О ЧЕЛОВЕК

8.1. Человек как вид

Человек: особый вид животных. Уникальность видов. Специфика человеческой уникальности. ô Культурный и биологический аспекты эволюции человека. Специфика эволюционных изменений. ô Нарушение человеком основного биологического закона: запрета на ограничение численности вида. Демографическая проблема. Демографическая классификация обществ.

Человек – один из видов животных со сложной социальной организацией. Он способен трудиться и всё это делает малозаметными биологические, в том числе этологические (первично-поведенческие), свойства организма. Как составная часть живого человек не может существовать вне биосферы и живого вещества определённого эволюционного типа. Местом возникновения семейства гоминид была экваториальная полоса Земли, а рода Человек – Африка и, возможно, Южная Азия. В ранние эпохи одновременно на Земле существовало несколько видов или даже два подсемейства гоминид -–австралопитековые и собственно люди, из которых в наши дни сохранился только Homo sapiens. По мнению многих учёных Homo sapiens разделяется на два подвида – неандерталец и современный человек. Существует предположение, что сейчас идёт формирование нового вида людей – Человека нового (Homo innovatus)[i].

8.1.1. Человек: особый вид животных

Современный человек – это без сомнения совершенно особый вид животных. Речь, пластичность поведения, выпрямленное положение тела, мозг, слишком большой для целей простого удобства, сложные технологические навыки – всё это говорит о человеческой уникальности. Но как понимать уникальность? Все виды уникальны. Это основа биологической таксономии и разнообразия жизни. Все виды уникальны потому, что они генетически уникальны. Они не менее уникальны в физиологическом, экологическом, поведенческом отношении, чем современный человек. Из этого следует, что неприменимость биологических принципов к современному человеку нельзя объяснить его уникальностью.

Можно использовать ещё два подхода, которые, казалось бы, указывают на уникальность человека. Это – утверждение, что различия между гоминидами и представителями других видов должны быть гораздо больше, чем те, которые существуют для других видов. И второй подход может быть основан на утверждении, что человеческий вид возник в результате уникального процесса, которому не подвержены другие виды.

В контексте первого подхода можно сказать, что человеческая уникальность была чрезмерно преувеличена за счёт исчезновения австралопитеков, Homo erectus и неандертальцев, не говоря уж о возможном исчезновении древних человекообразных обезьян. Видимые разрывы в палеонтологической летописи эволюции человека говорят лишь о необходимости более тесного союза палеоантропологии и эволюционной биологии.

Утверждение об уникальности процесса, приведшего к возникновению человека, связано с возникновением у человека нового аспекта общего эволюционного процесса, то есть культурной эволюции. В самом широком смысле под культурой понимают небиологические аспекты поведения человеческого вида, включая речь, изготовление орудий, возросшую пластичность поведения, способность к символическому мышлению и самовыражению с помощью символов. С развитием этих процессов эволюция человека оказалась отделённой от основного русла биологической эволюции. Для человека естественный отбор, по меньшей мере, дополняется параллельным процессом культурного отбора.

Однако уникальность процесса культурной эволюции становится проблематичной, когда мы пытаемся выяснить происхождение каждой культурной особенности. Каждая из них – будь то возросшая способность к обучению, речь, изготовление орудий, – возможно, развивалась отдельно от остальных под влиянием независимых сил, связанных с отбором. Многие черты человеческой культуры, если рассматривать их в отдельности, можно обнаружить в рудиментарной форме у других животных. Большая часть тех особенностей, которые известны под названием «культура», если рассматривать их по отдельности, встречаются в той или иной форме в царстве животных. Поэтому и второй подход не может претендовать на утверждение уникальности человеческого вида.

Человек – это функциональное триединство сенсорной информации, поведенческих реакций и важнейшего связующего звена между ними –интрацеребральных* процессов.

Личность – это не какой-то непостижимый и неизменный способ реагировать, а гибкий процесс, находящийся в непрерывном развитии, на который влияет окружающий мир. Человека можно рассматривать как временную материально-информационную структуру, образующую относительные «системы отсчёта» для сравнения с другими «системами отсчёта» на условиях и в пределах возможностей человеческого сознания.

8.1.2. Культурный и биологический аспекты

эволюции человека

Большую часть всего, что есть необычного, в человеке, можно вместить в одно слово: культура. Оно используется здесь в его научном смысле. Передача культурного наследия аналогична генетической передаче: будучи в своей основе консервативной, она может породить некую форму эволюции. Джефри Чосер, например, не смог бы беседовать с современным англичанином, несмотря на то, что они связаны друг с другом непрерывной цепью из двух десятков поколений англичан, каждый из которых вполне мог бы вести разговор со своими непосредственными соседями по этой цепи, как сын говорит со своим отцом. Язык, по-видимому, эволюционирует негенетическими способами и со скоростью, на несколько порядков выше, чем эволюция генетическая.

С середины века естественные науки и науки о человеке условно разделили свои полномочия: первые занялись природой, вторые — культурой. Однако эти категории сами вызывают вопросы. В самом деле: что такое «культура», если не «шапка», общий термин, в который включалось все то, что изучали гуманитарии и что не входило в естественные науки? Американский антрополог А. Л. Кребер в своем известном учебнике определил культуру как «набор феноменов, которые неизменно возникают там и тогда, где и когда человек появляется в природе… и которые необходимо изучать в сравнении, с равных позиций и без предвзятости». Однако эта формулировка, скорее, обозначала сферу исследования, нежели проясняла понятия. В 1952 году Кребер вместе с К. Клукхоном предприняли попытку дать обзор значений слова «культура», разделив культуру и индивидуальное поведение как предметы разноуровневых объяснений.

Авторы пришли к обоснованному выводу, что, хотя само понятие необходимо для классификации и объяснения человеческой активности, общая теория культуры отсутствует. Было или нет понятие культуры достаточно четким, — оно находилось в согласии с господствующим мнением, что науки о природе и науки о человеке (или культуре) различны.

В середине века акцент на культурном происхождении человеческой природы сохранялся, поскольку был связан с надеждами на улучшения в обществе с помощью «правильной» социальной политики. В то же время страх перед биологическими объяснениями человеческих различий — наследие Третьего Рейха — заставил почти полностью замолчать теории об ином, не культурном происхождении различий между людьми.

В 1930-х годах в Великобритании, например, евгенические идеи были широко распространены среди специалистов; в числе выдающихся ученых, которые их поддерживали — статистик и биолог Рональд А. Фишер, математик Пирсон и психолог Спирман. На протяжении 1930-х годов эти идеи постепенно исчезают из публичного обсуждения.

Когда позднее лидер Евгенического общества К. П. Блэкер попытался вновь привлечь внимание к деятельности Общества, ему пришлось сделать все возможное, чтобы отграничить проблемы научного исследования наследственности от политических вопросов государственного контроля над ней. И все же, идея о врожденном характере человеческих способностей и биологическом фундаменте человеческой природы получала авторитетную поддержку, в частности, в работах Берта и Айзенка о биологической основе интеллекта и личности.

В конце 1960-х годов аргументы в пользу биологии вновь стали занимать воображение публики и проникли в науки о человеке. Исследователи черпали вдохновение в естественной истории и глубоко укоренившейся традиции сравнивать человека и животных — традиции, существовавшей еще до Дарвина и получившей подкрепление в его работах. Хотя в XIX веке изучение животных и растений стало академической дисциплиной, любители природы (а иногда и ученые) продолжали интересоваться традиционной естественной историей. Исследования животных и растений в естественной среде, а также изучение индивидуальности животных, в особенности домашних, стали необычайно популярны, а исследователи получали видимое удовольствие от сравнения повадок животных и поведения человека.

Зоопарк и сад стали местом, где сошлись вместе интересы ученых и общественности. В 1940-е годы новая наука — этология — объединила естественную историю, с ее терпеливым изучением поведения животных в натуральных условиях, и университетскую лабораторную науку. Затем, в 1970-е годы группа ученых-эволюционистов выступила с идеей социобиологии — дисциплины, призвавшей соединить теорию естественного отбора, этологию и знание о человеке; они намеревались включить науки о человеке в биологию. Социобиологи считали, что единства знания, отсутствие которого в науках о человеке столь очевидно, можно достичь лишь проводя последовательно идею о единстве человека и эволюционирующей природы, — иными словами, переосмысливая культуру с позиций биологии.

8.1.3. Нарушение основного биологического закона

Порождённая естественным отбором тенденция вида развиваться вне конкурентных отношений позволяет вступить на путь разрыва связей с другими видами – связей, которые ранее обусловливали особенности их развития в определённом направлении. Одним из наиболее очевидных нарушений естественных биологических запретов является нарушение запрета на ограничение численности вида, которое известно нам под названием «демографическая проблема».

В 1945 г. демограф Ф. Ноутстайн разработал теорию демографических изменений. Существующие общества он разделил на три типа:

  1. Общество первого типа характеризуется высокими показателями рождаемости и смертности. Таковы, например, традиционные общества.
  2. Общество второго типа характеризуется высокой рождаемостью и низкой смертностью.
  3. Общество третьего типа характеризуется уравнением показателей рождаемости и смертности при низких их уровнях.

К концу ХХ века демографическая проблема выразилась в том, что развивающиеся страны, относящиеся к обществам второго типа, не могут трансформироваться в общества третьего типа, так как природные системы жизнеобеспечения не выдерживают существующих нагрузок.

В настоящее время существуют следующие демографические критерии. Мир делится на 2 группы стран:

  • Страны с нулевым или малым ростом населения и высоким уровнем жизни.
  • Страны, где население быстро растёт, а условия жизни ухудшаются.

В некоторых странах существует опасность возврата к обществам первого типа, то есть к обществам с высокой рождаемостью и смертностью.

8.2. Сознание и поведение

Функции головного мозга. Успехи нейрофизиологии. Организация головного мозга человека. Роль языка в формировании структуры мозга. Связь мозга с сознанием. Значение сенсорной информации. Постулаты психогенеза. ô Поведение. Инстинкт и разум. Физиологические и поведенческие реакции. ô Бихевиоризм. Абсолютизация роли внешней среды в определении поведения. ô Гештальтпсихология. Сознание и поведение целостны, а не элементарны. Инсайт. ô Этология и социобиология.

Очевидно, что сознание неразрывно связано с поведением. Можно сказать так, что поведение является непосредственной реализацией сознания. Хотя, разумеется, это сильное упрощение, так как поведение есть одновременно и бессознательный акт. Кроме того, поведение ещё – это реализация сознания качественно отличающегося от человеческого – сознания животных. Эту качественную взаимосвязь сознания и поведения или, если выражаться обще, – активность психики исследуют различные направления психологии. Спецификой современного этапа исследований психики человека и животных является укрепление их естественнонаучного фундамента и успешное развитие этологии – науки о поведении.

8.2.1. Функции головного мозга.

Успехи нейрофизиологии

Безраздельным хозяином Земли неоспоримо является Homo sapiens. Это стало возможным в результате развития человеческого мозга. Установлено, что 2-3 млн. лет назад на Земле жили австралопитеки – высшие человекообразные приматы. Люди современного вида – кроманьонцы – появились примерно 35 тыс. лет назад. За два с лишним млн. лет размеры человеческого мозга увеличились в 3 раза. Организм современного человека насчитывает около 15-20 млрд. нервных клеток. Каждая из них имеет примерно 10 тыс. отростков, которые соединяют её с другими. Если учесть, что за этот период средние показатели роста человека и окружности его грудной клетки возросли лишь на 20-40 %, то увеличение объёма мозга на 200% наводит на мысль, что эволюция человека шла, прежде всего, в области развития мозга.

