Китайско-узбекские отношения

Отношения между КНР и Узбекистаном лежали в двух плоскостях: экономической и политической. На первом этапе независимости И.Каримов провозгласил ориентацию Ташкента на «китайскую модель» госкапитализма. Однако, этот курс не привел к укреплению тесных политических связей. Размещение американских военных баз на территории РУ в 2001-02 гг. фактически привело к замораживанию отношений и появлению серьезного недоверия Пекина в отношении намерений Ташкента. В то же время китайское руководство с пониманием относится к борьбе Узбекистана с исламскими радикалами.

В июне 2004 г. состоялся пятидневный государственный визит председателя КНР Ху Цзиньтао в Узбекистан. Он должен был символизировать новый этап в двусторонних отношениях. Этому способствовал резкий скачок в торгово-экономических отношениях. В прошлом году товарооборот между РУ и КНР достиг рекордного для двусторонних отношений уровня, составив 347 млн. долларов США, что было в полтора раза больше результатов 2002 года.*

Начиная с 1992 года Китай предоставил Узбекистану кредит 6 траншами и безвозмездную помощь 13 траншами на общую сумму в 399, 5 млн. китайских юаней, которые пошли, главным образом, на закупку газомеров, минитракторов, компьютерной техники.

В Узбекистане с участием китайских компаний реализовывался ряд крупных проектов. К числу важнейших из них относятся строительство Кунградского содового завода китайской корпорацией «Citic International»; развивается сотрудничество в сфере телекоммуникаций. Два ведущих китайских производителя оборудования связи – «Шанхай Белл» и «Хуавэй» – на протяжении пяти лет работают на узбекском рынке. Узбекистан также рассчитывает на сотрудничество с КНР в области транспортных коммуникаций, расширения инвестиционных связей.

Отношения между КНР и РУ поддерживались не только в экономической, но и политической области, а также в сфере безопасности. Президент И.Каримов лично трижды передавал председателю Цзян Цзэминю материалы о деятельности членов организаций, выступающих за «Восточный Туркестан». Начиная с 1996 года, органы безопасности Узбекистана передали китайской стороне несколько членов организаций, выступающих за создание «Восточного Туркестана». Со своей стороны, Пекин поддержал решение о размещении Исполкома Регионального антитеррористического центра (РАТС) в Ташкенте.

Узбекистан четко проявляет стремление не углублять связи с Китаем. К тому же в плане борьбы с международным терроризмом и экстремизмом для Ташкента более предпочтительна ориентация на Вашингтон. Тем не менее, ни Узбекистан, ни Китай не были заинтересованы в осложнении двусторон-

* Ху Цзиньтао. Развивать отношения дружбы и сотрудничества с Узбекистаном // Жэньмиь Жибао. 15.06.2004; Эксклюзивное интервью министра иностранных дел Узбекистана Садыка Сафаева газете «Жэньминь жибао». 13:15 09.01.2004.

них отношений. В 2005 г. Пекин (совместно с Москвой) поддержал Ташкент во время обострения отношений с Западом ввиду андижанских событий. Свой первый визит И.Каримов демонстративно совершил в КНР. Китай также оказал существенное влияние на принятие Узбекистаном решения о закрытии американских военных баз на своей территории. На астанинском саммите ШОС в июле 2005 г. обе страны активно лоббировали декларацию, в которой ставился вопрос о временных ограничениях пребывания баз США в Центральной Азии. С этого момента сотрудничество между КНР и РУ в политической сфере перешло на качественно новый уровень.

О Main Aditor

Здравствуйте! Если у Вас возникнут вопросы, напишите нам на почту help@allinweb.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.