Рассмотрение споров в порядке арбитража

§ 1. Понятие арбитража и виды третейских (арбитражных) судов. § 2. Арбитражное рассмотрение споров в практике российских организаций. § 3. Арбитражное рассмотрение инвестиционных споров. § 4. Признание и исполнение арбитражных решений

ЛИТЕРАТУРА

Лунц Л.А. Международный гражданский процесс. М., 1966. С. 140–181; Лебедев С.Н. Международный торговый арбитраж. М., 1965; Он же. Международное сотрудничество в области коммерческого арбитража. М., 1979; Он же. Международный коммерческий арбитраж: компетенция арбитров и соглашение сторон. М., 1988; Минаков А.И. Арбитражные соглашения и практика рассмотрения внешнеэкономических споров. М., 1985: Поздняков B.C. Международный коммерческий арбитраж в Российской Федерации. Закон, регламент. Комментарий. М., 1996; Дмитриева Г.К. Международный коммерческий арбитраж: Учебно-практич. пособие. М., 1997; Третейский суд; законодательство, практика, комментарий / Сост. и автор комментариев Е.А. Виноградова, М,, 1997; Международное частное право: Сб. документов / Сост. К.А. Бекяшев, А.Г. Ходаков. М., 1997. С. 869–962; Регламент Лондонского международного третейского суда / Предисл. С.Н. Лебедева. Лондон, 1990.

§ 1. Понятие арбитража и виды третейских (арбитражных) судов

1. Широкое развитие международных хозяйственных связей, в том числе сотрудничества в области производства, науки и техники между организациями различных государств, делает проблемы арбитражного рассмотрения споров весьма актуальными.

Организации и фирмы различных стран, заключая контракты, обычно считают, что арбитражное разбирательство лучше, чем судебное, что примирение сторон лучше, чем обращение к арбитражу, а предотвращение споров еще лучше, чем примирение. Однако не всегда можно предотвратить споры, урегулировать возникший между сторонами конфликт путем непосредственных переговоров. Поэтому для правовой обеспеченности сделок большое значение приобретает создание условий, гарантирующих объективное и компетентное разрешение возможных споров. Особенно важно определение подсудности споров в порядке арбитража при таких длящихся отношениях сторон, как отношения по производственному сотрудничеству, кооперации, сотрудничеству при проведении научно-исследовательских и проектно-конструкторских работ, в лицензионных отношениях. В условиях современной научно-технической революции постоянно расширяется круг отношений, споры по которым передаются сторонами на рассмотрение арбитражных судов.

Четкое определение порядка рассмотрения возможных споров, создание тем самым определенных гарантий выполнения обязательств сторон призваны способствовать развитию на взаимовыгодной основе экономических отношений между странами.

Быстрое и справедливое разрешение споров способствует расширению и облегчению торговли и сотрудничества. В подавляющем большинстве сделок, заключаемых отечественными организациями и фирмами других стран, предусматривается арбитражный порядок разрешения споров.

Под третейским (арбитражным) судом понимается суд, избранный сторонами для разрешения спора между ними. Состав суда определяется сторонами. В отличие от общего (государственного) суда, обращение к третейскому суду происходит на основании соглашения сторон.

Для организаций и фирм, ведущих торговые и иные операции, рассмотрение споров в порядке арбитража имеет существенные преимущества по сравнению с судебным порядком. Преимущества эти состоят прежде всего в непродолжительности, по сравнению с обычными судами, срока рассмотрения дел, в том, что решения арбитража не подлежат обжалованию, а также в относительной (по сравнению с судебным производством) дешевизне. Последнее немаловажно, если учесть, что в западных странах расходы на ведение процесса, в том числе на адвокатов, обычно весьма высоки. Большим достоинством арбитража является компетентность третейских судов, поскольку арбитры избираются из числа специалистов. Наконец, с точки зрения организаций и фирм, существенным преимуществом является то, что третейский суд обычно заседает негласно.

Третейские суды, рассматривающие споры в области торговых и иных экономических отношений, возникающих между организациями и фирмами различных государств, следует отличать от третейских судов, которые могут рассматривать споры между государствами как субъектами международного права. Вместе с тем третейские (арбитражные) суды, рассматривающие споры только по правоотношениям с иностранным элементом, следует отличать от системы арбитражных судов, разрешающих в РФ и в других странах споры главным образом между хозяйственными организациями внутри страны. В отношении третейских (арбитражных) судов, специально предназначенных для рассмотрения споров с иностранными организациями и фирмами, обычно применяется понятие международного коммерческого арбитража.

Принятый в 1993 году в России в этой области закон называется законом «О международном коммерческом арбитраже».

2. Для передачи спора на разрешение третейского суда требуется так называемое третейское, или арбитражное, соглашение. Это соглашение сторон о том, что споры, которые уже возникли или возникнут в будущем между сторонами, будут переданы ими на рассмотрение третейского суда. Такое соглашение может быть включено в договор, например в контракт о купле-продаже товаров. Условие контракта об арбитраже получило наименование «арбитражная оговорка». В ней стороны оговаривают, что возможные споры будут разрешаться в порядке арбитража, и определяют, в каком именно арбитражном суде. На практике часто применяются типовые арбитражные оговорки, которые обязательны для сторон лишь в случае их прямо выраженного согласия на это.

Особенность заключенного арбитражного соглашения состоит в том, что оно обязательно для сторон и уклониться от передачи спора арбитражу они не могут. Обычный суд, как правило, не вправе ни отменить арбитражное соглашение, ни пересмотреть по существу решение арбитража. Это правило получило признание в законодательстве и судебной практике различных государств.

Российский Закон 1993 года решает вопрос о возможности предъявления иска по существу спора в суде при наличии арбитражного соглашения следующим образом.

Суд, в который подан иск по вопросу, являющемуся предметом арбитражного соглашения, должен, если любая из сторон попросит об этом не позднее представления своего первого заявления по существу спора, прекратить производство и направить стороны в арбитраж, если не найдет, что это соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено.

В случае предъявления такого иска арбитражное разбирательство тем не менее может быть начато или продолжено и арбитражное решение вынесено, пока пререкания о подсудности ждут разрешения в суде.

Во внешнеторговой практике часто возникает вопрос о юридической силе арбитражного соглашения, на основании которого дело в порядке арбитража должно рассматриваться за границей.

