Николя Саркози и трансформация Пятой Республики

Отличительной особенностью государственного управления внешней политикой Франции является выраженное доминирование в нем Президента Республики. Его исключительная прерогатива в вопросах внешней политики определена Конституцией 1958 г., согласно которой президент является «гарантом национальной независимости и территориальной целостности». Президент наделен правом заключать и ратифицировать договоры и лично вести международные переговоры. Доминирование президента во внешнеполитическом механизме приводит к тому, что он приобретает характер идеолога внешней политики. Именно внешнеполитические доктрины и концепции, принятые президентом Франции в качестве основы внешнеполитического курса, являются теми рамками, которые определяют и дают ориентиры для текущих внешнеполитических решений. Институциональный и политический контекст политической конфигурации V-й Республики несколько ослабил традиционно сильные полномочия министра иностранных дел Франции в пользу президента.

Демонтаж некоторых элементов Пятой Республики начался еще в 1981 г., когда к власти пришли социалисты во главе с Ф.Миттераном и в союзе с компартией. Эти изменения касались в основном смягчения жесткой вертикали власти, созданной де Голлем и расширения прав самоуправления и компетенции региональных властей. Но Франция продолжала оставаться республикой президентского типа с широчайшими полномочиями, особенно в сфере обороны и внешней политики. Вторая волна реформирования институтов Пятой Республики произошла во время правления Ж.Ширака в конце 1990-х – начале 2000-х гг. Изменения касались уменьшения сроков президентства (с 7 до 5 лет) и расширения полномочий парламента (Национального собрания). Парадоксальным образом приход к власти Н.Саркози в 2007 г. вдохнул жизнь в институт президентства в духе правления де Голля. Саркози активно вмешивался во внутреннюю политику и проводил ярко выраженную наступательную внешнюю политику.

Франция с конца ХХ века переживала социально-экономическую и политическую трансформацию, связанную с коренными изменениями в ее экономической и политической системе, демографическом составе и геополитическом положении. Ж.Ширак допустил в рамках демонтажа политического наследия V-й Республики снижение срока президентского мандата с 7-летнего до 5-летнего срока. Параллельно происходила децентризалиция режима, созданного генералом де Голлем.

В мае 2007 г. в Елисейский дворец пришел новый лидер – Николя Саркози, который начал осуществлять радикальную перестройку французской социально-экономической модели. Перед Н.Саркози стояли такие проблемы и вызовы как завершение демонтажа архаичной системы социального обеспечения, решение сложных внутренних проблем – молодежи и иммигрантов, снижение безработицы и рост занятости, поддержка крупного бизнеса внутри страны и за рубежом.

В то же время, Франция продолжает занимать важное место в системе международных отношений, несмотря на свой уменьшившийся геополитический статус во второй половине ХХ века. Франция является – наряду с ФРГ – одним из лидеров Европейского Союза, внешнюю политику которого она во многом определяет. Париж занимает традиционно решающее место в трансатлантических отношениях и политике ЕС в отношении США, непосредственно влияя на позиции Соединенных Штатов в Новом свете. Франция проводит также традиционно дружественную политику в отношении России, создавая вместе с Москвой заметную геополитическую ось в европейской и мировой политике.

Франция проводит политику активного сотрудничества с КНР, выходя в настоящее время на первое место среди европейских партнеров Китая. Париж располагает традиционным культурно-историческим и политическим влиянием во многих странах Африки и Средиземноморья, арабского и мусульманского мира. В мировой иерархии Франция продолжает оставаться великой военной, космической, авиационной и технологической державой.

Несмотря на свой спорадический антиамериканизм Франция не избегает участия в военных операциях стран НАТО во главе с США. В настоящее время Париж активно участвует в миростроительной операции в Афганистане, и до недавнего времени он размещал военный контингент в республиках Центральной Азии. Таким образом, несмотря на лимитированный статус, но благодаря своему месту в ЕС, отношениям с РФ, КНР и США, экономическому весу и культурно-историческому наследию Франция продолжает оказывать существенное влияние на мировую политику и положение Казахстана и стран Центральной Азии.

Хозяйственное развитие Франции в конце XX и самом начале XXI вв. характеризовалось нарастанием макроэкономических неравновесий. Динамика ВВП оказалась ниже среднеевропейского показателя, уровень безработицы – одним из самых высоких в западных странах; ухудшилось состояние торгового и платежного балансов; дефицит бюджета заметно превысил ограничения, установленные ЕС.

