Исполнение иностранных судебных решений

Действие судебного решения, вынесенного судом одного государства, ограничено территорией

  • См.: Шарамова Г.И. Особенности извещения иностранного участника арбитражного процесса о судебном заседании // Библиотечка журнала «Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации» Специальное приложение к № 3. Март 1999 г. С. 26 — 27.

этого государства. Это вызвано прежде всего тем, что судебный акт рассматривается в качестве неотъемлемой составной части правопорядка того государства, в рамках юрисдикции которого он был вынесен. Исполнению иностранных судебных решений необходимо предшествует их признание соответствующим государством, в котором испрашивается принудительное исполнение.

Следовательно, допустимость признания и исполнения иностранного судебного решения определяется законодательством конкретной страны и международными соглашениями, в которых она участвует. Признание на территории государства решений судов другого государства означает придание этим решениям такой же юридической силы, какую имеют вступившие в законную силу решения судов данного государства: они приобретают свойства неопровержимости, исключительности, а решения о присуждении — также и исполнимости; они обязательны для должностных лиц и органов государственной власти данного государства. Эти решения будут служить таким же подтверждением гражданских и иных прав и обязанностей, что

  • решения отечественного суда. Излишне говорить, что в конечном итоге подлинным результатом любого судебного разбирательства выступает именно возможность исполнения принятого судом по делу акта.
    • 1998 г. Октябрьский суд г. Новороссийска Российской Федерации вынес определение об аресте морского судна — сухогруза, принадлежащего английской судоходной компании «Star Lite Shipping Corporation», занесенного в судовой Регистр Монровии, плавающего под флагом Сан-Винсент и Гренада, построенного в 1970 г. на судоверфи Бремер Вулкан, г. Бремен, ФРГ, водоизмещением 19 670 тонн, класс Германишер Ллойд, стоимость которого по оценке брокерской фирмы «Chartered Shipbroker Marine Consultant KEITH ROWELL» составляла

680.000 долл. США, в обеспечение долга российскому юридическому лицу. Еще ранее Краснодарский суд РФ вынес серию решений о взыскании с упомянутой английской компании денежных средств в счет уплаты заработной платы членам экипажа. Исполнительные листы, выданные в порядке исполнения указанных судебных актов, находились в Новороссийском суде как компетентном органе места стоянки судна (местонахождения имущества). В условиях несостоявшихся торгов, объявленных с целью публичной процедуры реализации судна, судебное учреждение г. Новороссийска по просьбе взыскателя издало определение, в соответствии с которым судно передавалось в собственность кредитора — российского юридического лица — с обязательством последнего погасить следуемую по исполнительным листам задолженность перед экипажем, а также указание Государственному Регистру оформить право собственности (право владения, пользования и распоряжения) на сухогруз «Star Lite» за указанной российской организацией с освобождением судна от ареста. В подобных обстоятельствах возникает вопрос: может ли данное решение быть исполненным за границей, если ни Либерия (государство порта приписки), ни Сен-Винсент и Гренада (государство флага, входящее в Британское Содружество Наций) не являются участниками Гаагской конвенции по вопросам гражданского процесса 1954 г., а между РФ и Великобританией (государством учреждения юридического лица-собственника судна), равно как между РФ и Либерией не существует договоров о правовой помощи или иного международного инструмента, в силу которого выносимые на территориях договаривающихся государств судебные акты взаимно признавались бы и исполнялись на основе юридической обязательности? Особую важность при этом имеет тот аспект, что для перехода права собственности на данную категорию объектов вещного права необходимо внесение соответствующей записи в реестр морских судов того государства, в который первоначально занесено рассматриваемое морское судно.

  • зависимости от вида решения достаточно только его признания (к примеру, факта расторжения брака, признания лица умершим), либо признания и исполнения решения. Признание иностранного судебного решения является необходимой предпосылкой его принудительною исполнения. «Признание» и «исполнение» иностранного судебного решения — две стороны одной
  • той же медали, однако отчетливо разнящиеся. Институт признания означает, что государство выражает свое согласие с тем, что данный акт способен породить юридические последствия в пределах его юрисдикции, т.е. на территории рассматриваемого государства. Принудительное же

исполнение решения должно потребовать от государства санкционирования им приведения в действие государственного механизма принуждения органов, должностных лиц, национальных субъектов права вообще по реализации обусловленных решением мер. С этой целью обычно устанавливаются дополнительные требования сверх тех, которые необходимы для признания решения. В международном плане практически всегда необходимым условием для исполнения решения иностранного судебного учреждения является взаимность.

Различные авторы по-разному подходят к существующим в мире системам исполнения иностранных судебных решений. Так, Л.А. Лунц и Н.И. Марышева выделяют систему экзекватуры, систему англо-американского «общего права»249; М.М. Богуславский насчитывает три системы: 1) для исполнения иностранного судебного решения требуется проверка его правильности с формальной точки зрения, а также установление его непротиворечия публичному порядку страны суда и ряда других условий (Италия); 2) для исполнения иностранного судебного решения необходима выдача экзекватуры (Франция, Бельгия). Суд после рассмотрения соответствующего ходатайства выносит постановление о разрешении исполнения (экзекватуры). Во Франции возможна проверка решения по существу, если оно вынесено против французского гражданина; 3) для исполнения иностранных судебных решений, вынесенных в странах, которые предоставляют взаимность в отношении исполнения решений, требуется регистрация решения в особом реестре (Великобритания)250. Регистрация производится при соблюдении ряда требований

  • наличии некоторых условий. Для исполнения иностранного судебного решения в Великобритании и других государствах-членах ЕС юридическое значение имеет также и юрисдикция, в рамках которой было вынесено решение. Так, различаются судебные решения, требующие признания и принудительного исполнения, которые были приняты вне юрисдикции стран ЕС, и решения, вынесенные в пределах территории ЕС. В рамках первой категории дел по исполнению решения возникает еще один вопрос, требующий ответа, а именно: является ли страна, суд которой вынес решение, страной Британского Содружества Наций, к которому должны быть применены положения части 2 Закона об управлении отправлением правосудия 1920 г., или оно должно подчиняться нормам Закона об иностранных судебных решениях (взаимном приведении в исполнение) 1933 г., распространяющегося на решения судов Австрии, Израиля, Норвегии, Суринама, Пакистана, Австралии, Гернси, Джерси, Острова Мен, Индии, Тонга, либо, в иных случаях, исполнение должно базироваться на нормах «общего права (common law)». Хотя формально речь может идти о трех группах предписаний, определяющих пути исполнения в Великобритании иностранного решения, по свидетельству специалистов, все они обладают сходством определенного характера251.

Английский суд исполнит иностранное решение при условии, что иностранное судебное учреждение компетентно рассмотреть данный спор. Однако квалификация иностранного суда как имеющего компетенцию, определяется английским судом по его собственному закону, а не по законодательству иностранного государства, суд которого рассмотрел дело. Английский суд не признает юрисдикцию иностранных судов только потому, что английские судебные учреждения могли бы быть компетентными в сходных обстоятельствах.

