Казахстанско-китайские отношения

Отношения Казахстана с КНР, вторым по величине соседом, занимают важное место во внешней политике РК. Они затрагивали обширный спектр вопросов в политической, экономической, торговой, этнической, пограничной и военной областях. Китайский фактор является постоянно действующим для внешней политики РК.[1]

Дипломатические отношения между Республикой Казахстан и Китайской Народной Республикой были установлены 3 января 1992 г. путем подписания Меморандума о взаимопонимании между РК и КНР. Двум соседним государствам предстояло решать многочисленные вопросы, связанные с правовыми, пограничными и транспортными проблемами, доставшимися в наследство от СССР. Уже через три дня после установления дипотношений Президент РК Н.Назарбаев принял правительственную делегацию КНР во главе с министром внешних экономических связей и внешней торговли Ли Ланьцинем. В феврале 1992 г. в Пекине состоялось подписание Протокола переговоров между МИД РК и Канцелярией при Государственном совете Китайской Народной Республики по пунктам пропуска на казахстанско-китайской границе. Тем самым было положено начало урегулированию одного из самых сложных для молодого независимого государства вопросов.

В октябре 1993 г. в ходе первого официального визита Президента РК Казахстан и КНР подписали группу документов о сотрудничестве в сфере культуры, консульский договор, соглашения о воздушном сообщении, порядке оформления виз при взаимных поездках граждан, международном автомобильном сообщении, поездках граждан по служебным делам и Совместную декларацию об основах дружественных отношений. Таким образом, отношения нашей страны с Китаем приняли динамичный характер, и под них была заложена прочная договорно-правовая база. В некотором роде, развитие правовых отношений Казахстана с КНР опережало урегулирование аналогичных вопросов со странами ближнего зарубежья. Кроме того, казахстанская и китайская стороны наметили перспективные направления сотрудничества между двумя странами в таких областях, как черная и цветная металлургия, химическая промышленность, машиностроение и транспорт, сельское хозяйство.

В апреле 1994 г. состоялся официальный визит Премьера Государственного совета КНР Ли Пэна в Казахстан. В ходе визита китайской стороной был поставлен на повестку дня самый болезненный для Пекина вопрос – проблема бывшей советско-китайской границы. В ходе переговоров Н.Назарбаева и Ли Пэна были подписаны соглашения о казахстанско-китайской границе, предоставлении Китаем Казахстану государственного кредита и гуманитарной помощи, развитии международных грузовых и пассажирских перевозок и другие документы. Этот визит открыл путь к решению пограничного вопроса, который перешел затем в многосторонний формат. В рамках решения проблемы советского ядерного оружия на своей территории Казахстан, который добивался гарантий безопасности от ядерных держав, в феврале 1995 г. получил такие гарантии от КНР.

В сентябре 1995 г. в ходе своего второго визита в Китай Н.Назарбаев и Председатель КНР Цзянь Цзэминь подписали совместную Декларацию о дальнейшем развитии и углублении дружественных взаимоотношений между Республикой Казахстан и КНР. Также состоялось подписание межправительственных соглашений об использовании морского порта Ляньюньган для транспортировки казахстанских грузов, о сотрудничестве в области науки и техники. Цзянь Цзэминь подписали совместную Декларацию о дальнейшем развитии и углублении дружественных взаимоотношений между Республикой Казахстан и КНР, также состоялось подписание межправительственных соглашений об использовании морского порта Ляньюньган для транспортировки казахстанских грузов, о сотрудничестве в области науки и техники.

Торгово-экономическое сотрудничество занимало важное место в казахстанско-китайских отношениях. В первой половине 1990-х гг. оно развивалось бурными темпами: к 1995 г. торговый оборот РК с КНР достиг 390 млн. долл.: экспорт свыше 320 млн. долл., импорт – около 65 млн. долл. Основными статьями казахстанского экспорта было сырье (черные и цветные металлы, шерсть, хлопок), импорта из КНР – товары народного потребления. В 1996 г. товарооборот достиг почти полмиллиарда долларов, в 1998 г. – 550 млн. долл. Во второй половине 1990-х гг. наметилась тенденция к снижению торгового оборота, а также к снижению экспорта из Казахстана и росту импорта из КНР: в 1998 г. экспорт составил 373 млн. долл., импорт – 173 млн. долл.