По-видимому, столь совершенная организация человеческого мозга объясняется развитием речи, что представляет собой главное завоевание эволюции. Именно речь явилась основой коллективной деятельности, от которой в свою очередь зависело, каким группам первобытных людей было суждено выжить в конкурентной борьбе за ресурсы, а каким – погибнуть. Те, кто обладал более развитой речью, систематически выходили из этой борьбы победителями, что давало преимущество особям с более развитым мозгом.

Одной из тенденций современной научной мысли является попытка свести все духовные и психические явления к биохимическим процессам, происходящим в мозге. Сторонники такого подхода предлагают исключить из научного обихода такие слова, как сознание, эмоции или боль, мотивируя это тем, что они субъективны и лишены реального смысла.

В основе этой тенденции лежит механистический подход к проблеме сознания. Ещё в 1750 г. Ламетри провозгласил: «…можно смело утверждать, что человек – это машина». А наши современники, например, оксфордский зоолог Р. Даукинс, говорят следующее: «Мы машины, предназначенные для выживания, роботы, запрограммированные сохранять эгоистические молекулы под названием «гены». Или Г. Л. Мелцнер в книге «Химия человеческого поведения» говорит: «У нас нет никаких оснований считать, что разум – это нечто большее, чем совокупность функций, воспоминаний и способностей, заложенных в мозгу каждого индивида».

Для объяснения возникновения сознания можно выдвинуть различные гипотезы, опирающиеся на факт наличия мозга и его связи с сознанием. Например, такие:

Необходимые для возникновения сознания элементы предопределены генетически, уже существуют в момент рождения, и для их развития и проявления требуется только время. Сознание, таким образом, уже существует, даже если его невозможно выявить.

Наличия мозга недостаточно для проявления психических функций. Мозг – это только чуткий организатор воздействий элементов окружающего мира, которые передаются индивидууму при помощи сенсорных рецепторов и проводящих путей. Восприятие экстрацеребральных факторов – жизненный опыт – играет существенную роль в появлении сознания и служит основным элементом, обусловливающим его развитие. Инстинктивное поведение может существовать даже при отсутствии опыта, психическая деятельность никогда.

Видимо сознание – это не какое-то неизменное, независимое и врождённое свойство данного индивидуума, а динамичная система сенсорного восприятия окружающего мира, которое взаимодействует и трансформируется через внутренние анатомические и функциональные структуры мозга.

Зрелый мозг со всем богатством его прошлого опыта и приобретённых навыков не способен осуществлять процесс мышления, не способен даже бодрствовать и реагировать, если он лишён своего воздуха – сенсорной информации. Психическая активность – это не свойство нейронов, а процесс, возникающий в результате извлечения информации, которая мобилизует хранящуюся в мозгу информацию и прошлый опыт, создавая эмоции и идеи.

Постулаты психогенеза* гласят:

  • В момент рождения сознание не существует.
  • Сознание не может возникнуть без притока сенсорной информации.
  • Индивидуальность человека и его поведение  – это не свойства его мозга, которые проявляются автоматически по мере созревания нейронов, а приобретённые функции, которым нужно обучиться и которые полностью зависят от поступления сенсорной информации.
  • Цель воспитания заключается не в выявлении психических функций индивидуума, а в их создании.
  • Символы окружающего мира материализуются в мозгу как молекулярные изменения структуры нейронов.
  • Человек не рождается свободным, над ним довлеют наследственность и воспитание

Для человека основной проблемой развития является не физическая, а умственная адаптация. При обучении – формировании условных рефлексов, навыков, идей возбуждение нейронов в высших отделах мозга активизирует в них производство нуклеиновых кислот и белков. Белки из тела нейронов поступают в отростки, которыми нервные клетки контактируют между собой. Так, перестраиваются межнейронные связи, возникают новые нейронные сети.

Сегодня модели нейронных и иммунных сетей строятся в рамках представлений о диссипативных структурах. Переход системы после критической точки из неустойчивого состояния к состоянию устойчивому (к диссипативной структуре) можно рассматривать как качественный скачок в развитии системы. В результате этого скачка возросла организованность, упорядоченность системы. Место нервной клетки в структуре мозга определяется очень рано – у млекопитающих и человека в основном до рождения, и это место далеко не случайно.

Это не значит, что структура мозга генетически полностью предопределена. Связи формируются преимущественно после рождения, а, следовательно, в различной мере зависимы от внешней среды. Некоторые связи будут обязательно, другие могут быть, а могут и не быть, третьи могут оказаться патологическими. Поэтому нормальное развитие мозга зависит от гармонии усложнения внутренней и внешней среды организма. При этом для человека наиболее существенным фактором внешней среды, гармонизирующим внутреннюю структуру мозга, являются другие люди.

Работы нейрофизиологов в области исследования пространственной организации, как отдельных образований, так и целых систем мозга показали, что структурно-функциональной единицей мозга служит не отдельный нейрон, а популяция нейронов, пространственно организованная в виде вертикальной колонки, расположенная в одном или нескольких слоях коры. Эволюционные преобразования мозга в определяющей мере зависят от изменений взаиморасположения элементов, т.е. от изменений конструкций, как отдельных структур мозга, так и мозга в целом. И в меньшей степени – от изменений самих элементов.

Выявлена зависимость между увеличением вертикальной упорядоченности и усложнением функций мозга. Максимальная величина упорядоченности соответствовала наиболее новым и сложноорганизованным формациям коры мозга человека, имеющим отношение к восприятию речи, ее воспроизводству.

До сих пор ведущим фактором эволюции мозга считается количественное накопление или надбавка элементов. В подтверждение этого приводятся данные о том, что эволюционно новейшие образования – новая кора и ассоциативные области новой коры максимально представлены в мозге человека. Но дело в том, что по мере относительного увеличения новейших формаций в мозге млекопитающих происходило столь же значительное относительное уменьшение эволюционно более старых образований, и они минимально представлены именно в мозге человека. Этот факт показывает, что значение того или иного образования определяется не его массой, а мерой взаимодействия с другими образованиями (структурой).

Несмотря на чрезвычайную сложность реконструкции эволюции мозга, можно предположить, что увеличение массы мозга и эволюционно новых образований сопровождалось не столько накоплением элементов, сколько увеличением вариантов взаиморасположения (степенью упорядоченности элементов). Именно одновременное относительное увеличение новых и уменьшение старых образований, в конечном счете, и решали одинаковую для всех видов задачу взаимодействия со средой.

8.2.2. Поведение

Известно, что разумные формы поведения отличаются тонким учетом ситуации и значительной пластичностью. Они предполагают учет каждого изменения ситуации и пластичные изменения поведения, которые соответствовали бы новым условиям, появившимся во внешней среде. Естественно, что для этого необходим тонкий анализ условий среды, ставивших перед животными соответствующие задачи, и выработка реакций, меняющихся при измененных условиях.

Обнаруживают ли инстинктивные формы поведения такую же изменчивость и пластичность, как и разумные формы поведения?

Наблюдения позволяют ответить на этот вопрос и обнаружить глубокое отличие инстинктивного поведения от поведения разумного. Как показывают эти наблюдения, инстинктивные программы поведения являются целесообразными только в строго определенных ситуациях, в тех, которые и являются наиболее постоянными для способа жизни данного животного. Поэтому инстинктивные программы поведения, проявляющие максимум целесообразности в мало меняющихся условиях, становятся совсем не целесообразными, если условия, в которых находится животное, быстро меняются.

Эта особенность характерна для основного биологического принципа существования насекомых: насекомые приспособлены к постоянным условиям среды с помощью прочных, унаследованных закрепленных программ поведения. Однако если условия меняются, насекомые не могут приспособиться к ним путем выработки новых форм поведения и вымирают. Этим поведение насекомых и отличается коренным образом от поведения высших позвоночных.

Вот примеры, показывающие, с какой легкостью эти врожденные механизмы теряют свою адекватность при небольших изменениях среды:

Комар откладывает яйца на блеск воды в пруде, и это целесообразно, но если он так же реагирует на блеск зеркала, поведение лишается целесообразности.

Паук реагирует на вибрацию паутины, вызванной запутавшей в ней мухой, – и это целесообразно; но камертон, вызывающий такую же вибрацию паутины, приводит к реализации той же программы поведения, и это уже перестает быть целесообразным.

Следовательно, стадия сенсорной психики и вызываемого отдельными сигналами инстинктивного поведения еще не обеспечивают нужного анализа ситуации, и именно поэтому инстинктивное поведение может легко потерять свою целесообразность.

Малоподвижность врожденных инстинктов, как программ поведения, которые легко становятся в изменяющихся условиях нецелесообразными, можно показать на таком опыте.

Есть разновидность осы, которая прежде чем откладывать яички в норе или зарыть там пищу, проделывает сложную и очень целесообразную программу врожденного поведения. Она оставляет добычу на входе, вползает в нору, обследует ее, и только если в норе никого нет, втаскивает в нее пищу, оставляет ее в норе и улетает. Естественно, что это очень целесообразные действия. Учитывает ли оса эти условия, делающие проводимое обследование норы необходимым? Для ответа на этот вопрос был произведен такой опыт: когда оса прилетает в нору, оставляет у входа добычу и уходит обслеживать норку, экспериментатор отодвигает эту добычу на два сантиметра. Оса выходит из норы, не находит оставленную добычу на прежнем месте, ползет дальше, находит добычу, снова подтаскивает ее к норе, а затем опять оставляет у входа и снова ползет в нору. Если в это время экспериментатор опять отодвигает добычу, оса, вернувшись из норы, снова ищет добычу, снова подтаскивает, и уходит обследовать нору. Такое действие продолжается и дальше, в результате оса так и оказывается не в состоянии втащить добычу в нору, подчиняясь косной программе врожденного инстинктивного поведения.

Это убедительно показывает, что инстинктивная программа действует очень четко, очень приспособленно в стандартных условиях и оказывается совершенно неадекватной в изменившихся условиях.

Все это позволяет прийти ко второму серьёзному выводу, характеризующему инстинктивную деятельность животного.

Инстинктивное поведение, осуществляющееся по сложной наследственно упроченной программе, четко приспособлено к стандартным условиям видового опыта, но оказывается неприспособленным к изменившимся индивидуальным условиям. Поэтому достаточно немного изменить стандартные условия, чтобы инстинктивное поведение теряло свой целесообразный характер. Именно этим инстинктивные формы поведения животных отличаются от разумных форм поведения, которые меняются в соответствии с изменившимися условиями.

Мы рассмотрели такой этап в развитии поведения, когда основные акты поведения определяются унаследованными врожденными программами. Как эти программы сформировались в процессе развития вида, остается неизвестным: возможно, что это произошло путем мутации, возможно, этот процесс происходил другими путями. Решение этого вопроса остается задачей будущего.

Успех современной науки заключается в том, что относительно более ясным стал другой вопрос – о механизме реализации этих программ и о тех условиях, которые вызывают эти сложные инстинктивные формы поведения. Поэтому тот факт, что сложные инстинктивные программы поведения возникают как ответы на воздействия относительно элементарных раздражителей и, что, таким образом, инстинктивное поведение следует рассматривать как особую разновидность рефлекторного поведения, выработанного в процессе эволюции, представляется для нас столь важным.

При резких изменениях в среде регуляция у животных осуществляется с помощью быстрых реакций, которые могут быть физиологическими или поведенческими. Например, при резком повышении температуры человек потеет, при резком понижении – начинает дрожать и т. д. Это физиологические реакции. Вместе с тем, если человеку жарко, он может снять одежду или перейти в более прохладное место и т. д. Это поведенческие реакции. Поведение – одно из средств приспособления к различным внешним условиям и к изменениям. Оно чаще всего представляет ряд координированных мышечных действий, характер которых определяется врождённым или приобретённым способом действия.

Поведенческие реакции носят адаптивный характер, то есть способствуют выживанию данной особи или вида в целом. Они заставляют животное удалиться от источника опасности или каким-то образом уменьшить реальную или потенциальную угрозу своему благополучию, используя какую-либо форму регуляции. Во многих случаях поведение может быть неадаптивным в отношении данной особи, но зато максимально повышает шансы на выживание потомства, а, следовательно, и вида.