Наиболее приемлемыми основаниями для признания английскими судами компетенции иностранных судов являются местожительство (местопребывание) ответчика в пределах иностранной юрисдикции и соглашение сторон о подчинении дела рассмотрению иностранным судом (пророгационное соглашение). Вместе с тем иностранное решение, даже удовлетворяющее приведенным условиям, не будет признано и исполнено в Великобритании, если оно не является окончательным. В дополнение к изложенному, по ходатайству лица, против которого иностранное решение вынесено, в его признании и исполнении может быть

  • Лунц Л.А., Марышева Н.И. Курс международного права.Международный гражданскийпроцесс. М., 1976. С. 169 — 178.
  • Богуславский М.М. Международное частное право:Учебник2-е изд.,перераб.и доп.М.,

1994. С. 380 — 381.

  • См.: Schmitthoff C. Business Law. L., 1991. P. 225.

отказано в случаях, когда оно было принято вследствие обмана (однако, если судебный акт, вынесенный иностранным юрисдикционным органом, сам по себе касается вопроса обмана или заблуждения, он обладает исполнительной силой); противоречит естественному праву справедливости или публичному порядку; либо противоречит ст. 5 Закона о защите интересов торговли. Под последнюю категорию противоречий могут быть легко подведены иностранные решения, выносимые судами США, которые зачастую присуждают к нескольким видам взысканий в рамках антимонопольного законодательства.

  • этому следует добавить, что экзекватура во Франции, Бельгии или Германии, регистрация в Великобритании производятся как необходимый правовой итог признания иностранного судебного решения, вынесенного органом государства, не являющегося участником соответствующих международных соглашений. В Нидерландах признание подразумевает, что голландские суды вынесут решение сообразно с иностранным судебным актом, а в Великобритании в силу «общего права» решение английского суда последует за выдачей приказа
  • соответствии иностранного решения местным прецендентам.

Таким образом, характеризуя положение вещей в области признания и приведения в исполнение иностранных судебных актов в большинстве европейских стран (в том числе и государствах Европейского союза), необходимо отметить, что, когда речь идет об исполнении решений по гражданским и торговым делам, происходящих из государств, которые не связаны определенными межгосударственными договорами, оно подчиняется общим нормам соответствующего национального правопорядка. Признание иностранного решения может иметь место в этих странах без дополнительных процессуальных шагов, в то время как принудительное исполнение, напротив, вызовет осуществление процедур определенного рода по его приведению в исполнение либо регистрацию, как это было показано выше. В случаях, когда иностранное судебное решение обладает признаками, необходимыми для признания, ни одно из государств не прибегает ни к проверке решения по существу, ни к проверке правильности применения иностранным судом норм международного частного права. Главное обстоятельство , которое суд, если перед ним испрашивается признание, выяснит прежде всего, — обладал ли иностранный форум компетенцией с точки зрения международной подсудности. Наличие подобной компетенции по рассмотрению спора (в частности, оно имеет место в случаях пророгационных и дерогационных соглашений, в силу которых иностранный суд наделяется компетенцией сторонами), а также надлежащее уведомление ответчика и соблюдение принципа равенства и состязательности сторон в процессе образуют первостепенные требования для обеспечения признания иностранного судебного решения. Наконец, решение не должно противоречить публичному порядку страны, в которой испрашивается признание.

Основания для отказа в признании и исполнении иностранных судебных решений. Общимпризнаком международной практики, доктрины, существующих международных соглашений и национального законодательства различных стран является правило о том, что суды не вправе пересматривать иностранное решение по существу. Из этого исходят и двусторонние документы (в частности, договоры о правовой помощи, заключенные Россией с зарубежными странами), и многосторонние соглашения. Например, ст. 29 как Брюссельской, так и Луганской конвенций о юрисдикции и принудительном исполнении судебных решений по гражданским и торговым спорам императивно устанавливает, что иностранное решение ни в коем случае не может стать предметом его пересмотра по существу. Следовательно, при рассмотрении ходатайств о признании и исполнении иностранных решений в другой юрисдикции презюмируется их правильность, справедливость и законность в процессе вынесения в стране происхождения. Тем не менее нормы международных договоров и национальных законодательных актов допускают возможность отказа в признании и исполнении решений , постановленных иностранными судебными инстанциями. В положениях указанных источников права, регулирующих в различных государствах институт признания и исполнения иностранных решений, могут быть установлены разнообразные перечни оснований для отклонения ходатайств по исполнению. Однако по своей сути их следует свести к двум принципиальным группам: во-первых, это такие причины для отказа в исполнении, которые имеют целью защиту частного интереса — лица, участвующего в

споре (спор разрешен некомпетентным судом; по делу между теми же лицами, о том же предмете

  • по тому же основанию имеется признанное или вступившее в законную силу решение суда; сторона не была извещена о процессе; истек срок давности для предъявления решения к принудительному исполнению; решение не вступило в законную силу; ранее в другом форуме было возбуждено производство по спору между теми же лицами по тому же основанию). Ко второй категории оснований относятся те, с помощью которых обеспечивается защита публичных интересов государства и общества в целом. Иными словами, суд как орган государства не допускает признания и исполнения на своей территории иностранного решения, которое затрагивает сферу публичных отношений и интересов общества и государства. Например, если иностранное судебное решение касается спора, который составляет предмет исключительной подсудности судебных учреждений государства, в котором испрашивается признание и исполнение (ст. 55 Минской конвенции, аналогичные нормы двусторонних договоров о правовой помощи, заключенных СССР и РФ), либо несовместимо с основами правопорядка того государства, в котором испрашивается признание и исполнение. По некоторым региональным соглашениям решения, вынесенные в договаривающихся государствах, не могут быть признаны и исполнены ввиду того, что их действие имеет определенно очерченные пределы. Выход за них означает нарушение установленных общественных приоритетов. Так, ст. 1 Брюссельской и Луганской конвенций expressis verbis исключает из сферы действия международных соглашений споры и судебные решения по налоговым, таможенным и административным делам, о банкротстве, гражданском состоянии, судебном урегулировании, социальном обеспечении и т.д., а ст. 27 предусматривает возможность отказа в признании иностранного решения по спору, если в рамках его рассмотрения суд проигнорировал нормы международного частного права страны исполнения, касающиеся гражданского состояния, право-, дееспособности, имущественных прав, возникших из брачных отношений, завещаний или наследования и пр., при условии, что такое решение привело к иному результату, чем при соблюдении подобных норм международного частного права страны, в которой решение исполняется или должно быть исполнено.

