торговый баланс стал складываться в пользу Казахстана. Во второй половине 1990-х гг. в РК действовали 30 французских фирм в сфере приватизации, нефтяном и горном секторе, банковском деле и консалтинге. Французская сторона подчеркивала важность того, что Казахстан разделяет ее взгляды на роль государства в экономике, особенно в контроле над инфраструктурой и социальным страхованием согласно известной дирижистской концепции.

В июне 1995 г. Н.Назарбаев лично познакомился с новым президентом Франции Ж.Шираком в ходе своей краткой остановки в Париже, а в ноябре того же года глава Казахстана прибыл во Францию уже с официальным визитом. Этот визит, в рамках которого состоялась встреча Н.Назарбаева с представителями французских деловых кругов, должен был стимулировать их интерес к Казахстану и экономическое сотрудничество между двумя странами.

В феврале 1997 г. Францию посетила казахстанская правительственная делегация во главе с заместителем премьера. Во время визита и имевших место переговоров была подтверждена готовность Франции поддерживать сотрудничество с РК в области маркетинга, сбыта сельскохозяйственной продукции, приватизации, а также среднего машиностроения. Смена президентов во Франции не отразилась на позитивном характере двусторонних отношений. В апреле 1997 г. Жак Ширак подтвердил намерения Парижа развивать отношения с Казахстаном в политической, культурной и экономической областях и поддерживать контакты на высшем уровне. Создавалось впечатление, что Франция отдает предпочтение сотрудничеству с Казахстаном на двусторонней основе, а не в рамках ЕС. Эта политическая линия продолжилась и в конце 1990-х гг., в том числе и в ходе визита министра иностранных дел РК К.Токаева во Францию. В 1999 г. двусторонние отношения затронули военную сферу: инспекционные военные группы Министерства обороны Франции посетили воинские части в Южном Казахстане.

В июне 2000 г. состоялся третий официальный визит Президента РК Н.Назарбаева во Францию. В рамках этого визита имела место активизация торгово-экономического и культурного сотрудничества, были подписаны протоколы по сотрудничеству в области нефтедобычи, транспорта, экологии, аэронавигации, химической промышленности. Лидеры двух государств обратили также особое внимание на необходимость интенсификации отношений в сфере культуры. Выполняя свои обязательства в этой области, в октябре 2001 г. французская сторона увековечила памятной стелой в г.Ножан-сюр-Марн память о пребывании во Франции казахского политического деятеля М.Чокая. В свою очередь, казахстанская сторона провела ряд культурных мероприятий в рамках 10-летия независимости РК, которые способствовали популяризации казахской культуры во Франции и французской – в Казахстане.

Весной 2002 г. на отношения между РК и Францией наложил определенный отпечаток инцидент, связанный с одним из лидеров оппозиции – Г.Жакияновым, но уже в июне французская сторона официально заявила, что считает инцидент исчерпанным. В целом, казахстанско-французские отношения развивались чрезвычайно динамично. За период с 1995 по 2002 гг. состоялось восемь встреч Н.Назарбаева и Ж.Ширака. Основой для такого плодотворного сотрудничества были не только взаимные экономические интересы, но и широкая заинтересованность обеих сторон к политическому сотрудничеству, традиционный интерес в Казахстане к французской культуре, стремление французской стороны распространить положительный опыт своей административно-государственной модели в Казахстане[3].

На сегодняшний день интересы французского капитала главным образом сосредоточены в Западном регионе Казахстана, в проектах, связанных с нефтегазовым сектором и обслуживающей его инфраструктурой. Наиболее крупным партнером в этом секторе продолжает оставаться компания «ТотальФинаЭльф», чьи инвестиции за последние два года превысили 410 млн. евро. В ходе состоявшейся 20 мая 2002 г. в Астане встречи Президента – Генерального Директора компании «Тоталь» Т.Демарэ с президентом Республики Казахстан Н.А. Назарбаевым, французская сторона заявила о своей заинтересованности в долгосрочном сотрудничестве с Казахстаном и расширении масштабов своего присутствия в нефтяных проектах Казахстана. Хорошим примером развития двустороннего сотрудничества в данном секторе является создание при активном содействии Посольства РК казахстанско-французского Центра нефти «КазФраМунай» (КФМ) по подготовке и переподготовке казахстанских специалистов в нефтегазовом секторе. Проект получил поддержку президента Франции Ж. Ширака, руководства внешнеполитического ведомства страны и компании «ТотальФинаЭльф». Французская сторона рассматривает его как элемент фундамента двустороннего сотрудничества в сфере экономики и образования.