В апреле 1996 г. в ходе Шанхайского саммита лидеров Казахстана, КНР, Киргизской Республики, России и Таджикистана был подписано Соглашение об укреплении доверия в военной области в районе границы (Шанхайское соглашение). Этот саммит положил начало созданию новой организации (Шанхайская пятерка, затем ШОС), которая оказывала заметное влияние на развитие двусторонних отношений РК и КНР.

В июле 1996 г. состоялся первый официальный визит Цзян Цземиня в Казахстан. В ходе этого визита, который носил сугубо политический характер, была принята совместная Декларация. Стороны согласились продолжать развивать регулярный политический диалог и консультации на различных уровнях, взяли на себя обязательство, строго соблюдая соглашение между Казахстаном и КНР о государственной границе от 26 апреля 1994 года, в возможно короткие сроки приступить к демаркационным работам на границе и продолжить переговоры по остающимся пограничным вопросам. Казахстан и Китай выступили также против сепаратизма в какой бы то ни было форме и заявили, что не допустят осуществления на своей территории какими-либо организациями и силами сепаратистской деятельности, направленной против другой стороны, Казахстан подтвердил признание КНР в качестве единственного законного правительства Китая и заявил о том, что не будет устанавливать каких-либо официальных контактов с Тайванем. Китай, в свою очередь, подтвердил заявление китайского правительства о гарантиях безопасности Казахстану. Этот визит продемонстрировал тесное сближение позиций РК и КНР в политической области и наличие общих интересов в сфере поддержания стабильности и безопасности в Центральной Азии. В декабре того же года Шанхайское соглашение было ратифицировано Казахстаном.

В феврале 1997 г. в момент острого обострения ситуации в СУАР Н.Назарбаев совершил рабочий визит в Китай. На этот раз обсуждались вопросы транспортного сообщения, совместной разработки нефтегазовых месторождений. Эти предварительные договоренности были закреплены во время визита китайского премьера Ли Пена в октябре 1997 г. Стороны подписали Соглашение между Правительством РК и Правительством КНР о сотрудничестве в области нефти и газа; Генеральное соглашение между Министерством энергетики и природных ресурсов РК и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией о проектах разработки месторождений и строительства нефтепроводов. Это означало, что Китай начал проявлять активный интерес к нефтегазовым ресурсам Центральной Азии и каспийского региона.

В июле 1998 г. Казахстан принимал участников Шанхайской группы, которые в рамках саммита единодушно поддержали инициативу РК по созыву СВМДА. Следует отметить, что в 1997 и 1998 гг. Казахстан и Китай подписали еще два дополнительных соглашения по границе. В 1999 г. лидеры РК и КНР встретились в рамках Бишкекского саммита Шанхайской группы. Китайский руководитель подчеркнул высокий уровень отношений между двумя государствами и отметил, что среди стран СНГ Казахстан стал вторым (после России) ведущим торгово-экономическим партнером Китая. Активное сотрудничество двух государств продолжилось в рамках очередного визита Президента РК в Пекин в ноябре 1999 г. Стороны подписали Совместную декларацию между Республикой Казахстан и КНР о дальнейшем развитии всестороннего сотрудничества в ХХI веке и совместное коммюнике о полном урегулировании пограничных вопросов между двумя странами. Кроме того, были заключены Соглашения о предоставлении безвозмездной помощи Правительством КНР Казахстану и о сотрудничестве в области антимонопольной политики.

Таким образом, начиная с 1992 г. во внешней политике КНР красной нитью прослеживался настойчивый интерес к полному урегулированию пограничного вопроса с Казахстаном, решение которого вызвало неоднозначную реакцию у казахстанской общественности. Этот вопрос осложнялся также т.н. проблемой трансграничных рек, которая стала предметом переговоров между РК и КНР в конце 1990-х гг. В июле 2000 г. во время официального визита заместителя Председателя КНР Ху Цзиньтао на первый план вновь вышли вопросы экономического сотрудничества. Сторонам удалось договориться об усилении роли и расширении функции совместной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, о создании специальной подгруппы по вопросам контрольно-пропускных пунктов и транспорта. В Астане также было подписано соглашение о предоставлении китайским Правительством безвозмездной помощи Правительству Казахстана в размере 10 миллионов юаней.