Во Франции, например, признаются арбитражные соглашения, причем такое соглашение дает основание сделать в суде возражение, направленное на прекращение судебного рассмотрения дела. Для принудительного исполнения иностранного арбитражного решения требуется распоряжение председателя гражданского суда по месту его исполнения, который рассматривает лишь формальную правильность решения и допустимость исполнения с точки зрения французского публичного порядка. Аналогичным образом решается этот вопрос в ФРГ.

В Великобритании по Актам об арбитраже 1979 и 1996 года значение арбитражного соглашения возросло. Иностранное арбитражное решение, если оно состоялось на основе действительного арбитражного соглашения, подлежит принудительному исполнению в Великобритании. На содержание Акта об арбитраже 1996 г. оказал влияние Типовой закон ЮНСИТРАЛ.

В США принцип признания юридической силы арбитражных соглашений был реализован лишь во второй половине XX века. Особенно неопределенным до 50-х годов было решение вопроса о юридической силе соглашений, предусматривающих рассмотрение спора за рубежом, хотя в судебной практике США бывали случаи, когда соглашение о подведомственности спора внешнеторговому арбитражу в Москве служило основанием для отказа в рассмотрении иска в суде.

Можно привести такой пример. Американская фирма «Кемден фибр миллс» заключила контракт с организацией «Амторг», осуществлявшей операции по торговле между СССР и США (см. гл. 5), в котором, в частности, было предусмотрено, что все споры с исключением подсудности общим судам подлежат рассмотрению в порядке арбитража. Несмотря на наличие такой арбитражной оговорки, фирма предъявила иск к «Амторгу» в суде штата Нью-Йорк. «Амторг» заявил, что спор не может быть предметом рассмотрения суда. После длительного рассмотрения в судах штата Нью-Йорк было вынесено решение о том, что иск не подлежит рассмотрению в судебном порядке, поскольку арбитражная оговорка носит обязательный для сторон характер.

Для современной практики США характерно повсеместное признание арбитражных соглашений.

Арбитражное соглашение (в том числе и арбитражные оговорки, включенные во внешнеторговый контракт) обладает в отношении сделки юридической самостоятельностью, автономностью. Это означает, что действительность арбитражного соглашения не зависит от действительности того контракта, в отношении которого оно было заключено.

Иногда при рассмотрении споров это положение приобретает решающее значение.

В качестве примера сошлемся на решение ВТАК от 9 июля 1984 г. по делу по иску В/О «Союзнефтеэкспорт» к фирме «Джок ойл». Советское объединение подписало с фирмой контракт на поставку истцом ответчику значительного количества нефти и нефтепродуктов. Ввиду прекращения фирмой, находившейся на Бермудских островах, оплаты части поставленного ей товара дальнейшие поставки были приостановлены. Затем истец на основании арбитражной оговорки контракта, предусматривавшей, что все споры будут рассматриваться во Внешнеторговой арбитражной комиссии в Москве, обратился с иском в этот постоянно действующий арбитражный суд. Ответчик прежде всего ссылался на недействительность контракта, поскольку он был подписан со стороны истца только председателем объединения, что являлось нарушением советского законодательства (см. гл. 8), согласно которому договоры должны подписываться двумя лицами. Недействительность же контракта, по мнению ответчика, влечет за собой и недействительность арбитражной оговорки, устраняя тем самым компетенцию ВТАК по возникшему спору. ВТАК признала контракт недействительным с момента его подписания, но в то же время отклонила возражение ответчика в части, касающейся арбитражной оговорки, и разрешила спор по существу. ВТАК исходила из самостоятельности арбитражной оговорки. «Арбитражное соглашение, – указывалось в решении, – может быть признано недействительным лишь в том случае, если в нем будут обнаружены пороки воли (заблуждение, обман и др.), нарушения требований закона, относящихся к содержанию и форме заключенного арбитражного соглашения. Таких обстоятельств, приводящих к недействительности арбитражного соглашения, нет. и ни одна из сторон не заявляла о его недействительности, ссылаясь на такие обстоятельства». В итоге ВТАК признала, что арбитражное соглашение «является процессуальным договором, не зависимым от материально-правового договора, и что поэтому вопрос о действительности или недействительности этого договора не затрагивает соглашения», а последнее само по себе в данном случае юридически действительно.

Закон о международном коммерческом арбитраже 1993 года исходит из того, что арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, должна трактоваться как соглашение, не зависящее от других условий договора. Решение арбитражного суда о том, что договор ничтожен, не влечет за собой в силу закона недействительности арбитражной оговорки.

В основных многосторонних конвенциях по вопросам арбитража – Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года и Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 года (см. гл. 2) – под арбитражным соглашением понимаются как оговорка в письменном договоре, так и отдельное соглашение, подписанное сторонами или содержащееся в обмене письмами, телеграммами и т.п. Эти конвенции устанавливают независимо от закона, применимого к основному контракту, специальные коллизионные правила для определения действительности арбитражного соглашения.

Закон о международном коммерческом арбитраже 1993 года также предусматривает, что арбитражное соглашение может быть заключено в виде арбитражной оговорки в договоре или в виде отдельного соглашения.

Арбитражное соглашение заключается в письменной форме. Оно считается заключенным в письменной форме, если содержится в документе, подписанном сторонами, или заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием иных средств электросвязи, обеспечивающих его фиксацию, либо путем обмена исковым заявлением и отзывом на иск, в которых одна из сторон утверждает о наличии соглашения, а другая против этого не возражает. Ссылка в договоре на документ, содержащий арбитражную оговорку, является арбитражным соглашением при условии, что договор заключен в письменной форме и данная ссылка такова, что делает упомянутую оговорку частью договора(ст. 7).

Следовательно, наше законодательство не требует для признания действительности арбитражного соглашения, чтобы оно обязательно входило в состав внешнеторговой сделки или подчинялось требованиям, предъявляемым к ней.

Для развития национального законодательства в области арбитража и обеспечения определенного разнообразия в выборе сторонами контракта процедуры арбитражного разбирательства существенное значение имеет Типовой закон о международном торговом арбитраже, принятый в 1985 году ЮНСИТРАЛ. На основе этого Типового закона уже приняты национальные акты Австралии, Бахрейна, Бермуд, Болгарии, Венгрии, Зимбабве, Египта, Канады (для отдельных провинций), Кипра, Латвии, Литвы, Мексики, Нигерии, Новой Зеландии, Сингапура, Перу, России, Туниса, четырех штатов США (Калифорнии, Коннектикута, Орегона, Техаса), Украины, Финляндии, Чехии и других государств. На Украине Закон о Международном коммерческом арбитраже был принят 24 февраля 1994 г.