В 2002 г. существенно расширилась договорно-правовая база казахстанско-французских отношений в нефтегазовом секторе – банк «БНП Париба» и НК «КазМунайГаз» подписали соглашение о финансировании проекта по реконструкции Атырауского нефтеперерабатывающего завода. Важной сферой деятельности французских компаний является сектор добычи урановых руд. В то же время, общий объем французских инвестиций в экономику Казахстана остается сравнительно небольшим – в 2003 г. он составил около 285 млн. долларов. Большая часть этого объема инвестиций направлена в нефтегазовый сектор Казахстана компанией «ТотальФинаЭльф» – они предназначены для разработки месторождения Кашаган.

На сегодняшний день в Казахстане работают 4 французских банка

– «Сосьете Женераль», «Натексис Банк Попюлэр», «БНП Париба» и «Калион». Их деятельность сконцентрирована на предварительном финансировании операций по экспорту углеводородного сырья для иностранных нефтяных компаний (в частности, «ПетроКазахстан»).

Экономическое присутствие Франции в Узбекистане также достаточно широко. Как и в Казахстане, основными областями сотрудничества являются традиционно сильные для французов отрасли – телекоммуникации, строительство, банковское дело и финансы.

С началом антитеррористической операции в Афганистане в 2001 г. Франция наряду с США заручились разрешением таджикского правительства на использование авиабазы Айни, расположенной вблизи Душанбе. Франция оказывала содействие в подготовке военных кадров для вооруженных сил Таджикистана и военно-техническую помощь. В ходе визита министра обороны Франции Мишель Аллио-Мари в Таджикистан в 2003 г. была заключена договоренность об углублении военно-технического сотрудничества и проведении совместных учений таджикских и французских военнослужащих. В рамках операции наблюдалось значительное расширение военно-технического сотрудничества Франции и Узбекистана. Планы сотрудничества в 2003-2004 гг. предусматривали помощь узбекской армии в подготовке кадров, обучении их французскому языку, обмен опытом в управлении военной техникой. Французские военные инструкторы оказывают помощь в подготовке горных подразделений узбекской армии.

Культурная политика, наряду с политическим и экономическим присутствием, является важной составляющей французской политики в центрально-азиатском регионе. Культурная политика предполагает проведение комплекса мер, направленного на пропаганду французского языка и культуры и приобщение к ним местного населения. Культурная политика Франции в регионе отличается широтой и масштабностью – в Алматы и Ташкенте функционируют Французские Культурные Центры, в Ташкенте открыт Французский Институт по изучению Центральной Азии, являющийся структурным подразделением Французской Академии.[4]

По общему мнению французских экспертов, политика европейских стран в отношении Центральной Азии должна быть пересмотрена в сторону расширения европейского влияния. Французские исследователи выделяют три главных фактора, под влиянием которых будет развиваться дальнейшая ситуация в Центральной Азии – открытость исламскому миру, открытость азиатскому миру и стремление выйти на мировые рынки сбыта своей продукции, главным образом, полезных ископаемых. Экономическое присутствие является важным аспектом французской региональной политики. Оно подразумевает общую экономическую привлекательность региона для Франции, наличие в регионе экономических интересов французских компаний, роль центрально-азиатского региона в экономическом балансе Франции.

Франция придает приоритетное значение Казахстану в развитии отношений с государствами Центральной Азии и намерена поддержать становление РК в качестве региональной державы, в том числе, через сотрудничество в ООН и ОБСЕ, оказывать содействие процессу СВМДА и казахстанским инициативам по региональному сотрудничеству.

Особенностью политики Германии в отношении отдельных государств Центральной Азии на протяжении длительного периода времени являлся региональный подход. Берлин рассматривает Казахстан и другие страны региона как часть Центральной Азии и проводит свою политику в контексте всего центральноазиатского региона. Другой особенностью германской политики является ее тесная увязка и координация с политикой Европейского Союза в целом. С политической точки зрения это объяснялось отсутствием у ФРГ ясно выраженных геополитических интересов, стремление рассматривать этот регион в контексте реалий, возникших после распада СССР; с экономической точки зрения – узостью национального рынка каждого отдельно взятого государства региона.

