Понятие, предмет и система международного частного права

§ I. Понятие международного частного права. § 2. Содержание международного частного права.

§ 3. Природа норм международного частного права и его место в системе права.

§ 4. Исходные начала российской доктрины международного частного права. § 5. Система международного частного права.

§ 6. Обзор литературы по международному частному праву

ЛИТЕРАТУРА

Перетерский И.С., Крылов С.Б. Международное частное право. М., 1959. С. 5–19; Лунц Л.А. Курс международного частного права. Общая часть. М., 1973. С. 11–60; Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право. М., 1984. С. 3–17; Галенская Л.Н. Международное частное право. Л., 1983; Международное частное право / Под ред. К.Г. Матвеева. Киев, 1985. С. 5– 36; Корецкий В.М. Избранные труды. Киев, 1989. Кн. 1. С. 224–225; Кн. 2. С. 4–125; Перетерский И.С. Система международного частного права // Сов. государство и право. 1946. № 8–9. С. 17–30; Садиков О.Н. Развитие советской науки международного частного права // Ученые записки ВНИИСЗ. 1971. Вып. 23. С. 78–90; Лебедев С.Н. О природе международного частного права // Сов. ежегодник международного права. 1979. М., 1980. С. 61–80; Брагинский М.И. О природе международного частного права // Проблемы совершенствования советского законодательства. Труды ВНИИСЗ. М., 1982. Вып. 24. С. 146–160; Маковский АЛ. Проблема природы международного частного права в советской науке // Труды ВНИИСЗ. М., 1984. Вып. 29. С. 206–224; Международное частное право: Современные проблемы. Кн. 1–2 / Отв. ред. М.М. Богуславский. М., 1993; Международное частное право: Современные проблемы / Отв. ред. М.М.Богуславский. М., 1994; Правовое положение иностранных граждан в России: Сб. норм. актов / Вступ. ст. А.Л. Маковского. М., 1996; Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. М., 1996; Он же. Нормы международного права в правовой системе России. М., 1997; Звеков В.П. Часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации и некоторые вопросы международного частного права // Сборник памяти С.А. Хохлова. Гражданский кодекс России. Проблемы, теория, практика. М., 1998. С. 154–163; Иссад М. Международное частное право / Пер. с фр. М., 1989. С. 24; Чешир Дж., Норт П. Международное частное право. М., 1982. С. 17–30; Международное частное право: Сб. документов / Сост. К.А. Бекяшев и А.Г. Ходаков. М., 1997. С. 1–188.

§ 1. Понятие международного частного права

1. Международное частное право неразрывно связано с расширением международного торгово-экономического, научно-технического и культурного сотрудничества. Важную роль в правовом регулировании этого сотрудничества призваны играть нормы международного частного права, значение которого возрастает по мере углубления международных хозяйственных связей, развития новых организационных форм в различных областях международного делового сотрудничества.

На развитие международного частного права оказывают влияние основные факторы современной действительности.

Во-первых, это интернационализация хозяйственной жизни. Объективный процесс интернационализации современного мирового хозяйства требует и нового уровня многосторонних экономических отношений. Характерный пример в этом плане дает развитие европейского континента. Непосредственным проявлением интернационализации хозяйственной жизни является широкое развитие разностороннего экономического и научно-технического сотрудничества. Если на рубеже XIX и XX веков оно ограничивалось исключительно торговлей, то на рубеже XX и XXI веков – это не только обмен товарами и услугами, но и промышленное сотрудничество, включающее в себя совместные предприятия, совместное производство, специализацию и лицензирование, широкая гамма научно-технического сотрудничества, проведение совместных исследований и разработок.

Во-вторых, это резкое усиление миграции населения вследствие войн, всякого рода конфликтов, политических и национальных причин, а также с целью трудоустройства, получения образования.

В-третьих, научно-технический прогресс, с одной стороны, благодаря достижениям в области коммуникаций, транспорта и связи сблизил континенты и страны и тем самым облегчил общечеловеческое общение; развитие радио, телевидения, видеотехники, использование спутников для вещания сделали возможным транснациональное использование информационных данных, достижений науки, техники и культуры, а успехи в освоении космоса – коммерциализацию космоса; с другой стороны, отрицательные последствия научно-технического прогресса, как показали трагедии в Чернобыле и Бхопале, загрязнение окружающей среды не могут быть ограничены пределами территории какого-либо одного государства.

Для международного частного права большую роль играет гуманизация международных отношений. В центре внимания всех государств – участников международного общения должны быть человек, его заботы, права и свободы.

Взаимозависимость государств находит свое выражение в расширении сотрудничества в самых различных сферах, в резко увеличившемся объеме общения и контактов между людьми независимо от их гражданства и места проживания.

В решении задач развития сотрудничества с различными странами важная роль принадлежит праву, правовым методам и средствам.

Специфика международного частного права состоит в том, что при сохранении различия в правовых системах государств именно международное частное право с помощью так называемых коллизионных норм (см. ниже) призвано определить, право какого государства подлежит применению в соответствующих случаях.

2. В конце 80-х – начале 90-х годов в СССР, а затем в России произошли глубокие изменения в правовом регулировании внешнеэкономической деятельности. Предоставление прав внешнеэкономической деятельности промышленным предприятиям, производственным кооперативам, развитие кооперационных отношений с организациями и фирмами других стран, создание совместных предприятий – все это открыло новые перспективы для активного взаимодействия и дальнейшего развития международного сотрудничества на уровне предприятий. В ходе экономической реформы и наши предприятия за рубежом, и иностранные фирмы в РФ получили более широкие возможности для осуществления инвестиционной и коммерческой деятельности, для использования различных форм предпринимательства.

Все это имело принципиальное значение для дальнейшего развития международного частного права, для повышения его роли в деле правового обеспечения экономического, научно-технического сотрудничества между субъектами права различных государств.

Распад Советского Союза, создание и становление независимых государств создали новую ситуацию в нашей стране. Проявление тенденции к сохранению единого экономического пространства, необходимость сохранения хозяйственных связей, обеспечение взаимной защиты в странах СНГ прав граждан государств, бывших субъектов Союза ССР, привели к необходимости решения ряда проблем, относящихся к области международного частного права.

3. В ходе сотрудничества России с другими странами в области экономики, науки и культуры складываются отношения как между государствами, так и между организациями, фирмами и гражданами различных стран.

В обоих случаях речь идет об отношениях, возникающих при осуществлении экономического, научно-технического и культурного сотрудничества. Но к сфере международного частного права относятся правовые вопросы отношений между организациями или гражданами, возникающие в международной жизни, в то время как в международном публичном праве речь идет об отношениях между государствами.

В рассматриваемой в настоящем учебнике отрасли права регулируются две основные группы отношений. Первая – это экономические, хозяйственные, научно-технические и культурные связи в той части, которая касается международного частного права. Вторая – это имущественные, трудовые, семейные и иные отношения с участием иностранных граждан. Что касается первой группы отношений, то следует отметить, что экономические связи России и других стран СНГ успешно развиваются со многими государствами мира.

Задачей международного частного права является правовое регулирование деловых связей организаций и фирм различных стран.

Вторая группа отношений – это отношения с участием иностранных граждан. И в области международного права, и в области международного частного права необходим более полный учет общечеловеческих интересов и интересов личности как таковой.

В международном частном праве речь идет об имущественных и личных правах иностранцев, о правах иностранцев в области трудовых, семейных отношений и в ряде других областей. Необходимо создание гарантий в обеспечении указанных прав; особенно это касается смешанных браков, проблем воссоединения семей, в том числе состоящих из граждан разных стран. Нормы международного частного права определяют правовое положение иностранных граждан в России и положение наших граждан за границей. Вторая группа вопросов тесно связана с первой, поскольку развитие сотрудничества в различных областях непосредственно влияет и на регулирование прав иностранцев.

Предметом регулирования в международном частном праве являются отношения гражданско-правового характера, возникающие в международной жизни (или, как их иногда называют, международные гражданские отношения). Эта исходная позиция была сформулирована еще на заре советской науки международного частного права И.С. Перетерским.

4. Международное частное право тесно связано с международным публичным правом. Международное публичное право (или общее международное право) – самостоятельная правовая система. Международное частное право, согласно господствующей концепции, это составная часть внутренней правовой системы каждого государства. Нормы международного публичного и международного частного права служат одной и той же цели – созданию правовых условий развития международного сотрудничества в различных областях. Общее состоит в том, что в обоих случаях речь идет о международных отношениях в широком смысле этого слова, т.е. отношениях, выходящих за пределы одного государства, связанных с двумя или несколькими государствами. Но нормы международного частного права регулируют не публично-правовые, а частноправовые отношения. Международное оно лишь в том смысле, что регулирует отношения, осложненные иностранным элементом (И.И. Лукашук).

Первое отличие международного частного права от международного публичного права касается самого содержания регулируемых отношений. В международном публичном праве главное место занимают политические взаимоотношения государств – вопросы обеспечения мира и международной безопасности, суверенитета государств, невмешательства, проблемы разоружения. Удельный вес правовых вопросов международной торговли, вопросов урегулирования экономического сотрудничества в международном публичном праве все время возрастает, что позволяет говорить о формировании международного экономического права. Но регламентируемые им отношения носят не гражданско-правовой, а межгосударственный характер. Что же касается международного частого права, то им регулируется именно особая группа частноправовых отношений, которые имеют международный характер. Это прежде всего имущественные отношения. Наряду с имущественными отношениями в международном обороте возникают и связанные с ними неимущественные отношения (например, в области авторского и патентного права), которые также относятся к сфере регулирования международного частного права.

С отличием по предмету регулирования международного публичного и частного права тесно связано второе отличие – по субъектам отношений. Основными субъектами международного публичного права являются государства. Признается также правосубъектность межгосударственных организаций и наций, борющихся за свое освобождение. В международном же частном праве основным субъектом является не государство, хотя государство и может выступать в этом качестве, а отдельные лица – физические и юридические. Физические лица – это граждане, а юридические лица – это государственные организации, частные фирмы, предприятия, научно-исследовательские и иные организации.