Указанное противоречие признания и принудительного исполнения конкретного решения иностранного суда публичным интересам и устоям общества именуется оговоркой о публичном порядке. В силу этой оговорки государство не допускает исполнения на своей территории решения, если в результате этого будут совершены действия, которые либо прямо запрещены законом, либо наносят урон его суверенитету и безопасности, находятся в противоречии с принципами морали, нравственности, публичной политики и общественных интересов. Так, в государствах, не признающих в основе своих правовых систем принцип применения карательных мер к должнику (punitive damage), не может быть признано решение, оперирующее таким подходом и основанное на соответствующих нормах.

  • швейцарский государственный суд обратились истцы с требованием принудительного исполнения решения окружного суда штата Техас. Ответчики обязаны были выплатить денежную компенсацию вследствие установленного судом факта искажения данных при продаже земельных участков. Суд, принимая решение на основе национального права, исходил из принципа punitive damage и начислил штраф в двойном размере от суммы ущерба с добавлением его к самой сумме ущерба. Президиум окружного суда в Саргане признал просьбу истца невыполнимой, ибо такая «тройная» компенсация — переплетение элементов уголовного
    • гражданского судопроизводства — противна самой швейцарской правовой идее, чужда швейцарским правовым устоям, правовому мышлению.252

Особый интерес вызывает практика исполнения иностранных судебных решений в США. Данная страна не является участницей ни одного международного договора, регулирующего признание и исполнение судебных решений. В 70-е гг. разрабатывался проект подобного соглашения между США и Соединенным Королевством Великобритании. Однако, по

  • См.: Морозова Ю.Г. Отказ в признании и приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений: основания публичного характера // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2000. № 7. С. 145 — 146.

свидетельству специалистов, эти попытки закончились неудачей, поскольку английские производители и страховщики были напуганы огромными суммами исков, которые иногда удовлетворялись вердиктами американских присяжных253. В США отсутствует также и единый федеральный акт, который регулировал бы исполнение решений иностранных судебных учреждений, что делает необходимым ориентироваться на право конкретного штата, в котором планируется принудительное исполнение. Наряду с этим определенное единство в подходах к правовому регулированию в этом вопросе существует, ибо 26 из 50 штатов приняли документ, известный как Единообразный закон об иностранных решениях о взыскании денежных средств (Uniform Foreign Money Judgements Act). Другие 24 штата применяют нормы, сходные по содержанию с теми, которые установлены в Единообразном законе. Примечательно, что последний, хотя и исходит в принципе из идеи исполнения иностранных решений, но тем не менее устанавливает 9 оснований для отказа. Некоторые из них, представленные в акте перечня, весьма нетрадиционны: 1) судебное решение вынесено в рамках системы, которая не обеспечивает беспристрастного суда или процедуры, отвечающей требованиям законности254; 2) ответчик лично был вне юрисдикции данного иностранного суда; 3) спор не был подведомствен данному иностранному суду; 4) ответчик в процессе иностранного судопроизводства не был надлежащим образом уведомлен о процессе в разумные сроки, позволяющие ему обеспечить защиту; 5) судебное решение получено в результате умышленного введения в заблуждение; 6) основание иска, по которому вынесено судебное решение, противоречит публичному порядку штата; 7) судебное решение противоречит иному судебному решению, вступившему в законную силу; 8) разрешение спора в конкретном иностранном суде противоречило соглашению сторон, по которому данный спор подлежал разрешению в ином порядке, нежели через данный суд; 9) в данном иностранном суде имелись серьезные препятствия для отправления правосудия по данному делу.

Применительно к освещению практики толкования судами США второго основания следует отметить, что имеется ряд существенных обстоятельств, ограничивающих его применение. В частности, если имеет место какая-либо из нижеперечисленных ситуаций, нельзя ссылаться на отсутствие личной подсудности: ответчик надлежаще был уведомлен и физически находился на территории иностранного государства; ответчик добровольно явился в судебное заседание. Его явка только для того, чтобы оспорить юрисдикцию данного суда, не признается в качестве таковой для решения дела по существу; ранее ответчик дал письменное согласие на передачу спора в иностранный суд; ответчик — юридическое лицо имел место нахождения или место основной деятельности в пределах территориальной юрисдикции суда; ответчик вел хозяйственную деятельность, связанную с предметом иска, на данной территории. В шести штагах (Колорадо, Джорджия, Айдахо, Массачусетс, Огайо и Техас) дополнительным основанием для отклонения ходатайства об исполнении признается также отказ соответствующего суда иностранного государства исполнять решения данного штата.

Признанней исполнение решений иностранных судов в РФ. Вследствие изменений,происшедших в недавнее время в российском правопорядке на основе Конституции РФ, заключающихся, во-первых, в создании целостной системы судебных учреждений, в которую

  • См.: Хендрикс Г.П. Американская правовая помощь по экономическим спорам, разрешаемым судами и третейскими судами // Признание и исполнение иностранных судебных решений по экономическим спорам (Документы и комментарии). С. 35.
  • Американские суды придают узкий смысл первому основанию и требуют от иностранных правовых систем только соблюдения «цивилизованных» норм. Простые отличия в процедурах, применяемых в иностранном и американском судах, не являются основанием для отказа в исполнении. Как подчеркивает Г.П. Хендрикс, приведенное основание применяется редко, если только по политическим мотивам не предполагается, что ответчик не имел возможности добиться справедливого суда, как это происходило, в частности, в случае отказа американского суда исполнить решение иранского суда против сестры бывшего шаха Ирана (см.: Хендрикс Г.П. Указ.

соч. С. 36).

включаются, помимо Конституционного Суда, суды обшей юрисдикции и арбитражные суды, во-вторых, в специализации судебных органов РФ и, в-третьих, во внедрении упрощенного порядка признания и исполнения иностранных судебных и арбитражных решений в силу соответствующих международных договоров Российской Федерации (подробнее об этом см. ниже), расширился круг органов, обладающих компетенцией по признанию и исполнению решений иностранных судов. В орбиту таких органов ныне входят и арбитражный суды России. Однако действующие правовые акты, не исключая из области функционирования арбитражных судов вопросов признания и исполнения иностранных решений, тем не менее не содержат специальных норм, определяющих процессуальные механизмы, которым должны подчиняться и органы (суды общей юрисдикции и арбитражные суды по разграничению компетенции в этих вопросах), и заявители в рамках принудительного исполнения иностранных решений255. В этих условиях имеет место обращение к единственному документу, оперирующему лишь элементами соответствующего механизма, — Указу Президиума Верховного Совета СССР «О признании и исполнении в СССР

решений иностранных судов и арбитражей» от 21 июня 1988 г., действующему в редакции Постановления Верховного Совета РФ от 12 декабря 1991 г.

