Китайско-таджикские и Китайско-туркменские отношения

В отношении Таджикистана интересы КНР можно сформулировать по времени их возникновения в хронологическом порядке: делимитация границы, борьба с терроризмом и наркоторговлей, транспортно-коммуникационные проекты, энергетика.

На начальном этапе независимости Таджикистана, отделенный от него высокогорными хребтами Китай находился на периферии экономических интересов этого молодого государства, которое в свою очередь из-за внутренней междоусобицы не интересовало китайских бизнесменов. На современном этапе, рассчитывая существенно расширить двусторонние экономические связи, Душанбе и Пекин прилагали усилия, направленные на создание надежного сообщения между двумя странами. Осенью 2001 года автострада Хорог – Мургаб (ГБАО) – перевал Кульма (на таджикско-китайской границе) была введена в строй. На территории СУАР магистраль соединена с г. Ташкурган, который имеет выход и на Каракорумское шоссе.

Есть предпосылки, способствующие активизации их торгово-экономических связей. Так, для освоения богатейших минеральных ресурсов Горного Бадахшана, отрезанного от основной территории страны горами, нужны огромные средства, которыми республика не располагает. Организация прямого автодорожного сообщения между Таджикистаном и Китаем по территории ГБАО, по расчетам Душанбе (с ними согласны и власти Горно-Бадахшанской автономной области), будет способствовать привлечению китайских инвестиций в экономику.

Китайско-туркменские отношения

В первое время после обретения Туркменистаном независимости отношения между Пекином и Ашхабадом носили в основном лишь представительский характер и обе стороны не проявляли существенного интереса друг к другу, что было особенно заметно со стороны Китая. Затем политика стала меняться, и китайское руководство проявило повышенный интерес к Туркменистану из-за его геополитического положения (наличие границы с Афганистаном и Ираном) и его природных богатств. Постепенно Китай стал более активно проводить в жизнь одно из основных направлений своего внешнеполитического курса, а именно, укрепление своих позиций в соперничестве с другими странами.

В середине 1990-х гг. возник проект – газопровод Туркменистан-Китай-Япония. Общая стоимость капитальных затрат оценивалась в 11 млрд. долл., строительство, как предполагалось, должны были осуществлять международный консорциум, включающий такие компании, как «Мицубиси» (Япония), «Эксон» (США) и Китайская национальная нефтяная компания. В 1996-2000 гг. компания ExxonMobil провела геолого-экономическое исследование проектов строительства газопровода в Китай и освоения запасов газа на правобережье реки Амударья в Восточном Туркменистане.

Общий низкий уровень отношений между Туркменистаном и Китаем сказывался и на их связях в торгово-экономической сфере. За первые годы независимости Туркменистана глава этого государства С.Ниязов лишь дважды (в 1992 и 1998 гг.) посетил КНР с официальными визитами. В июле 2000 года С. Ниязов и председатель КНР Цзян Цзэминь подписали в Ашхабаде меморандум о строительстве газопровода Туркменистан – Китай (с возможным его продлением до Японии). Заинтересованность сторон в реализации проекта была подтверждена в ходе переговоров, которые Цзян Цзэминь и С.Ниязов провели в Ашхабаде в июне 2002 г. (Председатель КНР посетил Туркменистан сразу же после завершения саммита СВМДА, состоявшегося в Алматы.) Вместе с тем подготовка проекта дорогостоящего и технически сложного строительства трубопровода еще далека от завершения.

Для Туркменистана КНР находился на периферии политических и экономических интересов. В связи с этим реализация планов по прокладке трубопровода из Туркменистана (через Казахстан и Узбекистан) в КНР представлялась далекой перспективой. В данном случае, как и в отношениях с Казахстаном, Пекин применял тактику резервирования потенциальных источников углеводородов для их использования в будущем. В принципе, это было выгодно и Ашхабаду.

Незадолго до своей кончины лидер Туркменистана С.Ниязов и председатель КНР Ху Цзиньтао подписали соглашение о поставках туркменского газа в Китай. Согласно этому документу с 2009 года Ашхабад должен был продавать Пекину 30 млрд. куб. м газа в год в течение 30 лет, для чего предусматривалось строительство специального трубопровода. Однако смерть С.Ниязова в декабре 2006 г. и активная политика России в отношении транспортировки туркменского газа поставили под вопрос дальнейшую судьбу этого проекта.

О Main Aditor

Здравствуйте! Если у Вас возникнут вопросы, напишите нам на почту help@allinweb.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.