ШОС как геополитический инструмент Китая

В настоящий момент в ШОС входят шесть государств: Казахстан, Киргизстан, КНР, Россия, Таджикистан и Узбекистан. С 1996 г. существовала группа государств – т.н. Шанхайская пятерка, объединенная решением проблемы урегулирования пограничных и территориальных вопросов вдоль бывшей советско-китайской границы. Позднее, в 2000 г. было принято решение о превращении “Шанхайской пятерки” в региональную структуру многостороннего сотрудничества в различных сферах. В 2001 г. в Шанхае произошло создание ШОС как новой международной организации. Свое юридическое оформление ШОС

?  Xing Guangcheng. China’s Foreign Policy Toward Kazakhstan // Thinking Strategically: the Major Powers, Kazakhstan, and the Central Asian Nexus. Ed. by R.Legvold. – Cambridge (Mass.), London: The MIT Press, 2003, pp. 107-140.

получила на саммите в Санкт-Петербурге в июне 2002 года, на котором были подписаны Хартия ШОС, Соглашение о региональной антитеррористической структуре и Декларация глав государств. В том же году к ней присоединился Узбекистан.

26 апреля 1996 г. на состоявшемся первом Саммите в г. Шанхае Главами пяти государств было подписано Соглашение между Республикой Казахстан, Китайской Народной Республикой, Кыргызской Республикой, Российской Федерацией и Республикой Таджикистан об укреплении мер доверия в военной области в районе границы (вступило в силу 7 мая 1998 г.).

24 апреля 1997 г. на втором Саммите в Москве было подписано Соглашение о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы, который определяет конкретные формы и методы проведения сокращений численности личного состава, уничтожения или вывода за пределы 100 км зоны вооружений и военной техники, охватываемых Соглашением. Срок действия обоих Соглашений – до 31 декабря 2020 года с пролонгацией на последующие пять лет.

3 июля 1998 г. в Алматы состоялась встреча Глав государств Казахстана, Китая, Кыргызстана, России и Таджикистана в ходе которой министрами иностранных дел было подписано Совместное Заявление участников Алматинской встречи. Документ закрепил договоренность “О созыве по мере необходимости встреч на уровне экспертов, министров иностранных дел, глав правительств и глав государств, для рассмотрения вопросов обеспечения безопасности и расширения сотрудничества в Центральной Азии и на Азиатском континенте в целом”.

24-25 августа 1999 г. в Бишкеке состоялся четвертый Саммит Глав пяти государств, были подписаны Бишкекская Декларация Глав государств, а также Соглашение между Республикой Казахстан, Китайской Народной Республикой и Кыргызской Республикой о точке стыка государственных границ трех государств. “Бишкекская группа” государств-участников “Шанхайской пятерки”, созданная 30 ноября – 2 декабря 1999 года во время встречи руководителей правоохранительных органов и спецслужб пяти государств в Бишкеке, должна была сыграть значительную роль в борьбе с терроризмом, экстремизмом, наркобизнесом.

5 июля 2000 года в г. Душанбе состоялся пятый Саммит Глав государствучастников “Шанхайской пятерки”. Впервые в работе форума в качестве наблюдателя принял участие Президент Узбекистана И.Каримов. В качестве итогового документа встречи была подписана Душанбинская Декларация. В ней было принято решение о превращении “Шанхайской пятерки” в региональную структуру многостороннего сотрудничества в различных сферах. На шестом Саммите Глав государств-участников Шанхайского форума, состоявшемся 14-15 июня 2001 года в г.Шанхае, произошло создание новой международной организации “Шанхайской организации сотрудничества” (ШОС).

При первом взгляде на эту организацию сразу же бросается в глаза огромная несоразмерность ее участников: с одной стороны, такие гиганты как Китай и Россия, а с другой – значительно меньшие по своему политическому весу, экономическому масштабу, демографическому размеру и территории страны Центральной Азии. Геополитический фактор ШОС вытекает из самого факта участия в организации двух великих держав – России и Китая. Этот фактор автоматически «ставит в тень» остальных участников ШОС. При этом РФ и КНР имеют свои специфические геополитические интересы, которые выходят далеко за рамки региона: для Китая – это в основном Азия (СВА, ЮВА, АТР), для России – Европа и атлантическое пространство (отношения с ЕС и НАТО), и для обоих – сложные отношения с США. Кроме того, Россия имеет свои интересы в Евразии (на постсоветском пространстве), куда все активнее вторгается Китай. Таким образом, первую группу проблем составляют те, которые касаются отношений тандема Россия-Китай (как ведущих членов ШОС) с внешним миром и на геополитическом уровне, а также между собой.

Второй аспект, который тесно связан с первым, относится к сфере безопасности. В 2002 г. в рамках ШОС было подписано Соглашение о региональной антитеррористической структуре, дополненное в 2004 г. созданием Региональной террористической структуры ШОС. Третий аспект относится к сфере экономики. В 2000 г. было принято решение о превращении “Шанхайской пятерки” в региональную структуру многостороннего сотрудничества в различных сферах. С этого времени неоднократно делались заявления и предпринимались усилия, направленные на усиление экономической составляющей ШОС.