  • соответствии со ст. 1 Указа «решения иностранных судов признаются и исполняются, если это предусмотрено международным договором». В свете этого решение, скажем, суда Канады о взыскании содержания на детей с ответчика, проживающего в Санкт-Петербурге, может быть признано и исполнено при условии наличия договора, предусматривающего взаимное признание и исполнение судебных решений. С учетом отмеченного уже обстоятельства, что полномасштабный договор о правовой помощи между Россией и Канадой, включая и вопросы исполнения судебных решений, только разрабатывается и ждет своего заключения в соответствии со всеми требованиями международных документов и национального законодательства обеих стран, представляется, что исполнение подобного решения канадского суда на территории Российской Федерации довольно затруднено, хотя и не невозможно256.

Решения иностранных судов, которые не подлежат принудительному исполнению, признаются, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации или российским

  • Как отмечают некоторые авторы, объем обращений в арбитражные суды с ходатайствами о признании и исполнении иностранных судебных решений все увеличивается. Нередки случаи, когда суды общей юрисдикции отказывают в приеме таких ходатайств, указывая, что в связи с вынесением решения по экономическому спору судом, компетентным разрешать вопрос об исполнении иностранного судебного решения, может быть только арбитражный суд (см.: Признание и исполнение иностранных судебных решений по экономическим спорам (Документы
  • комментарии). С. 12).
    • В среде практических работников нередко бытует мнение, что в отсутствие договора о правовой помощи или иного специального соглашения между соответствующими двумя государствами нельзя исполнить иностранное судебное решение или осуществить иные действия в порядке оказания правовой помощи. В действительности в межгосударственном сотрудничестве существует такое важное юридическое средство, как принцип взаимности. Например, Соединенные Штаты и Россия не заключали двусторонние международные договоры о взаимной правовой помощи по гражданским делам, имеется лишь договор о сотрудничестве по уголовным делам, вступивший в силу 5 февраля 1996 г. Более того, США не присоединились к Гаагской конвенции по вопросам гражданского процесса 1954 г. Тем не менее американские суды в большинстве случаев готовы оказать помощь государственным судам и третейским судам России на основе соглашения, заключенного путем обмена нотами, который был осуществлен 22 ноября 1935 г. Чрезвычайным и Полномочным Послом США в СССР Уильямом Буллитом и Народным комиссаром по иностранным делам М. Литвиновым, разъясняющими порядок и условия исполнения судебных поручений, исходящих от иностранных судов, на территории своих стран. При этом нота посла США содержала заверения в том, что «советские суды вряд ли встретят трудности в отношении исполнения их судебных поручений американскими судами» (см.:

Хендрикс Г.П. Указ.соч.С. 33).

законодательством (п. 1 Указа). В соответствии со ст. 2 Указа вопросы о разрешении принудительного исполнения решения иностранного суда рассматриваются по ходатайству взыскателя судом субъекта Федерации по месту жительства (нахождения) должника, а если должник не имеет места жительства (местопребывания) в Российской Федерации либо оно неизвестно, — по месту нахождения его имущества.

  • силу ст. 3 Указа ходатайство должно содержать: 1) наименование взыскателя, а также его представителя, если ходатайство подается представителем, указание их постоянного или временного места жительства, а если изыскателем является юридическое лицо — его место нахождения; 2) наименование должника и указание его постоянного или временного места жительства, а если должником является юридическое лицо, — его местонахождения; 3) просьбу взыскателя о разрешении принудительного исполнения; в том случае, если решение уже ранее исполнялось, — вопрос о том, в какой части или с какого времени требуется его исполнение.

К ходатайству прилагаются документы, предусмотренные международным договором. Если же это не предусмотрено договором, то следует руководствоваться перечнем необходимых документов, установленным в самом Указе, включающем, в частности, засвидетельствованную копию решения иностранного суда, о разрешении принудительного исполнения которого возбуждено ходатайство; официальный документ о том, что это решение вступило в законную силу, если это не видно из текста самого решения; документ, из которого следует, что сторона, против которой вынесено решение и которая не приняла участия в процессе, была своевременно и

  • надлежащей форме извещена о рассмотрении дела; заверенный перевод указанных документов на русский язык. В соответствии со ст. 4 Указа рассмотрение ходатайства о разрешении принудительного исполнения решения иностранного суда производится в открытом судебном заседании с извещением должника о времени и месте рассмотрения ходатайства.

Выслушав объяснения должника и рассмотрев представленные документы, суд выносит определение о разрешении принудительного исполнения решения иностранного суда или об отказе в этом.

Отказ в разрешении принудительного исполнения решения иностранного суда допускается в случаях, если решение по законодательству государства, на территории которого оно вынесено, не вступило в законную силу; а также если сторона, против которой вынесено решение, была лишена возможности принять участие в процессе вследствие того, что ей не было своевременно и надлежащим образом вручено извещение о рассмотрении дела. Кроме того, отказ будет правомерен при условии, что рассмотрение дела относится к исключительной компетенции российского суда или иного органа или имеется вступившее в законную силу решение российского суда, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, или в производстве российского суда имеется дело, возбужденное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям до возбуждения дела в иностранном суде. Истечение срока давности предъявления решения к принудительному исполнению по российскому законодательству (в соответствии со ст. 437 ГПК решение иностранного суда или арбитража может быть предъявлено к принудительному исполнению в течение трех лет с момента вступления решения в законную силу), в свою очередь, образует юридическое препятствие для исполнения иностранного решения в пределах российской юрисдикции. Наконец, отказ в принудительном исполнении обусловливается тем, что исполнение может противоречить суверенитету Российской Федерации или угрожает безопасности Российской Федерации, либо противоречит основным принципам российского законодательства (ст. 5 Указа). Другими словами, речь может идти об оговорке о публичном порядке. Защитный механизм оговорки будет применен в случаях, когда исполнение иностранного судебного решения способно вызвать последствия, не совместимые с правопорядком Российской Федерации, — например, базируется на праве, не знающем срока исковой давности, если в отечественном правопорядке применительно к судебной защите нарушенного права, вытекающего из рассматриваемого обязательственного отношения, такой срок установлен; решение содержит присуждение вознаграждения за действия, которые по российскому законодательству являются незаконными или наоборот, — компенсацию по причинению вреда в результате деяний, не

являющихся противоправными по российскому праву; или же иностранное судебное решение имеет целью взыскать с должника денежные суммы в порядке использования карательных мер.

  • примеру, если суд присуждает ответчика выплатить суммы, в сотни раз превышающие размер убытков (как это имело место, скажем в деле ТХО Production Corp. v. Alliance Resources Corp., когда такое превышение составило 52-кратный размер убытков), исполнение такого решения противоречило бы правовым принципам возмещения имущественного ущерба согласно российскому праву. Взыскание штрафов с целью наказания неисправной стороны у нас исключается. К тому же российские суды вправе в силу действующих норм даже уменьшить размер неустойки, если найдут ее явно несоразмерной последствиям нарушения обязательства (ст. 333 ГК РФ).

Копия определения направляется сторонам в трехдневный срок со дня вынесения определения.