3. В международной практике известны два вида третейских судов: так называемые изолированные и постоянно действующие. Изолированный третейский суд создается сторонами специально для рассмотрения конкретного спора. Стороны сами определяют порядок создания третейского суда и правила рассмотрения в нем дела. После вынесения решения по делу такой суд прекращает свое существование. Он получил также название третейского суда ad hoc (буквально – «для этого», т.е. для рассмотрения данного дела).

В отличие от третейских судов ad hoc постоянно действующие третейские суды создаются при различных организациях и ассоциациях, при торгово-промышленных и торговых палатах.

Характерным для постоянно действующих арбитражей является то, что каждый из них имеет положение (или устав), свои правила производства дел, список арбитров, из которых стороны выбирают арбитров.

Существует более ста постоянно действующих арбитражей. В Европе наибольшим авторитетом пользуются арбитражные суды при Международной торговой палате в Париже, Арбитражный институт Торговой палаты в Стокгольме, арбитражные суды в Лондоне и Цюрихе.

Положительное отношение к арбитражу как к одному из подходящих способов разрешения споров было выражено в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года. Государства – участники совещания рекомендовали «организациям, предприятиям и фирмам своих стран в соответствующих случаях предусматривать арбитражную оговорку в коммерческих сделках и контрактах о промышленном сотрудничестве или специальных соглашениях». Они предложили также, «чтобы положения об арбитраже предусматривали проведение арбитража на основе взаимоприемлемого регламента и допускали проведение арбитража в третьей стране с учетом действующих межправительственных и иных соглашений в этой области».

На Венской встрече представителей государств – участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе была подтверждена польза для всех предприятий, особенно мелких и средних, гибких и взаимно согласованных арбитражных положений с целью обеспечения справедливого урегулирования споров в международной торговле и промышленном сотрудничестве. Участники встречи придали «особое значение свободному выбору арбитра, включая председательствующего арбитра и страну арбитража».

4. Международная практика свидетельствует о том, что в последние годы возросло число рассматриваемых в порядке арбитражного разбирательства споров, одной из сторон в которых выступает иностранное государство. Так, 30% всех дел, рассматриваемых в соответствии с арбитражными правилами Международной торговой палаты в Париже, приходится на споры с участием государства.

Если государство заключило арбитражное соглашение с иностранным юридическим или физическим лицом в отношении возможных споров по какому-либо контракту (коммерческой сделке), то это означает, что оно не сможет ссылаться на иммунитет при рассмотрении спора не только в арбитраже, но и в суде другого государства, если этот суд в соответствии со своей компетенцией будет рассматривать спор о действительности арбитражного соглашения. Наличие арбитражного соглашения не означает само по себе, что государство отказалось от иммунитета от предварительного обеспечения или в отношении принудительного исполнения решения арбитража, осуществляемого с помощью суда. Поэтому практика пошла по пути включения в контракты с государством или государственными предприятиями специальных условий по этим вопросам (отказов от иммунитетов).

§ 2. Арбитражное рассмотрение споров в практике российских организаций

1. Отечественное законодательство признает силу соглашения об арбитраже, заключенного между сторонами. Согласно Закону 1993 года, в международный арбитраж могут по соглашению сторон передаваться: споры из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей, а также споры предприятий с иностранными инвестициями и международных объединений и организаций, созданных на территории России, между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами права РФ. Из этого положения закона следует сделать вывод, что российская организация по соглашению об арбитраже со своим иностранным контрагентом может передать спор как на разрешение постоянно действующих в РФ арбитражных организаций, так и на рассмотрение любого иного постоянного или «изолированного» арбитража. В то же время закон не содержит каких-либо ограничений в отношении места такого арбитража. Свобода выбора сторонами места проведения арбитража не ограничивается.

Этот принцип нашел свое отражение и в ряде международных соглашений, например в Соглашении между СССР и ФРГ по общим вопросам торговли и мореплавания от 25 апреля 1958 г. В ст. 8 соглашения прямо предусматривается обязательство договаривающихся государств давать исполнение на своей территории арбитражным решениям «независимо от того, были ли они вынесены на территории одного из обоих государств или же на территории третьего государства». В соглашении принцип свободы выбора места проведения арбитража выражен прямо, а из других договоров и соглашений с иностранными государствами этот принцип с несомненностью вытекает. В ст. 7 Соглашения между РФ и Словенией о торговле и экономическом сотрудничестве 1993 года говорится о взаимном признании арбитражных решений и приведении их в исполнение в соответствии с действующим в каждой из стран законодательством.

2. Постоянно действующими арбитражными организациями в России являются МКАС (до 1987 г., как уже говорилось, он назывался Внешнеторговой арбитражной комиссией – ВТАК) и МАК. Оба арбитража состоят при ТПП РФ и представляют собой общественные (а не государственные) арбитражные организации. Аналогичные постоянно действующие третейские суды по внешнеторговым спорам имеются и при торговых палатах Венгрии, Польши, Болгарии, Латвии и других стран.

Из государств СНГ в Белоруссии, Казахстане, Киргизии, Туркменистане, Украине такие суды были созданы при торгово-промышленных палатах. В Грузии на основе Закона 1997 года о частном арбитраже и в Молдавии на основе Закона о третейском суде также могут создаваться различные постоянно действующие третейские суды, в том числе и при торговых палатах.

МКАС (ВТАК) существует с 1932 года. Число рассматриваемых им споров в последние годы резко возросло. В 1996 году в производстве этого арбитражного суда было 1403 дела, а в 1997 году их число увеличилось почти на 50%. В 1997 году участники рассматриваемых в суде дел распределялись следующим образом: из Западной Европы – 46%, восточноевропейских стран – 14,6, стран СНГ – 12,6, Америки – 12,4%.

Для рассмотрения спора в порядке арбитража в МКАС (или в МАК) необходимо, во-первых, чтобы этот спор относился к тем категориям споров, рассмотрение которых входит в компетенцию этого арбитража, и, во-вторых, чтобы имелось соглашение сторон о передаче спора на рассмотрение данного арбитража.

Как отмечалось выше, в большинстве стран юридическая сила арбитражного соглашения обеспечивается тем, что в случае, если одна сторона, невзирая на арбитражное соглашение, обратится в общий суд, другая сторона имеет право требовать отвода суда, а суд должен прекратить производство по такому делу. Несколько иначе этот вопрос решен в российском законодательстве. На основании соответствующих положений ГПК РСФСР (например, ст. 129) судья во всех случаях должен отказать в принятии искового заявления, если между сторонами заключено соглашение о передаче данного спора на разрешение третейского суда.