Германия проявляла интерес к Центральной Азии в связи со следующими политическими и экономическими вопросами: судьба немецкой диаспоры в регионе (преимущественно в РК), поддержка реформ и внедрение немецкой социально-рыночной модели в странах региона, экспансия немецкого бизнеса на местные рынки, использование местных ресурсов для нужд германской и европейской экономики, борьба за ресурсы Каспия.[5]

Документ, подготовленный германскими социал-демократами в 1998 г. в отношении стратегии ЕС в Каспийском регионе, является фактически первой попыткой оформить европейские интересы в регионе на концептуальном уровне. Главным тезисом этой стратегии является мысль, что государства региона не могут самостоятельно стать зоной мира, благосостояния и политической стабильности. ЕС готов предложить свою модель преобразования этого региона, которая в основном повторяет подход ЕС к развитию пост-советского пространства после 1991 г. Данная модель состоит из трех компонентов: преобразования для развития демократии и рыночного хозяйства как предпосылка для поддержания мира; региональное сотрудничество против «стратегических альянсов»; вовлечение в европейский процесс через ОБСЕ и Энергетическую хартию[6]. Выделяя главную мысль европейской концепции относительно каспийского региона, можно констатировать, что Европа хотела бы превратить регион в энергетический тыл экономики ЕС.

Основа для казахстанско-германского сотрудничества была заложена в сентябре 1992 г. в ходе первого визита Президента Н.Назарбаева в ФРГ и подписания Совместного заявления об основах отношений и ряда договоров и соглашений в различных областях. В апреле 1995 г. Казахстан посетил Федеральный президент Германии Р.Херцог, в мае 1996 г. – Вице-канцлер, Министр иностранных дел ФРГ К.Кинкель. В качестве ответного визита министр иностранных дел РК К.Токаев посетил Германию в октябре 1996 г. В мае 1997 г. состоялась встреча Президента РК Н.Назарбаева с Федеральным канцлером Г.Колем в аэропорту г.Алматы. В ноябре 1997 г. состоялся официальный визит Н.Назарбаева в ФРГ, в ходе которого был подписан ряд документов, охватывающих основные сферы двустороннего сотрудничества.

Важной частью политических отношений между РК и ФРГ были визиты в рамках межпарламентского обмена, а также визиты руководителей федеральных германских земель, министерств и ведомств двух стран во главе официальных делегаций. Эти визиты позволяли поддерживать достаточно интенсивный политический диалог между Казахстаном и Германией в различных областях двусторонних отношений.

Федеративная Республика Германия являлась одним из основных торговых партнеров Республики Казахстан, занимая по объёму товарооборота второе место после Российской Федерации и первое место среди европейских стран. Наиболее успешно немецкий капитал работает в таких секторах экономики Казахстана как нефть и газ, минерально-сырьевой комплекс, транспорт и коммуникации, строительство, финансы и кредит, издательство и полиграфия. Федеральным правительством Германии была разработана программа привлечения к сотрудничеству в области политики развития немецких средних компаний, их филиалов и совместных предприятий в Казахстане.

Основой для культурного сотрудничества между РК и ФРГ является Казахстанско-германское соглашение по культуре, подписанное в 1994 г. Ответственным органом за культурное сотрудничество между двумя странами является казахстанско-германская Смешанная Комиссия по культурному сотрудничеству. В Казахстане представлены также политические фонды ФРГ, в частности Фонд им. Ф.Эберта, который открыл свое представительство в Алматы осенью 1996 г. Целью проектов фондов является поддержка демократии и рыночной экономики, финансирование осуществляется по линии Министерства по сотрудничеству и развитию ФРГ.

Сотрудничество между Казахстаном и Германией в поддержке этнических немцев, проживающих в Казахстане, основывалось на ряде межправительственных соглашений 1994-96 гг. Со своей стороны, Федеральное правительство Германии через МВД, МИД ФРГ и Общество по техническому сотрудничеству оказывает ощутимую финансовую и материальную помощь немцам в Казахстане.

К 2001 г. назрела необходимость убеждения немецкой стороны в пользу диверсифицированного подхода при осуществлении своей политики в отношении центральноазиатских государств.  В целом, между Казахстаном и Германией не было спорных политических вопросов, их позиции по основным международным проблемам близки или совпадали. После смены правительства в ФРГ осенью 1998 г. и прихода к власти коалиционного правительства СДПГ/ «Зеленых» во главе с Г.Шредером интенсивность политических контактов на первых порах снизилась. Со второй половины 2000 г. наметилось расширение внешнеполитических интересов ФРГ в Центральной Азии[7].