Поведение осуществляется в границах, определяемых возможностями рецепторной, эффекторной и нервной систем. Каждая из этих систем участвует в поведенческой реакции, накладывая свой отпечаток на её характер. Под стереотипами поведения понимаются устойчивые, регулярно повторяющиеся формы поведения. Это своего рода штампы, шаблоны, образцы поведения, принятые в той или иной культуре. Стереотипы поведения являются социальными феноменами. Это означает, что поведение человека в обществе обусловлено особенностями социальной организации общества, его социокультурными механизмами. Стандарты поведения коррелируют с реальной стратификацией общества. Каждая половозрастная, конфессиональная, этническая, профессиональная и другие группы и субкультуры общества имеют специфические стереотипы поведения[ii].

8.2.3. Бихевиоризм

Родоначальником бихевиоризма был американский зоопсихолог Джон Уотсон (1878 – 1958). В 1913 году выходит его статья «Психология с точки зрения бихевиориста», где он требует пересмотреть понимание предмета и метода психологии. По его мнению, предметом должно стать вместо сознания – поведение, а субъективный метод (интроспекция) нужно заменить объективным методом. Д. Уотсон сказал: «Его (сознание – М. К.) нельзя увидеть, потрогать, понюхать, попробовать или передвинуть. Это чистой воды допущение, такое же недоказуемое, как и устаревшее понятие души».

Бихевиоризм придаёт исключительное значение воздействию внешней среды. Его сторонники склонны сводить к минимуму роль инстинктов. Более того, бихевиоризм исходит из того, что при возможности широкого применения его теорий в реальной общественной жизни они привели бы к позитивному существованию людей. Например, агрессия не является глубинной потребностью человека и, применив соответствующие стимулы и устранив тормозящие факторы, можно полностью избавиться от неё.

Бихевиористы считают, что задача психологии должна сводиться к тому, чтобы, зная внешний стимул (раздражитель: слово, выстрел и т. д.), можно было судить об ответной реакции человека, то есть вся задача бихевиоризма сводится к формуле стимул – ответная реакция.

В 1925 выходит книга Д. Уотсона «Бихевиоризм». В ней он, в частности, высказывает мысль, что, манипулируя внешними воздействиями, можно создать человека любого склада с любыми константами поведения. Таким образом, считает он, можно сформировать человека, нужного обществу. Основой учения бихевиоризма Джон Уотсон считал учение Павлова об условных рефлексах. К 30-м годам последователи Уотсона несколько скорректировали свои взгляды и стремились учитывать наличие человеческого сознания. Возник необихевиоризм.

Эдуард Толмен (использовал идеи гештальтпсихологии и фрейдизма) и Кларк Халл (использовал павловское учение о высшей нервной деятельности) полагали, что нельзя считать все результатом рефлексов, что-то есть и внутри человека. Сейчас лидером бихевиористов является Беррес Скиннер (род. 1904). Скиннер признал присущую человеку активность. Он считает, что поведение человека не просто связка условных рефлексов, – это совокупность оперантных рефлексов. Скиннер в подтверждение необихевиористских принципов придумал эксперимент с так называемым «ящиком Скиннера». Попадая внутрь, животное наталкивается на педаль, на которую оно может нажать и получить еду – подкрепление. То есть вначале реакция, а затем следует подкрепление. Бихевиоризм внес существенный вклад в обучение. Скиннер создал модель программированного обучения и собственную психотерапию модификации поведения, когда от пациента добиваются нужного поведения, воздействуя различными стимулами.

8.2.4. Гештальтпсихология

Гештальтпсихология: целостный подход, направленный против элементаризма* в психологии. Первые работы появились в 1912 году в Германии. Авторы: Вертгеймер, Келлер, Коффка. Гештальтпсихология была протестом против элементаризма других направлений психологии. Для гештальтпсихологии и поведение, и сознание носят целостный характер и даже более: именное целое определяет особенности элементов, но не сумма элементов определяет качество целого. Согласно их представлениям, психическое сознание, поведение – нечто большее, чем сумма реакций; оно целостно.

Гештальтпсихология занималась определением образа восприятия, психологи изучали, как возникает психический образ. Предметная ситуация отражается в этой системе по принципу изоморфизма*, то есть структурной подачи. Мозг содержит хорошо сформированные структуры, образы, конфигурации, которые под воздействием объекта, ситуации создают новый психический образ, то есть в нас уже заложен способ видения окружающего мира.

Гештальтпсихология построена на принципе целостности, на этом основывается гештальттерапия, социальная психология. Гештальт – явление (феномен), которое обладает особым качеством по сравнению с суммой своих составляющих. Ощущение – не первичный элемент в анализе сознания, а целостный образ.

Благодаря исследованиям В. Келлера большое значение в гештальпсихологии приобретает идея «инсайта». В начале 20-х годов проводились опыты с человекообразными обезьянами, в которых исследовалось интеллектуальное поведение в решении конкретных задач. Келлер, изучая поведение обезьян, пытался определить их интеллектуальные способности. Он помещал около клетки банан. Обезьяна не могла дотянуться, она делала несколько безуспешных попыток, затем останавливалась (задумывалась) и решала задачу: хватала палку, притягивала банан и съедала его. Животное решало ситуацию через мгновенную перестройку целостной ситуации, через «инсайт» (озарение). «Инсайт» – мгновенное схватывание, он возникает потому, что мозг – это некая физическая система, разжиженный раствор. Все необходимое для решения представлено в зрительном поле. Инсайт – качественное изменение в поведении. До инсайта проблемная ситуация беспорядочна, поведение хаотично, после – упорядочена, имеет цель. Инсайт – целостное понимание ситуации – такая целостная организация проблемной ситуации, которая позволяет разрешить проблему, устранить содержащийся в ней конфликт. Инсайт в мышлении равен гештальту в восприятии.

8.2.5. Этология и социобиология

Корни этологии уходили в период до начала Первой мировой войны. Хотя модель научной биологии тогда задавали лабораторные исследования, отдельные ученые и знатоки естественной истории стремились к менее аналитическому, более непосредственному знанию о живой природе.

В Англии Джулиан Хаксли, внук Томаса Генри Хаксли, провел ставшее впоследствии знаменитым полевое исследование поведения птиц.

Оскар Хейнрот, в 1920-х годах бывший директором Берлинского зоопарка, выступил с критикой самой идеи зоопарков и подчеркнул разницу между поведением животных в дикой природе и искусственно сформированным поведением в неволе. Хаксли и Хейнрот придавали особое значение «естественному» поведению животных, что было чуждо, например, американскому бихевиоризму и сравнительной зоопсихологии.

Желание познать «естественное животное» находило параллели в морали и эстетической доминанте общества, которое отдавало предпочтение натуральному перед искусственным. Это противопоставление с особой силой зазвучало в индустриально-урбанистическую эпоху. Коллега Хейнрота Якоб фон Икскюль (1864–1944), директор Гамбургского зоопарка между 1925 и 1944 годами ввел понятие Umwelt — мира, доступного сенсорным и моторным возможностям животного. Изучение животных он понимал как творческое воссоздание ученым их мира.

Подобные же идеи развивали датчанин Николас Тинберген (1907–1988) и австриец Конрад Лоренц (1903–1989). Они разработали строгие способы наблюдения за животными, не подозревающими о присутствии человека, прояснили понятие инстинкта и начали исследования наследственных моделей поведения. Деятельность Тинбергена в Англии, куда он переехал после заключения в концлагере во время войны (ему была предоставлена кафедра зоологии в Оксфордском университете), способствовала выделению этологии в самостоятельную дисциплину. Впоследствии она стала взаимодействовать с американской сравнительной психологией.

Что касается Лоренца, то благодаря своим занимательным историям о животных (“Er redete mit dem Vieh, den Vogeln und den Fische”, 1949, в русском переводе — «Кольцо царя Соломона»), а также многолетним исследованиям серого гуся, — он приобрел широкую аудиторию по обе стороны Атлантического океана.

В отличие от других этологов, занимавшихся отдельными аспектами поведения, К. Лоренц стремился объединить в единую теорию существовавшие в то время отдельные концепции и идеи. Основными методами этологии, по Лоренцу являются сравнительно-исторический (с помощью которого, сопоставляя формы поведения разных организмов, этологи реконструируют их филогенетическую историю), а также целостный подход, то есть требование наблюдения организма как целостной единой системы до того, как с ней начинают эксперимент. Этология началась с изучения ритуалов – серий наследственно закреплённых в генотипе вида, рода, семейства стереотипных телодвижений, повторяющейся последовательности и характера двигательных реакций со строгой регламентацией их скорости.

В карьере Лоренца отразилась моральная и эстетическая неоднозначность критики, которая была адресована современной цивилизации и упрекала ее в «неестественности». Когда Лоренц сравнивал домашних животных и диких, он отмечал потерю у первых инстинктивной жизненной силы, это было комментарием к тому, что и он, и многие другие воспринимали как исчезновение из современной жизни «естественных» ценностей.

Руководствуясь идеалистическими мотивами, разочаровавшись в индустриальной цивилизации и, возможно, на какое-то время, поверив партийным ораторам, что немцы смогут вернуться к своим «естественным корням», в 1930-х годах Лоренц вступил в нацистскую партию. В 1940 году он получил место в университете Кенигсберга. В своих тогдашних статьях он связывал биологические теории с нацистскими интересами, в частности, со стремлением очистить Volk (народ) от дегенеративных тенденций. Он проводил параллель между «чистотой природы» и идеалами «очищения», которые часть интеллектуалов связывала с национал-социализмом. Его работы, однако, не получили партийной поддержки. В 1939 году Лоренц сравнивал одомашнивание животных с вредным влиянием жизни в городах, а в 1963 году — интерпретировал политическую активность в терминах нарушений агрессивных инстинктов.

«Агрессия, — писал он, — это такой же инстинкт, как и все остальные, и в естественных условиях так же, как и они, служит сохранению жизни и вида. У человека, который собственным трудом слишком быстро изменил условия своей жизни, агрессивный инстинкт часто приводит к губительным последствиям… Этология знает теперь так много о естественной истории агрессивности, что уже позволительно говорить о причинах некоторых нарушений этого инстинкта у человека».

За книгой Лоренца об агрессии последовала серия исследований таких авторов, как Роберт Ардри, Десмонд Моррис, а также более осторожных в выводах — Робина Фокса и Лионеля Тайгера. Все они находили у животных человеческие черты, такие как агрессивность, территориальные притязания, способность к выражению эмоций. Эти работы собрали свою аудиторию, невзирая на критику со стороны гуманитариев, которые подчеркивали значение социальных и политических детерминант человеческих действий и опыта.

Отыскать основу для человеческих действий за пределами политики, дать прочный фундамент человеческой природе — это стремление, и без того привлекательное, нашло поддержку в риторике об объективном биологическом наблюдении. Сторонники новой, биологической, антропологии обвинили своих критиков в бездумном отвержении биологического измерения и назвали их «левые» симпатии в политике примитивным «коленным рефлексом». Критики, в свою очередь, заявляли, что биологический детерминизм на руку тем, кто хочет оправдать существующее политическое неравенство и социальную несправедливость. Эта полемика проходила одновременно с дебатами о коэффициенте интеллекта и о наследственности, и многие ученые участвовали и в той, и в другой дискуссии.

Именно на этом фоне появилась книга Эдуарда О. Уилсона «Социобиология: новый синтез» (1975), за которой последовала полемическая, предназначенная для широкой аудитории работа «О человеческой природе» (1978). Уилсон — биолог из Гарвардского университета, специалист по социальной жизни муравьев — задался целью создать новую науку — социобиологию, которую он определил как «систематическое исследование биологической основы всех форм социального поведения, у всех организмов, включая человека». Амбициозность Уилсона впечатляла: он собирался реформировать этику, гуманитарные и социальные науки, а также биологию человека, все это — на основе «подлинно эволюционистского объяснения человеческого поведения».