Закон о международном коммерческом арбитраже 1993 года составлен на основе Типового закона ЮНСИТРАЛ. Он распространяется как на изолированный арбитраж, так и на постоянно действующий. В приложении к закону даны положения о двух постоянно действующих в России арбитражах –МКАС и МАК. Таким образом, в соответствии с законом не создавались какие-то новые арбитражные органы.

Цель закона состоит в том, чтобы привести положения об этих органах в большее соответствие с современной практикой международного коммерческого арбитража.

В Регламенте МКАС, утвержденном Президиумом ТПП РФ в декабре 1994 г., учтены положения Закона о международном коммерческом арбитраже. Регламент вступил в силу с 1 мая 1995 г. МКАС правомочен разрешать споры, которые вытекают из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающих между сторонами при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон спора находится за границей, а также споры предприятий с иностранными инвестициями между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами права РФ.

Сторонами в споре могут быть любые лица, в том числе и субъекты права одного и того же государства (например, в споре российского предприятия и предприятия с иностранными инвестициями, учрежденного в РФ).

Суд принимает к рассмотрению споры при наличии письменного соглашения между сторонами о передаче на его разрешение уже возникшего или могущего возникнуть спора, причем соглашение об этом со стороны истца может быть выражено предъявлением иска, а со стороны ответчика – совершением действий, свидетельствующих о его добровольном подчинении юрисдикции арбитражного суда, в частности путем сообщения в ответ на запрос суда о согласии подчиниться его юрисдикции.

Суд принимает к рассмотрению также споры, подлежащие его юрисдикции в силу международных соглашений. Соглашения сторон о передаче спора на рассмотрение арбитражного суда не требуется, если он принимает к рассмотрению дело, которое стороны обязаны передать на его рассмотрение в силу международного договора.

Содержащаяся в контракте арбитражная оговорка признается имеющей юридическую силу независимо от действительности контракта, составной частью которого она является.

Споры разрешаются арбитрами, утверждаемыми президиумом ТПП РФ сроком на четыре года из числа лиц, обладающих необходимыми специальными знаниями в области разрешения споров, рассматриваемых судом.

Ранее в список арбитров включались только граждане СССР (России). Согласно Закону 1993 года, «ни одно лицо не может быть лишено права выступать в качестве арбитра по причине его гражданства, если стороны не договорились об ином» (п. 1 ст. 11). Приведенное положение делает возможным избрание в качестве арбитра стороной и лиц, не являющихся гражданами РФ.

При наличии соглашения о передаче спора арбитражному суду исключается право какой-либо стороны передавать спор на разрешение государственного суда или другого арбитража в стране или за рубежом.

Каждое дело рассматривается в арбитражном суде арбитражем в составе трех арбитров или единоличным арбитром. Образование состава арбитража, а также избрание сторонами единоличного арбитра или назначение его осуществляются в соответствии с Регламентом МКДС.

В случае если передача спора на разрешение арбитражного суда предусмотрена в контракте, а одна из сторон уклоняется от образования состава арбитража по данному делу, председатель арбитражного суда по просьбе другой стороны принимает меры к образованию состава арбитража.

Вопрос о компетенции арбитража рассматривать конкретное дело по существу решается самим арбитражем. Арбитражный суд разрешает споры на основе применимых норм материального права, руководствуясь, если спор возник из договорных отношений, условиями договора и учитывая торговые обычаи.

При производстве дел в арбитраже применяются правила Регламента МКАС, а также относящиеся к международному коммерческому арбитражу положения внутреннего права. -В остальном производство дел осуществляется по усмотрению состава арбитража при условии равного отношения к сторонам и с тем, чтобы каждой стороне была предоставлена возможность надлежащей защиты своих интересов.

Решения суда должны исполняться сторонами добровольно и в срок, установленный судом. Если срок исполнения в решении не указан, оно подлежит немедленному исполнению.

Решение суда, не исполненное стороной, против которой оно вынесено, в течение срока, установленного арбитражем, приводится в исполнение в соответствии с законом и международными договорами.

Аналогичным образом организована МАК. В соответствии с Положением о ней, принятым Верховным Советом РФ 7 июля 1993 г., комиссия разрешает споры по фрахтованию судов, морской перевозке грузов, морской буксировке судов, спасанию судов; споры, связанные с подъемом затонувших в море судов и иного имущества; споры, связанные со столкновением судов, с причинением судами повреждений портовым сооружениям, и иные споры, которые вытекают из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающих из торгового мореплавания, независимо от того, являются сторонами таких отношений субъекты российского и иностранного либо только российского или только иностранного права.

3. Следует более подробно остановиться на вопросе о том, какие функции в отношении коммерческого арбитража могут осуществлять в России обычные суды.

Во-первых, в соответствии со ст. 6 и 16 Закона 1993 года сторона в деле может представить в обычный суд заявление в отношении третейского суда о его компетенции, в том числе и в отношении наличия или действительности арбитражного соглашения. Рассмотрение заявлений такого рода осуществляется Верховным судом республики в составе РФ, краевым, областным, городским судом, судом автономной области и судом автономного округа по месту арбитража.

Во-вторых, сторона может обратиться в суд с просьбой о принятии обеспечительных мер.

В-третьих, суд может рассмотреть ходатайство об отмене арбитражного решения. Такое ходатайство рассматривается российским законом как исключительное средство оспаривания арбитражного решения.

Арбитражное решение может быть отменено указанными выше судами лишь в случае, если сторона, заявляющая это ходатайство, представит доказательства того, что:

одна из сторон в арбитражном соглашении была в какой-либо мере недееспособна; или это соглашение недействительно по закону, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания – по закону РФ; или

она не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или по другим причинам не могла представить свои объяснения; или

решение вынесено по спору, не предусмотренному либо не подпадающему под условия арбитражного соглашения, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения, с тем, однако, что если постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, то может быть отменена только та часть арбитражного решения, которая содержит постановления по вопросам, не охватываемым арбитражным соглашением; или

состав арбитражного суда или арбитражная процедура не соответствовали соглашению сторон, если только такое соглашение не противоречит любому положению настоящего закона, от которого стороны не могут отступать, или в отсутствие такого соглашения соответствовали настоящему закону; или

суд установит, что объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по закону РФ или что арбитражное решение противоречит публичному порядку РФ (ст. 34 Закона о Международном коммерческом арбитраже 1993 года).

В практике встречаются случаи обращения ответчиков по делу в суды общей юрисдикции с ходатайствами об отмене решений МКАС.