Экономическое положение страны оставляет желать лучшего. Франция, согласно данным Европейской комиссии, значительно уступает по показателям уровня жизни другим странам ЕС, она перестала быть «локомотивом» европейской экономики, хотя по-прежнему является ее донором, особенно в отношениях с новыми членами ЕС. По размерам валового внутреннего продукта (ВВП) Франция до недавнего времени занимала пятое место в мире после США, Японии, Германии и Великобритании. В последние несколько лет экономика страны стагнирует, сохраняется серьезный бюджетный дефицит.

Исключительные успехи Франции на инвестиционном направлении имеют оборотную сторону. Вывоз капитала в конце XX в. был обусловлен не только наращиванием мощностей крупнейших корпораций за рубежом, но и – в определенной мере – «бегством» компаний меньшего масштаба от тяжелого бремени налогообложения и социальных выплат.

В последнее десятилетие во Франции происходили радикальные изменения как в расстановке партийно-политических сил, так и в более широком плане – в партийно-политической системе в целом, в отношении французов к политике и партиям. Несмотря на то, что Франция является страной со старейшими демократическими традициями, в последнее время все чаще стали говорят о «кризисе системы политического представительства» и даже о «кризисе демократии». Дискредитация политической деятельности, упадок традиционных форм участия в политике, рост абсентеизма на выборах и резкое усиление влияния экстремистских группировок представлялись в качестве симптомов этого кризиса.

Политическая жизнь Франции издавна имела двухполюсной характер. В стране традиционно противостояли друг другу два блока «левых» и «правых» сил, предлагавшие конкурирующие модели общественного устройства. Ключевую роль в биполяризации политической жизни в наши дни играет мажоритарная избирательная система в двух турах с необходимым для прохождения во второй тур барьером 12.5 голосов. Обычно эта система приводила к тому, что во втором туре оставались два кандидата – от правительственного большинства и от оппозиции.

Процессы глобализации постепенно лишали национальное государство рычагов контроля над движением капиталов, информационных потоков и рабочей силы. Рамки для маневра в социально-экономической политике стали довольно ограниченными. В 1980-90-е годы доктрины ведущих партийно-политических сил сблизились и перестали содержать взаимоисключающие концепции. Обычной для французской политической жизни стала практика «сосуществования», когда президент после поражения своей партии или коалиции на парламентских выборах передавал большую часть полномочий премьер-министру с противоположной политической ориентацией.

Наблюдавшийся с 1980-х годов рост популярности экстремистских движений увенчался шокировавшим политические круги и общественность выходом Ж. -М. Ле Пена, лидера крайне правой партии – Национального фронта (НФ), во второй тур президентских выборов 2002 г. Французская модель интеграции иммигрантов, не выдерживающая лавинообразного увеличения количества приезжих, стала давать сбои. В результате реструктуризации производства иммигранты, обладающие более низкой квалификацией, чем коренное население, оказались без работы в числе первых. При этом особенности законодательства поставили некоторые категории населения в положение ни выдворяемых за пределы страны, ни имеющих право на вид на жительство. Сосредоточием социальных проблем стали окраины крупных городов. Известные бунты и погромы, происходившие в пригородах в конце 2005 г. и осенью 2007 г., – свидетельство социальной маргинализации профессионально неинтегрированной молодежи и показатель несовершенства системы образования (в том числе профессиональной подготовки).

С приходом к власти Н.Саркози в мае 2007 г. изменения произошли прежде всего в стиле управления страной. Если Ширак во время своего второго срока мало вмешивался в текущую деятельность кабинета министров, фактически поручив руководство внутренней политикой премьеру де Вильпену, то новый президент не ограничился общими ориентациями, а стал принимать активное участие в разработке конкретных мероприятий. В конце ноября 2007 г. Францию вновь охватили, как и за два года до этого, волнения на расовой почве. Фактически, разгорелась новая, вторая по счету война предместий, подобная той, которая потрясла страну осенью 2005 года. По своему накалу они намного превзошли столкновения 2005 года.

Молодежные бунты стали для Николя Саркози серьезным испытанием после избрания его в мае президентом Франции. В своих предвыборных заявлениях он говорил о решимости не допустить повторения волнений, происшедших два года назад, а также устранить социальноэкономические причины беспорядков, прежде всего безработицу. Саркози, который был тогда министром внутренних дел, назвал участников беспорядков «не молодыми людьми, а негодяями и подонками». Это неосторожное заявление вызвало резко негативную реакцию цветной молодежи. Проблема иммигрантов остается в настоящее время самой сложной во внутриполитической жизни Франции.