Выбор термина «социобиология» ясно передавал его веру в то, что общественные отношения могут быть поняты биологически, иными словами, что в основе их лежат, по выражению самого Уилсона, стратегии «человеческого животного» на выживание. Он считал, что использование знания, полученного биологией, — одна из самых передовых стратегий, которые может предложить сама природа. «Наука, — писал он, — скоро сможет изучать происхождение и значение человеческих ценностей, лежащих в основании этических заповедей и большей части политической практики». В конечном счете, считал Уилсон, даже научному разуму, однако, придется столкнуться с ограничениями, накладываемыми нашей эволюционной наследственностью. Только она определяет «базовые правила человеческого поведения», — или, по-другому выражаясь, «существует предел, лежащий, может быть, ближе, чем нам дано осознать, за которым биологическая эволюция начнет поворачивать культурную эволюцию вспять».

В своих публикациях Уилсон конкретизировал те способы, с помощью которых, как он полагал, на основе теории естественного отбора можно предсказывать человеческое поведение. К примеру, социобиологи объясняли запрет на инцест и стремление женщин выходить замуж за более богатого и знатного (или, по крайней мере, за равного) по положению и состоянию мужчину как составной элемент наследственной стратегии. Таковой они считали стратегию сообщества охотников и собирателей на избегание вредных последствий близкого скрещивания и увеличение способности к воспроизводству. Уилсон также сравнивал подобные современные сообщества с ранней стадией эволюции человечества. Он выбрал четыре категории поведения: агрессию, секс, альтруизм и религию, назвав их «элементарными», и предложил анализировать каждую как часть наследственной стратегии социального животного на выживание.

Подобно многим натуралистам и специалистам по общественным наукам в XIX веке, Уилсон считал, что приобретенное в эволюции знание, которое на современном языке он называл знанием генетических стратегий, лежит в основании всей науки и служит руководством к действию по общему благосостоянию.

«Гены держат культуру на поводке. Поводок этот довольно длинный, но он с неизбежностью будет сдерживать ценности в соответствии с их влиянием на генетический пул… Человеческое поведение, — как и более глубоко лежащая способность эмоционального реагирования, которая нас побуждает и нами руководит — это циклическое устройство, посредством которого генетический материал человека был и будет сохранён в неизменности. Доказать, что нравственность имеет более важное конечное назначение, невозможно».

Уилсон со своими единомышленниками – социобиологами считали генетические стратегии самым важным краеугольным основанием человеческой природы и интерпретировали нравственность, — как и культуру вообще — только в ракурсе ее значения для эволюции.

Для многих критиков социобиологии подобные высказывания были актами откровенного дисциплинарного империализма, более того, грубого сведения человеческой сущности к единственному «краеугольному» биологическому измерению. Так как Уилсон и другие социобиологи писали, в том числе и для широкой аудитории, утверждая, что их наука может оказаться важной для принятия политических решений, то и полемика была острой. Критики связывали социобиологию с реакцией против левого либерализма 1960-х годов, который проповедовал свободный выбор образа жизни, а также с ростом в США влияния «новых правых», веривших в то, что крайний индивидуализм — это «естественное», нормальное состояние.

8.3. Современное мировоззрение и планетарные

проблемы

Основания современного мировоззрения. Глобальные последствия развития цивилизации. Этапы трансформации биофизической среды. Изменение климата. ô Деятельность «Римского клуба» и института Л. Брауна «Worldwatch». Мир как единая система. «Пределы роста». «Человечество на перепутье». Концепции «нулевого» и «органического» роста. Ежегодные аналитические доклады института «Worldwatch». ô Новые ценности. Свобода и ответственность.

Смена одного мировоззрения другим – глобальное событие. Это – смена эпох, которую образно можно сравнить со сменой периодов в геологическом масштабе, когда возникают новая флора и фауна, наступает иной климат. Спецификой мировоззрения является то, что в отличие от, например, экономических и правовых отношений, которые, будучи пережиты, быстро становятся архаизмами, оно обладает большой инерционной силой и, даже будучи пережито, в виде определённого исторического этапа продолжает оставаться в умах людей следующей культурной эпохи. Формирующееся в наше время мировоззрение объективно направлено на то, чтобы уменьшить дисбаланс, минимизировать неравновесное состояние, соединить вид Homo sapiens с биосферой. Но эти и многие другие важные принципы нового мировоззрения не могут стать решающими в человеческой эволюции без наших усилий. Поэтому столь важна конкретная деятельность организаций и отдельных людей по их прояснению и распространению.

8.3.1. Проблема формирования современного

мировоззрения

Мы начинаем понимать, что наша повседневная деятельность затрагивает не только нас. Узнав о таких явлениях, как парниковый эффект или разрушение озонового слоя, люди начинают по иному решать казалось бы давно решённые вопросы: как производить и хранить продовольствие, готовить пищу, как согревать, охлаждать и освещать жилые и рабочие помещения. Такая озабоченность далеко не всегда основывается на осознанном понимании научных проблем, часто решения принимаются интуитивно, так как человек ощущает, что бесконечный количественный рост невозможен. Однако для большинства населения Земли долгосрочные этические проблемы, к сожалению, отступают на задний план перед необходимостью постоянно добывать себе пропитание.

Мировое сообщество также приходит к осознанию необходимости мыслить глобальными категориями. Принятые к настоящему времени правовые документы, например, Конвенция ООН по морскому праву, или Монреальский протокол по веществам, разрушающим озоновый слой, свидетельствуют о том, что политика должна формироваться не только на национальном, но и на международном уровне.

Но это очень сложный и не до конца ясный процесс. Как при разработке по настоящему глобальной политики обеспечить учёт интересов различных блоков, стран, находящихся на разных уровнях промышленного развития, неправительственных организаций или, наконец, тех, кто сегодня вообще не является субъектом права, например, будущие поколения?

Многими отечественными и зарубежными авторами, работающими в области экологической психологии, утверждается, что ее основной задачей является разработка методов переформатирования сознания с антропоцентрических установок к природоцентрическим. В связи с этим, в экологической психологии делается попытка перейти от «субъект-объектных» отношений человека и природы к «субъект-субъектным». Экологическая психология означает «изучение психических процессов, то есть переживания и поведения в тех условиях окружающей среды, при которых переживание и поведение происходят «сами по себе», без вмешательства исследователя или психолога-испытателя» (К. Pawlik, K. Y. Stapf, 1992).

Однако для решения этой проблемы недостаточно просто провозглашения природоцентризма, так как природоцентризм всего лишь меняет местами человека и природу. Придавая природе статус субъекта, он отнимает этот статус у человека.

Характер центризма обозначает всего лишь то, что именно признается в качестве средоточия ценностей, и то, вокруг чего строится весь остальной мир. Центризм задает всего лишь одну координату – расстояние от центра значимости, поэтому перенос человека из центра на периферию означает лишь уменьшение его значимости не только в собственных глазах, но и в «глазах» субъективированной человеком природы со всеми ее слепыми силами. Положение не спасает и признание человека как части природы, так как самого человека природоцентризм приведет к логической необходимости подчинить свою разумную сущность собственной иррациональной (витальной) сущности.

8.3.2. Глобальные последствия развития

цивилизации

Термин «глобальные изменения» с 1970 гг. используется в общественных науках для обозначения крупномасштабных перемен в международных социальных, экономических и политических системах. Наряду с такой трактовкой представители естественных наук всё чаще придают этому термину иное, геоцентрическое толкование, понимая «глобальные изменения» как изменения в атмосфере, биологии, геологии и гидрологии Земли.

В истории изменений биофизической среды планеты можно выделить несколько этапов:

  • Первый из них характеризуется проблемами локального и регионального уровня, например, загрязнением воздуха на площади порядка тысячи и более км2, загрязнением вод в акваториях на несколько десятков тыс. км2 и разрушением местообитания и утратой видов в отдельных местностях. Такого рода изменения по большей части поддаются контролю, относительно обратимы.
  • Для второго этапа характерно значительное – почти на два порядка – увеличение пространственного охвата, что выражается, например, в выносе загрязняющих веществ за пределы границ государства или в том, что результаты неправильного использования земель (сведение лесов, опустынивание) начинают сказываться на климате отдельных регионов. Возвращение к нормальному состоянию после таких изменений сопряжено с огромными затратами. Традиционных способов регулирования и устранения неблагоприятных последствий уже недостаточно, так как организационная и концептуальная база для проведения необходимых мероприятий ещё отсутствует, а причинно-следственные отношения изучены мало.
  • Третий этап связан с изменениями всех систем биосферы (их интенсивность достигает уровня естественной изменчивости или даже превосходит его), которые происходят на площадях в десятки и сотни млн. км2, а иногда приобретают планетарные масштабы.

Климатические изменения принципиально отличаются от других типов глобальных изменений вследствие непредсказуемости их последствий. Прежде всего, это единственный тип изменений, в отношении которого теоретические выкладки предшествуют конкретным наблюдениям. Тем не менее, существуют три очевидных фактора, оспорить которые невозможно. Они таковы:

  • Содержание в атмосфере таких газов как СО2, NO2, СН4 повышается. Также повышается содержание хлорфторуглеродов антропогенного происхождения.
  • Доказано, что дополнительное поступление этих газов в атмосферу способствует усиленному поглощению тепла самой атмосферой.
  • Известно, что Земля сама поглощает тепло.

Совокупность этих фактов приводит к мысли о росте вероятности изменения климатического баланса. В результате атмосфера в целом разогревается; именно это явление известно под названием «глобальное потепление». Теория и компьютерные модели позволяют сделать вывод, что в ближайшие десятилетия в любой точке Земли вполне вероятны значительные изменения компонентов климата,—как в отношении многолетних средних величин, так и в отношении частоты различных природных катаклизмов.

8.3.3. Деятельность «Римского клуба» и института

Л. Брауна «Worldwatch»

Римский клуб занялся организацией научных исследований глобальной проблематики и широкой публикацией полученных результатов в форме докладов. За более чем 25 лет был проведен анализ важнейших мировых проблем, разработаны научные методы, вошедшие в арсенал новой науки – глобалистики, высказаны практические рекомендации, предложены альтернативные сценарии мирового развития. Серия докладов Римскому клубу наглядно отражает историю становления глобального мышления. Всего по заказу Римского клуба было подготовлено около 20 докладов и один доклад (отчет) был сделан самим Клубом.

Доклады готовили независимые рабочие группы, исследовавшие по заказу Клуба критические аспекты складывающейся в мире ситуации. Заказ Клуба определял лишь тему и гарантировал финансирование научных исследований, но ни в коем случае не влиял ни на ход работы, ни на ее результаты и выводы; авторы докладов, в том числе и те из них, кто входит в число членов Клуба, пользовались полной свободой и независимостью. Получив готовый доклад, Клуб рассматривал и утверждал его, как правило, в ходе ежегодной конференции, нередко в присутствии широкой публики – представителей общественности, науки, политических деятелей, прессы, – а затем занимался распространением результатов исследования, публикуя доклады и проводя их обсуждение в разных аудиториях и странах мира.

К первому докладу, который должен был привлечь всеобщее внимание, предъявлялись особые требования. Президент Римского клуба Аурелио Печчеи писал: «Научные статьи, вдохновенные речи, декларации, манифесты, конференции и симпозиумы – самый распространенный способ чтения проповедей относительно узкому кругу уже обращенных в веру людей. Все эти формы воззваний, как правило, не доходят до широкой общественности. В свое время обширные возможности общения с широкой аудиторией предоставляли средства массовой информации, однако, сейчас они выдают такое огромное количество самых противоречивых сведений, что люди пребывают в постоянном недоумении, как уловить существенное, отбросить второстепенное и, наконец, как на основании всего этого прийти к разумным выводам, и к каким именно. Конечно, надо было использовать все существующие технические средства. Однако нам казалось, что воззвание Римского клуба произведет нужный эффект лишь в том случае, если оно будет представлено в какой-то новой, непривычной, образной форме. Это должно было напоминать лечение шоком.»[iii].