Приведем пример. 2 июня 1995 г. МКАС удовлетворил иск шведской фирмы «Норкар Свенска АБ» и АО «Трактороэкспорт» (дело № 364/1993). Ответчик обратился в Московский городской суд с ходатайством об отмене этого решения по тем основаниям, что одна из сторон – а именно шведская фирма – была недееспособна и что арбитражное решение противоречит публичному порядку РФ. Суд признал, что доводы АО «Тракторэкспорт» о том, что представитель шведской фирмы «Норкар Свенска АБ», подписавший торговый контракт, якобы не имел на то полномочий и что фирма «Норкар Свенска АБ» официально не сообщила «Трактороэкспорту» об одобрении этой сделки, являются необоснованными и не имеют какого-либо отношения к вопросу о дееспособности фирмы «Норкар Свенска АБ». Как установлено в судебном заседании, фирма «Норкар Свенска АБ» никаких претензий к Г. Берье Линдену, подписавшему торговый контракт, не предъявляла и не предъявляет и признает его своим представителем. Таким образом, фирма при заключении контракта не была лишена дееспособности. Доказательств того, что решение МКАС противоречит публичному порядку РФ, стороной не представлено. Суд, сославшись на ст. 34 Закона о Международном коммерческом арбитраже, отказал в удовлетворении ходатайства об отмене решения МКАС и отменил приостановление исполнительного производства (определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 5 февраля 1996 г.).

4. В соответствии с законодательством России о судебных арбитражных органах, рассматривающих главным образом споры между хозяйственными организациями внутри страны, иностранные фирмы и граждане-предприниматели, которые находятся на территории иностранного государства, а также российские организации с иностранными инвестициями вправе обращаться в эти арбитражные суды в случаях, предусмотренных АПК РФ. Эти судебные органы рассматривают не только экономические споры между отечественными российскими организациями, но и споры с участием иностранных организаций и предприятий с иностранными инвестициями (см.гл. 17).

В России действует также Временное положение о третейском суде для разрешения экономических споров от 24 июля 1992 г. Оно не распространяется на организацию и деятельность МКАС и МАК и может применяться к спорам с участием иностранных фирм, находящихся на территории другого государства, только если это прямо предусмотрено соглашением сторон.

5. Для решения ряда вопросов арбитража, в том числе для определения подсудности, большую роль призвана сыграть Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже от 21 апреля 1961 г.

Статья VI Конвенции предусматривает право сторон в арбитражном соглашении обусловливать: а) что их споры подлежат передаче в постоянно действующий арбитраж и тогда арбитражное производство должно состояться в соответствии с правилами этого арбитража или б) что их споры подлежат передаче в арбитраж ad hoc, в таком случае стороны могут, в частности: 1) назначить арбитров или определить порядок, в котором они должны быть назначены; 2) определить место проведения арбитража; 3) обусловить правила арбитражного разбирательства.

Конвенция предусматривает также определенный порядок формирования состава арбитража ad hoc, определение места и правил производства, если стороны не договорились по этому вопросу или если одна из сторон уклоняется от участия в образовании состава арбитража (участие в решении этих вопросов представителей торговых палат, создание специального комитета и т.д.).

В 1966 году Европейская экономическая комиссия приняла Арбитражный регламент, представляющий собой рекомендации о процедуре арбитражного разбирательства, которые могут применяться, если стороны договорятся о том, что споры будут разрешаться арбитражем в соответствии с этим регламентом. В том же году Экономической комиссией ООН для Азии и Дальнего Востока были приняты Правила международного торгового арбитража.

Принятый в 1976 году (затем в 1982 г.) Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ также применяется только в том случае, если стороны в договоре в письменной форме согласились на это, причем этот регламент может применяться и с изменениями, о которых стороны договорились.

Вопросы урегулирования споров в российско-американской торговле предусмотрены в международном договоре – Соглашении о торговых отношениях между СССР и США от 1 июня 1990 г. Статья XII этого соглашения касается применения арбитража для разрешения коммерческих споров. В ней, в частности, говорится, что стороны (договаривающиеся государства) будут поощрять применение арбитража для урегулирования споров, возникающих из торговых сделок, заключенных между организациями нашей страны и гражданами и компаниями США. Такой арбитраж может быть предусмотрен соглашениями, содержащимися в контрактах или в отдельных соглашениях; стороны отдельных сделок могут предусматривать проведение арбитража по любым международно-признанным правилам арбитража, включая Регламент ЮНСИТРАЛ, причем в этом случае стороны должны в соответствии с данным Регламентом указать компетентный орган в иной стране, нежели Россия или США.

Если стороны не договорятся об ином, то им нужно указать местом проведения арбитража страну, иную, нежели Россия или США, являющуюся участницей Конвенции ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, подписанной в Нью-Йорке 10 июня 1958 г.

Ничто в этой статье не будет толковаться таким образом, чтобы помешать, а стороны не будут запрещать сторонам (контрактов) договариваться о какой-либо иной форме арбитража или урегулирования спора, которую они взаимно предпочтут и которая, по их мнению, наилучшим образом будет отвечать их конкретным потребностям.

Каждая сторона (договаривающаяся сторона) обеспечит, чтобы на ее территории имелись эффективные средства по признанию и приведению в исполнение арбитражных решений.

6. К числу международных многосторонних соглашений, в соответствии с которыми споры подлежат рассмотрению в постоянно действующих международных коммерческих арбитражах, относится так называемая Московская конвенция 1992 года (была заключена в свое время со странами – членами СЭВ). Она предусматривает рассмотрение споров в арбитражном суде при торговой палате в стране ответчика или по договоренности сторон в третьей стране – участнице конвенции. В 1997 году конвенция продолжала действовать для России, Болгарии, Румынии, Монголии и Кубы.

7. Решить вопрос о том, в каком арбитраже и в каком порядке будет разрешен спор, может помочь сторонам договора типовая арбитражная оговорка. В соответствии с международной практикой ТПП заключила с торговыми палатами и арбитражными ассоциациями ряда стран соглашения, в которых рекомендуется применять типовую арбитражную оговорку. Такие соглашения были заключены с организациями Японии (1956 г.), Италии (1974 г.), США (1977 и 1992 гг.), Индии (1980 г.), Австрии (1982 г.), Бельгии (1983 г.), Кореи (1994 г.). Эти соглашения применяются и в настоящее время.