На протяжении последних десятилетий XX в. Корсика – островной регион Франции, стала «головной болью» для французских властей. В этот период на острове сформировалось сепаратистское движение, требования которого сопровождалось активной террористической деятельностью его боевого крыла не только на самой Корсике, но и на континенте. Возникновение такой острой ситуации было обусловлено целым рядом факторов: политических, экономических, социальных, усиленных в результате особенностей исторической судьбы корсиканского народа.

Внешнеполитическая программа Н.Саркози к долговременным целям отнесла в первую очередь обеспечение безопасности и независимости Франции и французов, имеющих, по его убеждению, глобальные интересы и мировую ответственность. Вместе с тем их обеспечение неотделимо теперь от безопасности европейских партнеров, разделяющих с Парижем общие ценности и судьбу. Прежде всего это касается ответа на новые угрозы – терроризм, распространение ядерного оружия и разрушение окружающей среды, где многостороннее сотрудничество является необходимым ключом к успеху. Второй важнейшей целью провозглашена защита всеобщих ценностей свободы, уважения прав человека и его достоинства.

Наконец, третьим пунктом фигурирует продвижение торгово-экономических интересов страны в мире, чтобы укрепить ее позиции в условиях глобализации. Однако, первые полгода правления Саркози показали, что он способен внести серьезные коррективы в провозглашенные им принципы. Это касается в первую очередь отношения с США и Россией, а также Китаем.

Очевидно, что приоритеты, провозглашенные Саркози, тесно взаимосвязаны. Преодоление кризиса Европейского союза призвано укрепить позиции Франции в диалоге как с США, так и с арабо-мусульманским миром и Африкой. Парижу это дает надежду вернуть утраченную за последние годы дипломатическую инициативу. В свою очередь нормализация французско-американских отношений мыслится как способ смягчить раздоры внутри Евросоюза между «европеистами» и «атлантистами», западноевропейскими пионерами интеграции и примкнувшими к ним недавно странами Центральной и Восточной Европы.

Основной вопрос первого периода правления Саркози заключается в том, будет ли Франция придерживаться концепции «многополярного мира» или будет следовать в фарватере внешнеполитической линии США. В период президентства Ж. Ширака, Франция продолжала голлистскую традицию независимой, по сути внеблоковой внешней политики, выступала за многополярный мир, с критикой американской политики односторонних действий и превентивных войн. С приходом Саркози и назначением на пост министра иностранных дел социалиста Бернара Кушнера, (сторонника «гуманитарной интервенции») франкоамериканское сближение и попытки восстановления трансатлантического альянса становятся очевидными.

После избрания в мае 2007 г. Н.Саркози первыми прозвучали его заверения в «европеизме», приверженности европейскому строительству и необходимости «возвращения Франции в Европу». Кроме того, Саркози говорил о «руке дружбы», протянутой Франции США, и стремлении бороться вместе с американцами против всемирного потепления; о помощи Африке в борьбе с бедностью и болезнями; об умеренной, избирательной иммиграции; о верности Франции демократическим силам в международной политике. Обращаясь к народам Средиземноморья, Саркози выдвинул идею создания Средиземноморского союза (по типу ЕС), где Франция могла бы служить мостом между южными государствами Евросоюза и Африкой.

Саркози выступает за сильный Евросоюз как в экономическом, так и политическом плане, за укрепление его ядра – франко-германского альянса и в целом за консолидацию старых членов ЕС. Он против дальнейшего расширения ЕС на Турцию и Украину (но за принятие Украины и Грузии в НАТО), хотя раньше допускал ассоциированное членство Турции в ЕС. Вместе с Германией Саркози продвигал идею принятия Европейской конституции (в сокращенном варианте) и укрепления политических институтов ЕС. Этой цели ему фактически удалось достичь в конце 2007 г.

Средиземноморское сотрудничество, усиление влияния в странах Магриба являются традиционными и «принципиальными» направлениями французской внешней политики. С одной стороны, Франция заинтересована в диверсификации энергопоставщиков и, очевидно, попытается укрепить нефтяные и газовые альянсы с Марокко и Алжиром. С другой – ужесточение иммиграционной политики, последовательным сторонником которого является Саркози, неизбежно повлечет за собой необходимость согласованности, а возможно, и компромисса со стороны Франции в вопросах миграции со странами-донорами.