Уже сам характер поставленных проблем указывает на то, что вся проблематика ШОС распадается на широкий ряд проблем, каждая из которых порой не связана с другими и решается зачастую вне рамок ШОС. К ним относятся российско-китайские, российско-американские и китайско-американские отношения; проблемы безопасности с учетом взаимодействия ОДКБ, НАТО и ШОС; двусторонние отношения стран Центральной Азии с великими державами; обеспечение безопасности, внутри-региональные отношения и противоречия в ЦА. Таким образом, как таковая политика ШОС в чистом виде не существует. Однако, сам факт существования ШОС и его кажущаяся внешнеполитическая (или геополитическая активность) создают эффект (скорее иллюзию) присутствия на региональной и мировой сцене нового серьезного игрока.

Крупным международным событием стало 10-е юбилейное заседание Глав государств-членов ШОС 5 июля 2005 г. в Астане. На саммите были приняты наблюдателями при организации Иран, Индия и Пакистан. В общей сложности на саммите ШОС было подписано семь документов, в том числе концепция сотрудничества в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. Государства ШОС договорились сотрудничать в организации и проведении совместных антитеррористических учений, подготовке кадров, обмене опытом работы. Главным итогом этого саммита, имевшим геополитический резонанс, стала декларация ШОС, где был поставлен вопрос о сроках пребывания баз США на территории центральноазиатских государств-членов ШОС.

В конце октября 2005 г. в Москве с участием Казахстана состоялось очередное заседание Совета глав правительств государств-членов ШОС. По итогам заседания Совета глав правительств государств-членов ШОС подписан ряд документов. На этой встрече Пекин сделал попытку фактически поменять парадигму развития ШОС в сторону усиления экономического сотрудничества. Так, в ходе саммита премьер Госсовета КНР Вэнь Дзябао выступил с заявлением, предложив 900 млн. долл. на реализацию совместных проектов развития. По сути, китайцы предложили прокредитовать всю экономику стран ШОС и перевести организацию из политического объединения в экономическое. Казахстан и Россия прохладно отнеслись к этому предложению. В случае принятия решения КНР и дальнейшего развития в этом направлении ШОС угрожало бы превратиться в «экономический протекторат» Китая.

Считается, что ШОС имеет 4 варианта развития.[1] Первый – формирование некоего антизападного альянса, своего рода анти-НАТО. Второй сценарий: расширение за счет других государств (Монголия, Индия, Афганистан, Иран и т.д.), что представляется маловероятным. Всякое расширение состава этой структуры будет, очевидно, приводить и к ее политико-организационному усложнению.

Третий сценарий: совместная опека Центральной Азии, патронаж над ней со стороны России и Китая. ШОС служит механизмом взаимного балансирования России и Китая в Центральной Азии, причем с участием в этой игре стран региона. Четвертый сценарий: признание самостоятельной роли Организации центральноазиатского сотрудничества (ОЦАС) в рамках ШОС. В этом сценарии Шанхайский политический процесс выглядит ориентированным на Центральную Азию.

События последних лет показали, что ШОС начал развиваться по модели других региональных образований, обрастать бюрократическими институтами: был создан Секретариат со штаб-квартирой в Пекине, налаживается деятельность совета глав правительств и совета министров иностранных дел, взаимодействие секретарей Совбезов, и вот был создан исполком РАТС в Ташкенте. Идет создание Фонда развития и Делового совета ШОС в рамках программы многостороннего торгово-экономического сотрудничества. То есть, прослеживается стремление членов ШОС заложить под организацию солидный экономический фундамент.

Однако, многие наблюдатели с недоверием и скепсисом относлись к попыткам создателей ШОС представить свою организацию в качестве некоего элемента мультиполярного мира, центра силы современной геополитики. Для наблюдательных аналитиков при внимательном рассмотрении напрашивается вывод, что ШОС, вероятно, грандиозный геополитический блеф. Дело в том, что «два главных колеса арбы» ШОС, по выражению узбекского президента И.Каримова, – Россия и Китай все эти годы вели свою геополитическую игру, и каждая из сторон пыталась извлечь из своих отношений с США и Западом свою выгоду. В этих условиях ШОС нужен был им просто для «демонстрации своего флага» в Центральной Азии американцам.

Объективным фактором является то, что Китай внутри ШОС фактически находится в одиночестве. Ему противостоит блок пост-советских государств, которые, благодаря общему прошлому и общим проблемам, всегда могут находить общий язык в прямом и переносном смысле между собой, а Россия имеет свой специфический, отработанный подход к каждому из них.*

Пекин придерживается точки зрения, что все международные силы в Центральной Азии могут в равной мере воспользоваться рамками сотрудничества ШОС.** Шанхайская организация сотрудничества расширила содержание своей деятельности, но ее главной целью, по мнению Пекина,

* Это примерно такая же ситуация, как если бы Франция вступила в Британское содружество или Германия – в Лигу арабских государств.

