«Холодная война» в оценке российских историков

Левашов Ильяс

Конец второй мировой войны и образование двуполярного мира (1945 – 1953).

К концу Второй мировой войны советская дипломатия руководствовалась базовыми принципами, выработанными ещё при Ленине, которые затем были доработаны и дополнены:

  1. на смену «загнивающему» капитализму непременно придёт новая социалистическо-коммунистическая формация;
  2. классово-социальный подход ко всем явлениям международной жизни, который базировался на марксистско-ленинской интерпретации классов и классовой и борьбы, то есть ориентация на победу «мировой революции» и на её поддержку Советским Союзом;
  3. особая роль российских революционеров в мировой истории, так как они якобы лучше всех знают, как добиться всеобщего счастья на Земле;
  4. Войны неизбежны до тех пор пока существует империализм, поэтому следует уничтожить империализм, чтобы предотвратить новые войны.

Социализм провозглашался миролюбивым строем, ставящим своей целью избежание всякой войны, однако же освободительные и антиимпериалистические войны считались приемлемыми.

Четыре главных принципа внешней политики не препятствовали изменению тактики советской дипломатии, когда советское руководство считало это выгодным. Так, после окончания Второй мировой войны, многие страны Западной Европы оказались ослабленными в экономической сфере, в СССР дела обстояли ещё хуже. Советский Союз оказался в ситуации, когда ни один важный вопрос международных отношений не решался без его ведома, но в то же время, обладая правами победителя, он был лишён экономического потенциала. Поэтому в первые послевоенные месяцы Сталин всячески старался создать образ  СССР как миролюбивого государства, стремящегося к сохранению мира и поиску компромисса. Однако это длилось недолго. Распад антигитлеровской коалиции, наращивание Сталиным усилий по созданию в Восточной Европе единого лагеря, попытки установить своё влияние в Китае и Северной Корее – всё это требовало ужесточения доктринальных установок советской внешней политики и усиливало международную напряжённость.

Есть два документа, характеризующие послевоенное мировоззрение американских и советских политиков, сформировавшееся к тому времени: так называемая «длинная телеграмма Кеннана» (США) и аналитический обзор «Внешняя политика США в послевоенный период» (СССР, автор – посол СССР в США Новиков).

В донесении от 3 февраля 1946 года Кеннан (временный поверенный в делах США в СССР) отметил, что США имеет дело с государством, желающим подорвать гармонию американского общества, ликвидировать влияние Америки в мире и восприимчивым не к «логике разума», а к «логике силы». По мнению Кеннана главную опасность США представляли компартии разных стран – проводники советского влияния в мире. Эта точка зрения в дальнейшем послужила основанием для доктрины «сдерживания коммунизма».

Аналитический обзор посла СССР в США Новикова от 27 сентября 1946 года характеризовала внешнюю политику США как стремящуюся к мировому господству. В докладе делался вывод, что США готовились к войне с СССР, так как тот стоял на пути к американскому мировому господству. Обнародованные в 1947 году «доктрина Трумэна» и «план Маршалла» были восприняты Советами как враждебные действия и укрепили уверенность Сталина в правильности советского восприятия тогдашней ситуации.

В сентябре 1947 года на совещании представителей ряда компартий Жданов объявил об образовании двух враждующих лагерей: демократического во главе с СССР и империалистического во главе с США. Также в своём выступлении Жданов доказывал два тезиса: 1) СССР – носитель новой прогрессивной общественной системы; 2) откровенный экспансионистский курс США нашёл своё выражение в политике этой страны.

Таким образом, сформировалась «чёрно-белая» картина мира. США и его союзники признавались агрессором, готовящимся к войне с СССР, Советский Союз – прогрессивное и миролюбивое государство.

Сталин не осознал изменения в мировой расстановке сил (образование буферных восточноевропейских коммунистических государств, коммунистические режимы в Китае и Северной Корее, появление у СССР в 1949 году ядерного оружия) и до конца своих дней считал, что СССР находится во враждебном капиталистическом окружении, что новая война неизбежна, причём, исходя из коммунистической риторики, эта война была бы «могилой империализма».

Сталин не учёл, пожалуй, самого главного изменения в мире. После появления нового фактора международных отношений – ядерного оружия, СССР стал проводить две линии: 1) ликвидировать ядерную монополию США; 2) внёс (когда у Советского Союза ещё не было ядерной бомбы) носившее пропагандистский характер предложение (июнь 1946 года) в Комиссию ООН по атомной энергии о запрещении производства и применения ядерного оружия (разумеется, тогда американцы не согласились лишиться этого козыря).