Подчеркивая высокую заинтересованность Франции в ООН как единственной универсальной организации, имеющей достаточную легитимность и добивающейся эффективности в решении проблем глобального масштаба, Саркози высказался за сохранение в полном объеме авторитета Совета Безопасности. По замыслу Саркози, одним из ключевых направлений деятельности ООН призвана стать защита окружающей среды, в частности вопросы изменения климата, тесно связанные с преодолением отсталости развивающихся стран. В будущем он не исключает создания самостоятельной Всемирной экологической организации.

В конце декабря 2007 г. состоялся саммит ЕС в Лиссабоне-Брюсселе, на котором лидеры Евросоюза подписали текст Договора о реформе ЕС (Лиссабонский договор) – своего рода конституцию Большой Европы ХХI века. Это стало возможным благодаря энергичной и целеустремленной политике нового президента Франции Н.Саркози (и канцлера ФРГ А.Меркель). Саркози предложил сосредоточить силы на составлении краткого текста, который ограничился бы перестройкой институтов Евросоюза, тогда как вопросы содержания его деятельности и формулировка новых задач откладывались на неопределенное будущее. Такой «упрощенный» текст мог бы быть легче принят не громоздким и рискованным путем референдумов, а голосованием национальных парламентов.

В борьбе за претворение в жизнь своей европейской программы Саркози сделал ставку на французско-германский тандем. Тем не менее между европейской политикой Парижа и Берлина сохранялись заметные различия. Главная проблема: остаются в силе традиционные расхождения между федералистским подходом Берлина к функционированию институтов Евросоюза, например, в том, что касается независимости Европейского центрального банка (во Франкфурте-на-Майне) от правительств, и типичным для французов стремлением оградить суверенные права национальных государств. Данная установка нашла выражение в интенсификации контактов Парижа с Лондоном – последовательным сторонником межгосударственного пути интеграции.

Во время и сразу после выборов наметился новый поворот в отношениях Франции с США. Новый президент не скрывал свои симпатии к американцам, их прагматизму и ценностям. Саркози была близка универсалистская, продемократическая риторика США и их стремление распространить демократические ценности в мире, в том числе и на Ближнем Востоке, не исключая применения силовых методов, к примеру, в отношении Ирана. При обсуждении иранской проблемы Саркози высказывается за сочетание санкций с тактикой переговорного процесса. Прежняя позиция Франции заключалась в стремлении заручиться гарантией со стороны Ирана в исключительно мирном характере ее ядерной программы и сохранении режима нераспространения ядерного оружия.

Париж и Вашингтон более четко скоординировали свои позиции по ситуации в Ливане, по противодействию ядерным амбициям Ирана, по косовскому урегулированию, по проектам развертывания элементов американской системы ПРО в Чехии и Польше и т. д. Но это не означало безоговорочного равнения Парижа на Вашингтон. Была проблема, по которой у Франции и США не было полного единодушия, это политика Запада по отношению к России. Париж предпочел бы, чтобы Вашингтон занял более гибкую позицию по Договору об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) и развертыванию ПРО США в Польше и Чехии. И даже разделяя в целом американскую точку зрения на статус Косово и иранскую ядерную проблему, Франция не хотела особенно давить на Россию, требуя от нее уступок Западу.

Характерно, что за комплиментарной риторикой Саркози в адрес США не просматривалось желания играть по американским правилам. Таким образом, задача Саркози состоит в том, чтобы восстановить трансатлантическое единство и прекратить использование антиамериканизма в качестве невидимой опоры внешней политики Франции, но сохранив при этом самостоятельность Парижа в международных делах.

Следующим приоритетом внешнеполитической программы Николя Саркози было создание Средиземноморского союза, который непосредственно связан с его отказом от принятия Турции в Европейский союз как полноправного члена. По мысли Саркози, Турция должна стать одной из опор Средиземноморского союза, призванного тесно сотрудничать с ЕС и в будущем даже создать с ним постоянные совместные институты, но без членства. Пока же речь идет всего лишь о проведении периодических встреч глав государств и правительств по образцу «восьмерки».

На Ближнем Востоке Николя Саркози продолжил традиционную для Парижа линию поисков равновесия между Израилем и арабами. Опасения последних, что французско-американское сближение похоронит «арабскую политику» Франции, не оправдались. Подчеркивая, что безопасность Израиля – не предмет для дискуссии и осуждая применение палестинцами насилия, Саркози отверг бесперспективную израильскую политику совершившихся фактов на оккупированных территориях и призывает к созданию там независимого палестинского государства.