Отношения между государствами – сфера международного публичного права, в то время как отношения между юридическими лицами и гражданами государств – сфера международного частного права. Когда государства заключают договоры о торговле и мореплавании, то между ними устанавливаются отношения международного публичного права, а когда наши внешнеторговые организации и иные промышленные предприятия заключают внешнеторговые сделки с фирмами, то возникают уже отношения международного частного права. Говоря об этом, следует вспомнить известное решение Международной палаты правосудия (предшественницы Международного суда ООН) 1929 года по делу о сербских и бразильских займах, в котором, в частности, говорилось, что «всякий договор, если только он не является договором между государствами – субъектами международного права, должен подчиняться какому-либо национальному праву».

Приведем пример, касающийся граждан. Иностранный студент, обучающийся в России, вступает в брак с российской гражданкой. Вступление в брак иностранца с российской гражданкой регулируется международным частным правом.

Таким образом, в международном частном праве сторонами в отношениях могут быть как граждане, так и юридические лица. Бывают случаи, когда и государство как таковое становится субъектом соответствующих отношений, но эти случаи не являются для международного частного права типичными. Если государством выпускается заем или предоставляется концессия, государство непосредственно участвует в этих отношениях. Государство может также явиться наследником имущества, которое осталось за границей. Но в подавляющем большинстве случаев в качестве субъекта международного частного права выступают граждане или юридические лица различных государств.

Можно с определенными оговорками говорить и о третьем отличии международного частного права от международного публичного права. В международном публичном праве роль основного источника регулирования отношений играет международный договор. В международном частном праве международные договоры также имеют большое значение, но их правила в одних государствах входят в состав правовой системы данной страны, они должны применяться непосредственно, хотя и не растворяются в этой системе, а занимают в ней особое положение, а в других – они могут применяться лишь после того, как это будет в определенной форме санкционировано государством.

Кроме таких норм договорного происхождения существенное значение – и это типично именно для международного частного права – имеют источники чисто внутреннего характера – законодательство, судебная и арбитражная практика.

Международное частное право имеет и другие отличия от международного публичного права, обусловленные в конечном счете неодинаковым характером предмета регулирования (разный порядок рассмотрения споров, применения санкций в случае нарушения прав и т.д.).

Однако эти две правовые системы не отделены друг от друга резкой разграничительной линией. Существует тесная связь между нормами и институтами международного публичного права и международного частного права.

Связь международного публичного права и международного частного права проявляется прежде всего тогда, когда в качестве источника международного частного права применяются нормы, сформулированные первоначально в качестве правил международного договора, а затем трансформированные в нормы внутреннего законодательства. Возьмем в качестве примера международные договоры, содержащие унифицированные материально-правовые нормы, роль и значение которых в области международного частного права все время возрастают. Государства участники такого договора обязались ввести эти нормы в свое внутреннее законодательство. Поэтому данные нормы следует рассматривать как составную часть содержания международно-правовых обязательств государств. В то же время эти нормы нельзя не признать и нормами гражданско-правовыми, поскольку их назначение – регулировать отношения гражданско-правового характера. И в конечном счете указанные нормы станут регулировать такие отношения субъектов из различных государств – участников международного договора. Таким образом, в двойственной природе подобных унифицированных норм международных договоров, предназначенных для единообразного регулирования имущественных отношений с иностранным (международным) элементом, также проявляется правовая связь между международным публичным и международным частным правом.

В современной доктрине общепризнанным является положение о том, что роль международных договоров как источников международного частного права повышается. Во второй половине XX века число международных договоров, как многосторонних, так и двусторонних, содержащих нормы по вопросам международного частного права, резко возросло. Особенно это проявляется в области международного торгового права. Более того, появилась новая проблема, получившая отражение в литературе, – проблема устранения коллизий, возникающих между этими договорами.

Связь между международным публичным и международным частным правом проявляется и в том, что в международном частном праве используется ряд общих начал международного публичного права. Определяющее значение здесь имеют прежде всего принципы суверенитета государств, невмешательства во внутренние дела, недопущения дискриминации (принцип недискриминации). В области международного частного права, нормы которого в значительной степени формируются каждым государством самостоятельно, большое значение имеет принцип соблюдения каждым государством как своих договорных обязательств, так и общеобязательных для всех государств норм и принципов международного права. В нашей литературе на это справедливо обращал внимание С.Н. Лебедев.

Исходные начала международного частного и международного публичного права едины. Целеустремленность обоих, писал И.С. Перетерский, является однородной. Устанавливая нормы по вопросам международного частного права, наше государство исходит из стремления к миру и сотрудничеству. Эта же политика отражается и в международных договорах, заключаемых Россией.

Применяемые нашим государством нормы как международного частного права, так и международного публичного права направлены на правовое оформление экономических, научно-технических и культурных связей РФ с другими странами, служат развитию широкого международного сотрудничества. В практике международных отношений эти нормы, а также соответствующие методы регулирования часто взаимодействуют, сохраняя при этом свою специфику и самостоятельное значение.

В ряде случаев и международное частное право, и международное публичное право регулируют общий комплекс одних и тех же отношений, но с использованием своих специфических для каждой из этих систем методов.

В учебнике международного права Г.В. Игнатенко обращает внимание на то, что современное соотношение международного публичного права и международного частного права характеризуется их сближением, взаимопроникновением, поскольку, с одной стороны, международные отношения с участием физических и юридических лиц вышли за гражданско-правовые рамки, охватив административно-правовую, уголовно-правовую и иные сферы, а с другой стороны, международные договоры стали играть более существенную роль в регулировании такого рода отношений, непосредственно устанавливая правила поведения физических и юридических лиц, находящихся под юрисдикцией различных государств.

В литературе конца XIX века нередко содержались утверждения, согласно которым в коллизионных принципах lex loci actus (закон места совершения акта) и lex rei sitae (закон местонахождения вещи) или же в принципе автономии воли сторон усматривались нормы международного обычного права.

Выдвинутые крупными юристами-международниками Э. Цительманом и Ф. Каном в конце прошлого века теории такого рода так и остались теоретическими построениями, не получившими подтверждения в международно-правовой практике, поскольку каждое Государство устанавливало в своем законодательстве, по каким вопросам должны быть введены коллизионные нормы и каково должно быть содержание таких норм. Швейцарские юристы К. Келлер и К. Сир исходят из того, что такие якобы обычные международно-правовые нормы могут в одностороннем порядке изменяться автономным правом отдельного государства или же вообще не применяться.

Таким образом, нельзя утверждать, что в общем международном праве имеются обязательные императивные нормы (jus cogens), предписывающие, какое право подлежит применению к правоотношению с иностранным элементом.

Следует остановиться и на другом вопросе соотношения общего международного права с международным частным правом, который стал весьма актуальным в последние годы. Речь идет о проблеме экстерриториального применения национального права. В определенных, строго ограниченных случаях с согласия одного государства на его территории могут осуществляться действия органов другого государства, применяться иностранные правовые нормы (например, при исполнении иностранных судебных решений).

Новая ситуация возникла в связи с тем, что экстерриториальное применение картельного, валютного, внешнеэкономического законодательства, в частности законодательства об экспортном контроле одной страны в другой, вступает в конфликт с законодательством этой другой страны. В результате такой ситуации, как совершенно справедливо отмечали К. Келлер и К. Сир, отечественное государство может перестать стать хозяином в собственном доме, в то время как иностранное государство прямым или косвенным образом будет направлять внутреннюю хозяйственную политику. В этих случаях возникает вопрос о нарушении принципа государственного суверенитета и принципа невмешательства во внутренние дела других государств.

§ 2. Содержание международного частного права

1. Наша отечественная доктрина исходит из того, что нормы международного частного права регулируют гражданско-правовые, семейные и трудовые отношения с иностранным, или международным, элементом. Таким образом, речь идет о гражданско-правовых отношениях, понимаемых в широком смысле и выходящих за пределы одного государства. Говоря об имущественных и иных связанных с ними отношениях, необходимо подчеркнуть, что регулирование гражданско-правовых отношений между лицами каких-либо двух государств тесно связано с общим состоянием внешнеполитических отношений между этими государствами.

Прежде всего, следует остановиться на том, что понимается под таким иностранным (международным) элементом в имущественных отношениях. Можно привести три основные группы имущественных отношений, для которых характерно наличие такого элемента:

а) имущественные отношения, субъектом которых выступает сторона, по своему характеру являющаяся иностранной. Это может быть гражданин иностранного государства, иностранная организация или даже иностранное государство. Например, российское предприятие заключает договор с английской фирмой о продаже партии товаров. Иностранным элементом в данном случае будет то, что стороной в таком договоре выступает английская фирма;

б) имущественные отношения, когда все их участники принадлежат к одному государству, но объект (например, наследственное имущество), в связи с которым возникают соответствующие отношения, находится за границей;

в) имущественные отношения, возникновение, изменение или прекращение которых связано с юридическим фактом, имеющим место за границей (причинение вреда, заключение договора, смерть и т.д.).

Можно привести следующий пример. Группа наших туристов в Париже после прогулки на катере по Сене переходила, для того чтобы высадиться на берег, через баржу. Настил на барже не был закреплен, и 14 человек провалились в трюм с трехметровой высоты и получили серьезные увечья. Возникло обязательство по возмещению вреда.

Отечественная доктрина относит к международному частному праву вопросы так называемого международного гражданского процесса. Она исходит из того, что иностранный элемент в гражданском деле (а к гражданским делам в РФ относятся и семейные, и трудовые дела) порождает определенные процессуальные последствия.