Итак, цель первого доклада – «шоковая терапия». Доклад должен был наглядно и убедительно показать порочность глубоко укоренившегося в современной цивилизации стремления к росту, в первую очередь к расширению промышленного производства, и показать это с помощью такого «объективного» средства, как математическая компьютерная модель.

Результаты моделирования, представленные в первом докладе Римскому клубу «Пределы роста» (1972), поразили мир и вызвали ожесточенные, долго не утихавшие споры и возражения специалистов, которые сочли модель неадекватной и неспособной отразить всю сложность мира и мировой проблематики, а заключения об опасностях экономического роста, получившие название концепции «нулевого роста», опасными и вредными. Члены Римского клуба приобрели репутацию «неомальтузианцев», «технократов».

Неоднозначно отнеслись к первому докладу и сами члены Римского клуба. Так, известного немецкого специалиста в области системного анализа Эдуарда Пестеля, по его собственному признанию, уже при самом первом рассмотрении насторожило то, что «не было сделано ни малейшей попытки описать «мир», или, по крайней мере, пару «Север-Юг». «Когда же, – продолжает Пестель, – по моему настоянию такая попытка была сделана, оказалось, что метод «системной динамики» не годится для работы с региональной мировой моделью. Мир, рассматриваемый как монолитная целостность, приобрел не обобщенность, а однородность. Сама суть мировой проблематики – внутренняя противоречивость – оказалась искаженной».

Опираясь на многочисленные критические замечания и собственные соображения, касающиеся сложности глобальной системы, Эдуард Пестель и американский математик Михайле Месарович приступили к разработке иной модели мира, на основе предложенной Месаровичем в конце 60-х гг. теории многоуровневых иерархических систем.

В 1974 г. Месарович и Пестель, обобщив результаты прогонов модели, представили Римскому клубу второй доклад под названием «Человечество на перепутье», предлагающий в ответ на критику идеи «нулевого роста» концепцию «органического роста», согласно которой каждый регион мира должен выполнять свою особую функцию, подобно клетке живого организма.

Органическое развитие – это системное и взаимозависимое развитие, когда ни одна подсистема не может изменяться в ущерб другой, и прогресс в одной из них возможен только при условии прогрессивных процессов в других. Но это и многоаспектное развитие, при котором каждая подсистема изменяется по-разному, и характер изменения со временем становится другим. Чтобы обеспечить непротиворечивость мира, цели его развития должны быть гармонично скоординированы. Чтобы система была мобильной и гибкой, развитию ее составных частей не должны мешать неожиданные воздействия, которые не затрагивают главные для работы целого функции. Особо важны качественные характеристики изменений, непреложно направленные на благосостояние людей.

На первый взгляд она выглядит привлекательней идеи «нулевого роста», но при ближайшем рассмотрении возникает множество вопросов. Поможет ли органический рост сохранить запасы невозобновляемых ресурсов? Авторы проводят аналогию с биологическим ростом, когда при достижении организмом определенных размеров простое воспроизводство однотипных клеток сменяется их дифференциацией в соответствии с функциями тканей органов. Но можно ли сказать, что это позволяет сэкономить количество живых клеток, уменьшить запасы необходимых организму питательных веществ?

Можно ли вообще проводить такую аналогию? Ведь в биологических организмах дифференциация сопровождается тщательным отбором, механизм которого исследован лишь в самых общих чертах (теория эволюции Дарвина, генетический механизм закрепления «целесообразных» мутаций). Одинаково опасны и наивное представление об органичности как результате естественного развития (тогда глобальные проблемы вообще не должны нас волновать, поскольку органическое развитие само собой спасет мир от кризисов), и его догматическое толкование, когда эталон органичности диктуется социальной, политической, экономической или культурной установкой.

Представляется, что обе концепции – и «органического» и «нулевого» роста – ограничены и по задачам и по возможностям. Едва ли не все современные глобальные «болезни», начиная с проблем войны и мира, и кончая задачами борьбы с неравномерностью развития разных регионов, связаны с резким увеличением числа побочных эффектов, вызываемых процессами, которые еще вчера казались внутренними, локальными, с неуклонным ростом числа и интенсивности взаимосвязей, определяющих развитие современного мира. Фундамент, на котором основывались частные стратегии развития, общемировая расстановка политических сил, взаимоотношения людей с природой, стал зыбким и хрупким под воздействием событий, на первый взгляд никак со всем этим не связанных.

Никогда раньше необдуманное технологическое решение не угрожало жизни миллионов людей, не имело необратимых последствий. Никогда раньше технический прогресс в одной стране не ставил под угрозу существование целых отраслей промышленности в других странах. Никогда раньше политические потрясения на вчерашней «окраине» мировой политической системы не вызывали таких бурь в ее центре… Список подобных эффектов все увеличивается, и это значит, что масштабы человеческой деятельности вывели мир на новый уровень, где беды от побочных эффектов каких-либо действий часто превышают пользу, на которую эти действия рассчитаны. Казавшееся вчера устойчивым равновесие в социальной, экономической, культурной, экологической сфере сегодня надо оберегать и поддерживать. И взрыв интереса к глобальной проблематике можно считать сознательной попыткой глубже заглянуть в суть новых механизмов поддержания и восстановления равновесия, найти принципиально новые решения этой задачи.

Первые доклады, особенно «Пределы роста» с его всемирным резонансом, дали мощный толчок работам в области глобального моделирования, развернувшимся в 70-е гг. Однако с разработкой все новых и новых моделей они привлекали все меньше и меньше внимания общественности, становясь узкой сферой деятельности и интересов специалистов. Римский клуб прислушался к многочисленным упрекам в «техницизме» и стал искать более широкие подходы к глобальной проблематике.

Было решено организовать разработку собственного проекта перестройки структуры мировой экономики. Вскоре проект получил более общее название – «Пересмотр международного порядка», поскольку, по общему мнению, делая акцент на экономических проблемах, нельзя оставлять в стороне социально-политические вопросы.

Руководство рабочей группой взял на себя известный нидерландский экономист, лауреат Нобелевской премии Ян Тинберген. Позже он так сформулировал свои задачи: «Признавая важность принятых ООН резолюций и Хартии экономических прав и обязанностей государств, но сознавая в то же время неопределенность и спорность многих их положений, доктор Печчеи предложил мне создать и возглавить группу специалистов, способных ответить на вопрос: можно ли предложить руководителям и народам стран мира такой новый порядок, который позволит реально и наиболее полно удовлетворить основные потребности сегодняшнего дня и возможно нужды будущих поколений»[iv].

Третий доклад Римскому клубу был опубликован в 1976 г. Он существенно отличался от двух первых докладов – здесь не применялась специальная научная методология, выдвигались конкретные рекомендации, касающиеся принципов поведения и деятельности, основных направлений политики, создания новых или реорганизации существующих институтов, чтобы обеспечить условия для более устойчивого развития мировой системы. Ожидалось, что доклад РИО, как его сокращенно называли по английской аббревиатуре (Reshaping the International Order), будет иметь значительное политическое звучание.

Одна из основных идей доклада – идея взаимозависимости, мысль о том, что неразрывные связи между поступками и делами всех людей на Земле не позволяют действовать только ради собственной выгоды. Главной целью мирового сообщества его авторы назвали обеспечение достойной жизни и умеренного благосостояния всех граждан мира. По их оценкам, в 70 г. средний доход самых обеспеченных слоев мирового населения был в тринадцать раз выше среднего дохода беднейших слоев; разрыв же между самыми высокими доходами наиболее развитых стран и самыми низкими наиболее отсталых оказался во много раз больше.

Чтобы сблизить средний уровень доходов в мировом масштабе, доклад рекомендовал развитым и развивающимся странам принять разные темпы среднегодового роста доходов на душу населения, а именно: чтобы при росте доходов в развивающихся странах на 5 процентов в год, развитые страны оставались на прежнем уровне. Для этого необходимы кардинальная перестройка властных структур во всем мире и во всех областях (технической, экономической, политической, военной), новая практика международных отношений, институциональной деятельности, рыночной системы и многое другое.

Следующий этап в деятельности Римского клуба отмечен переходом от количественного анализа глобальных проблем к качественному анализу человеческого бытия, системы целей и ценностей. На первый план вышла концепция «нового гуманизма», идея о первостепенном значении личных человеческих качеств, которые обеспечат «человеческую революцию», «революцию сознания» и преображение общества.

Все эти понятия появились в опубликованном в 1977 г. докладе под названием «Цели для человечества». Основой для него стала концепция глобальной солидарности, путь к которой откроют «революция мировой солидарности», перестройка сознания, формирование нового «глобального этноса», когда нормы поведения человека и нормы государственной политики будет определять «новый стандарт гуманизма».

Чтобы начать «революцию мировой солидарности», необходимо было, по мнению авторов, сформулировать цели мирового развития и познакомить с ними широкую общественность. Рабочая группа под руководством профессора философии, системных наук и политологии Эрвина Ласло проанализировала на национальном и транснациональном уровнях «атлас целей» различных регионов, стран, церквей, многонациональных корпораций, ООН, других международных организаций, опросив максимально возможное число представителей самых разных сфер и направлений человеческой деятельности, и выдвинула четыре глобальные цели:

  • Это глобальная безопасность – прекращение гонки вооружений, исключение войн и конфликтов, отказ от насилия.
  • Решение продовольственной проблемы в глобальном масштабе – ликвидация голода, создание мировой системы, позволяющей удовлетворить потребности в продовольствии всех людей на Земле.
  • Глобальный контроль над использованием энергетических и сырьевых ресурсов – разработка рационального и экологически безопасного энергопользования, контроль над технологией, экономически эффективное природопользование.
  • Глобальное развитие, ориентированное на качественный рост, а именно – повышение качества жизни, социальная справедливость в распределении материальных и духовных благ.

Авторы доклада попытались предложить и несколько практических сценариев «революции мировой солидарности». В одном из них главная роль отводится религиозным общинам и интеллектуальным группировкам, которые, осознав кризисную ситуацию, оказывают воздействие на национальную политику и народные массы. В проповедях и научных дискуссиях, провозглашая новые цели и ценности, эти группы влияют на мировосприятие людей и сплачивают их, в то же время вынуждают действовать правительства и финансово-промышленные круги.

В другом сценарии предполагается, что политические лидеры, правительственные круги организуют обсуждение насущных проблем, привлекая к ним внимание ученых и религиозных деятелей, которые с помощью средств массовой информации воздействуют на общественность, побуждая людей изменить способы потребления, что, в свою очередь, влияет на бизнес.

Или – в иной последовательности: правительство обращается к бизнесменам с призывом проводить необходимые реформы, бизнесмены вступают в контакт с религиозными деятелями и влиятельными представителями науки и культуры, обладающими авторитетом в глазах общественности. Ученые, религиозные деятели, представители деловых кругов одной страны могут повлиять на своих коллег в других странах, после чего можно будет «всем миром» рассмотреть критические проблемы и выработать общие пути решения.

В то же время шла работа над серией докладов, посвященных отдельным проблемам. Наиболее известный из них – это опубликованный в 1980 г. доклад «Маршруты, ведущие в будущее», автором которого стал директор Международного института управления Б. Гаврилишин (США). Он вновь вынес на обсуждение модель будущего мирового порядка, основанного на сосуществовании различных культур, религий, образов жизни, на коллегиальном руководстве, представительной демократии на высоком уровне и прямой демократии на более низких уровнях.