Рекомендуемая арбитражная оговорка обычно устанавливает, что арбитражное рассмотрение будет проводиться в определенном, постоянно действующем третейском суде по месту нахождения ответчика или же в ином арбитраже, созданном для рассмотрения спора в стране ответчика. В частности, типовая арбитражная оговорка, соглашение о которой было достигнуто ТПП с Итальянской арбитражной ассоциацией, предусматривает, что споры сторон в зависимости от того, кто является ответчиком, подсудны ВТАК (теперь – МКАС) или арбитражу при Итальянской арбитражной ассоциации. Однако истец в любом случае может передать дело на рассмотрение арбитража, организуемого в соответствии с Европейской конвенцией 1961 года и Арбитражным регламентом 1966 года. Правило, согласно которому подсудность рассмотрения споров в порядке арбитража определяется по месту нахождения ответчика (на основе паритетного принципа), предусмотрено в заключенном между ТПП и Бельгийским центром по изучению и применению национального и международного арбитража соглашении об арбитражной оговорке, рекомендуемой для включения в контракты между российскими организациями и бельгийскими физическими и юридическими лицами.

В 1992 году ТПП РФ и Американской арбитражной ассоциацией (ААА) была подготовлена «Факультативная арбитражная оговорка для использования и в контрактах в сфере российско-американской торговли и инвестирования» (были разработаны полный и сокращенный тексты оговорки). Она, как и другие оговорки подобного рода, носит сугубо факультативный характер. Это означает, что оговорка будет применяться в каждом конкретном случае исключительно по взаимной договоренности сторон. Согласно оговорке, арбитражное разбирательство будет осуществляться в соответствии с Арбитражным регламентом ЮНСИТРАЛ, но в случае любого расхождения между этим регламентом и правилами об арбитраже, содержащимися в контракте, стороны будут руководствоваться положениями контракта. Каждая сторона в споре должна назначить оного арбитра, с тем чтобы второй арбитр в случае, если ответчиком будет юридическое или физическое лицо РФ, был назначен ТПП РФ, а если ответчиком будет юридическое или физическое лицо США – ААА. В случае если в 15-дневный срок второй арбитр не будет назначен, он назначается Стокгольмской торговой палатой. Предусмотрена также особая процедура назначения суперарбитра из совместного списка арбитров, составляемого на каждый год ТПП и ААА. Арбитражное разбирательство осуществляется в Стокгольме. Предусмотрено, что стороны приложат все возможные усилия, чтобы договориться об одном языке арбитражного производства в целях экономии времени и снижения расходов. Однако если это сделать не удается, то будут применяться как русский, так и английский язык.

8. В случае если выбор материального права самими сторонами не сделан, решение этого вопроса в значительной степени зависит в конечном счете от места рассмотрения спора. Однако из сказанного не следует, что к сделке будет применено право места нахождения арбитража. Арбитраж при рассмотрении спора будет применять действующие в этой стране не материальные нормы, а коллизионные. На основании этих коллизионных норм будет установлено материальное право, подлежащее применению к сделке. Шведские специалисты по международному частному праву проводят различие между ситуациями, когда место арбитража избрано самими сторонами и когда это делают арбитры, независимое учреждение или организация, их назначающая. «В первом случае как практика, так и разум высказываются в поддержку точки зрения о том, что преобладать должны принципы шведского коллизионного права, тогда как в последнем случае шведские нормы будут играть второстепенную роль, а может быть, и вовсе не будут играть никакой роли», – полагает шведский специалист И. Гиллис Веттер. Следовательно, если стороны избрали Швецию местом арбитража, но не договорились относительно права, применяемого к их контракту, «шведские арбитры, как правило, применят шведское коллизионное право для определения применимого материального права».

Шведское коллизионное право исходит из принципа применения права государства, с которым договорное обязательство имеет наиболее тесную связь. Аналогичный подход характерен для рассмотрения споров в арбитраже ad hoc. В ряде сделок, заключенных нашими внешнеэкономическими организациями с западноевропейскими фирмами, предусматривается рассмотрение возможных споров в порядке арбитража в Стокгольме. Третейский суд создается для рассмотрения конкретного спора. В контрактах оговаривается, что третейский суд выносит решение большинством голосов в соответствии с условиями контракта, действующими международными торговыми обычаями и внутригосударственными правовыми нормами, подлежащими применению согласно принципам международного частного права. Если такой третейский суд будет образован в Стокгольме, то арбитры будут исходить из коллизионных норм, действующих в Швеции.

Возможен и более сложный случай. В отдельных контрактах предусматривается, что при неизбрании арбитрами суперарбитра он назначается Торговой палатой в Стокгольме из числа определенных лиц. Местом нахождения арбитража в этом случае будет место жительства суперарбитра, и арбитраж тогда будет исходить из коллизионных норм страны места жительства суперарбитра.

Таким образом, рассматривая дело по существу, арбитры обязаны исходить из условий контрактов и учитывать торговые обычаи. Они должны применять право, избранное сторонами, а если стороны не сделали такого выбора – право, подлежащее применению в соответствии с коллизионной нормой, из которой в данном случае будут исходить арбитры. Такой вывод вытекает из положений Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 года.

Аналогичным образом рекомендует решать этот вопрос Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ. Согласно п. 1 ст. 33 этого Регламента, «арбитражный суд применяет право, которое стороны согласовали как подлежащее применению при разрешении спора по существу. При отсутствии такого согласия сторон арбитражный суд применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми».

Третейский суд в России в соответствии со ст. 28 Закона о Международном коммерческом арбитраже будет разрешать споры в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора. Любое указание на право или систему права какого-либо государства должно толковаться судом как непосредственно отсылающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам.

При отсутствии какого-либо указания сторон третейский суд будет применять право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми.

Во всех случаях третейский суд будет принимать решение в соответствии с условиями договора и с учетом торговых обычаев, применимых к данной сделке.

Приведенные положения свидетельствуют о том, что в современных условиях широкого развития международного сотрудничества действие коллизионного принципа «кто выбирает суд, тот выбирает и право» (qui elegit juridice elegit jus) все более и более ограничивается. Характерно, что по этому пути идет в России и практика иного по своей природе судебного органа – одного из арбитражных судебных органов РФ (см. гл. 17). Этот суд при разрешении спора, вытекающего из внешнеэкономической сделки, в отношении которой стороны определили только место рассмотрения спора, но не определили применимое право, исходил из того, что такой выбор не означает автоматического подчинения отношений сторон российскому праву.

Спор возник в отношении исполнения контракта, заключенного в январе 1996 г. между российским акционерным обществом и бельгийской фирмой, которая обязалась поставить оборудование для двух рыболовецких траулеров, принадлежащих российскому обществу.