В 2001 г. отношения между РК и ФРГ поднялись на новый уровень. В мае 2001 года состоялся визит Вице-канцлера, министра иностранных дел ФРГ Й.Фишера в Казахстан, который отразил возросший интерес Германии к региону и стал признаком стремления руководства ФРГ к активизации контактов и связей с Казахстаном и другими центральноазиатскими государствами. Другим важным событием стал официальный визит Президента Республики Казахстан Н.Назарбаева в Берлин в октябре 2001 г. В ходе визита стороны подписали шесть соглашений в области военного сотрудничества, экономики, культурного и гуманитарного сотрудничества.

Большое внимание в ходе этого визита уделялось проблемам безопасности и стабильности в Центральной Азии в свете начинавшейся антитеррористической операции НАТО в Афганистане. Участие ФРГ в миротворческой операции в этой стране привело к тому, что Германия оказалась непосредственно вовлеченной в геополитику Центральной Азии.

Таким образом, с начала 2000 г. было замечено расширение внешнеполитических интересов ФРГ, которые стали приобретать более глобальный характер, в том числе и повышение интереса к Центральной Азии. Во многом это было вызвано тревожными тенденциями в развитии ситуации в регионе ЦА, ростом угрозы со стороны исламского экстремизма и наркомафии, базирующихся на территории Афганистана, а также обозначившимся конфликтным потенциалом проявившихся противоречий между государствами региона из-за дефицита водных и энергетических ресурсов. В феврале 2001 г. немецкая разведка БНД подготовила доклад, в котором прогнозировалось обострение ситуации в регионе летом 2001 г.

Проблема безопасности, наряду с проблемой наркотиков является основной причиной озабоченности Берлина развитием ситуации в Центральной Азии. Как известно, ФРГ принимает активное участие в антитеррористической операции сил НАТО в Афганистане. Германия сохранила свою базу в Узбекистане даже после того, как Ташкент в 2005 г. вынудил Соединенные Штаты покинуть предоставленные им в 2001 г. в распоряжение США базы в Карши (Ханабаде) и Кокайды.

В дальнейшем Берлин неоднократно влиял на формирование общей стратегии Евросоюза в отношении Центральной Азии. В 2000 г. в Берлине была разработан т.н. Стабилизационный Пакт для Каспийского моря. В мае 2001 г. в германском МИД был подготовлен т.н. Меморандум Шмиллена, который представлял собой концептуальный взгляд на стратегию Евросоюза в ЦА. И наконец, в 2006-07 гг. Германия в качестве председателя ЕС взяла на себя миссию сформулировать Европейскую стратегию в регионе (см. выше).


[1] См.: Казахстан и мировое сообщество (Алматы). № 2. 1996. С.3-49.

[2] Бурханов А.К. Современная французская политология о Центральной Азии // Саясат, 2003 – № 6 – С.75-76.

[3] См.: Казахстанско-французские отношения. 90-е годы ХХ века. /Сборник документов и материалов. – Алматы: КазГУ, 1998.

[4] См.: Бурханов А.К. Присутствие Франции в Центральноазиатском регионе // Саясат. 2001. № 4. С. 41-43; Salvagni L.A. Quel role pour l’Union européenne en Asie centrale? // Le Courrier des Pays de l’Est. 2006. No 1057, pp. 17-29.

[5] См.: Регион будущего – Каспийское море. Интересы Германии и политика Европы в закавказских и центральноазиатских государствах. Позиция фракции СДПГ бундестага. – Bonn: Cicero. 1998. – 47 S.; Нурша А.К., Чукубаев Е.С. Социал-демократическая партия Германии и интересы ФРГ в Центральной Азии и Каспийском регионе // Европейский диалог. 2004. № 2. С.109-111.

[6] Zukunftregion Kaspisches Meer. Deutsche Interessen und Europaeische Politik in den transkaukasischen und zentralasiatischen Staaten. Positionspapier der SPDBundestagsfraktion. – Bonn: Cicero, 1998, S 40-43.

[7] Гиззатов В.Х. К 10-летию установления дипломатических отношений между РК и ФРГ// Казахстан и современный мир. 2002. № 1. С. 5-10; Кёртинг А. Германия и Казахстан – 10 лет дипломатических отношений // Казахстан и современный мир. 2001. № 1. С. 53-71; Губайдуллина М. Казахстанско-германские отношения на современном этапе: к десятилетию двусторонних отношений // Казахстан в системе международных отношений. – Алматы, 2001. С. 145-149.

О Main Aditor

Здравствуйте! Если у Вас возникнут вопросы, напишите нам на почту help@allinweb.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.