2. Исторически основу международного частного права всегда составляли так называемые коллизионные нормы. Существенная особенность регулирования гражданско-правовых отношений с иностранным элементом состоит в том, что в ряде случаев нормы международного частного права не содержат прямого ответа, прямого предписания, как нужно решить тот или иной вопрос. Эти нормы указывают лишь, какое законодательство подлежит применению. Нормы такого рода называются коллизионными (см. гл. 3).

Типичным примером применения коллизионных норм в нашей практике является следующее дело. Всесоюзное объединение «Совэкспортфильм» заключило договор с английской фирмой «Ромулус филмс лтд.» о прокате в Великобритании советского кинофильма «Спящая красавица». В связи с утратой одной части фильма английская фирма в 1967 году предъявила иск к объединению о возмещении убытков. Вопросы возмещения убытков в контракте определены не были. Возникает, в частности, вопрос о том, должны ли возмещаться положительный ущерб и так называемая упущенная выгода в случае фактической невозможности исполнения, если такая невозможность возникла по вине одной из сторон. Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно знать, какое право подлежит применению по данному контракту. Поскольку договор был заключен в Лондоне, к нему были применены нормы английского права.

Коллизионные нормы с юридико-технической точки зрения представляют собой наиболее сложные нормы, входящие в область международного частного права. Совокупность таких норм, применяемых каждым государством, составляет коллизионное право. Наша доктрина исходит из того, что международное частное право не может быть сведено только к коллизионному праву. Коллизионное право составляет часть международного частного права, часть наиболее сложную и весьма существенную, но коллизионными вопросами содержание международного частного права отнюдь не исчерпывается.

3. В сферу международного частного права необходимо включить все нормы, регулирующие гражданско-правовые отношения с иностранным элементом. Так следует сделать потому, что определяющее значение имеет сам характер отношений, предмет регулирования, а не метод регулирования. Может применяться несколько методов, при этом один из них не исключает применения другого. Материально-правовой метод и коллизионный метод – это два способа регулирования отношений с иностранным элементом, причем наиболее совершенным является первый способ (см. гл. 3), при котором происходит непосредственное применение материальной нормы без обращения к коллизионной норме. Исходя из такого подхода, к международному частному праву должны быть отнесены материально-правовые нормы, унифицированные путем заключения международных соглашений.

В объяснительной записке представителя Венгрии, направленной в 1965 году Генеральной Ассамблее ООН, по вопросу о мерах, которые должны быть приняты для прогрессивного развития в области международного частного права, отмечалось, что «для целей, имеющихся в виду в настоящее время, под «развитием международного частного права» понимается не столько какое-либо международное соглашение о нормах коллизионного права, применяемых национальными и арбитражными судами, сколько унификация частного права, главным образом в области международной торговли (как, например, унификация правовых норм, касающихся международной продажи товаров или составления контрактов)». Это положение применимо в полной мере и к регулированию отношений в областях научно-технического и культурного сотрудничества, морских, железнодорожных и воздушных перевозок.

На значении унификации норм с помощью международных отношений следует остановиться более подробно. Процесс интернационализации хозяйственной жизни ускорил процесс унификации материально-правовых норм в областях торговли, транспорта и др. Советский Союз, а затем Россия участвовали в последние годы в разработке ряда проектов конвенций, содержащих материально-правовые нормы.

Тем самым была осуществлена унификация в многочисленных международных универсальных и региональных конвенциях не только материально-правовых норм, но и норм коллизионных. В одних областях (поставки товаров, отношения по специализации и кооперированию, по перевозке) такие коллизионные нормы дополняли унифицированные материально-правовые нормы, в других имели самостоятельное значение (в семейных, наследственных правоотношениях). Последнее объясняется тем, что в некоторых областях отношений существенную роль играют исторические, национальные и иные особенности. Поэтому унификация материально-правовых норм была бы здесь преждевременной, а унификация коллизионных норм путем заключения двусторонних соглашений (договоров о правовой помощи) оказалась бы эффективной.

Практика показала, что наиболее целесообразным является заключение таких соглашений, направленных на унификацию правового регулирования отношений между хозяйственными организациями различных стран, в которых установление единообразных материально-правовых норм дополняется унифицированными коллизионными нормами, отсылающими к национальному законодательству, подлежащему применению по вопросам, не урегулированным такими нормами. Применительно к сфере торгового мореплавания в нашей литературе отмечалось, что материально-правовая унификация должна касаться основных вопросов регулирования в сочетании с другими методами регулирования, в том числе с решением в тех же международных соглашениях относительно менее важных вопросов путем установления унифицированных коллизионных норм.

Возникает вопрос, относятся ли к области международного частного права внутренние материальные нормы, т.е. нормы внутреннего законодательства, которые непосредственно, без применения коллизионной нормы, регулируют отношения с иностранным элементом. Одни советские авторы (И.С. Перетерский) относили эти нормы к международному частному праву, другие (Л.А. Лунц) – нет. Согласно точке зрения Л.А. Лунца, включение в состав международного частного права материально-правовых норм, непосредственно регулирующих отношения с иностранным элементом, может привести к тому, что граница международного частного права с гражданским правом была бы вовсе стерта. По нашему мнению, исходя из характера регулируемых правом отношений, эти нормы также следует включить в состав международного частного права. Речь при этом идет не об общих нормах нашего гражданского законодательства, подлежащих применению к правоотношениям с иностранным элементом в силу отсылки к ним коллизионных норм, а о специальных нормах, непосредственно установленных государством для регулирования внешнеэкономических отношений или отношений по научно-техническому, культурному сотрудничеству.

Специфика правового регулирования в области международного частного права определяется тем, что государство принимает специальное законодательство по вопросам внешних экономических связей, нормы которого не сливаются с другими нормами внутренней системы права, а носят обособленный характер. Эти нормы приняты исключительно для регулирования отношений с иностранным элементом.

Специфика этих правил состоит в том, что они решают тот или иной вопрос по существу, содержат прямые материально-правовые нормы и не используют коллизионный метод.

Таким образом, в состав международного частного права входят как коллизионные, так и материально-правовые нормы, регулирующие гражданско-правовые отношения с иностранным элементом, которые возникают в областях международного экономического, научно-технического и культурного сотрудничества, а также нормы, определяющие гражданские, семейные, трудовые и процессуальные права иностранцев. Тем самым, включая унифицированные нормы в состав международного частного права, подлежащего применению в силу коллизионных норм, мы с учетом специфических особенностей права придерживаемся широкой концепции международного частного права.

4. В доктрине международного частного права различных государств вопрос о предмете этой отрасли права решается неодинаково.

В работах английских (А. Дайси, Дж. Чешир, П. Норт) и американских (Д. Биль, Г. Гудрич) авторов рассматриваются как коллизионные вопросы, вопросы выбора права (choice of law), так и вопросы подсудности (juridic-tion), т.е. правила о том, какие споры по правоотношениям с иностранным элементом должны рассматриваться местными судами, а какие – судами других государств. Такой процессуальный подход к проблемам международного частного права приводит в ряде случаев к ограничению применения иностранных законов и соответственно к расширению сферы действия внутреннего права.

Во Франции доктрина (А. Батиффоль, П. Саватье) относит к международному частному праву прежде всего нормы о гражданстве, имея в виду правила о французском гражданстве (nationalite). В курсах и учебниках традиционно рассматривается правовое положение во Франции иностранцев (condition des etrangers), т.е. правила внутреннего материального права по широкому кругу вопросов (въезд, пребывание иностранцев, их имущественные и иные права), и только после рассмотрения этих двух комплексов изучаются вопросы коллизии законов (conflit des lois) и международной подсудности (conflit de juridicion).

Более широкий подход характерен для работ И. Лусуарна и П. Бореля (Франция), П. Лалива (Швейцария) и др.

Германские юристы Л. Раапе, Г. Кегель сводят международное частное право к коллизионному праву. Правда, Г. Кегель включил в свой учебник (хотя и в виде приложения) вопросы международного гражданского процесса, международного «права экспроприации», международного валютного права и права картелей, оговорив публично-правовой характер этой проблематики.

По мнению М. Иссада (Алжир), в современных условиях международное частное право не может быть ограничено коллизионным правом. В более широком смысле, считает он, «международное частное право – это право, регулирующее международные отношения независимо от применяемых методов. Методов может быть множество, и один не должен исключать другой».

Чешский юрист П. Каленский относит к этой области и коллизионные, и материально-правовые нормы. Такой же подход характерен для юристов Болгарии: В. Кутикова – автора учебника, И. Алтынова, написавшего книгу о системе международного частного права. Прямо противоположную позицию занимает другой болгарский юрист – Ж. Сталев, отстаивающий в своей работе концепцию международного частного права как права исключительно коллизионного.

Китайская доктрина (Ияо Хуанг, Рен Лишенг, Лью Динг), как правило, исходит из широкого подхода к международному частному праву, относя к нему все случаи регулирования гражданско-правовых отношений с иностранным элементом (китайская теория «большого международного частного права»), однако Ли Хоа Пей рассматривает международное частное право как исключительно коллизионное право (теория «маленького международного частного права»).

Польские авторы К. Пшибыловский, М. Сосьняк, В. Валашек обычно сводят международное частное право к коллизионному праву с добавлением вопросов так называемого международного гражданского процесса. Аналогичным образом поступают венгерские теоретики (в учебнике Л. Рецеи, в многочисленных работах И. Саси).

5. С вопросом о предмете международного частного права непосредственно связан и вопрос о наименовании этой отрасли права и отрасли правоведения (правовой науки). Нынешнее название (private international law) было впервые предложено американским автором Дж. Стори в 1834 году. В англо-американской доктрине это название применяется в XX веке наряду с ранее употреблявшимся термином «конфликтное право» (conflict of law). В государствах Европы указанное название стало повсеместно применяться начиная с 40-х годов XIX века (droit international prive, Internationales Privatrecht, diritto internazionale privato, derecho international privado).

Одним и тем же термином «международное частное право» обозначаются и система норм (отрасль права), и отрасль правоведения. По сравнению с наименованиями всех других отраслей права это наименование наименее признано.