Бурную активность новый французский президент развил в Тропической Африке, являвшейся некогда фундаментом колониальной империи Франции, а затем сферой ее преимущественного влияния. За последние два-три десятилетия это экономическое и военно-политическое присутствие там явно стало превращаться в бремя. После перехода Франции на евро сохранение зоны африканского франка требует все более значительных расходов. В то же время удельный вес Африки во внешнеэкономических связях Франции неуклонно падает. За доступ к ресурсам континента, прежде всего энергетическим, ведут ожесточенную борьбу два гиганта – Вашингтон и Пекин.

Политическая обстановка во многих африканских странах, погрязших в нищете и племенных войнах (Кот д’Ивуар, Демократическая Республика Конго, Сомали, Чад, Судан) делает задачу поддержания стабильности с помощью дислоцированных на Черном континенте французских воинских формирований, как это было на протяжении полувека после деколонизации, все более трудной и накладной.

Негативную реакцию в Африке вызвала брошенная Саркози в разгар предвыборной полемики фразу, что Африка нуждается во Франции больше, чем Франция в ней. Саркози прямо увязывает помощь с проектами «совместного развития». В их рамках важнейшая роль отводится проблеме борьбы с нелегальной эмиграцией путем создания более многочисленных и привлекательных рабочих мест, а также использования для совместных инвестиционных проектов сбережений иммигрантов, законно работающих во Франции, и тем самым стимулировать их возврат на родину.

В конце ноября 2007 г. Николя Саркози совершил первый официальный визит в Китай и вообще – в азиатскую страну. В условиях резкого похолодания в китайско-германских отношениях французский лидер рассчитывал стать ведущим посредником между КНР и ЕС.

Во внешнеполитических приоритетах Николя Саркози долгое

время отсутствовали новые или возрождающиеся центры современного многополярного мира – Бразилия, Россия, Индия, Китай (вместе именуемые БРИК). Это означало, что Саркози поначалу не мог сформулировать будущую политику по отношению к этим державам. В 2005 г. было подписано соглашение о создании российско-французского делового клуба. Его цель – координация деятельности около 400 крупных французских фирм, имеющих свои представительства или филиалы в России. Французы рекомендуют своим коллегам ориентироваться пока исключительно на бизнес с большими, «стратегическими» городами России.

Французские политики согласны с такими объективными факторами во внешней политике России как стремление последней к укреплению национальной идентичности, поиску нового места в изменившемся геополитическом пространстве; желание видеть себя вторым полюсом притяжения в Европе, с которым государства ЕС сотрудничали бы на равных. Для этого существуют и объективные причины: энергетическая зависимость Европы от России; Евросоюз – главный торговый партнер РФ; необходимость совместной борьбы с нелегальной иммиграцией. Следствием этого, по мнению европейцев, является нежелание России быть младшим партнером, которому вдобавок навязывали бы демократию извне.

Не вызывает сомнений, что внешнеполитическая деятельность Николя Саркози характеризовалась преемственностью традиционных установок прежних лидеров Пятой республики на мировой арене, нежели попытками их коренной ревизии. Вместе с тем дипломатический стиль нового президента Франции бесспорно носил отпечаток его темперамента – повышенной активности, прагматизма, непосредственного личного участия в решении всех вопросов. Внешняя политика Франции при Саркози нацелена на укрепление не только единства Европы, но, в первую очередь, франко-германского союза.[1]

Тем не менее, в 2009 г. Франция вернулась в военные структуры НАТО.


[1] См.: Байзакова К.И. Вопросы европейской безопасности и обороны во внешней политике Франции // Вестник КазНУ: серия международные отношения и международное право. 2005. № 3. С.36-42; Зверева Т. Внешняя политика Франции после прихода к власти Николя Саркози // Мировая экономика и международные отношения (Москва). 2008. № 6. С. 34-48; Федоров С. Европейская политика Н.Саркози // Международная жизнь (Москва). 2008. № 8-9. C. 39-59; Франция в поисках новых путей. Под ред. Ю.И.Рубинского. Российская академия наук, Институт Европы. – Москва: Весь мир, 2007. – 622 с.; Трофимова О.Е. Франция: глобализация, интеграция и сохранение национальных интересов // Современная Европа (ИЕ РАН). 2008. № 4. С. 87-99.

О Main Aditor

Здравствуйте! Если у Вас возникнут вопросы, напишите нам на почту help@allinweb.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.