В своих рассуждениях Гаврилишин опирался на три, на его взгляд, основных качества человека:

  • способность накапливать знания и опыт, обмениваться информацией, связанной с формированием будущего, а также творческие возможности и интуицию, позволяющие делать неожиданные открытия, глубоко познавать окружающее;
  • способность организовывать личную и общественную жизнь во всех ее разнообразных аспектах;
  • способность руководствоваться ценностными представлениями, для осуществления которых необходимы определенные условия.

Проявление этих качеств, по мнению Гаврилишина, тесно связано с эффективностью общества, поскольку доминирующая в государстве система ценностей определяет систему норм поведения, закрепленную в идеологии, юридических и моральных кодексах. Организационные способности человека, подчиняющиеся ценностям и нормам поведения, выражаются в политическом руководстве обществом и позволяют создать другой ключевой элемент общественного строя – экономическую систему. Наконец, способности человека к обучению и изобретательству порождают еще один ключевой элемент – технологию.

С течением времени ключевые компоненты общественного строя – система ценностей, политическая, экономическая и технологическая системы – изменяются, причем разными темпами: система ценностей очень медленно, тогда как технологии, особенно в последнее время, развиваются с огромной скоростью. Когда одни элементы начинают изменяться, а другие стремятся стоять, возникают кризисные явления, продолжающиеся до тех пор, пока не возникнут новые ценности и нормы поведения.

Легче всего внести изменения в экономическую систему, скажем, перейти от свободной торговли к регулируемому рынку, но попытки изменить систему политическую, как правило, наталкиваются на серьезное сопротивление. В пример Гаврилишин приводит три системы ценностей в трех государствах США, СССР и Японии.

Понятие индивидуальной конкуренции породило определяющую политическое руководство США идею противодействия – парламентарную демократию с разделением законодательных, исполнительных и юридических органов, а также основанную на свободном предпринимательстве экономическую систему. Но неограниченная свобода конкуренции и предпринимательства, по Гаврилишину, более не способна обеспечить эффективность общественного строя.

Советское государство провозгласило принципы равенства и коллективизма. Вкладывая в общий фонд «по способностям», советский человек принял политическую власть, действующую в отсутствии какой-либо официальной оппозиции, и централизованную экономическую систему. На практике ее эффективность оказалась очень низкой, несмотря на обеспеченность страны ресурсами, запасы плодородных земель и потенциал квалифицированной рабочей силы.

И, наконец, Япония, где преобладают ценности и нормы группового сотрудничества, корни которого в единомыслии и согласии внутри семьи, основанной на строгих принципах патернализма. В политической системе представители различных слоев общества, придерживающихся разных взглядов, участвуют в процессе принятия решений, отыскивая единую точку зрения и разделяя ответственность за последствия.

Важное место среди докладов Римскому клубу занимает доклад Эдуарда Пестеля «За пределами роста» (1987). В нем обсуждаются актуальные проблемы «органического роста» и перспективы возможности их решения в глобальном контексте, учитывающем как достижения науки и техники, включая микроэлектронику, биотехнологию, атомную энергетику, так и международную обстановку.

Автор доклада приходит к выводу, что «дух ответственности должен и может пройти сквозь все местные государственные и региональные границы, чтобы люди, на деле обученные решать свои местные проблемы, были духовно и практически подготовлены к решению проблем, затрагивающих наше глобальное всемирное достояние – океаны, внешнее пространство, воздух, которым мы дышим, и главное, чтобы вооружить людей для борьбы с опасностью, угрожающей их духовному и моральному богатству – человеческим ценностям, к которым относится осознание своих обязанностей и своих прав, терпимость и уважение к разным верам и разным расам, и, наконец, но не в последнюю очередь, к нашему социальному и культурному наследию – основе дальнейшего социального и культурного прогресса. Именно здесь лежит главная возможность открыть перед миром дорогу к органическому росту и развитию».

Посвященный памяти Аурелио Печчеи – основателя и первого президента Римского клуба – доклад как бы подводит итоги пятнадцатилетним дебатам о пределах роста и делает вывод о том, что вопрос заключается не в росте как таковом, а в качестве роста.

Независимый американский исследовательский институт Уолдуотч (The Worldwatch Institute) уже более 20 лет является крупнейшим мировым авторитетом в изучении глобальных проблем окружающей среды, экологии и народонаселения. Наибольшую известность институту принесли ежегодные аналитические доклады «Состояние мира», выходящие с 1984 года и переводимые на основные мировые языки.

«Мир нуждается в новой экологически устойчивой экономичной системе», заявляет автор доклада под названием «Состояние мира 1998». В ежегодном докладе вашингтонского института «Уорлд уотч» указывается, что мировая экономика растет слишком быстро и грозит Земле катастрофой. Однако эту катастрофу можно предотвратить, если ввести ряд фундаментальных изменений.

Ужасные катастрофы предрекались на протяжении сотен, а то и тысяч лет. Экономисты давным-давно предсказывали, что человечество не сможет всех обеспечить продовольствием, и жестокая борьба за все более скудные природные ресурсы будет просто неизбежна. Однако удивительные достижения науки и технологии не дали сбыться таким предсказаниям. Тем не менее, как говорит президент института «Уорлд уотч» Лестер Браун, быстро растущая мировая экономика приводит к предельному напряжению глобальной экосистемы: «По сравнению с 1950 годом расходы лесоматериалов в мире увеличились более чем в два раза, бумаги—в шесть раз, воды—в три, зерна—почти в три раза, а использование каменного угля, как топлива, увеличилось в четыре раза. Также в четыре раза увеличилось производство стали. Уже можно видеть признаки напряженности в соотношении между экономикой и экосистемой».

В докладе института «Уорлд уотч» говорится, что за последние 50 лет мир потерял почти половину своего лесного массива. Чрезмерное рыболовство привело к тому, что популяция рыб находится на грани катастрофы. Эрозия почвы стала серьезной проблемой во многих странах мира. В США, Европе, Китае, Индии, на Ближнем Востоке и в Африке сокращаются запасы воды. Нехватка воды означает и нехватку продуктов питания. 70 % мировых водных ресурсов используются на выращивание урожая. В докладе отмечается, что в связи с тем, что мировые запасы зерна находятся на низком уровне, каждый неурожай может привести к увеличению цен на зерно. В документе также содержится предупреждение, что использование мировых ресурсов резко увеличится в течение последующих 50 лет. Ожидается, что население нашей планеты увеличится на 60 процентов. Это означает, что к почти 6 миллиардам людей, населяющих земной шар, прибавится еще 3,5 миллиарда человек.

А с улучшением жизненных условий люди расходуют больше природных ресурсов. Вместе эти две тенденции приведут к беспрецедентному напряжению экосистемы.

Исследователи института «Уорлд уотч» видят решение в создании экономики нового типа. Это включает вторичное использование сырья и обновляемых источников энергии, а также стабильный уровень населения. Такой тип экономики, подчеркивают они, уже начинает создаваться. В США 55 процентов стали производится из отработанного металла. По всему миру применение ветроэнергетики растет на 25% в год. В настоящее время аэродинамические турбины производят достаточное количество энергии, чтобы обеспечить электричеством 2,5 миллиона домов. Министерство энергетики США сообщает, что три американских штата располагают достаточным объемом энергии ветра, чтобы обеспечить энергетические нужды всей страны.

Президент института «Уорлд уотч» Лестер Браун подчеркивает, что переход к экономике, учитывающей проблемы экосистемы, является самым огромным вкладом в дело защиты окружающей среды. По его словам, некоторые компании уже начали понимать преимущества такого типа экономики: «Одной из компаний, чья деятельность произвела на нас самое большое впечатление, стала «Монсанта», один из крупных производителей химикалиев. В ней руководство задавало себе вопрос, который мы поднимали ранее: «Что представляет собой глобальная экономика, учитывающая проблемы окружающей среды?» Когда ответ был получен, они задали другой вопрос: «Что может сделать «Монсанта», чтобы помочь осуществить переход к экономике нового типа?» К примеру, их исследовательская группа определила нехватку воды, как одну из самых серьезных проблем мира в предстоящие десятилетия. И теперь они работают над созданием новых видов сельскохозяйственных культур, более устойчивых к сухой почве, а это огромный шаг вперед». Доклад института «Уорлд уотч» призывает страны мира приступить к созданию экономики, учитывающей нужды окружающей среды нашей планеты прежде, чем существующая экосистема исчерпает свои возможности[v].

8.3.4. Новые ценности[vi]

Хотя традиционно мы всегда говорили о правах человека, причем мир действительно проделал огромный путь в их международном признании и защите с тех пор, как в 1948 году была принята Всеобщая Декларация Прав Человека, сейчас самое время начать столь же необходимую кампанию за признание долга и обязанностей человека.

Разумеется, эта идея нова только в некоторых регионах мира; многие общества традиционно понимали человеческие отношения скорее в категориях обязанностей, нежели прав. В общем и целом, это справедливо относительно значительной части восточного стиля мышления. В то время как на Западе, по крайней мере, начиная с эпохи Просвещения, традиционно подчеркивались понятия свободы и индивидуальности, на Востоке преобладали концепции ответственности и коллективизма. Тот факт, что вместо Всеобщей Декларации Ответственности Человека была начертана Всеобщая Декларация Прав Человека, несомненно отражает философскую и культурную основу составителей этого документа, которые, как мы знаем, представляли западные державы и были победителями во Второй мировой войне.

Концепция обязанностей человека способствует созданию равновесия между понятиями свободы и ответственности: в то время как права относятся в большей мере к свободе, обязанности связаны с ответственностью. Несмотря на это различие, свобода и ответственность взаимозависимы. Будучи моральным качеством, ответственность служит естественным добровольным ограничителем свободы. Ни в одном обществе свобода не может быть безграничной. Таким образом, чем больше у нас свободы, тем большую ответственность мы на себя принимаем, как по отношению к другим, так и в отношении самих себя. Чем разнообразнее наши таланты, тем выше наша ответственность за как можно более полное их развитие. Мы должны продвигаться от свободы безразличия к свободе причастности.

Противоположное столь же верно: по мере развития нашего чувства ответственности мы повышаем свою внутреннюю свободу, укрепляя свою моральную природу. Когда свобода предоставляет нам разнообразные возможности для выбора между правильным и ошибочным, ответственная моральная природа гарантирует выбор первого.

Осознавая эту потребность, Совет Взаимодействия (международная общественная организация – М. К.) начал поиски универсальных этических норм с организации встречи духовных и политических лидеров в мае 1987 года на заседании организации «Католическая Цивилизация» в Риме. Инициативу принял на себя Такео Фукуда, бывший премьер-министр Японии, который в 1983 году основал Совет Взаимодействия. В 1996 году Совет попросил высокопрофессиональную экспертную группу сделать доклад о глобальных этических нормах. На пленарной встрече в Ванкувере в мае 1996 года Совет одобрил доклад этой группы, состоявшей из религиозных лидеров разных мировых религий и специалистов со всего мира.

Выводы этого доклада «В поисках глобальных этических норм» показали, что мировые религии имеют много общего, и Совет принял в качестве рекомендации, чтобы Объединенные Нации провели конференцию для рассмотрения Декларации Ответственности Человека как дополнения к предшествующей фундаментальной работе по правам человека. Инициатива по созданию Всеобщей Декларации Ответственности Человека – не только способ уравновесить свободу и ответственность, но и средство примирения идеологий и политических взглядов, в прошлом считавшихся антагонистическими. Следовательно, фундаментальной посылкой должно стать утверждение, что люди заслуживают максимально полной свободы, однако должны в полной мере развивать свое чувство ответственности, чтобы правильно пользоваться свободой.