Все три элемента данного названия часто оспариваются. Одни авторы утверждают, что это не международное право, а внутреннее право (см. § 3), другие указывают, что это не частное право, и, наконец, находятся даже такие, которые считают, что это вообще не право, а какие-то чисто технические правила о выборе законодательства. Последнее утверждение, в отличие от первых двух, не имеет какой-либо серьезной основы (см. гл. 3).

В этом названии, на что обращалось внимание в нашей современной литературе, слово «частное» является определяющим (А.Л. Маковский). Именно этим словом определяется сущность этой особой отрасли права и законодательства. Так же как и гражданское, семейное и трудовое право, международное частное право регулирует имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на началах равенства.

Приведем в качестве примера высказывание по поводу этого наименования из учебника Г. Кегеля: название «международное частное право» явно неточно. Речь идет не о международном, а о национальном (внутригосударственном) праве, и не о материальном частном праве, а о праве коллизионном. Однако сущность это название выражает достаточным образом. В западной литературе было предложено более 20 других названий, но все они не привились (например, межгосударственное частное право, внешнее частное право, пограничное право).

В прошлом в советской юридической литературе также были высказаны возражения против термина «международное частное право» со ссылкой на отсутствие деления всего права на публичное и частное.

Однако, несмотря на несоответствие названия «международное частное право» тем отношениям, которые оно регулировало в СССР, этот термин неизменно сохранялся и применялся и в учебной, и в научной литературе. В настоящее время это название общепринято в России и других государствах – участниках СНГ.

§ 3. Природа норм международного частного права и его место
в системе права

В нашей литературе И.С. Перетерский обратил внимание на то, что в слово «международное» применительно к международному публичному и частному праву вкладывается различный смысл. «Международное публичное право, – утверждал он, – является международным в том смысле, что оно устанавливает правоотношения между государствами (inter nationes, inter gentes), а международное частное право – в том смысле, что оно устанавливает правоотношения между лицами, принадлежащими к различным государствам, правоотношения, выходящие за рамки отдельной правовой системы и требующие выяснения, какой закон к ним применяется». (Перетерский И.С. Система международного частного права. С. 23). Таким образом, термин «международное» в первом случае понимается в смысле «межгосударственное», а во втором – в смысле регулирования отношений с иностранным элементом.

По вопросу о том, входит ли международное частное право в состав международного права или же относится к внутреннему праву, в советской юридической литературе были высказаны различные точки зрения. По мнению ряда авторов (С.Б. Крылов, М.А. Плоткин, С.А. Голунский, М.С. Строгович, В.Э. Грабарь, A.M. Ладыженский, Ф.И. Кожевников, С.А. Малинин, В.И. Менжинский, И.П. Блищенко, Л.Н. Галенская), нормы международного частного права входят в состав международного права в широком смысле слова. В обоснование этой точки зрения указывалось не только на глубокую связь, которая существует между международным публичным и международным частным правом, на близкое внутреннее родство между ними, но и на единство источников, которому придавалось решающее значение. «В международном договорном праве, – писал С.Б. Крылов в своем учебнике, изданном в 1930 году, – должно быть усмотрено основное содержание международного частного права… Лишь изучение международных договоров дает содержание подлинного международного частного права» (с. 21).

Эта точка зрения основывается на том, что в международном частном праве речь идет о межгосударственных отношениях, затрагивающих вопросы гражданского права. При этом обращалось внимание на то, что всякий спор, конфликт в гражданско-правовой области между отдельными фирмами, даже спор о разводе между гражданами разных государств может в конечном счете перерасти в конфликт между государствами.

Была высказана и иная точка зрения, исходящая из того, что вопрос о природе норм международного частного права решается прежде всего с учетом характера регулируемых им отношений. Из того факта, что предметом регулирования в международном частном праве являются отношения гражданско-правового характера, заключали, что международное частное право входит в состав гражданского, внутреннего, права, а наука международного частного права является одной из гражданско-правовых наук. Этот вывод был сделан И.С. Перетерским, а затем подробно обоснован в многочисленных трудах Л.А. Лунца, и прежде всего в его трехтомном курсе международного частного права.

Из данной точки зрения исходят в своих работах по международному частному праву такие авторы, как А.Б. Альтшулер, М.И. Брагинский, И.А. Грингольц, С.А. Гуреев, К.Ф. Егоров, В.П. Звеков, С.Н. Лебедев, А.Л. Маковский, Г.К. Матвеев, Н.В. Орлова, B.C. Поздняков, М.Г. Розенберг, А.А. Рубанов, О.Н. Садиков и др.

Отнесение международного частного права к внутреннему праву было поддержано в работах И.И. Лукашука, Е.Т. Усенко и в некоторых других трудах по международному публичному праву. В современном мире, отмечает А.П. Мовчан в вышедшей в 1980 году работе «Международное воздушное право» (Кн. 1), существуют только два вида систем права – международное право и национальные системы права, а международное частное право является частью национальных систем права различных государств.

В литературе получила развитие и третья точка зрения, которая первоначально в 20-е годы была высказана А.Н. Макаровым, а затем разработана Р.А. Мюллерсоном. Согласно ей, нормы международного частного права, регулируя международные отношения невластного характера, состоят из двух частей, а именно из определенных частей национально-правовых систем и определенной части международного публичного права. Однако, считает Р.А. Мюллерсон, эти части, образующие в результате такого взаимодействия полисистемный комплекс, не исключаются из соответствующих национально-правовых систем или из международного публичного права.

Таким образом, особенность международного частного права как права согласно этой точке зрения заключается в том, что оно регулирует особую группу общественных отношений, обладающих двойственным характером и не имеющих своей «собственной» системы права. Эта точка зрения была воспринята в учебнике международного права 1982 года, а также поддержана в определенной степени и в других работах.

Еще И.С. Перетерский обращал внимание на то, что отношения, которые входят в область международного частного права, хотя и являются отношениями гражданско-правовыми, имеют свою специфику. Не будь ее, самостоятельное существование международного частого права не имело бы вообще никакого основания. «Правоотношения, входящие в область международного частного права, – писал он, – хотя и являются гражданскими, представляют собой известное своеобразие, совмещение гражданско-правовых и международно-правовых начал, действующих совместно и неразрывно».

Интернационализация хозяйственной жизни, развитие интеграционных процессов, влияние технического прогресса на правовое регулирование – все это предопределяет тенденцию повышения роли международного договора как источника международного частного права.

Международные договоры становятся в соответствии с Конституцией России составной частью ее правовой системы.

В отношении международных договоров следует иметь в виду, что они делятся на самоисполняемые и несамоисполняемые. Первые применяются к отношениям, регулируемым гражданским, семейным, трудовым законодательством непосредственно, что же касается договоров второй категории, то для их применения требуется издание внутригосударственного акта. Это деление учтено в ст. 7 ГК РФ, поскольку в ней говорится о том, что международные договоры РФ применяются к отношениям, регулируемым гражданским законодательством, непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта.

Нормы международного частного права, содержащиеся в международных договорах, становятся частью правовой системы России. Но эти нормы сохраняют автономное положение во внутренней правовой системе каждого государства – участника международного договора. Автономный характер этих норм обусловлен прежде всего тем, что они выражают волю не одного государства, а всех государств – участников договора и что, как правило, цель создания этих норм – регулировать специфические имущественные и иные отношения с международным (иностранным) элементом, а не вообще гражданско-правовые отношения.

Изданного свойства норм, из факта их обособления следует, что, во-первых, нормы нельзя произвольно, без согласия других государств-участников, менять и, во-вторых, толкование их должно осуществляться также единообразно. На это обращается внимание в некоторых международных соглашениях. Так, в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года указывается, что «при толковании настоящей Конвенции надлежит учитывать ее международный характер и необходимость содействовать достижению единообразия в ее применении» (п. 1 ст. 7).

Толкование норм международных договоров осуществляется по иным критериям, чем толкование внутренних законов. Это вытекает из ст. 31– 33 Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. Применяемые в договоре понятия могут не совпадать с понятиями, терминами внутреннего законодательства. В этих случаях рекомендуется учитывать практику и цели договора (ст. 31). Наряду с текстом, включающим преамбулу и приложения, в процессе толкования возможно обращение к дополнительным средствам толкования, в том числе к подготовительным материалам.

Несмотря на тенденцию повышения роли международного договора в данной области, внутреннее законодательство продолжает оставаться существенным источником правового регулирования. Это обстоятельство признается в доктрине многих стран. Так, французский юрист А. Батиффоль отмечает, что при отсутствии международных договоров соответствующие нормы формулируются законами различных государств и применяются их судами, а законодательство одной страны значительно отличается от законодательства другой. Поэтому существуют французское, германское, итальянское законодательства и судебная практика по международному частному праву.

Из аналогичного положения исходят, как правило, в подавляющем большинстве случаев курсы и учебники по международному частному праву в различных странах мира. «Не существует единого международного частного права, – утверждает германский профессор Хр. фон Бар в своем курсе 1987 года, – а имеется их столько, сколько существует на земном шаре (на этой Земле) правопорядков». Свое международное частное право есть в ФРГ, Франции, Великобритании, Италии и т.д. Содержание каждого из них, во всяком случае частично, существенно отличается от другого.

Таким образом, каждое государство (за исключением случаев использования унифицированных норм международных договоров и общих начал международного права) применяет в области регулирования гражданско-правовых отношений с иностранным элементом не одни и те же нормы международного частного права, общие для всех государств, а различные нормы.