С 1996 г. новым направлением экономического сотрудничества между РК и КНР является нефтяное. В 1997 г. РК и КНР подписали соглашение о строительстве трубопровода Западный Казахстан – СУАР КНР примерной стоимостью 9,5 млрд. долл. Китайская Национальная нефтяная компания осваивала нефтяное месторождение в Актюбинской области. К 2002 г. компанией «СНПС-Актобемунайгаз» было вложено около 440 млн. долларов в различные проекты в Актюбинской области из 585 млн. долларов запланированного на первый пятилетний период объема инвестиций, еще запланировано вложить в общей сложности 240 млн. долларов. Визит госсекретаря К.Токаева в Пекин в мае 2002 г. помимо подготовки саммитов СВМДА и ШОС должен был интенсифицировать сотрудничество двух стран и выявить новые направления в торгово-экономической области. Эту трассу планировалось сдать в эксплуатацию в 2005 году, однако реализация проекта откладывалась из-за недостаточного объема нефти, что делает данную магистраль экономически невыгодной. (Согласно данным китайских экспертов, она оправдает себя при поставках не менее 20 млн. т нефти в год.)

В условиях обострения угрозы со стороны терроризма и экстремизма в 2000-02 гг. Казахстан и Китай продолжали активно контактировать на двустороннем и многостороннем уровне – в рамках Шанхайской группы (ШОС) и СВМДА. Пекин оказал существенную политическую поддержку проведению первого саммита СВМДА в июне 2002 г. Таким образом, в период 1992-2002 гг. полностью определились основные направления взаимного сотрудничества между Казахстаном и Китаем и проблемы, представлявшие взаимный интерес: пограничный вопрос, трансграничные реки, торгово-экономическое сотрудничество, положение казахской диаспоры в СУАР, сотрудничество в нефтяной области, транспортное сотрудничество.

Как известно, китайский нефтяной рынок переживает бурный рост. В 2003 году уровень потребления в стране составил 252 млн. т или на 10% больше, чем в 2002. Импорт при этом вырос на 31%, составив более 91 млн. т. По прогнозам международных экспертов, к 2020 году потребность Китая в нефти может достичь 400 млн. т в год, а импорт составить более 70% от этого объема.[2] Сотрудничество в сфере энергоресурсов со странами Центральной Азии, главным образом с Казахстаном, то есть с основной нефтедобывающей страной региона, КНР рассматривала как еще одну попытку диверсифицировать свои источники энергоснабжения.

В 2003 году действия Пекина резко изменились. Можно назвать по меньшей мере три причины столь внезапной активизации Поднебесной. Во-первых, решение об интенсификации этой работы было одобрено ЦК Компартии КНР: главное – обеспечение энергетической безопасности страны, а потом экономическая целесообразность. Во-вторых, забуксовал российско-китайский проект магистрали Ангарск-Дацин. В-третьих, формально в 2005 году истекают сроки договорных обязательств КННК по строительству нефтепровода в Китай, а невыполнение инвестиционных и контрактных условий в Казахстане может иметь серьезные последствия для инвесторов. Следует учитывать и результаты разведочных работ на казахстанском шельфе Каспия.

Систематическая поддержка Астаной усилий Пекина относительно проекта магистрали от Западного Казахстана означает: к 2007 году наша республика будет добывать столько нефти, что сможет обеспечить заполнение третьего экспортного нефтепровода (ныне действуют Атырау – Самара и КТК). Сегодня рентабельность трассы Казахстан – Китай не вызывает сомнений, то есть минимально необходимые 20 млн. т в год будут обеспечены. Реализация этого проекта позволит соединить нефтепроводные системы Казахстана, России и Китая, стать прочной основой их взаимовыгодного партнерства, способствовать укреплению позиций трех стран на евразийском пространстве в рамках Шанхайской организации сотрудничества.