Определение может быть обжаловано в вышестоящий суд в порядке и сроки, предусмотренные российским законодательством.

  • противоположных случаях на основании решения иностранного суда и вступившего в законную силу судебного определения о разрешении принудительного исполнения этого решения выдается исполнительный лист (с учетом положений Федерального закона РФ «Об исполнительном производстве» от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ и Федерального закона РФ «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР» от 30 ноября 1995 г. № 189-ФЗ) — судебный приказ, который направляется в суд по месту исполнения судебного решения.
  • силу ст. 10 Указа решения иностранных судов, которые не подлежат принудительному исполнению, признаются без какого-либо дальнейшего производства, если со стороны заинтересованного лица не поступят возражения против этого. В этой связи следует обратить внимание на юридическое значение признания иностранного судебного решения. В общем плане признание иностранного судебного решения подтверждает гражданские права и обязанности в том же смысле, что и решение собственного суда257. В случаях, когда требуется не только признание иностранного судебного решения, но и его исполнение, следовательно, и разрешение (т.е. экзекватура), последнее означает, что определенное государство соответствующим своим актом признает за иностранным судебным решением юридическую силу в пределах данной юрисдикции.

Заинтересованное лицо может в течение месячного срока после того, как ему стало известно о поступлении решения иностранного суда, заявить в суд субъекта Федерации по месту своего жительства возражения против признания этого решения. Возражения заинтересованного лица против признания решения иностранного суда рассматриваются в открытом судебном заседании с извещением этого лица о месте и времени рассмотрения. Отказ в признании решения иностранного суда, которое не подлежит принудительному исполнению, допускается при наличии оснований, предусмотренных п. 1 — 4 и 6 части второй ст. 5 Указа (см. выше).

  • соответствии с ч. 3 ст. 160 Семейного кодекса Российской Федерации расторжение брака между гражданами Российской Федерации и иностранными гражданами или лицами без гражданства, совершенное за пределами территории Российской Федерации с соблюдением законодательства соответствующего иностранного государства о компетенции органов, принимавших решение о расторжении брака, и подлежащего применению при расторжении брака законодательства, признается действительным в Российской Федерации.
  • силу ч. 4 ст. 160 СК РФ расторжение брака между иностранными гражданами, совершенное за пределами территории Российской Федерации с соблюдением законодательства соответствующего иностранного государства о компетенции органов, принимавших решение о расторжении брака, и подлежащем применению при расторжении брака законодательстве, признается действительным в Российской Федерации.
  • См.: Нешатаева Т.Н. О признании и исполнении решений по хозяйственным спорам судов государств-участников СНГ на территории Российской Федерации // Журнал международного частного права, 1997. № 2 (16). С. 5.

Статья 12 Указа от 21 июня 1988 г. устанавливает иерархию применимых норм, требуя в случаях, когда международным договором предусмотрены иные правила, чем содержащиеся в Указе, применения правил международного договора, что закреплено и в конституции РФ.

Двусторонние договоры Российской Федерации о правовой помощи предусматривают, как правило, признание и исполнение в различной форме решений по гражданским и семейным делам имущественного и неимущественного характера. Так, в соответствии со ст. 45 Договора о правовой помощи с Кубой «вступившие в законную силу решения по гражданским, трудовым и семейным делам имущественного характера, вынесенные учреждениями юстиции одной Договаривающейся Стороны, включая приговоры в части возмещения ущерба, причиненного преступлением, и мировые соглашения, утвержденные судами, признаются и исполняются на территории другой Договаривающейся Стороны в соответствии с положениями настоящего Договора». Ходатайство о разрешении исполнения решения подается в учреждение юстиции, которое вынесло решение по делу. Если лицо, ходатайствующее о разрешении исполнения, проживает или имеет местопребывание на территории той стороны, где решение должно быть исполнено, ходатайство может быть подано и непосредственно компетентному суду этой договаривающейся стороны (ст. 46).

Решения по делам неимущественного характера, вступившие в законную силу и «вынесенные учреждениями юстиции, учреждениями записи актов гражданского состояния, а также органами опеки и попечительства одной Договаривающейся Стороны, признаются на территории другой Договаривающейся Стороны без дальнейшего производства, если учреждения этой Договаривающейся Стороны ранее не вынесли по этому делу решения, вступившего в законную силу , или если согласно настоящему Договору дело не относится к исключительной компетенции этой договаривающейся стороны» (ст. 46 Договора с Болгарией).

  • соответствии со ст. 47 этого договора «Договаривающиеся Стороны взаимно признают и исполняют вынесенные на территории другой Договаривающейся Стороны и вступившие в законную силу: а) решения учреждений юстиции по гражданским и семейным делам имущественного характера, вынесенные по правоотношениям, возникшим после вступления в законную силу Договора от 12 декабря 1957 г., б) приговоры в части, касающейся возмещения ущерба, причиненного преступлением». Решения о разрешении исполнения выносятся учреждениями юстиции договаривающейся стороны, на территории которой должно быть осуществлено исполнение. Ходатайство о разрешении исполнения подается в суд, который вынес решение по делу в первой инстанции. Этот суд препровождает ходатайство суду, компетентному вынести решение по ходатайству. Реквизиты ходатайства определяются законодательством договаривающейся стороны, на территории которой должно быть осуществлено исполнение. К ходатайству о разрешении исполнения необходимо приложить: а) заверенную судом копию решения, справку о том, что решение вступило в законную силу, если это не вытекает из текста самого решения; б) документ, из которого следует, что ответчику, который не принял участия в процессе, или его уполномоченному лицу было своевременно и в надлежащей форме хотя бы один раз вручено извещение о вызове в суд; в) заверенные переводы вышеупомянутых документов, а также перевод ходатайства.
  • отношении порядка признания и разрешения исполнения решения применяется законодательство договаривающейся стороны, на территории которой осуществляются эти действия. В соответствии с положениями договоров о правовой помощи порядок исполнения определяется законодательством договаривающейся стороны, на территории которой решение приводится в исполнение.

Изложенный порядок исполнения решений иностранных судов на территории Российской Федерации и договаривающихся государств, с которыми она заключила соглашения о правовой помощи, как видно, основан на принципе экзекватурирования, т.е. получения разрешения на исполнение. Это общий порядок, относящийся к большинству случаев, когда требуется исполнить решение иностранного суда в пределах территории РФ.

Признание и исполнение судебных решений в странах СНГ. У Российской Федерации в ееотношениях с некоторыми государствами существует в противоположность системе

экзекватурирования и иной, упрощенный порядок исполнения судебных решений. К таким государствам относятся страны СНГ258. Их практика также, как и российская, в общей постановке вопроса исходит в основном из принципа выдачи экзекватуры — на исполнение иностранного судебного решения, которая некоторыми авторами к тому же рассматривается и как форма контроля за иностранным судебным решением со стороны суда государства, в котором его следует исполнить. В этих государствах действуют соответствующие нормы, принятые преимущественно в период существования СССР (ст. 431 ГПК Армении, ст. 397 ГПК Белоруссии, ст. 437 ГПК Казахстана, ст. 436 ГПК Молдовы, ст. 437 ГПК РСФСР , ст. 457 ГПК Таджикистана, ст. 427 ГПК Украины), чем и объясняется сходство соответствующих положений.