Приведенные выше соображения дают основание рассматривать международное частное право как особую отрасль права и относить его (вопреки, казалось бы, названию) к сфере внутригосударственного права. Что касается международного частного права как отрасли правоведения, то эта быстро развивающаяся правовая наука исходит как из институтов и понятий международного права, так и из институтов гражданского права различных государств, что делает неизбежным применение в ней методов сравнительного правоведения. Как правило, и это отмечал в свое время еще С.Б. Крылов, «международное частное право разрабатывается прежде всего цивилистами – специалистами в области гражданского права». Таким образом, предметом регулирования в международном частном праве являются гражданско-правовые отношения, чем и оправдывается отнесение международного частного права к внутренней правовой системе каждого государства. В то же время приведенные выше обстоятельства позволяют говорить, по нашему мнению, о комплексном характере международного частного права как отрасли правоведения. Без связи с изучением проблем общего международного права не может плодотворно осуществляться разработка вопросов международного частного права.

§ 4. Исходные начала российской доктрины
международного частного права

1. Цель норм международного частного права, применяемых российским государством, – правовое обеспечение многообразных международных экономических, научно-технических и культурных связей, а также установление правового положения иностранцев в РФ, соответствующего правам человека, определенным международными пактами. Международное частное право играет активную роль в организации сотрудничества России с другими странами в области экономики и торговли, транспорта и связи, науки, техники и культуры. В нормах международного частного права отражается мирная внешняя политика нашего государства.

В России провозглашено право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ст. 34 Конституции РФ 1993 г.). Это положение Конституции отражает тенденцию перехода к рыночной экономике, открывает новые возможности для предпринимательской деятельности иностранных фирм в России. В РФ гарантируется свобода экономической деятельности, признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

Важное место в международном частном праве занимают нормы, направленные на обеспечение прав и интересов граждан – субъектов соответствующих отношений в области гражданского, трудового, семейного, процессуального права.

Россия последовательно исходит из положений Заключительного акта и принятых в его развитие других документов Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Эти документы направлены на обеспечение каждым государством в пределах его территории прав человека и основных свобод лицам, подлежащим его юрисдикции, на обеспечение эффективной юридической помощи гражданам других государств-участников, временно находящимся на их территории, а также на обеспечение возможности заключения браков между гражданами различных государств.

По мере того как наше общество становится все более и более открытым, по мере того как будут облегчаться и учащаться поездки граждан различных государств за границу, по мере того как будут расширяться процессы миграции населения, в том числе и миграции рабочей силы, значение соответствующих норм международного частного права будет возрастать.

Действия российского государства и его органов в области международного частного права исходят из закрепленных в Конституции РФ принципов.

Согласно Конституции РФ 1993 года, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры России являются составной частью ее правовой системы. Общепризнанные принципы и нормы международного права содержатся в Уставе ООН, в декларациях и резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, в решениях Международного суда.

Для того чтобы такой подход к общепризнанным нормам международного права был полностью реализован в практике судов и других органов в любом государстве (в том числе и в России), потребуется определенный период времени.

Отношения России с другими государствами строятся на основе соблюдения, признания и уважения суверенитета и суверенного равенства всех стран, отказа от применения силы или угрозы силой; нерушимости границ, территориальной целостности государств; мирного урегулирования споров; невмешательства во внутренние дела; уважения прав и свобод человека, включая права национальных меньшинств; добросовестного выполнения обязательств и других общепризнанных принципов и норм международного права.

2. Из принципа суверенного равенства государств вытекает принцип недискриминации. В силу этого принципа не должна допускаться дискриминация как в области торгово-экономических отношений между различными странами, так и в отношении правового положения иностранных юридических лиц и граждан по причине принадлежности данного государства к той или иной общественно-политической системе или на основании иного отличительного признака.

Нормы нашего внутреннего законодательства, относящиеся к области международного частного права, в том числе и коллизионные нормы, в принципе носят общий характер, не делая каких-либо различий применительно к разным зарубежным правовым системам. Если, например, в законе установлено, что права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, определяются по праву страны, где имело место причинение вреда (ст. 167 Основ гражданского законодательства 1991 г.), то это положение относится в равной мере к правам, возникшим под действием любой соответствующей правовой системы, поскольку иное не вытекает из международного договора РФ с каким-либо государством.

В современных условиях углубления сотрудничества со всеми странами, осуществления перестройки механизма внешнеэкономической деятельности, решения задачи создания благоприятного инвестиционного климата перед нашей наукой международного частного права встали новые задачи, связанные с разработкой различных правовых аспектов совместной деятельности как в форме совместных предприятий, учрежденных на территории РФ и за рубежом, так и в форме реализации совместных проектов регионального характера.

На современном этапе международных отношений и развития нашего общества можно сформулировать основные задачи, стоящие в нашей стране в области международного частного права:

во-первых, дальнейшее совершенствование правового обеспечения интеграционных процессов, в том числе и проведение работы по унификации и сближению правовых норм стран – членов СНГ, которые призваны регулировать отношения между предприятиями этих стран;

во-вторых, содействие применению новых, более глубоких форм сотрудничества, и прежде всего различных форм совместной предпринимательской деятельности;

в-третьих, защита прав и интересов иностранных инвесторов в РФ и российских инвесторов за рубежом, обеспечение гарантий в этой сфере отношений;

в-четвертых, расширение гарантий прав иностранцев в РФ в самых различных областях (трудового, семейного права, судебной защиты);

в-пятых, обеспечение защиты имущественных прав и законных интересов граждан, организаций и фирм РФ за рубежом.

В век технического прогресса, в условиях дальнейшей интернационализации хозяйственных и культурных отношений, когда действия, совершенные в пределах одного государства, могут повлечь за собой последствия в других странах, когда все большее число наших организаций и граждан вступают в различные по своему характеру отношения с организациями и гражданами других стран, знание вопросов международного частного права должно помочь нашим консульским учреждениям, различным организациям в обеспечении надлежащей правовой защиты государственного имущества, прав и интересов наших граждан, российских организаций и самого государства за рубежом.

При применении этих норм на практике, при регулировании отношений с иностранцами и иностранными организациями и фирмами, при определении в каждом конкретном случае прав и обязанностей сторон необходима особая четкость.

Велико практическое значение изучения вопросов международного частного права, знание которых необходимо не только работникам органов внешних сношений российского государства, но и юристам, работающим в различных областях хозяйства, и прежде всего на предприятиях и фирмах различных форм собственности, в организациях и учреждениях культуры, работникам суда, прокуратуры, нотариата, загсов и других государственных органов.

§ 5. Система международного частного права

В настоящем параграфе рассматривается система международного частного права как учебного курса и как отрасли правовой науки. Ранее уже указывалось, что предметом международного частного права является регулирование гражданско-правовых отношений с иностранным элементом. Этим предопределяются последовательность изложения материала, система деления курса на соответствующие разделы. Она близка к системе построения учебников и курсов гражданского права, хотя и не совпадает с ней.

Учебный курс международного частного права делится на две части: Общую и Особенную. В Общей части рассматриваются вопросы, которые имеют общее значение для международного частного права в целом, вопросы, которые могут быть, так сказать, вынесены за скобки при анализе норм и институтов, составляющих содержание отдельных тем Особенной части. Общую часть составляет рассмотрение источников международного частного права, ряда общих понятий и принципов, прежде всего методов регулирования, учения о коллизионных нормах, национального режима и режима наибольшего благоприятствования, принципа взаимности и других принципов международного частного права. К Общей части следует отнести и рассмотрение правового положения субъектов гражданско-правовых отношений с иностранным элементом, государства как особого субъекта таких отношений, иностранных юридических лиц и иностранных граждан.

Особенная часть обычно состоит из следующих разделов: 1) право собственности; 2) обязательственное право, и прежде всего договор купли-продажи товаров и договор перевозки; 3) кредитные и расчетные отношения; 4) обязательства из правонарушений; 5) авторское и патентное право; 6) семейное право; 7) наследственное право; 8) трудовые отношения; 9) международный гражданский процесс.

Развитие международно-правового регулирования имущественных отношений в области торгового мореплавания дало основание говорить о создании особой подотрасли международного частного права. В настоящей работе гражданско-правовые институты торгового мореплавания, соответствующие вопросы, возникающие при железнодорожных, воздушных и автомобильных перевозках, обладающие большой спецификой, рассматриваются в краткой форме.

§ 6. Обзор литературы по международному частному праву

1. В дореволюционной русской литературе в области международного частного права в XIX веке и в начале XX века наибольшей известностью пользовались труды Н.П. Иванова, К. Малышева, Ф.Ф. Мартенса, А. Пиленко, П.Е. Казанского, А. Нольде и М.И. Бруна. Разработка этих проблем, в отличие от международного публичного и гражданского права, началась в России сравнительно поздно. В 1859 году известный русский цивилист Д.И. Мейер в своих чтениях по русскому гражданскому праву изложил основные положения учения Савиньи о коллизиях законов.

Первой оригинальной работой в России, специально посвященной международному частному праву, была работа Н.П. Иванова «Основания частной международной юрисдикции», изданная в 1865 году в Казани. Бесспорно, писал Н.П. Иванов, что законодательная власть государства может и даже обязана признавать в известных случаях, внутри своих территориальных пределов, силу иностранных законов – этого требует интерес взаимного общения наций. Однако, по его мнению, в отличие от точки зрения Савиньи, вопрос о применении права в случае коллизий между законами должен решаться законодательной властью государства, а не судебной. Что же касается суда, то «в случае коллизии между законами отдельных государств судья обязан поступать на основании своего отечественного закона», а именно на основании тех постановлений отечественного законодательства, которые прямо предписывают применение иностранных законов. Автор не исключал применения иностранного права и путем толкования.

Другому русскому цивилисту – К.И. Малышеву (1841–1907) принадлежит заслуга в разработке учения о так называемых межобластных коллизиях, которое было весьма актуальным в дореволюционной России, потому что на ее территории действовали законодательные акты различных правовых систем (Свод законов России, Гражданский кодекс Наполеона и др.).