При разрешении спора в суде ответчик признал свою задолженность по контракту, однако счел, что расчет сумм, подлежащих выплате, должен быть произведен в соответствии с материальными нормами российского права, поскольку местом рассмотрения споров стороны определили российский арбитражный суд. Суд с этим не согласился и на основании ст. 166 Основ гражданского законодательства 1991 года применил право Бельгии как право страны продавца.

§ 3. Арбитражное рассмотрение инвестиционных споров

1. В двусторонних международных договорах о поощрении и взаимной защите инвестиций, действующих для России, предусматриваются специальные положения о рассмотрении в арбитражном порядке так называемых инвестиционных споров, под которыми понимаются споры между инвесторами и государством, в котором сделаны инвестиции. В эту категорию входят споры, относящиеся к размеру и порядку выплаты компенсации в качестве возмещения за ущерб, причиненный инвестициям в результате какого-либо вооруженного конфликта, введения чрезвычайного положения или гражданских беспорядков (ст. 4 соглашения с Великобританией, п. 5 ст. 4 соглашения с ФРГ). Это споры, относящиеся к размеру и порядку выплаты компенсации в случае национализации, экспроприации или мер, имеющих аналогичные национализации или экспроприации последствия (ст. 5 соглашения с Великобританией, п. 1–3 ст. 4 соглашения с ФРГ, ст. 6 соглашения со Швейцарией), а также касающиеся последствий неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по переводу капиталовложений и доходов от них в страну постоянного места пребывания инвестора (ст. 6 соглашения с Великобританией; ст. 5, пп. «а» п. 2 ст. 8 соглашения со Швейцарией), иные споры (пп. «б» п. 2 ст. 8 соглашения со Швейцарией).

2. В договорах предусмотрена возможность полюбовного рассмотрения спора сторонами до обращения к арбитражу. Спор может быть передан в арбитраж по истечении трехмесячного срока с момента письменного уведомления о таком споре (ст. 8 соглашения с Великобританией), по истечении шестимесячного срока (ст. 8 соглашения со Швейцарией; ст. 10 соглашения с Испанией). В других договорах такой предварительный срок не установлен (например, в соглашении с ФРГ).

Следует обратить внимание на то, что в договорах предусмотрено рассмотрение любого спора между инвестором и государством в международном арбитраже или третейском суде по желанию или требованию любой из сторон в споре (ст. 8 соглашения с Великобританией; ст. 9 соглашения с ФРГ). Предусмотрено рассмотрение в третейском суде споров основных категорий (перевод прибылей, порядок и размер компенсации в случае национализации и аналогичных мер) по инициативе любой из сторон и других споров лишь с обоюдного согласия сторон в споре (ст. 8 соглашения со Швейцарией).

3. Установлено, в каком арбитраже (третейском суде) будут рассматриваться возможные споры. Согласно ст. 8 соглашения с Великобританией спор может быть передан на рассмотрение: в арбитражный институт Торговой палаты в Стокгольме, международному арбитру или в арбитражный суд ad hoc, назначаемый по специальной договоренности или создаваемый в соответствии с Арбитражным регламентом ЮНСИТРАЛ. В ст. 9 соглашения с ФРГ предусмотрено создание в каждом конкретном случае третейского суда. Если сроки назначения сторонами членов третейского суда не будут выдержаны, предусмотрена возможность назначения таких членов третейского суда председателем Международного суда ООН. Аналогичные правила содержатся в ст. 9 соглашения со Швейцарией.

4. В договорах предусмотрен порядок рассмотрения спора в третейском суде. В ст. 8 соглашения с Великобританией говорится лишь о том, что арбитражное разбирательство будет проводиться в соответствии с Регламентом ЮНСИТРАЛ, если стороны в споре не договорятся в письменной форме о его изменении. В ст. 9 соглашения с ФРГ предусмотрены отдельные основные правила рассмотрения спора в третейском суде (принятие решения большинством голосов, несение расходов).

В ст. 8 соглашения со Швейцарией предусмотрено, что третейский суд сам установит свои правила процедуры, если стороны в споре не договорятся об ином. В соглашении предусмотрен также порядок несения расходов по арбитражу.

5. Стремясь обеспечить на многосторонней основе гарантии интересов инвесторов, западные государства предложили заключить Конвенцию об урегулировании инвестиционных споров между государствами и лицами других государств. Вашингтонская конвенция была подписана 18 марта 1965 г. и ступила в силу 14 октября 1966 г. В 1997 году в ней участвовало более 90 стран, в том числе Албания, Болгария, Венгрия, Литва, Македония, Румыния, Словакия, Словения, Эстония, Югославия. В 1992 году Россия подписала эту конвенцию, но еще не ратифицировала ее. Конвенция предусматривает правила примирительной и арбитражной процедур разрешения споров, а также создание Международного центра по разрешению инвестиционных споров при МБРР. Ее целью является изъятие инвестиционных споров из юрисдикции национальных органов стран-участниц, что обеспечивает защиту частного капитала иностранных государств в этих странах.

Правила Вашингтонской конвенции предусматривают универсальный механизм арбитражного рассмотрения инвестиционных споров, оговорена возможность примирительной процедуры.

§ 4. Признание и исполнение арбитражных решений

Сторона, в пользу которой вынесено арбитражное решение, заинтересована в возможности обратить взыскание на имущество ответчика, находящееся часто за пределами того государства, где вынесено решение. В договорах о торговле и мореплавании содержатся нормы, предусматривающие признание арбитражных соглашений, равно как и признание и исполнение основанных на этих соглашениях арбитражных решений.

Признание иностранных арбитражных соглашений и приведение в исполнение иностранных арбитражных решений урегулированы многосторонней конвенцией, принятой в Нью-Йорке в 1958 году. Конвенция действует для РФ, Белоруссии, Грузии, Казахстана, Киргизии, Латвии, Литвы, Украины, Эстонии, Монголии. В ней участвует более 112 государств.

Конвенция предусматривает признание письменных соглашений, по которым стороны договорились передать в арбитраж спор по конкретному делу. Суды государств-участников обязуются, если к ним поступает дело, по которому его стороны заключили арбитражное соглашение, направить его в арбитраж.

Вместе с тем каждое договаривающееся государство обязалось признавать арбитражные решения и приводить их в исполнение на своей территории в соответствии со своими процессуальными нормами. В конвенции также указываются случаи, когда может быть отказано в признании и приведении в исполнение арбитражного решения.