** Xu Tao. Promoting “Shanghai Five” Spirit for Regional Cooperation // Central Asia (University of Peshawar). No 49. Winter 2001, pp. 181-190; Пан Гуан. Шанхайская организация сотрудничества в контексте международной антитеррористической кампании // Центральная Азия и Кавказ. 2003. № 3. С.55-61; Комиссина И., Куртов А. Россия – Китай – страны Центральной Азии // Центральная Азия и Кавказ. 2004. № 2. С.175-182.

остается борьба с терроризмом. ШОС на настоящий момент является для Китая переходной структурой на период предполагаемого становления Китая как мирового центра силы. Действия Китая после истечения этого срока, вероятнее всего, будут достаточно жесткими, в первую очередь – по отношению к его соседям.

Китай попытался развеять подозрения, которые имеются у его более слабых соседей в Центральной Азии в отношении его намерений, сфокусировавшись на антитеррористической деятельности как на общей задаче, и продвигая свой имидж как новой супердержавы без агрессивных намерений. Китай постоянно направлял представителей для встреч с премьер-министрами, президентами, генералами и так далее по дипломатической лестнице. Все это делалось ради повышения своего влияния и ради стратегических и дипломатических взаимоотношений. Китай пытается установить некоторое мягкое подобие гегемонии. Китай стремился к тому, чтобы совместно со странами ЦА и Россией создать механизмы, которые обеспечат региональную безопасность в рамках ее коллективной защиты. Это являлось основной задачей Шанхайской организации сотрудничества в глазах Пекина.

По мнению китайских стратегов, оценивающих ситуацию в регионе, в настоящее время в странах Центральной Азии в основном сохраняется ситуация, характерной чертой которой является наличие «сильного президента, слабого парламента и малого правительства»[2]. В то же время, положение в этих государствах находится в контролируемых рамках. Пять президентов после ожесточенной политической борьбы крепко удерживают власть в своих руках, создав сильные президентские режимы. В этих условиях, китайские стратеги не видят причин для изменения формата сотрудничества КНР со странами региона.

С другой стороны, китайские политики не оставили незамеченным, что в последние годы Россия сделала большой шаг для возвращения в Центральную Азию и утверждения там своего военно-политического присутствия и влияния. Для них ясно, что Россия рассчитывает путем создания новой экономической организации углубить хозяйственную интеграцию внутри СНГ, а вслед за этим наращивать политическое влияние.

По-видимому, в настоящее время Китай работает над поиском адекват-
ного ответа вызову со сторону России с тем, чтобы удерживать в рамках своих интересов ее возвращение в регион. Очевидно также, что Китай сделает все, чтобы не допустить эрозии ШОС как главного геополитического инструмента своего влияния в Центральной Азии и балансира китайско-российских отношений.[3]


[1] Толипов Ф. К вопросу о самостоятельной роли организации центральноазиатского сотрудничества в рамках ШОС // Центральная Азия и Кавказ. 2004. № 6. C. 169-180.

[2] Т.е. второстепенного, не играющего заметной политической роли кабинета министров при авторитарных лидерах.

[3] Задерей Н. Эволюция восприятия ШОС на Западе // Проблемы Дальнего Востока. 2008. № 1. С. 62-69; Меркулова Э.А., Меркулов К.К. Место и роль ШОС в обеспечении стабильности и развития в Евразии. – Москва: Дипакадемия МИД РФ, 2005. – 256 с.; Оразалин Е.Н. ШОС: основы формирования, проблемы и перспективы. Пути совершенствования механизма сотрудничества. – Алматы: ИМЭП, 2007. – 134 с.; Проблемы становления Шанхайской организации сотрудничества и взаимодействия России и Китая в Центральной Азии. – Москва: ИДВ, 2005. – 222 с.; Проблемы экономического и финансового сотрудничества в рамках ШОС. Материалы международной научно-практической конференции. – Алматы: КИСИ, 2006. – 181 с.; Чуфрин Г. ШОС: quo vadis? // Международная жизнь (Москва). 2008. № 6. С. 53-64.; Шанхайская Организация Сотрудничества: взаимодействие во имя развития. Отв. ред. Болятко А.В. – Москва: ИВ РАН, 2006. – 247 с.; ШОС и проблемы безопасности в Центральной Азии: Материалы международной конференции (5 октября 2005 г.). – Алматы: КИСИ, 2005. – 153 с.; ШОС в поисках нового понимания безопасности: материалы конференции. – Алматы: КИСИ, 2008. – 192 с.; ШОС: становление и перспективы развития. Материалы международной конференции /Под ред. М. Ашимбаева и Г. Чуфрина. – Алматы: Институт мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК, 2005. – 196 с.; Шенин С.Ю. ШОС и глобальный баланс сил: взгляд из Америки // ШОС и проблемы безопасности и сотрудничества в Центральной Азии. – Алматы: КИСИ, 2008. – С. 23-30.

О Main Aditor

Здравствуйте! Если у Вас возникнут вопросы, напишите нам на почту help@allinweb.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.