Систематическую разработку вопросов международного частного права осуществил Ф.Ф. Мартенс в томе II своего курса «Современное международное право цивилизованных народов» (СПб., 1896. С. 285–377). В этом фундаментальном труде, переведенном на ряд языков, Ф.Ф. Мартене, выдающийся русский юрист и дипломат, исходил из идеи связанности суверенного государства некоторыми основными началами международного частного права, выработанными в процессе международного общения. Под международным частным правом Мартене понимал совокупность юридических норм, определяющих применение к данному правовому отношению заинтересованного лица в области международного оборота «права или закона отечественного или иностранного государства».

Курс Мартенса был наиболее известным в дореволюционной России. Мартене последовательно исходил из идеи международного общения. Он считал, что международное общение есть единственное верное и положительное основание, на котором может развиваться международное частное право, и исходя из него только и могут быть решены запутанные и сложные вопросы, вопросы о применении законов различных государств. Профессор Ф.Ф. Мартенс прежде всего исходил из международно-правовой концепции международного частного права.

Следует отметить большую практическую деятельность Ф.Ф. Мартенса в области кодификации международного частного права. Он был «первым делегатом» России на Гаагских конференциях по международному частному праву и избирался ее вице-президентом. Под председательством Ф.Ф. Мартенса при Министерстве иностранных дел России в 1898 году было создано Совещание из представителей разных ведомств, в задачу которого входили рассмотрение программы работы Гаагских конференций и подготовка соответствующих предложений.

Широким подходом к международному частному праву отличались работы П.Е. Казанского, который относил к международному частному праву («международному гражданскому праву») не только коллизионные нормы, как это делал Ф.Ф. Мартенс, но и нормы материального права. П.Е. Казанский говорил о двух задачах «международного гражданского права»: во-первых, создать всемирный гражданский оборот и обеспечить каждому лицу определенную совокупность прав и, во-вторых, определить, «законы каких государств должны применяться к тем или другим отношениям между людьми».

Международному гражданскому праву он посвятил Особенную часть своего учебника международного права (Одесса, 1904 г.), где определил «общие начала: понятие и юридическая природа всемирного гражданского права» (§ 96), говорил о договорах и кодификации этого права (§ 97), столкновении (т.е. коллизии) законов (§ 98), а также дал анализ отдельных норм.

Таким образом, несомненная заслуга П.Е. Казанского состоит в том, что он не ограничивал международное частное право (или, как он его называл, международное гражданское право) рамками коллизионного права, хотя и не всегда последовательно проводил в этом отношении свою точку зрения.

Теоретические проблемы Общей части международного частного права (понятие comitas, публичного порядка, отсылки и др.) были разработаны А. Пиленко в работе «Очерки по систематике международного частного права» 1911 г. (второе издание этой работы вышло в 1915 г. в Петрограде). Он же написал полный очерк международного частного права для первого издания курса международного права Листа (Юрьев, 1902. С. 371–404) в переводе и с дополнениями В.Э. Грабаря.

В 1911–1916 годах вышел ряд работ профессора Коммерческого института в Москве М.И. Бруна, в которых отстаивалась точка зрения о цивилистическом и национальном, а не международном характере коллизионного права (см., напр., Брун М.И. Введение в международное частное право. Пг., 1915).

А. Нольде известен своим «Очерком международного частного права» (1912), помещенным во втором (1909 г.) и в третьем (1912 г.) издании курса международного права Листа – Грабаря, по которому училось несколько поколений русских юристов. Достоинством этого очерка является попытка автора дать свод «русских коллизионных норм». Автор, говоря о неточности самого термина «международное частное право», обращал внимание на то, что, для того чтобы этот термин был оправдан, требовалось бы, во-первых, чтобы конфликты гражданских законодательств носили всегда международный характер, и, во-вторых, чтобы решения коллизий давались международным правом в собственном смысле слова, т.е. международными договорами или обычаями, но никак не внутренним правом отдельных государств. На самом деле это не так. Нольде признавал, в частности, что «по большей части решения коллизий даются не международным правом, а внутренним правом отдельных государств» (Лист Ф. Международное право. СПб., 1909. С. 465).

2. В советский период первые работы в области международного частного права были опубликованы ленинградским проф. А.Н. Макаровым, который сыграл в определенной степени роль связующего звена между дореволюционной и зарождающейся советской наукой в области международного частного права. В СССР им были опубликованы две работы: «Основные начала международного частного права» (М., 1924) и «Правовое положение иностранцев в СССР» (М., 1925).

В первой работе он в большей степени опирался на дореволюционную и западную литературу и в меньшей на советскую литературу и практику, что представляется вполне естественным, поскольку последние в то время только зарождались. «Под международным частным правом, – по мнению А.Н. Макарова, – надлежит… понимать совокупность правовых норм, определяющих пространственные пределы действия разномастных гражданских законов» (с. 7).

В отношении спора о том, «признавать ли международное частное право правом международным или правом внутренним, государственным», А.Н. Макаров исходил из того, что ни у кого не может быть сомнений относительно принадлежности к международному праву Гаагской конвенции о браке 1902 года или норм любого иного договора по вопросам коллизионного права. В то же время он считал, что «приходится признать безоговорочно национальные коллизионные нормы нормами внутреннего государственного права» (с. 25).

Основной вывод, который делал А.Н. Макаров по этому вопросу, следующий: «Для меня лично, – писал он, – теорией, отвечающей современному уровню международного права, является теория раздельности двух правопорядков – международного и государственного. Логически неизбежным выводом этой основной теоретической предпосылки является признание раздельности и коллизионного международного и государственного права» (с. 26).

3. Первая попытка осветить вопросы международного частного права с позиций нового законодательства была предпринята И.С. Перетерским. Речь идет об изданной в 1925 году книге «Очерки международного частного права РСФСР». Позднее (1930 г.) была издана такая значительная работа, как учебник «Международное частное право» С.Б. Крылова.

В результате совместной работы И.С. Перетерского и С.Б. Крылова в 1940 году вышел в свет учебник международного частного права (в 1959 г. его переиздали). Этот учебник сохраняет свое значение и до настоящего времени, потому что в нем были впервые сформулированы основные теоретические положения, заложены основы современной доктрины международного частного права. Из других пособий по международному частному праву, написанных до Великой Отечественной войны, следует отметить работу А.Г. Гойхбарга «Международное право» (1928 г.) и особенно С.И. Раевича «Международное частное право» (1934 г.), которая отличалась как новой постановкой вопроса об объеме международного частного права, так и оригинальной разработкой проблем.

В последующий период был издан учебник Л.А. Лунца «Международное частное право» (1949 г.). Основные проблемы международного частного права были затем детально разработаны Л.А. Лунцем в его фундаментальном трехтомном труде «Курс международного частного права». В 1959 году вышел в свет первый том «Международное частное право. Общая часть»; в 1963-м – второй: «Международное частное право. Особенная часть», а в 1966 году – третий: «Международный гражданский процесс». Общая часть была переиздана в 1973 году. Особенная часть – в 1975 году, в 1976 году появился «Международный гражданский процесс», подготовленный Л.А. Лунцем и Н.И. Марышевой. В 1984 году был издан учебник по международному частному праву, написанный Л.А. Лунцем, Н.И. Марышевой и О.Н. Садиковым под общей редакцией последнего. Следует отметить учебные пособия по этому предмету: Л.Н. Галенской, изданное в 1983 году в Ленинграде; под редакцией Г.К. Матвеева, изданное в 1985 году в Киеве; М.Н. Кузнецова, изданное в 1991 году в Москве; Т.Н. Нешатаевой, изданное в 1991 году в Перми; под редакцией Г.К. Дмитриевой (авторы Г.К. Дмитриева, А.С. Довгерт, В.П. Панов, Н.А. Шебанова и др.), изданное в 1993 году в Москве.

Значительный вклад в развитие советской доктрины международного частного права был внесен В.М. Корецким. Еще в 20-х годах им был разработан ряд вопросов, связанных с проблемой признания экстерриториального действия советских законов о национализации. В работах «Униформизм в праве», «Очерки международного хозяйственного права», «Международное радио-право», опубликованных во второй половине 20-х годов, В.М. Корецкий первый среди наших юристов выдвинул идею международного хозяйственного права как комплексной межотраслевой дисциплины, включающей в себя вопросы регулирования международных публично-правовых и гражданско-правовых отношений, обратил внимание на значение унификации норм международного частного права. Итогом многолетней работы ученого явилось крупное монографическое исследование «Очерки англо-американской доктрины и практики международного частного права» (1948 г.). В 1989 году в Киеве были изданы избранные труды В.М. Корецкого в двух книгах.

Для нашей науки характерно большое число работ по различным проблемам теории и практики международного частного права, причем в послевоенное время основное внимание уделялось специальным вопросам – вопросам Особенной части международного частного права.

Обратим внимание лишь на некоторые основные монографические исследования. По вопросам общего характера к ним следует отнести книги Н.В. Миронова «Советское законодательство и международное право» (1968 г.), А.А. Тилле «Время, пространство, закон» (1965 г.), А.А. Рубанова «Теоретические основы международного взаимодействия национальных правовых систем» (1984 г.); «Международное частное право: современные проблемы» под редакцией М.М. Богуславского (1-е изд. – 1993г., 2-е изд. – 1994г.). По проблемам права собственности были изданы книги Г.Е. Вилкова «Национализация и международное право» (1962 г.), М.М. Богуславского «Иммунитет государства» (1962 г.).

Из многочисленных работ, посвященных проблемам внешней торговли, отметим две книги B.C. Позднякова: «Государственная монополия внешней торговли в СССР» (1962 г.), «Советское государство и внешняя торговля (правовые вопросы)» (1976 г.).

В советской доктрине большое внимание уделялось правовым проблемам, связанным с сотрудничеством социалистических стран и их экономической интеграцией. Среди работ на данные темы следует прежде всего назвать исследование Е.Т. Усенко «Формы регулирования социалистического международного разделения труда» (1965 г.) и коллективную монографию «Правовые формы организации совместных производств стран – членов СЭВ» под общей редакцией Е.Т. Усенко (1985 г.). Этой же проблематике была посвящена книга М.М. Богуславского «Правовое регулирование международных хозяйственных отношений» (1970 г.).