В то же время соседство Казахстана с Китаем создавало определенные проблемы. Международные наблюдатели обращали внимание на эпизод о якобы заключенном между Казахстаном и соседним с ним СиньцзянУйгурским автономным округом (СУАР) соглашении об аренде земли для китайских переселенцев в Алакольском районе Семипалатинской области, о чем сообщали СМИ КНР. Астана опровергла наличие такого соглашения, но, по-видимому, какие-то переговоры на эту тему все же велись и, более того, какие-то предварительные договоренности с казахстанскими ведомствами существовали. С чисто экономической точки зрения заселение свободных земель китайскими крестьянами, нанятыми для этой цели в организованном порядке, имело бы значительный эффект. Однако психологически к присутствию «оседлых китайцев» (а не приезжающих на короткий срок торговцев или сезонных рабочих) оказались не готовы ни казахстанские власти, ни местное население.

Особенность торгово-экономических связей Казахстана (как и других республик Центральной Азии) с КНР – активность китайского малого и среднего бизнеса, который начал проникать в регион еще на рубеже 1980-1990-х годов. Так, уже в конце 1992-го в Казахстане было более 30 совместных предприятий с участием китайских бизнесменов, подавляющее большинство которых занимается операциями в непроизводственной сфере (торговля и т. д.). За прошедшие 12 лет количество таких предприятий увеличилось более чем в 10 раз. Широкий размах приняла контрабанда китайских товаров в Казахстан и нелегальный вывоз сырья из республики. значительная часть товарооборота с Пекином осуществляется на основе бартера и «челночных» операций. При этом прибыль, получаемая китайским бизнесом, использовалась главным образом для закупок сырья, особенно металлолома.

Серьезную озабоченность властей, общественных кругов и в целом населения Казахстана вызывала нелегальная китайская миграция в республику, что затрагивает ее экономические интересы и является потенциальной угрозой внутриполитической стабильности. Ни ужесточение пограничного режима, ни проводимые силовыми структурами мероприятия по депортации лиц, не имеющих вида на жительство, не останавливают нелегальных мигрантов. Трудолюбие, деловитость, взаимная поддержка помогают им легализоваться (в том числе посредством фиктивных браков). Статистика по этой теме недоступна общественности, по мнению же экспертов, счет китайским переселенцам в Казахстан идет уже на сотни тысяч. Опасения вызывает и разработанный Пекином план строительства канала, который отведет воды с верховьев реки Иртыш к городу Карамай (СУАР), где ее предполагается использовать для закачивания в нефтяные скважины.

В свою очередь, Пекин беспокоило то, что общественное мнение Казахстана воспринимает Китай в качестве источника угрозы своей национальной безопасности.*

В начале июля 2005 г. накануне саммита ШОС с официальным визитом в Казахстан прибыл Председатель КНР Ху Цзиньтао. В течение двух дней прошли встречи лидеров Казахстана и Китая в узком формате и расширенном составе. В итоге был подписан ряд документов о расширении межгосударственных отношений. В «узком» формате обсуждались ключевые вопросы двустороннего сотрудничества, актуальные международные и региональные проблемы. Ху Цзиньтао и Н.Назарбаев подписали Декларацию о стратегическом партнерстве. Главы государств договорились создавать благоприятные условия для дальнейшего углубления и развития двустороннего сотрудничества в сферах торговли, экономики, энергетики, транспорта и финансов.


[1] См.: Султанов К. Наш сосед Китай // Казахстан и мировое сообщество. 1995. № 3. С.83-95; Сыроежкин К.Л. Казахстан-Китай: торгово-экономические отношения // Казахстан и мировое сообщество. 1995. № 1. С.63-72; его же: Китай и Центральная Азия: политические отношения и торгово-экономическое партнерство // КазахстанСпектр. № 1-2. 1997. С.102-112; Лаумулин М.Т. Китайско-центральноазиатские отношения: геополитика и безопасность (взгляд с Запада) // Казахстан-Спектр. № 2. 1998. С.64-95; Дюсембаев Р.Ч. Казахстанско-китайские отношения // Суверенный Казахстан на рубеже тысячелетий. – Астана: Елорда, 2001. С. 239-248; Яо Пэйшен. Десятилетие казахстанско-китайских отношений: итоги и перспективы // Казахстан и современный мир. 2002. № 1. С. 27-30.

[2] Барбасов М. Нефтепровод в Китай как фрагмент борьбы за прикаспийские ресурсы // Центральная Азия и Кавказ. 2004. № 4. C. 117-130.

О Main Aditor

Здравствуйте! Если у Вас возникнут вопросы, напишите нам на почту help@allinweb.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.