Ядерное оружие не считалось тогда в СССР фактором, изменившим мировую систему дипломатии, поэтому третья мировая война не казалась советским лидерам катастрофой. Сталин придерживался принципов, которыми он руководствовался во время последней войны: численность обычных вооружений, численность войск и таланты военачальников решают всё.

Советские взгляды на международные отношения в начале межблоковой конфронтации изменялись и приобретали более миролюбивый характер лишь тогда, когда СССР нуждался в передышке после войны.

Хрущёв и «оттепель» в международных отношениях (1953 – 1964).

Принципы и нормы, определявшие поведение СССР на международной арене существенно трансформировались после смерти Сталина и прихода к власти Хрущёва, хотя это вызвало конфликт со старыми приверженцами сталинских идей, что впоследствии привело к его отставке.

В своём докладе на 20 съезде КПСС (февраль 1956 года) Хрущёв пересмотрел сталинское утверждение о том, что пока существует капитализм, мировая война неизбежна, что единственно возможный выход из этой ситуации – уничтожение капитализма и продвижение «мировой революции» и что расширение рамок социализма важнее, чем борьба за мир.

Основные идеи доклада:

  1. Кризис капитализма не означает полного застоя, там идёт развитие науки и техники, поэтому надо перенимать все полезные новации с Запада, чтобы использовать их в интересах социализма.
  2. Мирное сосуществование – основной принцип советской внешней политики, а не тактический ход. «Экспорта» революции не будет. Конечная победа социализма обеспечена преимуществами его способа производства.
  3. Мирное сосуществование не должно быть вооружённым перемирием, надо идти дальше к укреплению доверия.
  4. Реакционные силы капитализма будут пытаться развязать войну, но фатальной неизбежности войны нет, так как в мире появились силы, способные не допустить этого.

В докладе выражена идея о возможности новых форм перехода различных стран к социализму (ненасильственным парламентским путём).

На 21 съезде Хрущёв, развивая свои идеи, заявил, что в мире нет больше сил, способных реставрировать капитализм в СССР. Советский лидер отошёл от сталинского тезиса о том, что СССР приходится выживать в окружении врагов.

В то же время с 1961 года в государственных документах СССР закрепилось определение мирного сосуществования как «специфической формы классовой борьбы». То есть советское руководство по-прежнему ставило превыше всего классовую борьбу в марксистском понимании, что настораживало западные страны. К тому же Хрущёв постоянно повторял о необходимости всемерного укрепления единства соцлагеря и всяческой поддержке освободительной борьбы колониальных народов.

В отличие от Сталина, Хрущёв не хотел укреплять свой режим, нагнетая тревогу по поводу внешней опасности, поэтому Москва стала рассматривать обострение международной напряжённости как нежелательное явление мировой политики. СССР стал высказываться в пользу решения важнейшей международной проблемы – прекращения гонки вооружений.

На 20 съезде Хрущёв заявил, что гонка вооружений ложится тяжким бременем на плечи народов капиталистических стран, на 22: «Проблема разоружения затрагивает кровные интересы каждого народа и всего человечества».

В правящей элите западных стран стало просматриваться размежевание на две группировки: антисовесткую, связанную с ВПК, и умеренную, осознающую опасность ядерной войны с СССР. Перед советской дипломатией встала новая задача – наладить хорошие отношения со второй группировкой (визит Хрущёва в США).

Что касается отношения Хрущёва к такому фактору международных отношений, как ядерное оружие, то он, отказываясь признать тот факт, что ядерная война губительна для всей человеческой цивилизации (манифест Рассела – Эйнштейна), признал важность первого упреждающего ядерного удара и  необходимость накопления максимального количества ядерных зарядов. В это время и в США, и в СССР идёт разработка планов превентивных ударов по важнейшим объектам противника. Однако при признании мощи ядерного оружия, оно рассматривалось как вспомогательное к старым видам вооружений. К началу 60-х гг. соотношение ядерных сил было 1:17 в пользу  США, и советское правительство вынуждено было участвовать в гонке вооружений, что предопределило последующий исход «холодной войны».