Детальный анализ Общих условий поставок СЭВ осуществлен М.Г. Розенбергом в его книге «Международное регулирование поставок в рамках СЭВ» (1989 г.). Вопросы ответственности хозяйственных организаций стран – членов СЭВ по внешнеторговым сделкам исследуются в работе М.П. Бардиной (1981 г.).

Общее представление о правовом регулировании в области внешней торговли дают книги: «Экспортно-импортные операции (правовое регулирование)» под редакцией B.C. Позднякова (1970 г.); «Правовое регулирование отношений по внешней торговле СССР», ч. I (авторов B.C. Позднякова, О.Н. Садикова) (1985 г.), ч. II (под редакцией B.C. Позднякова) (1986 г.); «Право и внешняя торговля» под редакцией B.C. Позднякова (1987г.).

Из работ, посвященных правовым вопросам внешних экономических связей, отметим книги коллективов авторов: «Правовые формы научно-технического и промышленно-экономического сотрудничества СССР с капиталистическими странами» под общей редакцией М.М. Богуславского (1980 г.); «Международная научно-техническая и производственная кооперация» под общей редакцией М.М. Богуславского (1982 г.); «Правовые проблемы совершенствования хозяйственного механизма в СССР: внешнеэкономические аспекты» (ответственный редактор М.М. Нестеров, 1990г.).

Международные торговые контракты анализируются в книге В.А. Мусина, вышедшей в Ленинграде в 1986 году.

В последующие годы в России было издано большое число правовых работ, посвященных внешнеторговой тематике. К их числу относятся монографии М.Г. Розенберга «Международная купля-продажа товаров» (1995 г.) и «Контракт международной купли-продажи» (1-е изд. – 1996 г., 2-е изд. – 1997 г., 3-е изд. – 1998 г.), подготовленный коллективом авторов (под редакцией А.С. Комарова); Комментарий к Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров (1994 г.); «Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА» / Перевод и предисловие А.С. Комарова (1996 г.); монографии И.С. Зыкина: «Договор во внешнеэкономической деятельности» (1990 г.), «Внешнеэкономические операции: право и практика» (1994 г.) и А.С. Комарова «Ответственность в коммерческом обороте» (1991 г.).

Правовое регулирование инвестиционных отношений рассматривается в монографии А.Г. Богатырева «Инвестиционное право» (1992 г.).

Правовое положение совместных предприятий освещается в работе Н.Н. Вознесенской «Смешанные предприятия как форма международного экономического сотрудничества» (1986 г.), второе издание вышло в 1989 году. Этой же проблематике посвящены: сборник «Правовое положение совместных предприятий на территории СССР» (1988 г.), книга М.М. Богуславского «Иностранные инвестиции: правовое регулирование» (1996 г.), сборник статей «Правовое регулирование иностранных инвестиций в России» (1995 г.). А.С. Сосна опубликовал «Комментарий к Закону о соглашениях о разделе продукции» (1997 г.).

Денежным обязательствам и кредитным отношениям посвящены книга Л.А. Лунца «Денежное обязательство в гражданском и коллизионном праве капиталистических стран» (1948 г.), коллективная монография о валютных отношениях во внешней торговле (под редакцией А.Б. Альтшулера, 1948 г.). В 1997 году вышла книга И.О. Хлестовой «Валютные операции и российское законодательство».

О правовых вопросах технической помощи развивающимся странам и лицензионных договорах писал М.М. Богуславский в книге «Правовые вопросы технической помощи СССР иностранным государствам и лицензионные договоры» (1963 г.). Лицензионным договорам посвящена монография М.Л. Городисского «Лицензия во внешней торговле СССР» (1972 г.). М.М. Богуславский, О.В. Воробьева и А.Г. Светланов написали монографию «Международная передача технологии: правовое регулирование» (1985 г.).

Анализ основных правовых вопросов договора международной перевозки дан в работе О.Н. Садикова «Правовое регулирование международных перевозок» (1981 г.).

По морскому международному частному праву был издан ряд работ, среди которых книги А.Л. Маковского «Международное частное морское право» (1974 г.); С.А. Гуреева «Коллизионные проблемы морского права» (1972 г.) и «Международное торговое судоходство» (1979 г.); Г.Г. Иванова и А.Л. Маковского «Международное частное морское право» (1984 г.).

Несколько монографий посвящено проблемам авторского права, интерес к разработке которых повысился в связи с присоединением СССР к Всемирной конвенции об авторском праве 1952 года: М.М. Богуславского «Вопросы авторского права в международных отношениях» (1973 г.), Ю.Г. Матвеева «Международные конвенции авторского права» (1976 и 1978 г.) и «Международная охрана авторских прав» (1987 г.).

Вопросам патентного права были посвящены монография М.М. Богуславского «Патентные вопросы в международных отношениях» (1962 г.), книга Ю.И. Свядосца «Правовая охрана научно-технических достижений и советский экспорт» (1986 г.).

Ряд работ в области международной охраны интеллектуальной собственности был опубликован М.Н. Кузнецовым (в частности, «Охрана результатов творческой деятельности в международном частном праве», 1988г.).

Этим проблемам уделено большое внимание в учебнике А.Н. Сергеева «Право интеллектуальной собственности», вышедшем в 1997 году.

Правовое положение иностранцев в СССР рассматривается в работах Л.А. Галенской (1982 г.), В.И. Кисиля и В.П. Пастухова (1987 г.), а также в книгах: «Статус иностранцев в СССР» (под общей редакцией М.М. Богуславского, 1984 г.); М.М. Богуславского, Л.В. Лазарева, Н.И. Марышевой «Иностранцы в СССР: правовое положение» (1984 г., на французском, испанском и арабском языках) и в значительной степени основанной на этой работе книге Л.В. Лазарева, Н.И. Марышевой, И.В. Пантелеевой «Иностранные граждане (правовое положение)» (1992 г.). В области трудового права была издана работа А.С. Довгерта «Правовое регулирование международных трудовых отношений» (1992 г.).

В области семейного права две монографии были опубликованы Н.В. Орловой: «Вопросы брака и развода в международном частном праве» (I960 г.), «Брак и семья в международном частном праве» (1966 г.). Из других исследований отметим книгу И.К. Городецкой «Международная защита прав и интересов детей» (1973 г.).

В советской доктрине А.А. Рубановым была осуществлена фундаментальная разработка проблем наследственного права. Укажем его работы:

«Наследование в международном частном праве (отношения СССР с капиталистическими странами)» (1966 г.), «Наследование в международном частном праве (отношения между социалистическими странами)» (1972 г.), «Заграничные наследства (отношения между социалистическими и капиталистическими странами)» (1975 г.).

Большое число работ по этой проблематике было опубликовано после образования СНГ. К ним, в частности, относится работа В.В. Глазырина «Труд иностранцев в России» (1997 г.). Следует также обратить внимание на сборник нормативных актов «Правовое положение иностранных граждан в России», с вступительной статьей А.Л. Маковского (1996 г.).

Вопросы международного гражданского процесса разрабатывались в книгах Д.Д. Аверина «Положение иностранцев в советском гражданском процессе» (1966 г.) и Н.И. Марышевой «Рассмотрение судами гражданских дел с участием иностранцев» (1970 г.), а также в специально посвященных проблемам арбитража работах С.Н. Лебедева, С.Н. Братуся, Д.Ф. Рамзайцева и других авторов. Назовем несколько книг: С.Н. Лебедев «Международный торговый арбитраж» (1965 г.); «Международное сотрудничество в области коммерческого арбитража» (1979 г.); «Международный коммерческий арбитраж: компетенция арбитров и соглашение сторон» (1988 г.); Д.Ф. Рамзайцев «Внешнеторговый арбитраж в СССР» (1952 и 1957 гг.); И.О. Хлестова «Арбитраж во внешнеэкономических отношениях стран – членов СЭВ» (1980 г.); А.И. Минаков «Арбитражные соглашения и практика рассмотрения внешнеэкономических споров» (1985г.).

В 1997 году вышел в свет составленный М.Г. Розенбергом обстоятельный «Научно-практический комментарий к практике Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате в Москве». В том же году было издано учебно-практическое пособие Г.К. Дмитриевой «Международный коммерческий арбитраж».

Резкое повышение интереса к практическим проблемам международного частного права привело в 90-х годах к изданию многочисленных сборников нормативных актов, причем не только в России, но и в ряде государств – участников СНГ. Обратим внимание лишь на некоторые из них. Это сборники «Международное право в документах» (т. 1–3) и «Международное частное право в документах» (т. I. Финансы. Валюта. Налоги) под редакций К.А. Бекяшева иА.Г. Ходакова, «Международно-правовые основы иностранных инвестиций в России» (1995 г.), «Правовое регулирование иностранных инвестиций в Российской Федерации» (1995 г.), «Сборник международных договоров по устранению двойного налогообложения» (1995 г.), «Внешнеэкономическая деятельность: международное частное право и российское законодательство» (составитель и автор вступительной статьи Н.Ю.Ерпылева, 1997 г.), «Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи «(1996г.), «Арбитражная практика за 1996–1997 гг.» (составитель А.Г. Быков, 1997 г.), «Международное частное право (действующие нормативные акты)» (составители Г.К. Дмитриева и М.В. Филимонова, 1997 г.).

Представляет интерес и составленный Е.А. Виноградовой сборник «Третейский суд. Законодательство, практика, комментарий» (1997 г.). В Казахстане в 1996 г. были изданы на русском языке четыре выпуска составленного М.К. Сулейменовым сборника «Международное частное право: Нормативные акты и международные договоры». Среди опубликованных в этом издании документов особый интерес представляют материалы в вып. 4 об иностранных инвестициях в сфере недропользования и энергетики (гл. 1) и Договор к Энергетической Хартии (гл. 2).