Названные и иные нормативные акты стран-членов СНГ закрепляют возможность исполнения иностранного судебного решения, если имеется международный договор; при этом выдача экзекватуры производится судами общей юрисдикции. Между тем Киевским соглашением о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20 марта 1992 г. предусмотрены иные правила по исполнению судебных решений участвующих в Соглашении государств, чем те, которые были установлены в законодательстве СССР и его международных договорах.

Так, на основании ст. 7 Киевского соглашения государства приняли на себя обязательство взаимно признавать и исполнять вступившие в силу решения соответствующих судебных учреждений стран-участниц, причем решения, вынесенные компетентным судом одного государства-участника Содружества Независимых Государств, в части обращения взыскания на имущество ответчика подлежат исполнению на территории другого государства-участника Содружества органами, назначенными судом либо определенными законодательством этого государства. Указанное означает, что исполнение решения компетентного суда может быть осуществлено не только судебными исполнителями, но и другими органами. В частности, в области взыскания денежных средств в качестве подобных органов могут выступать кредитные учреждения.

  • целях конкретизации рассматриваемых положений Киевского соглашения в Москве было заключено Соглашение о порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территориях государств-участников Содружества от 6 марта 1998 г.259 На основании ст. 3 данного международного договора «вступившее в законную силу решение компетентного суда одной Договаривающейся Стороны исполняется на территории другой Договаривающейся Стороны в бесспорном порядке». Обращение взыскания на имущество должника производится в соответствии с законодательством государства местонахождения должника по ходатайству взыскателя в компетентный суд договаривающейся стороны, которому заявитель предоставляет следующие документы: должным образом заверенную копию решения компетентного суда с подтверждением о вступлении его в законную силу (если это не видно из текста самого решения), о принудительном исполнении которого возбуждено ходатайство; документ компетентного суда, подтверждающий участие должника в судебном заседании, а в случае неявки — о надлежащем извещении его о судебном процессе; исполнительный документ.
  • случаях, когда исполнение решения уже начато или решение частично исполнено на территории одной из договаривающихся сторон (что весьма часто может иметь место на практике, если сотрудничество хозяйствующих субъектов носит многосторонний характер либо осуществляется одновременно на территориях нескольких стран), необходимы документы, подтверждающие этот факт, с указанием оставшейся суммы или имущества, подлежащего

258 Упрощенный механизм исполнения судебных решений на территории иностранных государств, как правило, применяется в условиях регионального интеграционного их сотрудничества. В частности, подобные специальные процедуры действуют в рамках ЕС. Подробнее об этом см. далее, а также: Плигин В.Н. Юрисдикция судов по гражданским и коммерческим делам в условиях единого правового пространства (на примере стран-членов ЕС и ЕАСТ) // Российский ежегодник международного права. 1992. СПб., 1993.

  • Пока не вступило в силу.

взысканию.

Очередность, процедура, пределы взыскания и меры для обеспечения исполнения решения компетентного суда определяются законодательством договаривающегося государства, на территории которого производится взыскание (ст. 4).

  • свете всего изложенного становится ясно, что ходатайство о приведении в исполнение решения, которое подается заинтересованной стороной в компетентное учреждение одного из государств Содружества, предусматриваемое ст. 8 Киевского соглашения, не является ходатайством о разрешении исполнения. Наоборот, его статья 9, устанавливая судебное производство по отказу в исполнении, презюмирует наличие механизма принудительного исполнения и предметно регулирует вопрос представления доказательств, которые должны быть предъявлены для такого отказа стороной, против которой вынесено решение. Некоторые авторы считают ходатайство о приведении в исполнение решения, предусмотренное ст. 8 Соглашения от 20 марта 1992 г., равнозначным по своему назначению заявлению о возбуждении исполнительного производства260.

Имея в виду параллельное существование Киевского соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, 1992 г. и Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г.,

  • которой также содержатся нормы о признании и исполнении на территориях договаривающихся государств судебных решений, вынесенных в других участвующих в Конвенции странах (ст. 51 — 55), закономерно задаться вопросом: тождественны ли механизмы, используемые в первом и во втором из указанных международных договоров, для признания и исполнения иностранных судебных решений? Исходя из смысла и буквы ст. 53 Минской конвенции, непосредственно оперирующей понятием «ходатайство о разрешении исполнения» и указывающей далее, что ходатайство о разрешении принудительного исполнения решения подается в компетентный суд договаривающейся стороны, где решение подлежит исполнению261, а также определения в дальнейшем критериев для отказа в исполнении, можно заключить, что рассматриваемый документ не только предполагает наличие ходатайства об исполнении и получение на него разрешения, но и ставит в зависимость исполнение решения от получения разрешения’262 В противовес этому, как было продемонстрировано ранее, Киевское соглашение нигде текстуально не упоминает об институте «Ходатайства в суд о разрешении на принудительное исполнение», говоря лишь в ст. 8 о «ходатайстве о приведении в исполнение». Среди документов, которые перечислены в ней как приложения к такому ходатайству, предусмотрен исполнительный
  • См.: Нешатаева Т.Н. О признании и исполнении решений по хозяйственным спорам судов государств-участников СНГ на территории Российской Федерации // Журнал международного частного права. 1997. № 2( 16). С. 8.
  • Оно может быть также подано в суд, который вынес решение по делу в первой инстанции. Этот суд направляет ходатайство суду, компетентному вынести решение по ходатайству. В Соглашении регламентируются также форма и содержание сопровождающих ходатайство документов. К нему прилагаются: а) решение или его заверенная копия, а также официальный документ о том, что решение вступило в законную силу и подлежит исполнению или о том, что оно подлежит исполнению до вступления в законную силу, если это не следует из самого решения; б) документ, из которого следует, что сторона, против которой было вынесено решение, не принявшая участия в процессе, была в надлежащем порядке и своевременно вызвана в суд, а в случае ее процессуальной недееспособности была надлежащим образом представлена; в) документ, подтверждающий частичное исполнение решения на момент его пересылки; г) документ, подтверждающий соглашение сторон по делам договорной подсудности. Помимо этого, ходатайство о разрешении принудительного исполнения решения и приложенные к нему документы снабжаются заверенным переводом на русский язык или язык запрашиваемой договаривающейся стороны.
  • См. об этом: Клейн Н.И., Марышева Н.И. Разрешение в странах СНГ споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности. М., 1993. С. 37.