Это не новая идея. Тысячи лет пророки, святые и мудрецы убеждали человечество отнестись к ответственности серьезно. Например, в нашем столетии Махатма Ганди учил о семи социальных грехах:

  • Политика, лишенная принципов
  • Коммерция, лишенная морали
  • Богатство, лишенное труда
  • Образование, лишенное качества
  • Наука, лишенная человечности
  • Удовольствие, лишенное совести
  • Поклонение, лишенное жертвенности

Тем не менее, глобализация усилила безотлагательность усвоения учения Ганди и других этических лидеров. Насилие на телеэкранах транслируется спутниками на весь мир. Спекуляция на отдаленных финансовых рынках способна разорить местные слои населения. Влияние финансовых воротил приближается к могуществу правительств, однако в отличие от выборных политиков, они не никому не подотчетны в своем личном могуществе, не считая собственного чувства ответственности. Мир никогда ранее так не нуждался в декларации ответственности человека.

Поскольку права и обязанности неразрывно связаны, идея прав человека имеет смысл только тогда, когда мы признаем обязанность всех людей уважать их. Независимо от ценностей конкретного общества, человеческие отношения во всём мире основаны как на правах, так и на долге. Нет нужды в сложной этической системе, чтобы руководить действиями человека. Есть одно древнее правило, которое, если ему правильно следовать, обеспечит справедливые человеческие отношения. Это так называемое «золотое правило». В своей негативной форме оно требует, чтобы мы не делали другим то, чего не желаем себе. Его позитивная форма предусматривает более активную и ответственную функцию: поступай по отношению к другим так, как ты хочешь, чтобы они поступали по отношению к тебе.

С позиций этого правила Всеобщая Декларация Ответственности Человека предлагает идеальную отправную точку для исследования основных обязанностей, являющихся непременным дополнением этих прав:

  • Если у нас есть право на жизнь, то мы обязаны ценить жизнь другого существа.
  • Если у нас есть право на свободу, то мы обязаны уважать свободу других существ.
  • Если у нас есть право на безопасность, то мы обязаны создавать условия для того, чтобы каждое существо пребывало в безопасности.
  • Если у нас есть право участвовать в политических процессах в своей стране, то мы обязаны участвовать так, чтобы обеспечить избрание лучших руководителей.
  • Если у нас есть право работать в справедливых и благоприятных условиях, чтобы обеспечить себе и своей семье достойный уровень жизни, то мы обязаны трудиться с полной отдачей.
  • Если у нас есть право на свободу мысли, совести и вероисповедания, то мы обязаны уважать убеждения и религиозные принципы других людей.
  • Если у нас есть право на образование, то мы обязаны учиться, насколько нам позволяют наши способности, и по мере возможности делиться с другими своим знанием и опытом.
  • Если у нас есть право пользоваться дарами Земли, то мы обязаны уважать Землю и ее природные ресурсы, заботиться о ней и восстанавливать их.
  • Как человеческие существа, мы обладаем неограниченным потенциалом самореализации. Следовательно, мы обязаны развивать в полной мере свои физические, эмоциональные, интеллектуальные и духовные способности.
  • Нельзя недооценивать значение ответственности при осуществлении самореализации.

8.4. Концепция устойчивого развития

Экологическая и экономическая компоненты деятельности. ô Общие положения концепции устойчивого развития. ô Ключевые понятия концепции устойчивого развития. Понятия потребностей и ограничений. Понятие основного минимума. ô Условия необходимые для достижения устойчивого развития.

Попытки определить понятие «устойчивое развитие» предпринимались неоднократно, и большинство из них так или иначе исходят из того, что это понятие должно включать три обязательных элемента:

  1. Сохранение экологической целостности.
  2. Обеспечение экономической эффективности.
  3. Гарантия равенства как в отношении интересов нынешнего и будущего поколений, так и соображений культурного и экономического порядка.

Понятие «устойчивость» теснейшим образом связано с представлениями о справедливости, правах и обязанностях, и поэтому попытки дать её определение вне системы таких представлений непродуктивны. Устойчивое будущее во многом определяется способностью охватить возможно более широкий спектр подходов и мнений в вопросе о наилучших путях обеспечения устойчивого развития. Существенным фактором успешной эволюции является разнообразие, и именно этому служит устойчивость, обеспечивая и облегчая развитие социально-экономической деятельности в различных направлениях.

8.4.1. Экологическая и экономическая компоненты деятельности

Задача создания нового экономического порядка, при котором принимаемые в экономической сфере решения будут учитывать как экологические, так и экономические проблемы поистине грандиозна. Известно, что для достижения уровня жизни большинства населения Северной Америки и Западной Европы нынешнему человечеству потребуется увеличить в 5 раз потребление природных ресурсов, а если говорить о 2050 г., то такое потребление должно увеличиться в 10 раз. Обеспечить это без возрастания уровня загрязнения среды можно только при условии резкого – на 90% – сокращения объёма сброса загрязняющих веществ. В такой же пропорции должна возрасти и эффективность технологий, связанных с использованием ресурсов.

Мировое сообщество представляет собой широчайший спектр политических, культурных, морально-этических подходов и позиций, и консенсус, достигнутый на основе сопоставления и согласования противоположных теоретических, религиозных, философских и моральных доктрин, более обоснован и практичен, чем сформированный на основе некой, единственно верной парадигмы. Практически это означает поиск норм, правил, положений и требований, определяющих, что следует и чего не следует делать для того, чтобы политика инвестирования и использования ресурсов удерживалась в рамках, обеспечивающих социальную, экономическую и экологическую устойчивость.

Любое использование ресурсов должно быть эффективным в техническом и экономическом отношении. Следовательно, приоритет должен отдаваться таким общественным ценностям, создание которых сопряжено либо с меньшими расходами, либо с меньшим потреблением ресурсов. Все ресурсы, даже те которые нельзя оценить в денежном выражении (почва, фауна, флора) одинаково важны, потому что в своей совокупности они обеспечивают целостность и чистоту окружающей среды.

Роль правительств и их органов должна заключаться не столько в том, чтобы принимать на себя соответствующие обязательства в экологической сфере, сколько в том, чтобы создавать определённые условия – в правовом, организационном и макроэкономическом плане для того, чтобы рынок занялся эффективной организацией производства и распределением товаров и услуг в пределах ресурсосберегающих нормативов.

Справедливость по отношению к будущим поколениям требует, чтобы нынешнее поколение не допустило деградации так называемых условно возобновимых ресурсов. В практическом плане это означает, что действия, сопряжённые с ограничением возможностей будущего выбора, допустимы лишь в тех случаях, когда истощение ресурсов компенсируется вложением средств. Естественно, предпочтение следует отдавать решениям, не предполагающим ненужного риска.

Если – как предполагает принцип равенства интересов настоящего и будущего поколений – цель заключается в том, чтобы и те, кто придёт после нас, имели равные с нами возможности взаимодействовать со средой аналогичного качества и разнообразия, то необходимо добиться, чтобы имеющиеся запасы ресурсов поддерживались на определённом уровне в расчёте на душу населения. Добиться этого можно, если перейти к простому воспроизводству населения. Один из наиболее действенных путей сокращения прироста населения состоит в том, чтобы сделать начальное, а ещё лучше и среднее образование обязательным. Образование – это своего рода долгосрочное капиталовложение, которое весьма существенно увеличивает «цену» деторождения[vii].

8.4.2. Общие положения концепции устойчивого

развития

В 1992 г. В Рио-де-Жанейро состоялась международная конференция, на которой была продолжена разработка основ концепции устойчивого развития. Эта концепция была принята на предыдущей конференции и изложена в докладе «Наше общее будущее». Обобщенные идеи конференции даны в документе «Повестка дня на 21 век и другие документы конференции в Рио-де-Жанейро в популярном изложении» – составитель М. Китинг. Он содержит такого рода общие положения:

  • Борьба с бедностью является общей обязанностью всех стран.
  • Стратегии развития должны предусмотреть решение комплекса проблем роста населения, здоровья экологических систем, технологий и доступа к ресурсам.
  • Демографические программы должны быть частью более широкой политики.
  • Страны должны иметь представление о своих национальных возможностях по жизнеобеспечению населения.
  • Здоровье людей  зависит от здоровья окружающей среды.
  • К 2000 году половина населения мира будет жить в городах.
  • Рост потребности человечества в земельных и природных ресурсах ведет к конкуренции и конфликтам.
  • Правительствам следует разработать программы национальных действий для устойчивого развития лесного хозяйства.
  • Необходимы национальные программы по борьбе с опустыниванием.
  • Судьба горных экосистем влияет на жизнь половины населения земного шара.
  • Неизвестно насколько способен будет мир в долгосрочной перспективе удовлетворять растущий спрос на продукты питания и другие продукты сельского хозяйства.
  • Около 70% загрязнения морской среды связано с наземными источниками.
  • Лучше понемногу для всех, чем помногу для некоторых.
  • Отсутствуют крайне важные данные об опасности для здоровья человека и окружающей среды большого числа производимых в значительных объёмах химических веществ.
  • Увеличение объёмов бытовых отходов и сточных вод в городах создаёт угрозу здоровью человека и окружающей среде. К 2025 г. их объём может возрасти в 4-5 раз.
  • Глобальная окружающая среда изменяется в настоящее время намного быстрее, чем когда-либо в предыдущие столетия. В следующем столетии могут произойти значительные экологические изменения и неожиданные события.

8.4.3. Условия устойчивого развития и ключевые

понятия концепции

В самом общем смысле устойчивое развитие – это развитие, которое удовлетворяет потребности настоящего времени, но не ставит под угрозу способность будущих поколений удовлетворять собственные потребности. Исходя из этого определения, можно вывести два ключевых понятия:

  • Понятие потребностей. Приоритет потребностей, необходимых для существования беднейших слоёв населения.
  • Понятие ограничений, обусловленных состоянием технологии и организацией общества, накладываемых на способность окружающей среды удовлетворять нынешние и будущие потребности.

Для достижения устойчивого развития требуются:

  1. Политическая система, обеспечивающая участие широких масс населения в принятии решений.
  2. Экономическая система, обеспечивающая расширенное воспроизводство и технический прогресс на собственной базе.
  3. Социальная система, снимающая напряжение, возникающее при негармоничном экономическом развитии.
  4. Система производства, сохраняющая эколого-ресурсную базу.
  5. Технологическая система, обеспечивающая постоянный поиск новых решений.
  6. Международная система, способствующая устойчивости торговых и финансовых связей.
  7. Административная система достаточно гибкая и способная к самокорректировке.
  8. Концепция устойчивого развития, основывающаяся на понятии основного минимума, определяемого как суммирующий результат следующих положений:
  9. Соотношение норм потребления и долгосрочная устойчивость развития.
  10. Характер потребностей, определяемый пропагандой, воспитанием и традициями.
  11. Соотношение демографических изменений и эволюции производственного потенциала.
  12. Устойчивое развитие не может ставить под угрозу природные системы, от которых зависит жизнь на Земле: атмосферу, водные ресурсы, почву и живые существа. Кроме того существуют абсолютные конечные пределы роста и нагрузок на экосистемы.

8.5. Искусственный интеллект (ИИ)

Понятие «искусственный интеллект». ô Основные направления развития искусственного интеллекта. ô Знания и их представление. Экспертные системы. ô Проблема понимания естественного языка. Языковая неоднозначность. Искусственные языки. ô Философские, этические и социальные аспекты искусственного интеллекта.

Многие виды умственной деятельности человека, такие, как, например, написание программ для вычислительных машин, занятие математикой, ведение рассуждений на уровне здравого смысла и даже вождение автомобиля – требуют «интеллекта». На протяжении последних десятилетий было построено несколько компьютерных систем, способных выполнять подобные задачи.

Имеются системы, способные диагностировать заболевания, планировать синтез сложных синтетических соединений, решать дифференциальные уравнения в символьном виде, анализировать электронные схемы, понимать ограниченный объем человеческой речи и естественного языкового текста. Можно сказать, что такие системы в определённой степени обладают искусственным интеллектом. Работа по построению таких систем проводится в области, получившей название искусственный интеллект (ИИ).