В период с 1953 по 1964 гг. изменения, произошедшие в доктринальных основах, по которым СССР вёл «холодную войну», нельзя переоценивать. К тому времени всем стало ясно, что третья мировая война с применением ядерного оружия ничего хорошего не сулит, Хрущёв упорно придерживался тезиса, что «если империализм развяжет третью мировую войну, то он в ней и погибнет»; тезис о фатальной неизбежности войны между социализмом и империализмом был отброшен и некоторое время работала система мирного сосуществования; вместе с тем мирное сосуществование рассматривалось как «специфическая форма классовой борьбы». Несмотря на появление новых подходов к внешней политике, советское руководство при Хрущёве так и не смогло до конца избавиться от сталинских установок.

От Брежнева до Горбачёва (1964 – начало 90-х).

Приход к власти Брежнева не принёс каких-либо радикальных изменений в подход советского правительства к внешней политике СССР. Основными оставались две идеи: мирное сосуществование и пролетарский интернационализм. Но в отличие от Хрущёва сменились приоритеты в следовании этим двум принципам. Во главу угла были поставлены задачи укрепления сплочённости социалистических стран, оказание поддержки национально-освободительной борьбе народов Азии, Африки и Латинской Америки (пролетарский интернационализм). В остальном всё осталось прежним: новая мировая война не считалась фатальной, прорыв Советским Союзом капиталистического окружения в результате второй мировой войны не подвергался сомнению, начиная с 24 съезда КПСС в документах престали появляться идеи о том, что в развязанной империалистами войне империалисты же и погибнут.

Однако при Брежневе появилась концепция, сыгравшая значительную роль в эскалации «холодной войны» – доктрина «ограниченного суверенитета», наречённая так на Западе. Суть этой доктрины, на деле, сводилось к следующему: никто не вправе вмешиваться извне в процессы строительства социализма в странах соцлагеря, кроме членов соцлагеря в тех случаях, когда социализму в той или иной стране грозит опасность. Это особенно активно пропагандировалось Советами перед вторжением в Чехословакию (1968 год).

Доктрина «ограниченного суверенитета» препятствовала курсу к разрядке международной напряжённости, взятому Брежневым.

Во второй половине 60-х, в 70-е и начале 80-х изменилась советская военная доктрина. К началу 70-х СССР догнал США по количеству ядерных зарядов. Обе стороны не желали отставать друг от друга, поэтому и Москва, и Вашингтон (в военном аспекте) взяли на вооружение концепцию ядерного сдерживания (ядерного устрашения). Невозможность использования ядерного оружия была осознана обеими сторонами, в то же время гонка вооружений продолжалась.

Постепенно советское руководство стало осознавать, что на победу над противником не стоит рассчитывать, что молниеносный превентивный удар вызовет ответную реакцию, что выиграть в гонке вооружений невозможно никому (так называемая «тульская линия»).

Военные теоретики Советского Союза не спешили отказываться от применения упреждающего удара. Вырисовывалось следующее противоречие: в результате гонки вооружений к тому времени сложилась ситуация, когда СССР и США сдерживали друг друга, угрожая взаимным уничтожением, причём в основе политических установок советской военной доктрины были недопустимость ядерной войны и необходимость отказа от применения ядерного оружия первыми. В военно-техническом плане приоритет отдавался наступлению, в политическом – доктрина имела оборонительную направленность. К взятому Советским Союзом обязательству не применять первым ядерное оружие США не присоединились. Слишком велико было превосходство СССР в обычных вооружениях, да и ввод советских войск в Афганистан (декабрь 1979 года) не внушал доверия.

Пребывание у власти Андропова и Черненко не внесло каких-либо существенных изменений во взгляды советского руководства на основы своей внешней политики.

Кардинальные перемены в принципах советской внешней политики произошли при Горбачёве. Главные нововведения Горбачёва:

  1. Классовый подход не применяется ко всем явлениям международной жизни, борьба между социализмом и капитализмом не рассматривается в качестве основной политической задачи, мирное сосуществование больше не трактуется как форма классовой борьбы.
  2. Выработка нового политического мышления, учитывающего предыдущий опыт разрядки и сочетающего в себе новые взгляды на современные международные проблемы.

Эти два принципа, взятые на вооружение новым лидером СССР ликвидировали важнейшие противоречия между Востоком и Западом, лежавшие у истоков «холодной войны».

О MUHAMMAD SALOH

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.