документ. Таким образом, подчеркнем, что Соглашение от 20 марта 1992 г. не устанавливает обязательного судебного производства по признанию, а также по исполнению иностранного судебного решения компетентным судом, а исходит лишь из наличия ходатайства, предусмотренного ст. 8 Соглашения, «равнозначного по своему назначению заявлению о возбуждении исполнительного производства».

Еще одним моментом, характеризующим различие в системах исполнения иностранных судебных решений, санкционированное анализируемыми соглашениями стран СНГ, является решение вопроса об органах, компетентных исполнять такие решения. Часть 3 ст.7 Киевского соглашения содержит предписание, что решения хозяйственных (арбитражных) судов в том, что касается обращения взыскания на имущество ответчика, подлежат исполнению на территории другого государства органами, назначенными судом ибо определенными законодательством этого государства. Это означает, что определение органов, исполняющих иностранное судебное решение, вынесенное в рамках Соглашения, подчиняется национальному законодательству соответствующего участника об исполнительном производстве. В Российской Федерации иностранные решения по экономическим (хозяйственным) делам принимаются к исполнению арбитражными судами, поскольку именно они обладают компетенцией разрешать споры, обозначенные в ст. 3 Киевского соглашения.

  • учетом сказанного анализ соответствующих положений Киевского соглашения и норм вышеуказанных статей Минской конвенции позволяет сделать недвусмысленный вывод о том, что речь идет, по существу, о двух различных порядках и, следовательно, механизмах признания и исполнения иностранных судебных решений, вынесенных и подлежащих исполнению на территориях стран СНГ, а именно об установлении упрощенного порядка признания и исполнения иностранных решений специализированных (арбитражных, экономических, хозяйственных) судов стран СНГ, обеспечиваемого нормами Соглашения1992г.о порядке разрешения споров,связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, и Соглашения 1998 г.

Признание и исполнение иностранных судебных решений в ЕС и ЕАСТ. Статья220Римскогодоговора о создании ЕЭС согласовала между странами-учредительницами обязательство «достичь

  • интересах их граждан упрощения формальных процедур, обеспечивающих взаимное признание и принудительное исполнение решений судов, трибуналов и постановлений арбитражей». Во исполнение этих норм 27 сентября в 1968 г. была принята Брюссельская конвенция ЕС, а затем 16 сентября 1988 г. в Лугано подписана аналогичная конвенция в рамках ЕАСТ (даже в самом ее рабочем названии именуемая «параллельной»). Конвенции распространяются на гражданские и торговые дела и не касаются решений по административным, таможенным или налоговым и ряду других вопросов.

Статья 25 Брюссельской конвенции определяет, что для целей Конвенции судебное решение — это любое решение суда или трибунала договаривающегося государства, независимо от того, как именуется судебный акт. Суд Сообществ дал толкование ст. 25 в решении по делу «Соло Кляйнмоторен ГмбХ против Бох». Он указал, что эта статья относится только к судебным решениям, фактически вынесенным судами или трибуналами договаривающихся государств. Решение должно исходить от судебного органа договаривающегося государства, разрешающего спорный вопрос, возникший между сторонами, согласно его собственному постановлению. Мировое соглашение, даже и достигнутое в суде, приведшее к окончанию судебного процесса, является по сути своей договорным институтом и в этом своем качестве зависит прежде всего от намерений сторон. Исполнение мировых сделок предусмотрено ст. 51 Конвенции.

Для судебных решений, включаемых в сферу действия Брюссельской Конвенции и вынесенных

  • договаривающихся государствах, установлена ускоренная и упрощенная процедура признания и принудительного исполнения, которая определена в ее ст. 26 и последующих положениях. Стоит подчеркнуть, что судебное учреждение, перед которым изыскателем ставится вопрос о признании и исполнении иностранного решения, обязано само проверить, действительно ли данное решение подпадает под конвенционные нормы, поскольку может случиться так, что суд, вынесший судебный акт, сочтет, что данный вопрос лежит в пределах действия Конвенции, а у суда, призванного исполнить решение, будет иное мнение.

Однако ни при каких обстоятельствах суд договаривающегося государства не вправе проверить существо вынесенного в иностранном государстве решения (ст. 29, 34). При этом толкование судом норм Конвенции должно учитывать автономность международного договора. Тем не менее определенные расхождения «пограничного» характера могут возникать. Из анализа раздела III Конвенции становится ясно, что вопросы юрисдикции рассматриваются судом, перед которым испрашивается признание и исполнение, лишь в чрезвычайных случаях: если решение на первой инстанции квалифицировалось как «внутреннее»; или решение, вынесенное в рамках ст. 4, в силу национально-правовых норм о подсудности для целей признания и исполнения классифицируется по тем же признакам, что и решения, которые в вопросах подсудности четко базируются на Конвенции. В реальной действительности суд, перед которым испрашивается признание и исполнение, в большинстве случаев не рассматривает основания юрисдикции.

Решения иностранных судов, вынесенные в договаривающихся государствах, должны признаваться и исполняться без требований о какой-либо специальной процедуре. Если против исполнения выдвигаются возражения, заинтересованная в осуществлении исполнения сторона может опираться на положения раздела III Конвенции. Если в государстве, в котором было выдано решение, в обычном порядке начата процедура его обжалования (апелляция), суд, перед которым испрашивается признание и исполнение, может приостановить исполнение (ст. 30). Помимо указанных ранее обстоятельств, характеризующих предпосылки для исполнения иностранного решения (подпадает под сферу действия Конвенции, является действительно судебным решением), оно исполняется, если: обеспечено принудительной исполнительной силой в стране вынесения; ответчик был должным образом извещен о производстве по делу в соответствии с законодательством государства, суд которого принял решение; ходатайство о выдаче распоряжения об исполнении было подано «заинтересованной стороной»; не имелось ни одного из установленных оснований для отказа в выдаче распоряжения.

Среди оснований для отказа в исполнении наиболее важными являются его несовместимость с публичным порядком, понимаемым как «международный публичный порядок» (international public order). Поскольку нигде, включая Брюссельскую конвенцию, не определяется, что же именно составляет обстоятельство нарушения публичного порядка, и поскольку решение не может быть подвергнуто пересмотру по существу (исходя из ст. 29 этой Конвенции), следует вывод, что международному публичному порядку может противоречить даже только само признание. Второй причиной отказа в исполнении служит факт неучастия ответчика в процессе ввиду отсутствия надлежащего уведомления. Суд государства, перед которым испрашивается признание, обязан независимым образом удостовериться в том, что документ, возбуждающий производство по делу, в должном порядке и в достаточной мере заблаговременно был вручен ответчику.