8.5.1. Основные направления развития ИИ

При реализации интеллектуальных функций непременно присутствует информация, называемая знаниями. Другими словами, интеллектуальные системы являются в то же время системами обработки знаний. В настоящее время в исследованиях по искусственному интеллекту выделились шесть основных направлений:

  • Представление знаний. В рамках этого направления решаются задачи, связанные с формализацией и представлением знаний в памяти системы ИИ. Для этого разрабатываются специальные модели представления знаний и языки описания знаний, внедряются различные типы знаний. Проблема представления знаний является одной из основных проблем для системы ИИ, так как функционирование такой системы опирается на знания о проблемной области, которые хранятся в ее памяти.
  • Манипулирование знаниями. Чтобы знаниями можно было пользоваться при решении задачи, следует научить систему ИИ оперировать ими. В рамках данного направления разрабатываются способы пополнения знаний на основе их неполных описаний, создаются методы достоверного и правдоподобного вывода на основе имеющихся знаний, предлагаются модели рассуждений, опирающихся на знания и имитирующих особенности человеческих рассуждений. Манипулирование знаниями очень тесно связано с представлением знаний, и разделить эти два направления можно лишь условно.
  • Общение. В круг задач этого направления входят: проблема понимания и синтеза связных текстов на естественном языке, понимание и синтез речи, теория моделей коммуникаций между человеком и системой ИИ. На основе исследований в этом направлении формируются методы построения лингвистических процессов, вопросно-ответных систем, диалоговых систем и других систем ИИ, целью которых является обеспечение комфортных условий для общения человека с системой ИИ.
  • Восприятие. Это направление включает разработку методов представления информации о зрительных образах в базе знаний, создание методов перехода от зрительных сцен к их текстовому описанию и методов обратного перехода, создание средств для порождения зрительных сцен на основе внутренних представлений в системах ИС.
  • Обучение. Для развития способности систем ИИ к решению задач, с которыми они раньше не встречались, разрабатываются методы формирования условий задач по описанию проблемной ситуации или по наблюдению за ней, методы перехода от известного решения частных задач (примеров) к решению общей задачи, создание приемов декомпозиции исходной задачи на более мелкие и уже известные для систем ИИ. В этом направлении ИИ сделано еще весьма мало.
  • Поведение. Поскольку системы ИИ должны действовать в некоторой окружающей среде, то необходимо разрабатывать некоторые поведенческие процедуры, которые позволили бы им адекватно взаимодействовать с окружающей средой, другими системами ИИ и людьми. Это направление в ИИ разработано очень слабо.

8.5.2. Знания и их представление

Системы, основанные на знаниях – это системы программного обеспечения, основными структурными элементами которых являются база знаний и механизм логических выводов. В первую очередь к ним относятся экспертные системы, способные диагностировать заболевания, оценивать потенциальные месторождения полезных ископаемых, осуществлять обработку естественного языка, распознавание речи и изображений и т. д.

Экспертные системы являются первым шагом в практической реализации исследований в области ИИ. В настоящее время они уже используются в промышленности. Экспертная система – это вычислительная система, в которую включены знания специалистов о некоторой конкретной проблемной области и которая в пределах этой области способна принимать экспертные решения.

Структурные элементы, составляющие систему, выполняют следующие функции:

  1. База знаний – реализует функции представления знаний в конкретной предметной области и управление ими.
  2. Механизм логических выводов – выполняет логические выводы на основании знаний, имеющихся в базе знаний.
  3. Пользовательский интерфейс – необходим для правильной передачи ответов пользователю, иначе пользоваться системой крайне неудобно.
  4. Модуль приобретения знаний – необходим для получения знаний от эксперта, поддержки базы знаний и дополнения ее при необходимости.
  5. Модуль ответов и объяснений – формирует заключение экспертной системы и представляет различные комментарии, прилагаемые к заключению, а также объясняет мотивы заключения.

Перечисленные структурные элементы являются наиболее характерными, хотя в реальных экспертных системах их функции могут быть соответствующим образом усилены или расширены.

Знания в базе знаний представлены в конкретной форме, и организация базы знаний позволяет их легко определять, модифицировать и пополнять. Решение задач с помощью логического вывода на основе знаний хранящихся в базе знаний, реализуется автономным механизмом логического вывода. Хотя оба эти компонента системы с точки зрения ее структуры являются независимыми, они находятся в тесной связи между собой и определение модели представления знаний накладывает ограничения на выбор соответствующего механизма логических выводов. Таким образом, при проектировании экспертных систем необходимо анализировать оба указанных компонента.

Чтобы манипулировать знаниями из реального мира с помощью компьютера, необходимо осуществлять их моделирование. К основным моделям представления знаний относятся: логические модели; продукционные модели; сетевые модели; фреймовые модели.

8.5.3. Проблема понимания естественного языка

Обеспечение взаимодействия с ЭВМ на естественном языке (ЕЯ) является важнейшей задачей исследований по искусственному интеллекту (ИИ). Базы данных, пакеты прикладных программ и экспертные системы, основанные на ИИ, требуют оснащения их гибким интерфейсом для многочисленных пользователей, не желающих общаться с компьютером на искусственном языке. В то время как многие фундаментальные проблемы в области обработки ЕЯ (Language Processing, NLP) еще не решены, прикладные системы могут оснащаться интерфейсом, понимающем ЕЯ при определенных ограничениях.

Существуют два вида и, следовательно, две концепции обработки естественного языка:

  1. для отдельных предложений;
  2. для ведения интерактивного диалога.

Обработка естественного языка – это формулирование и исследование компьютерно-эффективных механизмов для обеспечения коммуникации с ЭВМ на ЕЯ. Объектами исследований являются:

  1. Собственно естественные языки.
  2. Использование ЕЯ как в коммуникации между людьми, так и в коммуникации человека с ЭВМ.

Задача исследований – создание компьютерно-эффективных моделей коммуникации на ЕЯ. Именно такая постановка задачи отличает NLP от задач традиционной лингвистики и других дисциплин, изучающих ЕЯ, и позволяет отнести ее к области ИИ. Проблемой NLP занимаются две дисциплины: лингвистика и когнитивная психология.

Традиционно лингвисты занимались созданием формальных, общих, структурных моделей ЕЯ, и поэтому отдавали предпочтение тем из них, которые позволяли извлекать как можно больше языковых закономерностей и делать обобщения. Практически никакого внимания не уделялось вопросу о пригодности моделей с точки зрения компьютерной эффективности их применения. Таким образом, оказалось, что лингвистические модели, характеризуя собственно язык, не рассматривали механизмы его порождения и распознавания. Хорошим примером тому служит порождающая грамматика Хомского, которая оказалась абсолютно непригодной на практике в качестве основы для компьютерного распознавания ЕЯ.

Задачей же когнитивной психологии является моделирование не структуры языка, а его использования. Специалисты в этой области также не придавали большого значения вопросу о компьютерной эффективности.

Различаются общая и прикладная NLP. Задачей общей NLP является разработка моделей использования языка человеком, являющихся при этом компьютерно-эффективными. Основой для этого является общее понимание текстов, как это подразумевается в работах Чарняка, Шенка, Карбонелла и др. Несомненно, общая NLP требует огромных знаний о реальном мире, и большая часть работ сосредоточена на представлении таких знаний и их применении при распознавании поступающего сообщения на ЕЯ. На сегодняшний день ИИ еще не достиг того уровня развития, когда для решения подобных задач в большом объеме использовались бы знания о реальном мире, и существующие системы можно называть лишь экспериментальными, поскольку они работают с ограниченным количеством тщательно отобранных шаблонов на ЕЯ.

Прикладная NLP занимается как правило не моделированием, а возможностью коммуникации человека с ЭВМ на ЕЯ. В этом случае не так важно, как введенная фраза будет понята с точки зрения знаний о реальном мире, а важно извлечение информации о том, чем и как ЭВМ может быть полезной пользователю (примером может служить интерфейс экспертных систем). Кроме понимания ЕЯ, в таких системах важно также и распознавание ошибок и их коррекция.

Основной проблемой обработки естественного языка является языковая неоднозначность. Главное затруднение использования в системах и сетях естественных языков связано с пониманием смысла сказанного либо написанного в рамках хотя бы одного предложения. Однако, часто, широта контекста, необходимого для понимания слова, выходит за рамки предложения. Применение для понимания естественного языка грамматического разбора по соответствующим правилам дало определенные результаты. Тем не менее, основанный на этом метод воспринимает понятия только лишь в очень узких областях знаний. Позже к указанному методу добавился способ декомпозиции предложения на фразы. В результате появились разработки, дающие возможность пользователям работать с прикладными процессами на естественных языках. Существуют разные виды неоднозначности:

  1. Синтаксическая (структурная) неоднозначность: во фразе Time flies like an arrow для ЭВМ неясно, идет ли речь о времени, которое летит, или о насекомых, т. е. является ли слово flies глаголом или существительным.
  2. Смысловая неоднозначность: во фразе The man went to the bank to get some money and jumped in слово bank может означать как банк, так и берег.
  3. Падежная неоднозначность: предлог in в предложениях He ran the mile in four minutes/He ran the mile in the Olympics обозначает либо время, либо место, то есть представлены различные отношения.
  4. Референциальная неоднозначность: для системы, не обладающей знаниями о реальном мире, будет затруднительно определить, с каким словом – table или cake – соотносится местоимение it во фразе I took the cake from the table and ate it.

Литерация (Literalness): в диалоге Can you open the door? – I feel cold ни просьба, ни ответ выражены нестандартным способом. В других обстоятельствах на вопрос может быть получен прямой ответ yes/no, но в данном случае в вопросе имплицитно выражена просьба открыть дверь.

Центральная проблема как для общей, так и для прикладной NLP – разрешение такого рода неоднозначностей – решается с помощью перевода внешнего представления на ЕЯ в некую внутреннюю структуру. Для общей NLP такое превращение требует набора знаний о реальном мире. Так, для анализа фразы Jack took the bread from the supermarket shelf, paid for it, and left и для корректного ответа на такие вопросы, как What did Jack pay for?, What did Jack leave? и Did Jack have the bread with him when he left? необходимы знания о супермаркетах, процессах покупки и продажи и некоторые другие.

Прикладные системы NLP имеют преимущество перед общими системами, так как работают в узких предметных областях. К примеру, системе, используемой продавцами в магазинах по продаже компьютеров, не нужно «раздумывать» над неоднозначностью слова terminals в вопросе How many terminals are there in the order?

Тем не менее, создание систем, имеющих возможность общения на ЕЯ в широких областях, возможно, хотя пока результаты неудовлетворительны.

Искусственным языком является набор символов, кодов и правил их комбинирования. Искусственные языки предназначены для обмена информацией между пользователями или прикладными процессами. Единицей языка является слово. Оно служит для наименования (обозначения) понятий, предметов, действий, состояний, признаков, связей и т.д. Слово представляется последовательностью символов или бит, рассматриваемой как единое целое.

Искусственные языки подразделяются на универсальные и специализированные. К первым относятся те, которые рассчитаны на широкий круг задач. Специализированные языки предназначены для узкой области применения. Среди универсальных языков следует особо выделить проблемно-ориентированные языки. Это – языки программирования, структура и символика которых однозначно определяют смысл требуемого. Рассматриваемые языки представляют особые удобства для наглядного описания процедурных шагов процесса обработки данных и передачи данных при решении широкого класса задач. Ряд международных организаций занимается стандартизацией языков высокого уровня. Важную роль в этом процессе играет организация, именуемая конференцией по языкам информационных систем. Для эффективного использования высокоуровневых языков создаются специальные интегральные схемы (ИС).

add

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.