Согласно российскому законодательству, арбитражное решение, независимо от того, в какой стране оно было вынесено, признается обязательным и при подаче в компетентный суд письменного ходатайства приводится в исполнение (ст. 35 Закона о Международном коммерческом арбитраже 1993г.).

Согласно ст. 36 этого закона, в определенных строго ограниченных случаях может быть отказано в признании или приведении в исполнение арбитражного решения (недействительность арбитражного соглашения, недееспособность стороны в таком соглашении, неуведомление стороны о назначении арбитра и об арбитражном разбирательстве и др.). Кроме того, в признании и приведении в исполнение может быть отказано, если суд найдет, что объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по закону РФ или признание и приведение в исполнение этого арбитражного решения противоречит публичному порядку РФ.

Статья 437 ГПК РСФСР предусматривает, что порядок исполнения в РФ решений иностранных судов и арбитражей определяется соответствующими международными договорами. Если международный договор, на основании которого в нашей стране испрашиваются признание и исполнение арбитражного решения, не устанавливает перечня документов, прилагаемых к ходатайству о разрешении принудительного исполнения, или оснований для отказа в признании и исполнении, перечень таких документов и такие основания определяются соответственно по правилам ч. V ст. IV Нью-Йоркской конвенции 1958 года. Это положение установлено п. 11 указа Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей». Решение иностранного арбитража может быть предъявлено к принудительному исполнению в РФ в течение трех лет с момента вступления его в силу. Решения иностранных арбитражей исполняются в нашей стране на началах взаимности.

Для признания и приведения в исполнение иностранного арбитражного решения сторона, основывающаяся на арбитражном решении или ходатайствующая о приведении его в исполнение, должна представить должным образом заверенную копию такового. Кроме того, должно быть представлено подлинное арбитражное соглашение или должным образом заверенная его копия. Если арбитражное решение или соглашение изложены на иностранном языке, сторона должна представить должным образом заверенный перевод этих документов на русском языке.

Практика исполнения в России решений международных коммерческих арбитражных судов пока еще только складывается, хотя, например, Московский городской суд уже вынес несколько решений о признании и принудительном исполнении решений арбитража в Стокгольме. Как свидетельствует известный шведский адвокат Хай Хобер, этот суд не признал обоснованными представленные ответчиками (российскими организациями) аргументы против приведения в исполнение арбитражных решений.

Приведем пример из практики. Истец – немецкое предприятие заключило в 1985 году лицензионное соглашение с одним советским внешнеторговым объединением, которое должно было в течение шести лет выплачивать ежегодно соответствующие суммы вознаграждения. После того как два платежа не были получены, немецкое предприятие в соответствии с арбитражной оговоркой в этом соглашении предъявило иск в арбитраже в Стокгольме об уплате годовых платежей и процентов. В сентябре 1991 г. арбитраж вынес решение, обязывающее ответчика, который тем временем выплатил сумму за первые два года, выплатить истцу суммы вознаграждения за последующие годы и проценты. Поскольку ответчик эти суммы не выплатил, истец в июле 1993 г. обратился в Московский городской суд с требованием о вынесении решения о принудительном исполнении решения арбитража. Московский городской суд вынес такое решение, сославшись при этом: 1) на Нью-йоркскую конвенцию 1958 года, участниками которой являются как Германия, так и Россия, поскольку она – правопреемник СССР; 2) на ст. 35 Закона о Международном коммерческом арбитражном суде, согласно которой арбитражные решения подлежат исполнению в России независимо от того, в какой стране они были вынесены; 3) на указ Президиума Верховного Совета СССР «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитража» от 21 июня 1988 г.

После вынесения решения о принудительном исполнении стороны заключили мировое соглашение.

В заключение отметим, что большую сложность на практике вызывает решение вопроса о так называемых мерах по предварительному обеспечению иска по делам, подлежащим рассмотрению в Международном коммерческом арбитраже.

Приведем примеры. В 1992–1993 годах в нидерландских судах рассматривалось дело по иску «Севрыбхолодфлот» (Мурманск) к компании «Гранойл инк.». Суть дела в следующем: российское предприятие сдало в аренду (тайм-чартер) голландской компании судно для перевозки растительного масла из Аргентины. Во время перевозки масло смешалось с дизельным топливом. В соответствии с контрактом спор должен был рассматриваться в арбитраже в Нью-Йорке. При прибытии судна в Роттердам на основании требования компании по решению нидерландского суда был наложен арест на судно в порядке предварительного обеспечения иска. Требуя отмены решения, истец ссылался на п. 2 ст. 16 Договора о торговом судоходстве между СССР и Нидерландами от 28 мая 1969 г. В этом пункте предусматривалось, что на территории одной из договаривающихся сторон не будет налагаться арест на судно, принадлежащее другой договаривающейся стороне, в связи с любым гражданским делом, упомянутым в п. 1 ст. 16. В п. 1 говорится о том, что каждая из сторон (т.е. государств) обеспечит возмещение по претензиям на основании решения, вынесенного судом другой стороны. Суд не согласился с доводами истца и отказал в иске, в частности, потому, что речь шла не об обеспечении иска, подлежащего рассмотрению в суде Нидерландов, а о предварительном обеспечении иска, подлежащего рассмотрению в арбитраже в третьей стране.

В другом деле суд Финляндии вынес решение об аресте счета российской организации в банке Финляндии в порядке предварительного обеспечения иска. предъявленного к ней в арбитражном суде при ТПП РФ.

Согласно Закону о Международном коммерческом арбитраже 1993 года, если стороны не договорись об ином, третейский суд может по просьбе любой стороны распорядиться о принятии какой-либо стороной таких обеспечительных мер в отношении предмета спора, которые он считает необходимыми.

Сторона может обратиться и в обычный суд до или во время арбитражного разбирательства с просьбой о принятии мер по обеспечению иска.

Закон о Международном коммерческом арбитраже исходит из того, что обращение в такой суд и вынесение судом определения о принятии таких мер не являются несовместимыми с арбитражным соглашением.

Еще до принятия этого закона на практике встречались случаи принятия в порядке предварительного обеспечения иска таких мер российским судом на основании решения об обеспечительных мерах, вынесенных арбитражем за рубежом.

Контрольные вопросы

  1. Какие существуют виды арбитражей?
  2. Какое значение имеет арбитражное соглашение?
  3. Какой порядок установлен для рассмотрения дел в МКАС?
  4. Какие споры считаются инвестиционными?
  5. В каком порядке исполняются арбитражные решения?

О L-BRO Admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.