Документ (или документы) должен обладать действительно конститутивным по отношению к судебному процессу характером, и решение по приведению его в действие не должно иметь места ранее, чем ответчик смог бы реально на это отреагировать. Для того, чтобы проверить, состоялось ли надлежащее вручение, необходимо обратиться к законодательству и конвенционным нормам в области регулирования вручения иностранных документов, обязывающим государство суда, вынесшего решение. Если вручение было произведено в соответствии с правилами юрисдикции, не предусматривающей подтверждения вручения, в пределах которой вынесено решение, применительно к этому не может быть потребовано никаких особых доказательств при признании и приведении судебного решения в исполнение в другом договаривающемся государстве.

Существенное значение для квалификации надлежащего или ненадлежащего вручения могут иметь и иные факторы. Так, в деле «Ланкрей vs. Петере » (1990 г.) Суд Сообществ указал, что документ, не сопровождаемый требуемым переводом, даже если он был заблаговременно вручен для того, чтобы ответчик мог заранее подготовиться к защите, не рассматривается надлежащим уведомлением. Отсутствие перевода образует квалифицирующее с точки зрения требуемой формы обстоятельство. В решении по этому делу Суд постановил, что средства по устранению недостатков формы вручения определяются правом того государства, где было вынесено исходное решение.

Еще один момент, который необходимо выделить в позиции Суда Сообществ, — это то, что

надлежащее вручение документов является чрезвычайно важной гарантией правосудия в случаях неявки ответчика в судебное заседание.

Соответствующей иллюстрацией может служить дело «Миналмет ГмбХ vs. Брандейс Лтд.» (1992 г.), в котором Суд решил, что английскому решению, принятому в отсутствие ответчика, должно быть отказано в признании на территории Германии, так как первичный судебный приказ не был вручен стороне, домицилированной в этой стране, согласно правилам права ФРГ, даже с учетом тех обстоятельств, что в последующем сторона была проинформирована о наличии заочного английского решения и могла в положенное время в апелляционном порядке обжаловать вынесенный судебный акт, но не сделала этого. Суд занял непоколебимую позицию

  • отношении того, что апелляция решения не может быть по своей природе поставлена на тот же уровень, что и защита по основному вопросу в суде первой инстанции. Вручение и надлежащее уведомление ответчика при всех обстоятельствах должны производиться в надлежащей форме263.

Особые основания отказа характерны для Конвенции ЕАСТ. В частности, п. В (3) ее ст. 54

предусматривает, что если критерии для подсудности, на основе которых вынесено решение, не соответствует перечню, изложенному в Конвенции, подписанной в Лугано, а решение, признание

  • исполнение которого испрашивается, вынесено против стороны, домицилированной в одной из стран ЕАСТ — участниц Конвенции, в искомом признании может быть отказано. Если же у государства-участника ЕАСТ и Конвенции имеется возможность признать решение на какой-либо иной основе (скажем, на базе традиционных норм), это может быть сделано.

Немалый интерес в аспекте рассмотрения данного института представляет собой вопрос о соотношении признания и исполнения иностранных судебных решений в странах ЕС и ЕАСТ согласно конвенциям, подписанным в Брюсселе и Лугано, с так называемыми конвенциями по специальным вопросам. Как известно, ни Брюссельская, ни Луганская конвенции не затрагивают действия других международных соглашений, в которых участвуют либо будут участвовать договаривающиеся государства, касающихся юрисдикции или признания и исполнения судебных решений (ст. 57). Такими «специальными» конвенциями являются, к примеру, Брюссельская конвенция об аресте морских судов, Варшавская конвенция 1929 г. об унификации некоторых правил, относящихся к международной воздушной перевозке, иные соглашения о международной перевозке грузов, пассажиров и багажа. Статья 57 (4) Конвенции ЕАСТ определяет, что если участвующее в ней государство не является договаривающейся стороной другого международного соглашения по специальным вопросам, и лицо, против которого испрашивается признание вынесенного иностранного решения, постоянно проживает в стране Луганской конвенции, в признании и исполнении может быть отказано, если государство не в состоянии признать его по другим правовым основаниям. Брюссельская конвенция располагает специальной нормой в целях предотвращения коллизий с регулированием, принятым институтами Европейского Союза, касающимся юрисдикции, признания и исполнения иностранных судебных решений. Право ЕС должно иметь преимущественную силу, даже если его нормы содержатся в национальных актах, имплементирующих такое регулирование. В подобных случаях Брюссельская конвенция не будет применяться (ст. 57 (3)).

Литература: Кейлин А.Д.Судоустройство и гражданский процесс капиталистических государств.Ч. I., II. М., 1961; Лунц Л.А., Марышева Н.И. Курс международного частного права. Международный гражданский процесс. М., 1976. С. 363 — 492; Чешир Дж., Норт П. Международное частное право. М., 1982. С. 363 — 492; Пучинский В.К. Гражданский процесс США. М., 1985; Плигин В.Н. Юрисдикция судов по гражданским и коммерческим делам в условиях единого правового пространства (на примере стран-членов ЕС и ЕАСТ) // Российский ежегодник международного права. 1992; СПб., 1993; Международное частное право. Сборник документов / Сост. К.А. Бекяшев, А.Г. Ходаков. М., 1997; Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. М., 1996; Богуславский М.М. Международное частное право. М., 1999; Звеков В.П. Международное частное право: курс лекций. М., 1999. С. 429 — 466; Нешатаева Т.Н. Иностранные предприниматели в России. Судебно-арбитражная практика. М., 1998; Право Европейского Союза: Документы и комментарии / Под ред. проф. С.Ю. Кашкина М., 1999; Исаченко И. О легализации документов // Нотарiальный вестник. 1999. № 5/6; Признание и исполнение иностранных судебных решений по экономическим спорам (Документы и комментарии) // Библиотечка журнала «Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации». Специальное приложение к № 3. Март, 1999; Старжнецкий В.В. Брюссельская конвенция по вопросам подсудности и принудительногоисполнения судебных решений по гражданским и торговым спорам // Там же. С. 27 — 32; Хендрикс Т.П. Американская правовая помощь по экономическим спорам,разрешаемым судами итретейскими судами // Там же. С. 32 — 40; Ануфриева Л. Действительность документов, применяемых за границей // Бюллетень Министерства юстиции Российской Федерации. 2000. № 9; Носырева Е. Альтернативы среди альтернатив:еще раз об опыте разрешения споров в США//Хозяйство и право. Приложение к № 1. Январь, 2000; Развитие небюджетного нотариата в России: квалифицированная помощь и защита прав граждан и юридические лиц. М., 2000; Проблемы международного частного права: Сборник статей / Под ред. доктора юридических наук Н.И. Марышевой. М., 2000.С. 68 — 85, 190 — 205; Кендел М. Развитие гражданского процессуальногоправа в Венгрии // Правоведение. 2000. № 1. С. 174 — 191; Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. В 2-х т. / Пред. редколл. В.А. Туманов. М., 2000; Шак Х. Международное гражданское процессуальное право. М., 2001.

О Main Aditor

Здравствуйте! Если у Вас возникнут вопросы, напишите нам на почту help@allinweb.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.