Наиболее полная подборка документов опубликована К.А. Бекяшевым и А.Г. Ходаковым в фундаментальном сборнике «Международное частное право» (1997 г.).

Материалы практики судебных арбитражных органов по спорам с участием иностранных лиц систематически публикуются в «Вестнике Высшего арбитражного суда Российской Федерации». Статьи, справки, различную информацию по вопросам международного частного права читатель найдет в издаваемых в России журналах «Государство и право», «Российское право», «Хозяйство и право», «Право и экономика».

4. Необходимое представление о состоянии науки международного частного права в других государствах могут дать следующие курсы и учебники.

Австрия. Schwimann M. Internationales Privatrecht. Wien, 1993; Schwind F. Handbuch des Osterreichischen Internationalen Privatrechts. Wien, 1975; Schwind F. Internationales Privatrecht: Lehr und Handbuch fur Theorie und Praxis. Wien, 1990.

Алжир. Issad M. Droit international prive. 2 ed. Alger, 1983. Т. 1,2; Иссад M. Международное частное право / Пер. с фр. M., 1989.

Аргентина. Boggiano A. Derecho international privado. Buenos-Aires, 1991. Т. 1 –3; Goldschmidt W. Derecho international privado. 4 ed. Buenos-Aires, 1982.

Бельгия. Rigaux F. Droit international prive. Bruselles, 1977. Т. I.; Rigaux F.. Fallon R. T. I; T. II. Bruxelles, 1993; Van der Elst, Weser. Droit international prive beige. Bruselles, 1983.T. I;T. II. Bruselles, 1985; Erauws. Bronnen van. International privaatrech. Antwerpen, 1997.

Болгария. Обстоятельный учебник международного частного права В. Кутикова выдержал несколько изданий (Кутиков В. Международное частное право на Нр. България. София, 1976).

Бразилия. Valladao N. Direito international privado. Rio de Janeiro, 1980.

Великобритания. Collins Dicey and Morris. On the Conflict of Laws. 12 ed. L., 1993. T. 1, 2 (приложения изданы в 1982, 1983, 1984 г.); Вольф M. Международное частное право / Пер. с англ. M., 1948; Чешир Дж., Норт П. Международное частное право / Пер. с англ. M., 1981; North P.M. Cheshire and North’s Private Intrnational Law. 1992; Morris L. The Conflict of Laws. 3 ed. L., 1984; Scott A.W. Private International Law: Conflict of Laws. 2ed. Plymout, 1979; Stone P. The conflict of Laws. L., 1995.

Венгрия. Учебник Л. Рецеи издан на немецком языке (Reczei L. Internationales Privatrecht. Budapest, 1960), монографии на английском языке академика Иштвана Сами о международном гражданском процессе (Szaszy I. International Civil Procedure. Budapest, 1976), о международном трудовом праве (Szaszy I. International Labor Law. Budapest, 1968).

Ряд интересных теоретических работ был опубликован Ф. Мадл: о сравнительном международном частном праве – праве международных хозяйственных связей (1978 г.) и о коллизионном праве и внешней торговле (совместно с Л. Векаш, Будапешт, 1987 г.).

Индия. Saharay. An Introduction to the Conflict of Laws. Calcutta, 1969.

Италия. Monacco R. L’efficacia della Legge nello Spazio (Diritto internationale privato). 2 ed. Torini, 1964; Ballarino T. Diritto internationale privato. 2 ed. Padua, 1996; Vitta. Corso di diritto internationale privato e processuale. 2 ed. Torino, 1983; Pocar F. Ilinuovo diritto privato italiano. Milano, 1997.

Испания. Carillo Salcedo. Derecho Internacional Privado. Madrid, 1983;

Perez V. Derecho Internacional Privado. Madrid, 1980.

Канада. Castrel J.G. Canadian Connflict of Laws. Toronto, 1986. T. 1,2.

Китай. В 1981 году в Пекине вышли «Основы международного частного права» (авторы Ияо Хуанг и Рен Лишенг). В 1983 году изданы два учебника международного частного права (более полный – 430 с., автор Хан Депеи, и более краткий – 79 с., авторы Рен Лишенг и Лью Динг). В 1986 году был выпущен «Словарь по международному частному праву».

Мексика. Arellano Garein. Dercho International Privado. 1986; Arce. Derecho International Privado. 6 ed. 1971;

Нидерланды. Sauverplanne J.G. Elementair international Privatrecht. Deventer, 1989; Van Rooij R., Polak M.V. Private International Law in the Netherlads. Deventer, 1995; Strikwerda L. Inleiding fot het Nederlandse international privatrecht. Groningen, 1995.

Польша. Учебники по международному частному праву (Walaszek W., Sosniak M. Zarys prawa miedzynarodowego prywatnego. Wurszawa, 1968, 1973; Sosniak M. Precis de droit international prive. Wroclaw, 1976; Раzdan M. Prawo prywatne miedzynarodowe. Warszawa, 1993). Есть ряд учебников и других авторов. Из большого числа монографических исследований следует обратить внимание на книги E. Якубовского о предприятиях в международной торговле (1970 г.), единообразном праве в международном хозяйственном обороте (1972 г.) и другие работы по правовым вопросам экономических связей, арбитража, а также на книги M. Сосьняка и В. Валашека по различным вопросам семейного и наследственного права, E. Райского – в области международного гражданского процесса и по другим вопросам.

Румыния. Учебник Т. Попеску, а также ряд работ по различным проблемам международного частного права И. Эминеску, И. Нестора, О. Капатина, Н. Филинеску, M. Шакита и других авторов.

США. Beale J. A Treatise on the Conflict of Laws. N.Y., 1935. V. I–III; Ehrenweig A., Jayme E. Private International Law. 3 v. Leyden. N.Y., 1972. V. I; 1973. V. II; 1977. V. Ill; Rabel E. The Conflict of Laws, A Comparative Stady. Chicago, 1945. Vol. 1; Restatement of Law Second, Conflict of Laws. 2 ed. N.Y., 1971. Vol. 1; St. Paul, Minn., 1980.V.4.; Reese W., Rosenberg M. Cases and Materials on Conflict of Laws. 10 ed. N.Y., 1996; Scoles E., Hay P. Conflict of Laws. 2 ed., St. Paul, Minn., 1992.

ФРГ. Раапе Л. Международное частное право / Пер. с нем. M., 1960; Ferid M. Internationales Privatrecht. Munchen, 1986; Kegel G. Internationales Privatrecht. Munchen, 8 aufl. 1992; Von Bar Ch. Internationales Privatrecht. Allgemeine Lehren. Munchen, 1987. Bd. 1; Bd. 2: Besonderer Teil. Munchen, 1991; Luderitz A. Internationales Privatrecht. В., 1992; Frisching K., von Hoffmann B. Internationales Privatrecht. 5 aufl. Munchen, 1997; Raape/Sturm. Internationales Privatrecht. Bd. I: Allgemeine Lehren, 6 Aufl. 1977.

Франция. Batiffol H. Aspects philosophiques du driot international prive. P., 1961; Niboyet l. Traite de droit international prive francais. T. 1. 2 ed. P., 1947; T. 2. 2 ed. P., 1951; T. 3. P., 1944; T. 4. P., 1947; T. 5. P., 1948; T. 6. P., 1949–1950; Simon- Depitre M. Droit international prive. P., 1964; Francescakis Ph. Yurisprudence de droit international prive. P., 1961; Loussouarn Y. et Bourel P. Droit international prive. 5 ed. P., 1996; Batiffol Н., Lagarde P. Droit international prive. 8 ed. T. 1. P., 1993; 7 ed. T. 2. P., 1983; Majoros F. Le droit international prive. 2 ed. P., 1981; Mayer P. Droit international prive. 5 ed. P., 1994; Grands arrets de la jurisprudence francaise de droit international prive, par Ancel В., Lequette Y. 2 ed. P., 1992.

Чехословакия. Учебник по международному частному праву Зд. Кучеры (Kucera Z. Mezinarodni pravo soukrome. Praha, 1980). Из монографических исследований большое теоретическое значение имеют работы П. Каленского об обязательственном статусе международной купли-продажи, различных тенденциях в доктрине международного частного права (Kalensky P. Trends of Private International Law. Prague, 1971).

Швейцария. Vischer F., Planta A. Internationales Privatrecht. 2 aufl. Basel, 1982; Keller M., Slehr K. Allgemeine Lehren des internationalen Privatrechts. Zurich, 1986.

Швеция. Eeck Н. The Sweidish Conflict of Laws. Haag, 1965.

Югославия. Учебники и учебные пособия по международному частному праву Ц. Матича и К. Сайко (Загреб, 1981), Т. Варади (Нови-Сад, 1983), фундаментальный курс M. Пака (Белград, 1988).

Япония. Учебники международного частного права: Ямада Рьони (Токио, 1982), Мицура Масато (Токио, 1984).

Статьи по международному частному праву, а также обзоры судебной практики, библиографические и иные сведения в этой области регулярно публикуются в таких изданиях, как курсы лекций Академии международного права в Гааге («Recueil des cours de 1’Academie de Droit International»); журналах «Clunet» («Journal du droit International»), «Revue Crinque de droit international prive» (Франция), «Rabels Zeitschrift fur auslandisches und internationales Privatrecht, Praxis des internationalen Privat und Verfahrensrechts» (IPRAX), «Recht der Internationalen Wirtschaft» (RIW) (ФРГ), «International and Comparative Law Quarterly» (Великобритания), «American Journal of International Law» (США).

Контрольные вопросы

  1. Какое место занимает международное частное право в системе права?
  2. Какие имущественные отношения регулируются нормами международного частного права?
  3. Кто может выступать в качестве субъектов в области международного частного права?
  4. В чем проявляется связь международного частного права и международного публичного права?

О L-BRO Admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.